double arrow

I Линрвтуронсдение




Белянин В. Психологическое литературоведение



объему тексте можно увидеть «глубинные душевные процессы... <и> скрытые мотивы поведения» (Фрейд, 1990 а, с. 35-36).

Как известно, при анализе специфических особен­ностей художественного творчества и проблематики искусства, 3. Фрейд исходил из выдвинутого им посту­лата эдипового комплекса, в котором, по его мнению, исторически «совпадает начало религии, нравственно­сти, общественности и искусства» (Фрейд, 1923, с. 165). Истоки искусства усматривались им в фантазии, при помощи которой люди облекают свои бессознатель­ные влечения в такую мифическую форму, благодаря которой эти фантазии перестают быть асоциальными и превращаются в средство получения удовольствия.

Тем самым фантазия и мифотворчество наделяют­ся в учении Фрейда функцией сублимирования бес­сознательных влечений человека. Такое понимание ис­токов вдохновения накладывает отпечаток на всю пси­хоаналитическую концепцию художественного творче­ства и на конкретный анализ отдельных произведений искусства. Как в том, так и в другом случае предлагает­ся процедура по расшифровке «языка» бессознатель­ного, который в символической форме приобретает свою самостоятельность в фантазиях, мифах, сказках, снах, произведениях искусства.

Творчество, таким образом, рассматривается Фрей­дом как своеобразный способ примирения оппозици­онных принципов «реальности» и «удовольствия» пу­тем вытеснения из сознания человека социально не­приемлемых импульсов. Оно способствует устранению реальных конфликтов в жизни человека и поддержа­нию психического равновесия, то есть выступает в роли своеобразной терапии, ведущей к устранению болез­ненных симптомов. В психике художника (автора) это достигается, согласно этой концепции, путем его твор­ческого самоочищения и растворения бессознательных влечений в социально приемлемой художественной де­ятельности. По своему смыслу такая терапия напоми­нает «катарсис» Аристотеля. Но если у Аристотеля сред­ством духовного очищения выступает только трагедия,


l/uifta 1. Художественный текст как предмет анализа




к» основатель психоанализа видит в этом специфику всею искусства.

При этом психоанализ сводится, как известно, к нммнлснию преимущественно следующих комплексов сфгрм психического:

1) иремление к матери и связанное с ним агрессив­
ное чувство к отцу у мальчиков (комплекс Эдипа), а
у девочек — влечение к отцу и ревность к матери
(комплекс Электры);

2) шшчение к смерти, с которым борется влечение к са­
мосохранению (инстинкт смерти и инстинкт жизни);

3) принцип удовольствия, входящий в противоречие с
принципом реальности;

4) чунство вины и страх кастрации.

Исходя из представления о том, что даже в неболь­шом фрагменте текста отражаются скрытые мотивы щи юра, Фрейд, анализируя личность Леонардо да Вин-ЦИ, берет за основу отрывок из его дневника:

Кажется, мне было судьбой предсказано так осно-нательно заниматься коршуном, потому что у меня со­хранилось, наверное, очень раннее воспоминание, буд­то когда я лежал в колыбели, прилетел ко мне коршун, > открыл мне хвостом рот и много раз толкнул хвостом в мои губы (Фрейд, 1990 а, с. 14)*.

На основании этой записи З.Фрейд полагает, что Леонардо обладал влечением к матери и, чтобы не впасть 1 и (мену матери, бежит от женщин к мужчинам. Тем еимым рассказ Леонардо «есть <...> более поздняя фан-одии» (там же, с. 15), в которой проявляются пассив­ные i омосексуальные устремления.

Ьурный рост количества последователей этого под-моди из числа искусствоведов, писателей, литературных

* Чдесь и далее в тексте петитом выделяются анализи­руемые примеры, а курсивом — отдельные фразы или слова, В1И1ые ит литературных текстов. Кавычки при включении в 1еки одного слова или словосочетания в большинстве слу­чи*» опускаются.



Белянин В. Психологическое литературоведение



критиков, пришедшийся на 30—50-е гг. XX века, привел к резкому всплеску общественного интереса к пробле­ме психического и его отношения к искусству.

Характерным примером психоаналитического и одновременно структурно-морфологического подхода к литературе является книга Даниеля Ранкор-Лаферь-ера «Из-под шинели Гоголя» (Rancour-Laferriere, 1982), посвященная анализу повести «Шинель» Н.В. Гоголя.

В целом же отметим, что широкая дискуссия вок­руг работ психоаналитического направления выявила в конечном счете неуниверсальность подобной трак­товки сознания и подсознания, а также произвольность толкования смысла художественного текста.

Известный психоаналитик К. Юнг в своей статье «Об отношении аналитической психологии к поэти-ко-художественному творчеству» пишет следующее: «Психоанализ художественного произведения <...> пе­реносится в область общечеловеческую, для <...> ис­кусства крайне несущественную» (Юнг, 1991, с. 270). К. Юнг мотивировал свою позицию тем, что произведе­ние искусства — «не человек, а нечто сверхличное».

Кроме того, по его мнению, «редукционистский метод Фрейда» «имеет объектом болезненную и иска­женную психологическую структуру». А применять «вра­чебный психоанализ» к произведению искусства — это значит исповедовать «биологически ориентированную психологию», что, по Юнгу, и есть редукционизм.

Выдвигая свою интерпретацию художественных текстов, базирующуюся на психиатрической трактовке психики автора, мы не имеем морального права крити­ковать психоанализ. И все же у нас есть одно принци­пиальное соображение в отношении данной теории. Оно заключается в следующем. Формулируя универ­сальные критерии понимания проблем человеческой личности, психоанализ предлагает лишь одну извест­ную основу существования и функционирования че­ловеческой психики. Реальность же свидетельствует о том, что разнообразие типов приспособительной дея­тельности человека к жизни рождает разнообразие ти­пов человеческой психики, и это приводит к богатству


Глава 1. Художественный текст как предмет анализа 21

проявлений психики в литературе и искусстве. Худо-жест ценные тексты не являются проявлением лишь одного начала в человеке, психические основания их многообразны.

11оэтому, не отрицая того, что в парадигме психо­аналитического подхода к литературе сделано много (онких и важных наблюдений, совершенно нельзя со-(Лйситься с тем, что все художественные тексты могут Пучь подвергнуты анализу с одной только позиции с получением результатов анализа, адекватных рассмат-ринаемому объекту.

Таким образом, мы видим, что подход к художе­ственному тексту как к источнику информации о пси­хологии автора используется широко в психологии, в том числе и в психологии личности. Теперь попытаем­ся рассмотреть взгляды на проблему литературного Гйорчсства в интересующем нас аспекте.


Сейчас читают про: