double arrow

ГЛАВА 11. Золотой Lotus Evora рванул с припаркованного места, выбивая шинами об асфальт отвратительный скрежет убойного тандема – резина и «гравий»


Золотой Lotus Evora рванул с припаркованного места, выбивая шинами об асфальт отвратительный скрежет убойного тандема – резина и «гравий».

А Рейчел Кокс ещё та штучка! Горяча и норовиста, под стать своему шикарному компактному железному пони (упс, конём его не поворачивается язык назвать!).

Стою, какое-то время у бордюра совершенно не двигаясь, и тупо провожаю взглядом удаляющуюся в закат королеву золотых девочек колледжа Эшвилля. В голове, как последней строчкой из приевшегося хита сезона по первому (пока что) десятку круга: «Гугл и Векипедия тебе в помощь, детка!»

Всё так просто?! И никаких тебе долгих душещипательных монологов с эмоциональными качелями со сбивающимся на все тональности и лады голосом возбуждённого рассказчика, широко раскрытых глаз, театральных жестов руками, смешков, вздохов, качания головой, передёргивания плечами…

Гугл и Векипедия тебе в помощь, детка!

Глазной нерв задевает движение ещё двух спортивных автомобилей (кажется, Порше и мазда), двинувшихся сопроводительным эскортом вслед за царицей платиновых карт и эксклюзивных безделушек из магазина «Тифани». Память с натяжкой захватывает в свой видоискатель новые кадры, отправляя их автоматом в глубокие скрытые резервы подсознания.

Я тебя не встречу, не увижу больше… И слава богу!

- Какого чёрта, Элл? – пока что работает автопилот, выставленный в режим здравого рассудка. Ещё могу соображать и просчитывать наперёд несколько ходов, включая реакцию Саманты Грин и Дэниэла Мэндэлла. Оно и понятно! До Гугла ещё далеко, до него нужно добраться, а на это уйдёт чуть меньше суток, так что… волнение никуда не делось, но ещё терпимо. Ещё можно продолжать игру, играть в кости с коварной сукой-судьбой пока есть возможность и сколько душа пожелает! Сколько в тебя влезет, потому что это твой день, бэйба!!! Сколько раз не выпадет семёрка – всё твоё! Забирай, греби под себя, пока ТАК сказочно фортит… Вот только ощущение азарта от игры и бесконечных выигрышей ни хрена нету, потому что знаешь, прекрасно знаешь и чувствуешь, что она уже на подходе – двойка, «Глаза Змеи», две единички – и весь твой выигрыш красиво отходит Казино! Приехали, детка! Да, Гугл и Векипедия тебе в помощь!..

Стою на пороге «Black Ball-а» и смотрю в вытаращенные глаза лучшей подруги. Как она ещё с собой Кэт и Шенни не прихватила, или как раз они и успели её попридержать на какое-то время. Спасибо, милые, я успела вернуться почти вовремя!..

Догадалась уже? Сейчас начнёт пытать, приставлять к горлу нож с раскалёнными щипцами.

А мне по фиг! Адреналин делает своё чёрное дело, распыляя по телу притупляющие дозы анестезии. Да и что мне какая-то Сэм с её приевшимся занудством и маниакальной одержимостью всем руководить? Мой взгляд тянется туда, где всё ещё оставалось моё слегка подрезанное сердце и сознание – в сторону бильярдных столов, в противоположный конец зала. Дэниэл удивлённо хмурится и даже разочек оборачивается назад (да, милый, это я, а не мой двойник, и я успела прошмыгнуть у тебя за спиной, когда выскочила из уборной следом за Рейчел Кокс), идёт в нашу сторону неспешным шагом, забыв оставить кий на столе.

- Я не поняла, это ты что, побежала за той стервой?! Что за нах?.. – да, Сэмми, погромче, тебя не слышно в другом конце паба, и ты права, бармен и ди-джей в наушниках останутся вне зоны досягаемости твоего голоса.

- Ты о ком? – надеюсь, моё лицо достаточно отморожено, чтобы не выдать волнения или испуг.

- Мля, о Рейчел Кокс! Она же вышла прямо перед тобой! – Сэм демонстративно показывает голосующим рывком руки куда-то за моё плечо.

- Рейчел Кокс? – проснувшаяся во мне оскороносная Мэрил Стрип выдала неподдельный шок. – Она была здесь? Так это была она?! – и даже показываю пальчиком параллельно направлению руки подруги.

Саманта Грин хмурится, щурится, поджимает губки – короче, весь набор крайней подозрительности в усиленном режиме. И, да, склоняет голову на бок… Значит, не веришь?! Разыгрываешь тут из себя супер спеца Станиславского?

- А ты права! Если брать во внимание твою реакцию, не пора бы мне усомниться в собственном зрении? Или я должна сделать правильный выбор? Так кто же это был… или не был, вот в чём вопрос!

- Дэн, ты уже подготовил стол к игре?! – спускаюсь с одной единственной ступени порога и обхожу Сэм подобно бездушному препятствию на своём пути. Иду, как ни в чём не бывало, в сторону почти дошедшего до нас Дэниэла Мэндэлла.

Извини, дорогая, что так публично тебя продинамила! Если бы знала наперёд, что такое случится, обязательно бы установила скрытую камеру. Выражение твоего обомлевшего личика стоит всех моих лучших снимков за всю мою профессиональную карьеру супер-пупер навороченного фотографа.

- Да уже как с десять минут назад!.. Когда это ты успела очутиться на улице? Не помню, чтобы ты выходила из туалета…

И зачем так напряжённо хмуриться? Я же не на тайную явку выбегала… хотя почти да, на встречу с информатором… только по личной инициативе… и, да, из-за тебя!

Неужели у тебя взыграло шестое чувство нехорошего предчувствия? Ни за что не поверю!

Смотрит в мои глаза практически впритык в подчёркнутом ожидании незамедлительного отчёта по моему непозволительному поведению. Да, как же, папочка, отшлёпай меня за непослушание.

«Если не знаешь, с кем связалась, извини, но это не мои проблемы!» - чтоб тебя, Рейчел Кокс! Особенно за этот приступ сердечного ускорения на максимум, с нитро-вспрыском из адреналина!

Нет, нет! Я смогу! Я не врежусь в дерево при первом же повороте!

- Конечно! – молодец, Элл, давай, улыбочку от Пэрис Хилтон натуральной блондинки (да, мне позволительно, я ведь почти блондинка!), руки в карманы джинсов. – Ты же стоял тогда ко мне спиной и с кем-то говорил.

- И чего же тебя понесло туда? – Сэм тоже не сдаётся, вырисовывается рядом, но протиснуться меж нами всё же не решается. Спасибо и за это… хотя… не знаю…

Мне страшно? Почему сердце не сбавляет обороты? Почему мне кажется, что ты больше, выше и… темнее обычного? Из тебя просачивается та самая тень чёрной дыры и пытается захватить окружающее пространство? Пытается забраться в меня, схватить и спеленать, засосать мой воспалившийся мозг до того, как я там воздвигну абстрактные городища из кошмарных фантазий о Мэндэлле-младшем?

Тогда почему твой взгляд такой противоречивый? Почему я хочу поверить ему – живому, пульсирующему, честному, и столь откровенному в собственных желаниях и чувствах? – «Если не знаешь, с кем связалась… Гугл и Векипедия тебе в помощь, детка!..»

- Мне показалось, я забыла в машине фотоаппарат! – да, сбежать! Резко, хоть и безболезненно! Разорвать наши взгляды, и как ни в чём ни бывало, посмотреть на Сэмми.

- Ты это чо… типа прикалываешься? – Сэм ошалело хохокает.

- Я ошиблась! – невозмутимо пожимаю плечами, стараюсь не сжать в карманах пальцы в кулаки. – Оказывается, я его вообще не брала. Не, вы можете себе такое представить? – на этот раз обхожу Дэна, мол, иду поиграть в бильярд, оборачиваюсь на ходу, чтобы продемонстрировать округлившиеся глазки на ошалевшем личике. – Я забыла фотоаппарат в общежитии!!!

- Да иди ты! А что тогда сейчас лежит в твоей сумке за нашим столиком? – Саманта первой срывается с места по моим пятам. Ага, формальный лидер не сдаёт лидирующих позиций до победного, пока ещё не все ногти переломаны.

- Нет, что, правда? Ты его там видела?

- Элл, ты приехала сюда не с нами, не в машине Шэнон, а на мотоцикле с Дэниэлом! Одно из двух, или ты тут сейчас демонстрируешь Офелию, или вместо вина глотнула по ошибке экстази. В которую из версий нам следует уверовать?

Ну, для меня-то ответ очевиден, а смотреть сейчас в ваши глаза и видеть стоп-барьер из подозрительного недоверия… Ещё бы! Когда это малышка Эллис Льюис могла так бесстыдно врать вам прямо в лицо?!.. Куда ей до таких маститых профи!!!

Ладно, Сэм, её бы я пережила, но, чёрт!.. Понимать и чувствовать, как на тебя сейчас смотрит Дэн, как пытается пробиться сквозь маску незнакомой ему ранее Эллис…

А с какой это стати я должна переживать по этому поводу?! Когда Гугл и Векипедия, оказывается, знают о моём Дэнни куда больше моего? – каково всё это осознавать, в попытке переварить и сопоставить с имеющейся действительностью?!

Всё ещё семёрка? Попытаться бросить ещё раз?

Глаза Змеи, давайте, вашу мать, выпадайте уже, и покончим с этим фарсом раз и навсегда! Зачем тянуть? Зачем притворятся?.. Обернись, спроси прямо в лоб, и, да, прямо при Сэм, чтобы не успел сгруппироваться и выскользнуть из этого клубка цепей своим ловким трюком а-ля Гудини!

А с чего ты взяла, что он возьмёт и сразу же расколется? Ага, упадёт на колени, станет слёзно молить о прощении, заламывать руки, биться головой об пол… Посмотри на него! Он же непреступен, как Эверест! Навались мы на него все вчетвером, раскидает как тех ёжиков!

- Сэм, ты права! – хлопаю глазками и демонстративно прижимаю ладонь ко лбу (и что-то мне кажется, что моё лицо белее цвета топлёного молока). – Наверное, это из-за вина! Меня как раз в туалете слегка прихватило… Может стоит заказать каких-нибудь сытных закусок? А то меня всё ещё подташнивает.

Молодца, Эллис! Как всегда, хорошая мысля приходит опосля! С этого и надо было начинать, сказать, что тебя резко потянуло на свежий воздух.

Ничего, проглотят, куда денутся? Главное, продержаться ещё несколько часов. Мне нужно ещё немного этого грёбаного времени, которое теперь пыталось протаранить мою психику, как тот летящий в замедленной съёмке мини Бентли в товарняк в прицепы из канистр с жидким горючим.

Да, я начинала реально ненавидеть время. Его неадекватные рывки, хаотичные нахлёстывающиеся сплетения, жёсткие цепи и омут из пугающих картин холодящего предвиденья… Не хочу! Нет, не хочу… но трезвый рассудок рвёт и мечет.

Правда освободит вас, сделает сильней и уверенней в завтрашнем дне!

Да, как же! Напишите это на бумажечке, поместите в капсулу из нержавейки, закопайте под старым дубом, и пусть Алисия Людвидж откопает её через десять лет. Хотя, зачем так долго ждать? Это произойдёт намного раньше и быстрее, без всех этих сложностей. Главное, выдержать ещё несколько часов… и не сколько Сэм, её навязчивую дотошность с маниакальной страстью держать всех под своим бдительным контролем, сколько Дэниэла… Его присутствие, его взгляд, его… fuck!.. просачивающуюся в тебя сущность, мощную энергетическую ауру, в которую я вдобавок прошила собственные чувства острой привязанности, свою любовь, что, хрена вам лысого, так быстро сдаст свои позиции!..

Но, кажется, я немного увлеклась и перемахнула сразу на несколько клеток вперёд, если не за всё игровое поле. Пешка вот-вот станет дамкой (нет, я не ошиблась в терминологии, это такая метафора!)? Тогда стоп! Отмотаем назад! Расслабим извилины и вдохнём свободней.

Что там у нас? Разговор с Рейчел Кокс на улице возле её машины?.. Назад! Разговор Рейчэл Кокс с Дэниэлом на моих изумлённых глазах?.. Нет, рано. Ещё назад!.. Мой поход в туалет и первое личное знакомство-встреча с Рейчел Кокс за умывальником?.. Опять не то! Откручиваем… Мой танец с Дэном под прицелом глаз шести барышень с двух разных точек обзора… Снова мимо!.. Мы за столиком в нашей любимой кабинке в «Black Ball», все впятером! Да, точно! Полчаса или целый час назад? Только-только пришли, расселись, не успели ещё сделать заказ… Стоп-пауза! Теперь можно жать на пуск плавным движением пальца! Или оставить на несколько секунд, полюбоваться этими восхитительными кадрами чистейшей идиллии? Мир и покой, царящий в обители нашей маленькой, почти дружной компании. И мне как-то плевать, что там при этом испытывает Сэм. Да пусть хоть зелёными бородавками изойдётся, терпи, моя радость, сама этого хотела!

Хочу ещё раз посмотреть на него! То, как он смотрел на меня тогда сам, как улыбался, как обнимал рукой за плечи, прижимая к своему боку и позволяя опираться на своё плечо. Мой парень! Да, девчонки, смотрите и глотайте слюнки. Это он сейчас прижимается к моему затылку щекой и губами, и нюхает мои волосы! Хотели с ним познакомится? Ну, что, Сэмми, получай свою мечту, полностью упакованную и перевязанную красным бантиком. Валяй! Выкуривай своих изголодавшихся демонов.

Уверена, что сможешь его раскрутить или довести до белого каления? Ну, милая, действуй… продемонстрируй своё хвалёное мастерство непревзойдённого инквизитора Торквемада! Ты уже заготовила необходимое количество сыворотки правды? Или у тебя в сумочке припрятаны дротики с особым психотропным токсином, развязывающим языки даже мертвецам?

Чёрт!!! Трижды тридцать раз чёрт и стоп! Дайте немного отдышаться! А то что-то и вправду слегка голову закрутило… ага, сюрреалистическая картина в стиле Дали – штопор в темечко и голова в спиральных завитках! Или лучше, карманные золотые часы, стекающие по ступеням переплетающихся параллелей вечности и смерти.

Дайте мне вернуться… почувствовать это опять! В последний раз побыть наивной доверчивой малышкой Эллис Льюис, влюблённой и счастливой.

Вы только посмотрите, как она счастлива! Какими глазами смотрит на своего единственного и неповторимого Дэниэла Мэндэлла. Улыбка не сползает с её одухотворённого личика, глаза сверкают, губки горят алым цветом, мысли парят где-то в параллельных измерениях, где нет ни Сэм, ни Рейчел Кокс, ни интренета с Гуглом! Где нет завтра, которое сомнёт в беспощадном порыве эту восхитительную картинку безупречной гармонии высших чувств и таких естественных человеческих желаний в хрупкий мячик скомканной фотокарточки… А через 10 лет ты пропитаешь его маслянистой горючей смесью с парафином и прямо на моих глазах, чиркнув спичкой недрогнувшими пальцами, подожжешь, заставляя долгими часами наблюдать за его невыносимо долгой принудительной агонией…

Целый фотоальбом нашего общего фотоархива с надписью «10 лет назад… ничто не предвещало столь нелепой развязки!»

Господи, как много в нём фотографий и даже подписанных пояснительными сносками и не только моей рукой. Их накопилось предостаточно, чтобы каждый снимок, смятый твоими безжалостными пальцами в белые острые трещинки-паутины ассоциировать с каждым прожитым тобою днём бесконечного десятилетия. Теперь каждый МОЙ день будет начинаться ароматерапией из тошнотворной гари мазута, парафина и сгорающих (вопящих от боли в нещадных языках пламени) чувств твоей похороненной любви. Крематорий нашего прошлого, доменная печь нашего беспросветного будущего! Её жар так близко, лижет мою кожу вибрирующими волнами, что я уже не понимаю смысла её реального предназначения. Разве огонь – это не жизнь, не сила, не энергия? Разве мы когда-то не горели в своих чувствах каждой клеточкой наших единых тел и эмоций? Я ведь не ощущала никакой боли от ожогов, ведь никаких ожогов не было, этот огонь нас сытил и делал нас живыми, теми, кем мы тогда были… как он вдруг так резко превратился в огонь смерти и боли? Почему? Что это за фокус? А главное, чей?!

О, господи!!!.. Я люблю тебя! Пока ещё люблю… всё ещё люблю… Верни мне на несколько мгновений сладость этого огня, притупи ею боль, сними ею ожоги и волдыри с моей души, с моих любимых фотографий памяти…

Я хочу быть с тобой, с тем, кто меня когда-то так любил, так на меня смотрел и так меня обнимал! С кем мне было всё это время всё ещё легко и спокойно. С кем мне не было страшно в ожидании завтрашнего дня!

- Ты сегодня пахнешь как-то по-особенному. Новый шампунь? – твой интимный шёпот щекочет моё ушко…

Плёнка включилась… сама собой… 24 кадров в секунду, последний отчёт нашего последнего запретного счастья… с перебоями чёрной завесы на 25-ом кадре…

Мы не стеснялись показывать своих чувств, мы беспечно хвастались перед всем миром, перед моими лучшими подругами, как нам охренительно хорошо вместе, что нам плевать, кто и как на нас смотрит и о чём думает…

Ты этого хотела, Сэм? Проверить, кого я выберу и с кем сяду за наш столик? Не думаешь, что ты несколько переоценила свои силы и возможности? А представь, насколько мне теперь приятно наблюдать за всеми твоими потугами, как ты пытаешься удержать на собственном личике маску крайнего пофигизма и непредвзятости! Это же целая песня! И мне не интересен ни один из твоих заскоков на наш, с Дэном счёт! Да, дорогая, мне это всё ДО ЛАМ-ПОЧ-КИ!!!

Меня сейчас накрывают абсолютно иные, новые и до невозможности офигительные эмоции! Я впервые вместе с Дэном в публичном месте, на людях. При этом мы не на секунду не задумываемся, что мы обязаны маскироваться и держать глубоко в себе (подобно Саманте Грин) все свои чувства и желания. Наоборот! Они лишь усиливаются и обостряются! Я ощущаю его как никогда, через каждый удар сердца, через соприкосновения с его руками, телом, голосом… Когда здравый разум чётко понимает, что, увы, максимум что вам позволительно – это обниматься, держаться за ручки, гладить допустимые части тела и время от времени целоваться. Но даже в столь ограниченных рамках дозволенности мы находим маленькие прорехи с упоительными возможностями. Незаметные ласки почти самых интимных частей тела, поглаживание ладони Дэна не только моей спины, но и ягодиц – лёгкие, иногда совсем невесомые и из-за того самые чувствительные даже сквозь ткань одежды.

Почти краснею от реакции собственного тела, слишком неожиданной, острой и глубокой. Да, чёрт возьми, я возбуждаюсь и настолько сильно, почти молниеносно, едва не до режущей боли в глубинах сжимающихся мышц влагалища и внутри живота. Я ненормальная эксгибициониста?! Или это всё воздействие окружающих нас запретов? Ведь дальше уже нельзя! Мой пульсирующий в тугих тисках трусиков и штанов клитор не сможет получить даже лёгкого скользящего нажима пальцев поверх внутреннего шва от руки Дэна?.. Или всё же получит, быстро, незаметно, под краем круглой столешницы столика, прикрывая с боку приподнятым над коленом бедром Дэниэла. И тем невыносимей будет ответная реакция, острейшим прострелом по всем чувствительным точкам вульвы, вспышками горячих, обжигающих разливов и судорожных сжатий интимных мышц. Господи, и всё это… прямо на глазах трёх моих лучших подруг (и кажется, Кэт, сидевшая к нам ближе всех, заметит куда больше, чем мне хотелось бы!).

Я определённо ненормальная! Здраво понимаю, что перевозбуждаться и кончать в таком месте и практически у всех на виду НЕЛЬЗЯ!!! Но я всё равно возбуждаюсь и сильней, чем это вообще допустимо… разве что не кончаю (спасибо защитному природному блокиратору в психике!). Но это не значит, что я отказываюсь от всего этого и тем более от рук Дэниэла и всех его игривых ласк с поглаживаниями. Наоборот, пытаюсь заполучить и раствориться в их скользящих прикосновениях всем своим прибалдевшим сознанием. А, главное, видеть и осознавать, что это всё видит и понимает Саманта Грин! И ни черта не может с этим поделать и хоть как-то этому помешать!

Что же ты так теперь нервничаешь, дорогая, ещё чуть-чуть и весь твой покер-фейс сползёт по-твоему личику желеобразной слизью! И представь себе, мне на это НА-ЧИ-ХАТЬ! А ещё… Ещё!!!..

В груди в животе разливаются сладкие волны-накаты от мощных вспышек на моём солнышке в солнечном сплетении. Волнение с лёгкими приступами страха ощутимо подавляют даже самые сильные приступы физического возбуждения.

Я понимаю, что это настоящее безумие, что я ещё не готова морально для подобного испытания и шага, но я… хочу! Хочу попробовать… Интуиция толкает и скулит – больше не тянуть, не ждать и… не надеяться! Лучше сказать… попытаться сказать первой… потому что… я знаю, я… чувствую… он не отвернётся… не сбежит… или не сделает офигевше-отмороженного лица! Он не может… нет… попросту не может… он же совсем-совсем другой… особенно сейчас… нашёптывая мне на ушко ласковые слова и интимные пошлости при всех, возможно надеясь, что нас всё-таки не слышно в обволакивающих звуках играющей музыки (а возможно и нет). Да если кто-то и слышит, пусть… пусть завидуют, ведь всё это мне говорит МОЙ парень! Мой Дэнни… которого я люблю и… собираюсь ему в этом сегодня признаться!..

Чёрт! Это на самом деле просто до жути страшно, до напряжения мышц во всём теле, до тугого натяжения всех нервов, до дрожи по всей поверхности кожи! Fuck!!! Если бы он не снимал всё это своими руками, словами, бархатным тембром голоса и… своим телом, большим барьерным щитом за моей спиной, у моего бока, честное слово, я бы не продержалась и пяти минут!

Время… время, как же я тебя ненавижу… как и всех тех, кто так не вовремя и не кстати появляется!

- Что будете заказывать? – материализовавшийся в проходе между рядами столиков официант наконец-то вырвал нас всех пятерых из затянувшейся временной петли «вынужденного» ожидания.

Ах, да, мы же сейчас в пул-пабе! Пиво и бильярд! Дэниэл Мэндэлл наконец-то соизволил принять предложение от моих близких подруг и составить нам компанию по всеобщему слёту обязательной воскресной тусы! Ура, товарищи! Сэм удалось забить свой первый гол! Вот только я ещё не в курсе, какой на самом деле счёт и в чью пользу.

- Для нас троих пинту светлого фирменного… для начала! – Саманта Грин, предусмотрительно зажатая с обеих сторон Кэт и Шэнон, демонстративно положила обеим подругам не плечи свои ладони. Мол, это мы та самая троица, если кому-то что-то непонятно! – А на счёт этой парочки, не знаю! Пусть сами выбирают. Если мне не изменяет память (на что я страстно уповаю и тайно надеюсь) наша Эллис не была любительницей хмельных напитков!

- Ты ещё не разместила по этому поводу объявление в местной газете? – буравлю языкастую рыжулю обмораживающим взглядом мстительной пифии, предсказывая ей через ментальный выстрел на поражение долгую и мучительную смерть этой ночью. Так и хочется треснуть указкой по её нежным пальчикам.

Мимо, моя дорогая, Дэн и без тебя знает, что я не люблю пиво! И сегодня в общежитии я тебе обязательно об этом скажу (если… скажу).

- Мне бокал белого полусладкого мускатного вина!

Официант не выдерживает и тоскливо приподнимает бесцветные брови, окидывая всю нашу четвёрку (кроме Дэна) взглядом полной… апатии. – А удостоверения личности при вас имеются?

- Господи, ну сколько можно? Как возьмут очередного новенького, и начинается старая песня по стотысячному кругу…

Пока Сэм достаточно громко бурчала под нос и с подчёркнутым раздражением копалась в своей сумочке, молоденький официант (без пяти минут выпускник старших классов) обратил свое мученическое сверх терпеливое лицо к Дэниэлу Мэндэллу.

- Бутылку Helles безалкогольного, если есть.

Кажется, свои ушки навострила не только я.

- Да, и стол на ближайшие три часа! – ну, и, конечно же, главная реплика от Сэм. Ведь это же воскресенье, вашу мать!

К восьми часам здесь уже, откровенно говоря, не чего будет делать, кроме как сидеть за этим самым столиком и перекрикиваться через гул голосов и усиленную громкость музыки.

- Безалкогольное пиво, значится? – не, ну вот жеж стерва неугомонная!

Сколько прошло времени с проверкой идентификации личностей до окончательного ретирования официанта? И самое первое, что пришло в голову нашей гениальной предводительнице это… очередная попытка рубануть наотмашь секирой в сторону незащищённой шеи Дэниэла Мэндэлла.

- Я вообще-то за рулём! – Дэн невозмутим и спокоен, как слон (чему я до безумия рада и дико завидую, страстно мечтая перенять это восхитительное свойство… когда-нибудь!).

Рука, обнимающая меня за спиной, лежит на моём бедре с хозяйским, чуть прижимающим положением.

- Ух, какой правильный и законопослушный мальчик!

Ты ещё в ладошки от «бешеного восторга» захлопай!

- Сэм! – делаю ей первое (или одно из большинства первых) голосовое предупреждение со взглядом мстительной пифии.

- Не, а что не так? Я не могу высказать личного восхищения столь редчайшему в наши дни качеству? Помнится, Алек не особо брезговал моралями человеческого поведения и правом выбора… Чёрт, опять что-то не то говорю!

Смотрит на наши невозмутимые лица в предвкушении чего-то… чего-то… ну, чего ты бегаешь по нам своими засуетившимися глазками? Что, опять мимо? Секира со свистом рубанула по воздуху и едва не долбанула обухом по твоим зубкам?

Вопросительно, с подчёркнутым цинизмом во взгляде, приподнимаю брови. Что дальше, милая?

- Мы уже знаем, что ты любишь говорить не о том, что хотелось от тебя слышать! – надеюсь, мой ответ предельно ясен?

- Да ладно, что такого неприемлемого я тут успела выдать?! По-моему, тема наркомании и алкоголизма самая насущная тема всех времён и народов! Ты же сама признавалась, что сошлась с Митчеллом, абсолютно не подозревая, насколько он был глубоко прописан в этой теме! И если бы знала, рвала от него когти при любом возможном столкновении! Дэнни, Элл, надеюсь, тебе уже рассказывала о своей главной неизлечимой фобии и глубокой психологической травме? У вас ведь по этому поводу не должно быть никаких обоюдных тайн и недомоловок?

Зараза же ты рыжая! Молись, Сэм, с этой самой минуты всем своим любимым богам! До завтрашнего дня ты теперь точно не доживёшь!

- Сэмми, а ты не могла бы найти тему для разговоров куда более… занятную и комфортную? Чтобы тебя было интересно слушать всем, а не тебе одной!.. Раз уж ты не умеешь вовремя заткнуться!!! – напрягается не только мой голос, но и все мышцы по всему телу и, кажется, fuck, Дэн это чувствует! Его пожатие на моём бедре, как знак-попытка сдержать и примять мой взыгравшийся норов… особенно этим мягким поглаживанием большого пальца сверх чувствительной лаской.

- Ой, да ладно! – ещё и лыбится во весь рот, мол, девочка, нащупала искомую слабину. – Я думала, между вами нет секретов! Вы же такая гармоничная пара! Одно загляденье! Ей богу, даже с Алеком ты так здорово не смотрелась. Да какой там к чёрту Алек, этот упоротый и обкуренный торчок?! Эллис, я ведь откровенно радуюсь за тебя, мамой клянусь, - да иди ты, даже прижимаешь ладошкой к груди в районе сердца? Как трогательно и проникновенно! – Я болею за тебя и душой, и сердцем, зная, как никто другой, о всех твоих скрытых неизлечимых ранах и болезненных детских шрамах. Уверена, Дэн меня с этим только поддержит! Дэн, ты ведь должен понимать со своей колокольни опытного взрослого… мужчины, что проблема алкоголизма в семьях – одна из ведущих проблем современного общества! Ты ведь не станешь сознательно и добровольно подвергать нашу любимую Эллис подобным пыткам, как это делал её папашка? Она же говорила тебе, почему её занесло так далеко от отчего дома, и почему она не рвётся обратно, страстно мечтая никогда больше туда не возвращаться?!

Ну, всё! Я сейчас её точно убью! Ещё до прихода официанта! Обойдется и без дозы местной анестезии!

Дэн на удивление тоже пока молчит, а я почему-то боюсь посмотреть на его профиль. И возможно зря. Поскольку Сэм, не стесняясь, не только гуляет по его слегка побелевшему и окаменевшему лицу исследовательским взглядом, она буквально хватается мёртвой хваткой за каждую подвернувшуюся возможность с попыткой нащупать и продавить самое больное место.

- Нет ничего страшнее разрушительной силы наркомании, ведь она бьёт не только по самому человеку, она задевает по ходу всех близких его людей! И что самое ужасное, от этой болезни нет лекарств и полнейшего излечения! Настоящая сила воли подвластна лишь единицам, и то, даже она не даёт никаких гарантий! Я уже молчу о большинстве больных, которые абсолютно не понимают и не осознают, что давно больны…

- Ты вправду решила посвятить ближайшие часы этого вечера обсуждению проблемы наркомании? – мои нервы сдали первыми.

Мне совершенно не хочется выяснять КАКОГО ЧЁРТА Сэм занесло в это болото, но если её во время не остановить, этот спектакль затянется надолго!

- Я думала, мы говорим об отце Элл. – Кэтрин вдруг тоже решила подключить своё присутствие к голосовому тандему, прикуривая по ходу вторую за этот вечер сигарету. – Он же вроде алкоголик, а не наркоман!

Вся наша остальная четвёрка повернула (почти в унисон) головы к центральной фигурке нашей лапули Кэтти (невинной кудряшке Кэтти). У меня как-то сразу, одним заходом смыло все недавние претензии к Саманте Грин.

- Вообще-то, алкоголизм – это одна из разновидностей наркомании, при чём самая опасная и распространённая!.. Спасибо вам большое! – Сэм одарила вернувшегося с нашим заказом официанта одной из своих убойных улыбочек «сорок пятого» калибра. – А то мы почти заждались!

Мальчик заметно стушевался и даже слегка офигел. Контрастный душ от нашей рыжей красоточки. Привыкай, милый, она успеет за этот вечер и не такое тебе выдать.

Гранёный пузатый графин наполненный почти под завязку светлым пивом занял центральное место на столике – эдакий нерушимый монумент ироничной издёвки всем обсуждаемым тут проблемам современного общества. Осталось только сыпануть горку коки, вывалить унцию травки и рассыпать набором таблеток с капсулами разных цветов и размеров.

- И что… пиво тоже может вызвать алкогольную зависимость? – Кэтти с зачарованностью смотрела, как в стаканы разливается янтарный напиток хмеля и солода с обязательным содержанием энного количества этилового спирта.

- Спирт в чистом виде – это яд! – голос Дэниэла, кажется, вызвал над нашим столиком обоюдное шоковое молчание (почти зачарованное). – Взрослому человеку достаточно выпить где-то четыреста грамм в чистом или разбавленном виде и можно смело заказывать панихиду. К тому же, он не до конца нейтрализуется нашим организмом. Попадая через кровь прямиком в мозг, он мгновенно убивает часть мозговых клеток, буквально выжигает поверхность коры до усыхающих рубцов, чем и объясняется тот самый эффект-«эйфории» так называемого опьянения.

- Охренеть! – шепчет Шэнон то ли от восхищения перед моим парнем, то ли от новых шокирующих открытий жестоких реалей нашей повседневной жизни.

- И да, поутру, вы ходите мочиться в буквальном смысле собственными мозгами! – Дэн вялым, но чертовски завораживающим жестом положил свободную правую руку на столик и так же лениво обхватил низ бутылки (с безалкогольным пивом!) длинным сильными пальцами. Визуальная демонстрации эрудиции и собственного отношения не только словами, но и красноречивым жестом-действием, мол, девочки, милые, это только ваш выбор, а я тут просто, сижу и пью одну воду.

Такой же спокойный и почти безучастный взгляд в сторону Кэтти, делавшей в тот самый момент очередную затяжку сигаретой.

- И никотин, кстати, тоже относится к наркотическим веществам… Хотя… в современных сигаретах если и присутствует хоть один процент настоящего табака, то он сильно проигрывает остальным токсичным примесям и добавкам, усиливающим и без того сильнейший эффект привыкания. Боюсь даже представить, что происходит с вашими лёгкими и остальными органами тела, когда они пропускают всю эту дрянь через себя, забивающей сосуды, поры, выступающей на волосах и оседающей в том же мозгу! И это касается не только активных курильщиков, но и пассивных!

Если в этих словах, в подчёркнуто-апатичном голосе не прозвучало скрытым контекстом «Лучше тебе не курить ни при мне, ни при моей девушке!», тогда я точно не знаю, зачем Дэн всё это говорил!

- Ну не хрена ж себе! – восхищение в голосе Сэм впервые звучало почти не наигранным. – Я реально, в шоке! Дэн, честное слово, чем ближе я тебя узнаю, тем больше ты мне начинаешь нравиться. Такие глубокие познания в проблемах … наркомании! Даже я о таком не догадывалась. Вот что значит сила пропаганды – закопаем поглубже шокирующую правду в красивую обёртку и никто никогда не догадается, что же там прячется внутри!

Иногда, ей богу, сама теряюсь в двойном (а то и тройном) смысле фраз Саманты Грин. Или она, правда, говорит чисто на автомате, практически не задумываясь что, или же ждёт момента, чтобы сделать свой очередной смертельный выпад с закрученным ударом исподтишка. По любому, желание придушить её только усиливается.

- Дэн, ты ведь успел в своё время пройти через эту мясорубку и возможно даже вовремя с неё соскочить? Может, поделишься опытом? Каково это ходить по самому краю и не вляпаться в последствии в саму клоаку по самое немогу?

- Сэм, кажется, твой тест-опрос был начат не с той анкеты и не в том месте! – поддаюсь чуть вперёд, облокачиваясь локтями о столешницу, и посылаю через взгляд в глаза подруги такой поток ментально огня – впору взорваться её голове уже в реале! – Ещё десять минут подобного текста, и я попрошу Дэна увезти меня отсюда! А то, честное слово, становиться как-то слишком СКУЧНО!!!

- Ой, да ладно тебе! – Сэм напротив, откидывается на высокую спинку полукруглого диванчика цвета молочного шоколада, прихватывая со столика полный бокал с пивом (о проблемах алкоголизма было позабыто быстро и безболезненно). – В чём, собственно говоря, проблема? Не нравятся разговоры о пиве? – делает три больших глотка и на время возвращает стакан на место. – Да бога ради! Затронем вопросы куда более насущные и первостепенные. И я вполне даже с этим соглашусь. Тем более, мы здесь собрались не просто так, а за знакомство. Так что, ты тысячу раз права! Почему бы не вернуться к нашим баранам?

Переводит выразительный взгляд ярких зелёных глаз на лицо Дэниэла Мэндэлла и изящно сплетает на груди тонкие изгибы рук. Тёмно-изумрудная водолазка-гольф и тёмная окружающая мебель усиленным контрастом подчёркивает бледность её чистой кожи, горящую медь шикарной гривы длинных волос и тёмно-бордовый цвет помады на пухлых губках. Хороша и стервозна как никогда!

- Знакомиться, так по-настоящему! Как и полагается! Тем более намеренья у нас вполне серьёзные. За свою любимую подругу порвём на тряпочки любого психа и неадеквата… хотя по виду ты определённо не тянешь ни на первого, ни на второго, Дэнни. Вот у меня и назрел вопрос. А может ли существовать куда более опасный типаж, если отпустить два первых неуравновешенных и отчасти предсказуемых вида злодеев? Когда, допустим, человек и адекватен, и не срывается при виде красных носочков на ножках невинного ребёнка, а заранее просчитывает в своей голове сложнейшие шахматные партии с возможными вариациями на тридцать (а то и больше!) ходов вперёд.

Если она не прекратит, то скоро у МЕНЯ выработается психологический условный рефлекс-срыв при виде каждой рыжеволосой стервы в изумрудных одеждах. Собираюсь сделать очередное «последнее» предупреждение.

- Всё зависит от цели самой партии и данного игрока. – Дэн принимает вызов с невозмутимостью самурая, готового продемонстрировать изумлённой публике технику харакири прямо на собственном животе. – Вот только какой смысл начинать игру, когда её исход итак очевиден? Не проще ли согласиться на ничью?.. пока есть такая возможность…

Так, а это что за на фиг только что было?!

Смотрю в лицо Дэниэла с не меньшей настороженностью, чем до этого на Саманту Грин.

Так, мои дорогие, надеюсь, это не завуалированный блицкриг на кубок «Эллис Льюис на золотом блюде с яблоком в зубах»!

- Вот видишь, оказывается, главное в игре – её цель, а победа, как триумфальный бонус для победителя! – Сэм делает свой собственный шаг-выпад, заставляя меня дёрнуться в сторону её голоса и лицемерного личика. – Так в чём же суть цели подобного индивидуума? Что на самом деле им движет и не позволяет самому отступить и сдать все свои позиции? Действительно ли он так честен и откровенен в своих желаниях и поступках или… это всего лишь игра? Дэнни, только честно… Ты женат?!

Шенон, которая в это самое время делала глоток пива, сдавленно закашляла. Моё недавнее возмущение и недовольство Дэном полностью перенаправилось на Саманту Грин. Медленно, с показательной демонстрацией своего очевидного выбора откидываюсь обратно назад на крепкое плечо своего парня. Мне даже не надо видеть его лица. Нежное скольжение его ладони на моём бедре с круговыми поглаживаниями большого пальца говорят за себя больше тысячи красноречивых фраз.

Чувствую и вижу лёгкую тлеющую улыбку Дэна в рамке своего внутреннего сенсорного видоискателя с невесомым отпечатком на моей коже. Чёрт, кажется, я опять возбуждаюсь!

- Нет, Сэм, я не женат! И не был женат, ни формально, ни в гражданских отношениях. И у меня НЕТ внебрачных детей! Если и привлекался, то только за мелкое хулиганство по пьяни, как половина студентов вашего колледжа. Что бы ты ещё хотела узнать обо мне такого криминального и сверхаморального? Не стесняйся! Можешь даже выложить весь свой заранее подготовленный списочек в письменном виде, дабы облегчить всем задачу и покончить с официальной стороной знакомства без тяжёлых потерь.

- Бля, Дэн, ты мне определённо и нереально нравишься! – Сэм громко и так неожиданно хлопнула по крышке столешницы ладошками, что даже напитки в стаканах заколыхались.

Надо же, сколько скрытых и сдержанных эмоций. Неужели наша рыжуля пошла ко дну и просит помощи из зала?

- Вот если бы ты не был таким… - тычет или угрожает в его сторону указательным пальчиком с очередной хорошо прикрытой подозрительностью – …слишком взрослым! В этом-то и проблема! У тебя на всё есть ответы! Да?! Как будто подобная ситуация для тебя не в первой!

Дэн выдыхает со смешком свой красноречивый бессловесный ответ. А вот мне далеко не до смеха.

- Проблема не в моих ответах, Сэм, а в том, насколько ты себя накрутила. Так что, боюсь, как бы я сейчас не отвечал, эффект в любом случае будет один и тот же. Сказать какой, или ты и без меня прекрасно знаешь?

И совсем уж неожиданно даже для меня, притягивает к себе, ближе, к центру груди, зарываясь губами в волосы у моего виска. Поцелуй с горячим отпечатком дыхания по всем нервным окончаниям на коже. Чувствую его завлекающие движения руки и тела до того, как он произносит вслух своё спасительное предложение.

- Пойдём-ка лучше слегка отвлечёмся!

Продолжаю с осуждающим вызовом смотреть в лицо лучшей подруги. Никак притихла, или не ожидала такого поворота событий? Думала, что и дальше будет размахивать над нашими головами своим огненно-рыжим флагом и вопить, что это её, вашу мать, песочница, и «Все кто меня любят, ЗА МНОЙ!». Жанна Д’Арк недоделанная!

- Действительно, а чего мы тут сидим? – оборачиваюсь, приподнимая голову, и заглядывая исподнизу в любимое и такое близкое сейчас лицо. – Мы же заказали стол… Настоящая игра куда увлекательней, чем виртуальная… По крайней мере, знаешь, во что играешь!

Дэн смотри сверху таким (чёрт возьми!) глубоким, в буквальном смысле, сенсорным взглядом, что меня пробирает до самой матки. Клетки мозга лопаются и сгорают под электрической дугой высоковольтного удара и без всяких дополнительных воздействий алкогольных паров. Fuck!!! Какие к чёрту наркотики?! Дэниэл Мэндэлл – вот кто мой самый ядрёный и убойный наркотик… мой персональный наркотик!!!

Нет, мы не сбегаем, мы демонстрируем особо недовольным особам своё отношение к чужому мнению о нас! Нравится тебе это или нет, Саманта Грин, но, увы и ах, я иду с Дэном. А на что ты рассчитывала, когда приглашала его в нашу компанию? Раскусишь, разболтаешь и выведешь на чистую воду? Твоя нездоровая одержимость скоро начнёт меня сильно утомлять. Скажи спасибо Дэну, что он вовремя увёл меня с вашей гладиаторской арены. Хоть кому-то хватило для этого ума! Так что, увы, один – ноль и не в твою пользу, Сэмми!..

…Блэк-Болл – три ряда столов перпендикулярно входу в зал до угла поворота в соседнее помещение – зону с шестью бильярдными столами, танцполом, и примыкающим у другого угла барной стойки с пультом ди-джея. Тёплое натуральное дерево панелей и корпусной мебели, коричневая кожа диванов и скамеек, приглушённое освещение. Сколько мы провели здесь с девчонками и сменяющимися из года в год доп.подружками и парнями?.. едва ли всё упомнишь и сосчитаешь. Постоянная точка сбора. Каждое воскресенье – явка обязательна и никакие отговорки с оправданиями не принимаются… до сего дня.

За эти годы здесь столько всего успело произойти и пролететь перед глазами… но ярко и глубоко отпечатается в памяти именно самый последний день, настолько красочный и детальный, что возвращаясь к нему за очередным пересмотром архивных файлов, ты будешь видеть не смазанные нечеткие картинки со смутными силуэтами, а самый настоящий живой и объёмный 3D видеофильм.

Возможно ли такое? Забыть кучу мелочей, но точно помнить каждое движение, выражения лиц, глаз, голосовые отпечатки и даже жесты…

Обходим толстую деревянную колонну из тёмного дерева в «игровую» зону. По инерции двигаюсь дальше, в сторону массивных столов с зелёными скатертями, рука Дэна сбивает мою скорость до нуля. Успеваю только удивлённо обернуться… Ещё более неожиданный плавный рывок с разворотом и траектория с инерцией движения резко меняет направление, прямо в объятия Дэниэла Мэндэлла.

Ох, тыж… чёрт!..

Это было не просто непредвиденным и спонтанным переходом из одной точки места в другую, меня словно затянули в закручивающуюся спираль живой физической материи. Вторая рука мужчины ложится на мою спину под лопатки, пара плавных шагов назад, и я интуитивно подстраиваюсь под его движения, сливаясь и считывая каждый поворот и наклон, как собственные. Первая волна от первого кольца спирали скользит вокруг нас, затягивая в свой пьянящий водоворот. Голова окончательно освобождается от последнего груза вместе с раздражающим балластом из трёх пар глаз! Мой наркотик включил своё защитное воздействие, унося за пределы чётких физических и временных границ.

Наверное, существует лишь два безупречных слияния с единением тел и ментальных полей – это секс и танец, при чём второе может отдавать не меньшей страстью и сексуальностью, чем первое. Секс без физического соития. Какая девчонка не засматривала до дыр «Грязные танцы»?

Стыдно признаться, но в 14 лет я была, как кошка безнадёжно и по уши влюблена в Патрика Свейзи – мой первый идеал совершенного мужчины (да, я не сохла в школе по ведущим красавчикам наших общих классов), по жестокой воли случая страдавшего тяжёлой формой… хронического алкоголизма. Сейчас эти детские увлечения с острейшими бурными переживаниями и дикими идеями о суициде казались настолько шокирующими и нелепыми! Будто всё это происходило с кем-то другим, абсолютно незнакомым мне человеком. Какой там к чёрту Патрик Свейзи?! Я не знаю никакого Патрика Свейзи, и я понятия не имею, кто такой Алек Митчелл!!!

Я сейчас в объятиях Дэниэла Мэндэлла, медленно погружаюсь в его ментальные сети (или они в меня), дюйм за дюймом, в такт биения нашего общего сердца и дыхания, под окружающий ритм пульсирующего вокруг нас вакуумного кокона. Хоть убейте, но я не помню, какая именно тогда играла песня и кто её пел, мужчина или женщина или сразу оба? (Может это был Фредди Меркюри с его легендарной These Are the Days of Our Lives или Шина О’Коннор c Nothing Compares to You?) Я не хваталась за неё сознанием и слухом, в попытке проследить в её словах тонкую связь с моими чувствами к Дэну, чтобы в последствии превратить в нашу песню до скончания времён.

Я слепо и жадно впитывала только свои ощущения, очередной взрыв эмоций, который накрывает ударной волной по всем незащищённым болевым точкам нервных окончаний сущности и тут же слизывает тебя с песка берега, затягивая в бездонную пучину оголённых желаний и эмоций. Нет, я не утону, эти руки крепко держат меня наплаву, раскачивая на мягких невесомых волнах моей любви и плотной рельефной тени.

«Девочка моя!» - это словосочетание, как ещё один дюйм сокращение на поводке к руке хозяина. Ещё один шаг, команда, которая прописывается раз за разом в твоих условных рефлексах безвольным подчинением. Ласка, которая через 10 лет превратиться в беспощадную пытку! Кто знал, что я слышу эти слова в твоём голосе в подобной тональности в последний раз (и почему вместе с фотоаппаратом я не пользовалась тогда диктофоном?). Оно всё ещё проникает в меня твоим сладчайшим наркотиком, заряжая все клетки с нейронами вибрирующими разрядами пьянящей эйфории. Я не боюсь передозировки, я жадно глотаю его в немереном количестве, пока есть возможность (пока выпадает цифра 7), пока ты ещё здесь в моих руках, во мне самой, а побочные эффекты и сила зависимости, как приятный бонус ко всем остальному. Меня уже ломает от пугающего осознания, что… мне мало! Мне безумно мало тебя! Я хочу больше, чтобы ты был только моим и… к чёрту твоё загадочное прошлое и тех людей, кто знал тебя лучше нас вместе взятых… они не знали тебя так, как я!..

Это и есть тот самый ужасающий побочный эффект?

«Будьте бдительны и крайне осторожны!

Возможные побочные действия в тяжёлых формах: временная слепота, провалы в памяти, скачки памяти во времени, галлюцинации с образами и картинами десятилетней разницы, перепады настроения, приступы паники, паранойи; аритмия с тахикардией и частичная потеря слуха… если вы увидите Дэниэла Мэндэлла в шикарном чёрном костюме в чёрных кожаных перчатках (возможно со стеком или наручниками в руках) со взглядом… чёрным взглядом чёрной бездны, срочно звоните в службу спасения по номеру 912!!!..»

Удар волны с кипящим шипением вспенившейся воды. Яркий проблеск платинового оттиска в пасмурном небе над головой, неожиданный рывок по всему телу с резким сжатием внутренностей под сильнейшим внешним давлением и тисками… Глухая тишина, обложившая перепонки усиливающимся напором. Пустота и глухота космическим вакуумом окутывает с ног до головы. Это контузия?! Почему так темно и я… ничего не вижу и… больше ничего не чувствую?.. Мне же только что было так… хорошо!!!..

«Эллис, ты меня слышишь?» - твоё лицо спокойное и невыносимо холодное перекрывает лоснящуюся чёрноту бездны. Бесчувственные глаза цвета крепкого бурбона всматриваются внутрь меня, проверяя насколько сбились настройки и нужна ли полная перезагрузка системы. Вздрагиваю сильной конвульсией всем телом от… осторожного прикосновения твоих пальцев к моему лицу. Пугает не то, что ты возможно собираешься ими сделать, а то что я… не чувствую их больше. Их тепло и нежность больше не согревают, не впитываются сквозь поры и нервные окончания на моей коже… Мой эпидермис словно покрывается защитной функцией невидимого слоя, пока ещё тонкого и хрупкого слоя моего собственного экзоскелета… Но твои пальцы ещё не определяют его и это… безумно радует… до пугающего желания расхохотаться надрывным истерическим хохотом, пока от боли не сведёт живот!..

Почти не ощущаю, как ты ослабляешь на моих запястьях когда-то такие жёсткие и впивающиеся в тело кожаные браслеты. Та же манипуляция с щиколотками ног. Не вижу тебя всего несколько секунд, как и… не чувствую… только движение твоей плотной рельефной чёрной тени, её скользкий бархатный шёлк на моей коже, нежный, приятный, но… не живой… Вот она опять надо мной, твоё лицо над моим, твои руки осторожно приподнимают мою голову, плечи… мой затылок уже на твоём плече, вторая рука обвивает споднизу мои бёдра… Плавный рывок… меня подбрасывает вверх к твоей тени, окутавшей меня чёрным саваном… но мне не страшно… больше не страшно… или это очередной побочный эффект?.. полное отключение центральной нервной системы?..

…Свежий глоток воздуха с неожиданной вспышкой света острым ударом по сетчатке глаз. Удивлённо моргаю, глядя в улыбающееся лицо Дэна. Такое близкое и родное. Неожиданный приступ страха впивается в сердце когтистой хитиновой клешнёй, стягивая изнутри лёгкие в чёрную помпу беспричинной паники.

Улыбка резко сходит с его лица, густые брови сходятся судорожным загибом к переносице.

Я чувствую!!! Слава богу, я чувствую, как его широкая ладонь крепче вжимается в мою спину, ближе и плотней притягивая онемевшее тело Эллис Льюис к твёрдой груди и животу. Неосознанно, интуитивным рефлексом сжимаю напряжённые пальцы на широких каменных плечах… Сердце заходится диким ритмом на самой последней запредельной скорости, расслаиваясь пульсирующим эхом по всем уголкам оцепеневшего тела. Пара мгновений… мне всё ещё кажется, что я ни черта не слышу… я всё ещё под водой, на глубине десять тысяч футов, и меня вот-вот сплющит под мощным давлением в тонкую спичку.

- Элл, что такое? Девочка моя, тебе плохо? – его ладонь обхватывает практически половину моего лица и головы спасительной теплой волной моего Дэнни. Холод сползает со спины и позвоночника, вытягивает когти из сердечной мышцы… быстро, резко… будто ничего до этого не было. Удивлённо улыбаюсь, сбивая с глаз горячую пелену беспричинной паники.

- Не знаю… просто… - надрывно выдыхаю из лёгких остатки ментолового холода… залёгший на дне желудка раздражающий отпечаток ледяного предчувствия всё ещё тлеет, или растекается подтаявшими кристаллами инея. – Как-то неожиданно вдруг прихватило… ну, знаешь… бывает, когда резко встаешь на голодный желудок или в жару… Может из-за последних дней ПМС?

Я действительно не знаю, что это! Мой слух или ментальное поле уловили звук приближающихся к центу Эшвилля трёх спорткаров во главе с Lotus Evora? Время опять сделало беспощадный рывок, распуская тугие спирали стянутых пружин?

- Хочешь вернуться за столик или?..

- Нет, нет! Всё хорошо! – улыбаюсь ещё шире, с блаженством прижимаясь к мускулистой груди моего обожаемого отважного рыцаря и спасителя. – Я в порядке. Всё просто прекрасно!

Тепло, родное, сильное, растекающееся от ладоней моего Дэнни. Чувствую их крепкое ревностное давление на спине между лопаток и над поясницей, сенсорным отпечатком в моей заработавшей архивной памяти. Впитываю их волны с ненасытной жадностью не только телом, но и воспалённым сознанием. Да, мне хорошо… мне снова хорошо и спокойно!

- Вот уж не думала, что ты умеешь танцевать! – спасительная нейтральная тема для обоих. Хочу поскорей забыться в объятиях Дэниэла, в его горячих раскачивающихся волнах сладкого безумия.

- Ты же сама говорила, что у меня артистичность и пластика прирождённой фотомодели. Разве для примитивных танцев этого не достаточно?

Или опять намеренно увиливает от прямого ответа, в попытке увести в сторону от нежелательной темы или… говорит вполне серьёзно. Но мне уже всё равно… Мне достаточно быть с ним в эти самые секунды рядом, слушать его голос, ощущать его чертовски сильное несокрушимое тело, чувствовать его всего…

Воздействие этой одурманивающей улыбки (от которой меня до сих пор тянет схватиться за фотоаппарат) вызывает схожую ответную реакцию. Расплываюсь как тот Чеширский Кот, зазывно прикусив краешек нижней губы. Угольные зрачки чайных глаз напротив мгновенно расширяются, из приоткрытых губ Дэна вырывается участившееся дыхание, тёплыми ласкающими мазками прямо по моему лицу. Нас обоих ведёт и без вспомогательного воздействия больших доз алкоголя. Мы в одном общем ментальном столпе обоюдной эйфории. Мне уже давно не холодно. Тепло резко расширяется в вибрирующий жар. В голове будоражащими картинками и рикошетом по нервной системе неуёмными желаниями с дикими фантазиями.

- Для примитивных танцев, ты на редкость скромничаешь! – всё ещё пытаюсь (наивно и безрезультатно) сбежать от откровенно шокирующих ярких образов в моём внутреннем видоискателе… (…резким рывком разодрать на груди Дэна синюю рубашку в красно-белую полоску шотландки, стянуть её до предплечий… забраться дрожащими ладошками под майку… жадно заскользить пальцами по гладкой упругой коже, сдавливая напряжённые крылья мышц груди, царапая геометрический рисунок пресса до самой ширинки брюк…)

- Для неуклюжего и слишком зажатого фотографа, который то и дело норовит во что-то врезаться или споткнуться на ровном месте, ты сама на редкость весьма пластичная и гибкая. – Дэн нагибается губами к моему ушку, намеренно понижая голос. – А как ты выгибаешься в постели и извиваешься на мне с моим членом глубоко в своей киске!

Господи, он с ума сошёл! Он же знает, как я закипаю от подобных пошлостей в его исполнении. Не надо никаких дополнительных физических стимуляций… Пару откровенных фраз и я буквально физически чувствую, как его большой каменный член входит в меня, заполняя неспешными толчками дюйм за дюймом мою истекающую горячими соками вагину. Внутренний шов джинсов беспощадно впивается в мою моментально разбухшую киску режущим жгутом нестерпимой… сладкой боли. С нечеловеческим усилием сдерживаю рвущийся из горла стон…

- Ты хочешь… чтобы я кончила прямо здесь, во время танца?

Отстраняется немного назад, чтобы посмотреть мне в глаза не менее возбуждающим глубоким взглядом искусного совратителя.

- Я хочу увидеть, как ты кончаешь, танцуя только для меня в шикарном нижнем бл**дском белье…

Теперь краснею под воздействием сразу двойного удара – откровенного стыда за собственное бесстыдство и мощной жароплавкой волны, оглушающей вспышкой в клиторе и глубоких мышцах вульвы.

- Думаешь, я такая хорошая танцовщица? – неудачная попытка сбежать от возбуждения была мгновенно пресечена беспощадной рукой Дэниэла. Его ладонь скользнула с моей поясницы на кокетку джинсов без явного стеснения и предвзятостей. Медленные нежные поглаживания копчика с переменным перемещением пальцев на холмики ягодиц чуть ниже.

- Я в этом даже не сомневаюсь! К чёрту все эти походы по барам и клубам! К чёрту твою Сэм и подруг! Следующий уик-энд, оба дня и обе ночи только у меня, в моей постели, пока головка моего члена не сотрётся до кровавых волдырей! Я буду е**ть свою девочку, пока она не сорвёт свой нежный голосок от криков и не потеряет несколько раз сознание от множественных оргазмов!

- Дэн, перестань! – нет, не останавливайся! Говори! Пожалуйста… Ещё… обжигай кожу лица жаром своего шёпота и бесстыдным взглядом, проникающим в меня до самых скрытых интимных точек моего тела через мои же глаза!

- Не могу! – приподнимает голову, чтобы запечатлеть на моём лбу горячий томный поцелуй. Рука сильней надавливает на копчик, заставляя меня плотнее вжаться животом в ширинку брюк, прочувствовать через лёгкую боль на нежной мягкой коже рельеф от оттиска твёрдой налитой кровью плоти, беспощадно сдавленной жёсткой тугой тканью штанов.

- Я с ума схожу от мысли, что не могу сделать своей девочке то, что мне сейчас больше всего хочется! Держать её в своих руках, - поднимает обе руки, чтобы обхватить ладонями мне голову, накрыть плечи изгибами локтей, прижаться крепче, чем это вообще возможно. – И не иметь возможности поцеловать её туда, где у неё сейчас всё набухает и течёт. Полизать ей клитор и внутренние края обеих распухших половинок губок, пое**ть языком влагалище…

Мои ладошки сами соскальзывают с его плечей, судорожно хватаюсь за талию, сжимая дрожащими пальчиками упругие мышцы и кожу вместе со складками рубашки. Его рот накрывает мои приоткрытые губки ответным сбивающим порывом. Язык беспрепятственно жадным толчком заполняет полость моего ротика живой бархатной массой. Мой приглушённый стон вместе со скользящими атаками языка Дэниэла взрываются импульсной отдачей по всем эрогенным точкам – острым болевым сжатием-спазмом в мышцах вагины, вульвы и клитора. Интуитивно, изо всех сил сжимаю бёдра изнутри, ещё больше сдавливая и стимулируя воспалённое возбуждение. Ещё немного, и меня накроет вспышкой непредвиденного оргазма!

Я ненормальная?! Я сошла с ума?! Мне срочно надо остановиться!!!..

Господи! Дэнни! Зачем… зачем мы сюда пришли?!..

-…И долго они собираются сосаться? Или ждут, когда-то кто-то к ним подойдёт и отдерёт друг от друга? Клянусь мамой, он специально всё это… делает! Типа демонстрирует свое доминирующее превосходство альфа-самца! «Девочки, нравится вам это или нет, но я среди вас единственный у кого есть член!»

- Сэм, бога ради, да оставь ты их уже в покое!

Легко сказать, Шэнни! Ты забыла, кто такая Саманта Грин? Она скорей обреется наголо и подастся в кришнаиты, чем позволит себе сойти с намеченного пути.

- Почему ты просто не можешь порадоваться вместе со всеми за Элл? – пацифистка Кэтти впервые сошла с нейтральной позиции, заняв определённую сторону в нашем расколовшемся надвое лагере. – Взгляни на них хотя бы раз без всех этих своих заморочек! Они же такая прекрасная пара, даже не смотря на разницу в возрасте!..

- Ты это сейчас, надеюсь, не специально… про разницу в возрасте? Это равносильно подрезать мне ахиллесово сухожилие! Не, девчонки, вы что, реально ослепли? Или переборщили с дозировкой розовых очков? Я что, единственная вижу перед собой здорового взрослого мужика, который в этот самый момент тискает и лапает хрупкую дюймовочку?

- Не такая уж Элл и дюймовочка! Вечно тебя тянет всё драматизировать и выворачивать кишками наружу! И если уж с чем и сравнивать, то Дэн куда более подходящая кандидатура, и неоспоримо выигрывает по всем показателям на фоне того же Митчелла! По крайней мере, у него чистая кровь, мозги и всё остальное! Да и по возрасту просто обязан был уже нагуляться и остепениться!

- Шэнни, милая, уж от кого я не ожидала подобных пёрлов, так это от тебя! Здрасьте, прибыли, конечная авто-док?! Мэднэлл – мужик, маму вашу!!! Ему по статусу положено гулять и ходить налево! Это их порода… сущность! Они с зачатия полигамны и ни за что, ни при каких обстоятельствах не упустят возможности воспользоваться подвернувшимся шансом!.. Не, серьёзно, вы реально поверили, что у него кроме Элл больше никого нет?! У такого породистого красавчика с накаченной задницей не имеется про запас парочки горячих вариантов? Сто процентов, в его доме где-нибудь припрятан блокнот или целый еженедельник с алфавитным указателем имён и телефонов всех его секс-контактов! Могу поклясться, он давным-давно исписан от корки до корки, как вдоль, так и поперёк!

- Сэм, ты меня, конечно, дико извини, но, по-моему, ты сейчас чисто гонишь! Это тот, так называемый случай – попытка выдать желаемое за действительное? Если тебе ТАК не нравится Мэндэлл, какого ты тогда вообще устроила эту стрелку со знакомством? Послала бы ему с курьером коробку конфет, начиненных цианидом, и вопрос был бы улажен за пару укусов!

- Нет, Сэмми, серьёзно! Неужели так сложно порадоваться за лучшую подругу, пожелать ей счастья… поддержать?..

- Господи, Кэт, а, по-твоему, какого лешего я вообще сюда припёрлась?!

- Вот и мне интересно, Сэм! Какого?! Особенно мне показались весьма занимательными моменты со странными разговорами про наркоманию и отца Эллис!

- Да ладно, Шэн, что тут непонятного? Всего-то прощупывала почву! Или вам хотелось, чтобы Элл сошлась с очередным нариком?

- Это называется «прощупывала»?! Да ты тут размахивалась базукой и лупила ею по мебели, как та оголтелая мартышка! Только и втыкал, сжимая очко, как бы ненароком и по чистой случайности наша амазонка не спустила курок!

- Ну, конечно, Саманта Грин – паникёр и диверсант-подрывник! Ладно, сознаюсь, я просто хотела ускорить приближение развязки этой душещипательной истории! Пока ещё нашу Эллис не засосало по самую макушку, не оставив на поверхности хотя бы косички, за которую можно было бы ухватиться! Нравится вам это или нет, но лично я куда более чем уверена, что эти отношения обречены на провал! Чтобы у человека, прожившего треть века, за спиной не тянулся товарняк, с забитыми вагонами ломаных дров?.. я вас умоляю! Рано или поздно, он обязательно спалится! Да лично мне и делать ничего не надо, просто ждать и лениво плевать в потолок. Меня сейчас больше волнует Эллис! Это ей придётся потом отмываться от этого смрада и пытаться по ходу не свихнуться от всей его вони и привкуса!

- Фу, Сэм! Может, хватит уже?! Чтож тебе так неймётся и страстно хочется, чтобы Дэниэл оказался с гнильцой? Ещё немного и собственноручно вспорешь ему брюхо, чтобы это проверить!

- Идея, безусловно, заманчивая, но уж больно отдаёт статьёй из уголовного права! Нет, всё куда примитивней и целомудренней! Я здесь только для подстраховки!

- Типа бдительной нянечки и дуэньи? Подогреть вовремя бутылочку и сменить памперсы?

- Ага, только вместо детского питания флакончик с ядрёным успокоительным… Мать моя женщина! А эту лохудру каким ветром сюда занесло?

Кэтти, Шэнни развернули свои лица вслед за оцепеневшим взглядом Саманты Грин. У обеих почти одновременно отвисли челюсти.

С единственной деревянной ступени порога входа в зал, медленно спускалась… Рейчел Кокс! Белый редингот, тёмно-коричневые бриджи с более тёмной замшевой вставкой-леей, чёрные сапоги на низком каблуке, стянутые на затылке в тугой узел волосы… В общем, не хватало только жокейского шлема (или цилиндра) на голову и стека с перчатками в руку и на руки (неужели в Эшвилле где-то был ипподром… или частное ранчо?). За белой королевой шевствовали Кимберли и Фибиана в схожем наборе одежды для верховой езды, но более тёмных расцветок. Компактные сумочки в руках всей троицы, смотрелись под крой данного облачения немного странно и не совсем к месту. Хотя, нет! Именно эта троица как раз и была здесь совершенно не к месту! Они даже оглядывались по сторонам с таким ярким набором смешанных чувств на растерянных личиках, будто попали сюда по чистой случайности. Три Алисы в Зазеркалье! Добро пожаловать в мир простых смертных!

- Может в туалет приспичило или… мотор заглох? – Кейт с неизменной позиции альтруиста-пацифиста и по совместительству любителя братьев наших младших, выдвинула первой одно из возможных предположений. – Понадобилось позвонить в тех.мастерскую?

- Кэтти, я тебя умоляю! Какой звонить? У этих стерв по два сотовых – один в машине, другой в сумочке!

Каким-то невообразимым чудом, Рейчел Кокс так и не заметила наших девочек, двинувшись прямиком в сторону игровой зоны и танцпола. Чтож, зрение у неё было на редкость отменным – увидела, сразу же нашла то, ради чего не побоялась сюда войти. А остальное уже не важно! Цель обнаружена, главная часть миссии завершена. Ждите дальнейший указаний!..

- А может ей захотелось шары покатать? – Шэнни то ли пошутила, то ли сделала собственную ставку-предположение. – А что? Такие фифы в принципе не могут захотеть поиграть в бильярд?

- Ага, и по ходу от скуки вмазать в пинг-понг! Ты только погляди, как она смотрит на столики! Да она в жизни не сядет ни за один из них, даже под дулом револьвера у виска!.. Какого чёрта она остановилась?

- Не может быть! Она садится за столик! – Шенон наигранно округлила глазки, изображая «откровенный» шок.

- Чтоб я сдохла! – шепчет Сэм, не удержав собственную нижнюю челюсть от полного провисания.


Сейчас читают про: