double arrow
Глава 1. Преамбула

16 октября 2001 года американская компания Энрон, крупнейший в мире торговец энергоносителями (20 % всего американского энергетического рынка) выпустила пресс‑релиз по результам третьего квартала: «Доход составил $0.43 в расчете на акцию в сравнении с $0.34 год тому назад. Общая чистая прибыль выросла до $393 миллиона долларов в сравнении с $292 миллионами год назад» Впечатляющий результат. Президент Энрона Кеннет Лей (Kenneth L. Lay) так его и оценил: «Увеличение дохода на 26 % – это впечатляющий результат нашего основополагающего бизнеса в сфере оптовой и розничной торговли энергоресурсами и природным газом. Блестящий прогноз для этих отраслей промышленности, а также лидирующее рыночное положение Энрона, позволяют нам с уверенностью говорить об увеличении дохода и в будущем».

Надо сказать – замечательное начало для пресс‑релиза. Обычно в этот момент биржа реагирует молниеносным триумфальным взлетом котировок акций компании, как бы свидетельствуя почтение рядовых инвесторов и профессиональных трейдеров одному из бесспорных флагманов и столпов американской экономики.

Однако продолжим чтение бравого пресс‑релиза. А далее в нем сказано: «Компания провела списание единоразовых расходов в размере $1.01 миллиарда (!!!– С.Г.) долларов после выплаты налогов, что соответствует убытку в $1.11 в расчете на акцию. Итоговый убыток за квартал составил $618 миллионов или $0.84 в расчете на акцию».

Вот тебе бабушка и ссудный день! Получается, что Энрон показал превосходные результаты по столбовым направлениям своего бизнеса (то что называется core), заработав почти 400 миллионов долларов, однако при этом понес убытки в размере 1 миллиарда где‑то на периферии. Ошарашенные инвесторы и вкладчики компании тут же схватились за голову: «Что же это за такая побочная деятельность, способная в два с половиной раза превысить главное профильное направление?».




Пока акции Энрона головокружительно обваливались на бирже 16 октября, вся неподготовленная публика ринулась анализировать многопрофильную структуру компании, желая найти ту брешь, куда утек миллиард долларов. Структура эта такова:

Оптовая торговля (Wholesale Services), реализуемые в Северной и Южной Америках, Европе, а также по всему остальному миру;

Розничная торговля (Retail Services);

Транспортные и распределительные услуги (Transportation and Distribution), включающие газопроводы, энергетическую систему штата Портланд (Portland General), которая объединяет четыре тепловых и восемь гидроэлектростанций, а также мелочи, разбросанные по всему миру, типа Elektro – энергетической станции в Бразилии, Dabhol – аналогичной станции в Индии, TGS – газопровода в Аргентине, Azurix – водозаборный и водоочистительный бизнес, покрывающий Аргентину, Бразилию и Мексику;



Услуги по широкополосным каналам связи (Broadband Services).

На поверку оказалось, что и эти векторы деятельности Энрона неповинны в большей части понесенных убытков. Так, Azurix принес в копилку $287 миллионов потерь, а реструктуризация широкополосного бизнеса добавила еще $180 миллионов. Однако 287 + 180 = 467 миллионов. При полученной квартальной прибыли в 393 миллиона, общий убыток составил бы всего 74 миллиона – сущий пустяк по сравнению с объявленными 618 миллионами. Самое время завхозу Копейкину почесать лысый затылок и задать каверзный вопрос: «А откуда набежали оставшиеся $544 миллиона убытков?»

Вот тут‑то и начинается самое интересное! Как сказано в пресс‑релизе, эти убытки связаны «с некоторыми инвестициями, долей Энрона в The New Power Company, инвестициями в технологии и широкополосные каналы, а также преждевременным завершением в третьем квартале некоторых структурированных финансовых договоренностей с ранее обнародованным юридическим лицом».

Стоит ли говорить, что дальнейшее копание в неожиданно испачкавшемся белье доселе безупречной компании, показали, что все эти «The New Power Company и инвестиции в технологии» – сущая ерунда, а собака порыта именно в отмене договоренностей с «обнародованным юридическим лицом».

Надо сказать, что менеджеры Энрон за 16 лет блестящего существования компании проявили себя виртуозами маркетинга и торговли, однако явно недооценили важность литературного таланта в современном бизнесе. Потому что более чудовищного пресс‑релиза вообразить себе невозможно: получился не квартальный отчет, а пудовый гвоздь в крышку корпоративного гроба. Это тем более удивительно, что Энрон прекрасно понимал, в какой реальности он обитает, – в реальности, где слово почти всегда важнее дела, а текущая котировка акции на бирже значит гораздо больше, чем миллион заработанных долларов на прокачке природного газа или добытых киловатт‑часов. Энрон знал, но все равно выпустил непродуманный пресс‑релиз. Почему?

Узнать имя «обнародованного юридического лица» оказалось столь же простым делом, как и идентифицировать отечественных банных «лиц, похожих на...». На самом деле речь шла не об одном, а о двух юридических лицах – партнерствах с ограниченной ответственностью LJM Cayman и LJM2 Co‑Investment. Непосредственно само прекращение отношений с двумя LJM‑ами обошлось Энрону в 35 миллионов долларов. Однако следстивием этого прекращения явилось сокращение капитала (shareholders' equity) Энрон на 1.2 миллиарда долларов!

Поразительным образом Энрон помянул вскользь об этом просто катастрофическом эпизоде в телефонной конференции для биржевых аналитиков, прошедшей накануне выхода квартального отчета, однако полностью обошел вниманием в пресс‑релизе. Почему?

И меч возмездия был занесен: акции ENE покатились вниз сразу же после обнародования квартального отчета.

После звездного часа Энрон не только растерял весь капитал до последнего цента, но и лишился своего престижного трехбуквенного символа (ENE): биржа NYSE исключила акции компании из торгов и теперь Энрон котируется в ?розовых листках? как ENRNQ

Но это стало только началом. Началом конца не только блистательной корпорации, но и, боюсь, всего цветущего периода американской экономики. Как, впрочем, и политики тоже. Свою мысль я подаю в сослагательном наклонении, поскольку снежный ком Энрон продолжает раскручиваться и сейчас, когда я пишу это исследование. Причем события развиваются по нарастающей и каждый день в скандал попадают все новые и новые действующие лица: политики, бизнесмены, дипломаты, юристы, аналитики, муниципальные власти, аудиторы. Всплывают новые пострадавшие – пенсионные фонды, десятки тысяч людей, потерявших работу по всему миру, миллионы рядовых инвесторов, чьи сбережения улетучились в одночасье. И дальше будет еще хуже.






Сейчас читают про: