double arrow

Историческая ночь 1637 года


Вы, конечно, помните у Дюма: герцог Бекингэм тайно приплыл из Лондона на свидание к королеве Анне, и его проводит во дворец ее камеристка гос­пожа Бонасье. На самом деле британский герцог никогда не приезжал тайно на свидание к коро­леве. К ней приехал ДРУГОЙ. Но что поражает: Дюма, не знавший о визите другого, описал детали пугающе верно. Бекингэм, в воображении Дюма, приплыл из Лондона, и де Бофор в действитель­ности – приплыл из Лондона. На Бекингэме, по Дюма, плащ мушкетера, и на Бофоре был такой же плащ. В воображении Дюма Бекингэма тайно, с опасностью, проводит к королеве жена трактир­щика г-жа Бонасье. В действительности так же тайно, с опасностью, в историческую мартовскую ночь герцогиня де Шеврез должна была провести в спальню королевы красавца де Бофора.

Однако по порядку.

Франсуа де Бофор приплыл ночью на англий­ском судне под французским флагом и высадился в окрестностях Булони. Вместе с маленьким отря­дом поскакал в Париж. Оставив своих людей у во­рот Сен-Дени, он верхом въехал в Париж в поло­вине одиннадцатого вечера. Здесь ждала его в ка­рете Мария де Шеврез. Но Ришелье знал о его приезде.

Гвардейцы кардинала встали у всех входов в Лувр. Ждали высокого человека в плаще мушкетера, ко­торый попытается проникнуть в Лувр.

О том, что Ришелье стало известно о прибы­тии Бофора, герцогиня де Шеврез узнала от своего прежнего любовника маркиза де Лотрека. Но узнала поздно, когда Франсуа уже высадился во Франции. Однако великая интриганка сумела под­готовиться.

Высокий человек в плаще мушкетера скакал по на­правлению к Лувру. У площади Карузель остановил коня, привязал к коновязи и направился к потай­ному ходу в Лувр (он был в парке Тюильри). И то­гда гвардейцы кардинала, сидевшие в засаде, на­пали на него. Он выхватил шпагу. В течение десяти минут он бился один с четырьмя гвардейцами кар­динала. В конце концов, уложив двоих, прыгнул в седло и поскакал прочь. Оставшиеся двое дружно бросились в погоню.

Тотчас около оставленного гвардейцами по­тайного входа появилась парочка, старательно (и страстно) изображавшая влюбленных. Это были герцогиня де Шеврез и Франсуа де Бофор. Она то­ропливо открыла ключом дверь в подземный ход, и оба исчезли в темноте подземелья.

Между тем всадник, изображавший герцога де Бо­фора, выстрелами из мушкета остановил обоих пре­следователей. Гвардейцы довольно поспешно пред­почли отстать. Нежданно легко избавившись от погони, всадник повернул на улицу де Бак, где сни­мал в это время квартиру.

Таково было первое появление в нашей исто­рии молодого человека по имени Шарль д'Артаньян. В дальнейшем, дорогой друг, ему придется появиться не раз в нашем повествовании, и я рас­скажу о нем подробнее.

(К моему изумлению, манера рассказывать месье Антуана сильно переменилась. Он перестал грезить наяву, забывать обо мне и время от вре­мени смотреть на меня с изумлением. Теперь месье Антуан рассказывал как-то обычно, даже бытово, как рассказывают забавную историю, которая про­изошла с тобой самим и совсем недавно.)

– Сейчас же объясню, кратко, – сказал месье Антуан. – Гасконец в это время уже успел просла­виться победным участием в трех дуэлях, точнее, в трех смертях от его шпаги. Он был нищ, к тому же недавно у него случилось несчастье – пала ло­шадь. Так что, когда герцогиня де Шеврез через своего посланца маркиза де Лотрека предложила молодому человеку нового коня и серьезную сумму в придачу, он согласился. За это вознаграждение наш головорез должен был изобразить некоего не­известного господина, желающего проникнуть в Лувр через потайной вход в саду Тюильри. После чего, уложив как минимум двоих гвардейцев кар­динала, увести всех остальных за собой. И ему, как я уже рассказывал, с легкостью, кстати удивившей его самого, удалось это сделать.


Сейчас читают про: