double arrow

Высказывания С. Фейнберга


« … рояль – своего рода микрокосм по отношению к обширным горизонтам современной музыкальной вселенной. Он способен на свой лад интерпретировать любое музыкальное явление [6, 334].

«Нельзя требовать от педагога неопровержимой научной точности в его указаниях, да и достижима ли она? Навязчивые педантичные требования учителя могут только отбить у ученика всякое желание самому добиваться решения стоящей перед ним задачи. Лучшие результаты получаются, когда педагог воздействует на воображение ученика удачным образным сравнением и наглядным показом своих художественных целей и намерений» [6, 255].

«Дети по своей природе реалисты. Поэтому они не всегда прилежно выполняют свои уроки по музыке, если не видят ясно перед собой определенную, достижимой цели. Серьезная задача педагога – заставить ребенка поверить, что все рекомендуемые ему приемы разучивания и тренировки действительно приведут к желательному результату» [6, 304].

«Много лишних движений связано с первоначальным обучением. Чтобы дать понятие об освобожденной руке или краиово звучащей фразе, приноравливаясь к еще примитивному чувству жеста на ранних ступенях обучения, педагог невольно преувеличивает внешнюю выразительность технического приема. Результатом такого показа часто является излишняя жестикуляция. Учащийся подражает не столько игре учителя, сколько манере учебного показа» [6, 258].




«Для того чтобы каждый палец находился во время игры в оптимальном положении для нажима на клавишу, вся рука должна помогать пальцу занять соответствующее положение на клавиатуре. Отсюда следует, что локоть не может находиться на одинаковом расстоянии от клавиатуры во время исполнения длинной фразы, пассажа или фигурации, так как в этом случае пальцам пришлось бы делать лишние сгибательные и разгибательные движения, чтобы приноровиться и найти нужное место на клавише» [6, 259].

«Еще один вопрос: быстро или медленно надо упражняться? Я придаю большое значение медленному темну при упражнениях. Но слишком долго задерживаться на медленном проигрывании не следует» [1, 120].

«Те, кто неуклонно следует принципу: «больше тренироваться и меньше исполнять», кто часами выстукивает в медленном темпе или в искаженных «вариантах» какой-либо этюд или пьесу, в процессе занятий могут забыть о художественной цели своих усилий. Они «за деревьями перестают видеть «лес» и, как люди, привыкшие жить в потемках, пугаются яркого света творческого озарения» [6, 304].

«Одно из самых антимузыкальных заблуждений заключается в том, что считается нужным для прочного запоминания сочинения играть его медленно и громко, причем сначала – запомнить, а только потом – исполнять. Напрашивается вопрос: что при этом запоминается – музыка или учебная поготовка?» [6, 305].



«… Упражнение должно отвечать четырем требованиям, перечисленным в следующей «рациональной схеме».

1. Упражнение должно соответствовать поставленной задаче. Оно строится, чтобы преодолевать встретившуюся конкретную трудность.

2. Упражнение должно быть легче и проще, чем преодолеваемая трудность, так как совершенство игры при методе повторений чрезвычайно важно для достижения цели.

3. Целесообразно делать упражнение максимально коротким.

4. Правильно организованное упражнение достигает результатов в короткий срок. Отодвигая проверку результатов на неопределенное время, пианист рискует даром потерять свои усилия» [6, 318-319].

« Предметом предварительной тренировки чаще должны быть трудности внутри отдельных позиций, но не перенос руки из одной позиции в другую. Почти всегда хороший результат зависит от совершенства и свободы выполнения внутрипозиционных технических задач» [6, 274].

«Несомненно, что в первый период обучения учащемуся полезно ознакомиться и усвоить классическую аппикатуру гамм и арпеджий. В дальнейшем целесообразнее пользоваться другими упражнениями» [6, 321].

«… В начале обучения более существенны и полезны по отношению к педали ограниченные указания, чем поощряющие ученика к неточно и небрежно выдержанным звукам» [6, 337].







Сейчас читают про: