double arrow

А. Завет дел


Многим представляется неуместным говорить о том, что Бог заключил с Адамом и Евой в Эдемском саду завет дел. Слово «завет» не употребляется в повествовании Книги Бытие. Однако основные составляющие части завета там присутствуют: ясное определение сторон, набор условий, которые опре-деляют их взаимоотношения, обетование благословений в случае послуша-ния и условия получения этих благословений. Более того, в Ос. 6:7, в связи с грехами Израиля, говорится: «Они же, подобно Адаму, нарушили завет» (RSVmg, также NIV, NASB)1. В этом отрывке подразумевается, что Адам со-стоял в отношениях завета, которые он нарушил в Эдемском саду. Кроме того, в Рим. 5:12—21 Павел рассматривает Адама и Христа как глав народа, который они представляют, и это полностью укладывается в представление о том, что Адам до падения состоял в завете с Богом.

Очевидно, что в Эдемском саду был изложен определенный набор обяза-тельных условий, которые определяли отношения между Богом и человеком. Обе стороны явно присутствуют, когда Бог обращается к Адаму и дает ему повеления. Требования, определяющие взаимоотношения, ясно видны в по-велениях, данных Богом Адаму и Еве (Быт. 1:28—30; ср.: 2:15). И в прямом повелении, данном Адаму: «От всякого дерева в саду ты будешь есть; а отде-рева познания добра и зла, не ешь от него; ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертию умрешь» (Быт. 2:16,17).

1 RSV переводит этот стих следующим образом: «Но в Адаме они нарушили завет» («but at Adam they transgressed the covenant*); но в примечании говорится, что это конъек-турная поправка и что еврейский текст вдействительности гласит: «как Адам» (евр.3אדם). Еврейский предлог Э означает «как», а не «в». Слово, переведенное «Адам» (евр. אדם), можно перевести также «человек», но тогда предложение теряет смысл: общеизвестных нарушений завета человеком не существует. Едва ли кто-то стал бы говорить в сравни-тельном смысле об израильтянах в их нынешнем состоянии (в котором они люди) и утверждать, что они нарушили завет «как человек». Такое утверждение практически под-разумевало бы, что израильтяне не люди, а какой-то иной вид творения. Поэтому пере-вод «подобно Адаму» следует считать предпочтительным. (Аналогичное еврейское выра-жение переведено «как Адам» в Иов. 31:33 в NASB, RSVmg и в NIVmg [в русской сино-дальной версии — «как человек». — Примеч. пер.].)

В этом утверждении, обращенном к Адаму и посвященном древу позна-ния добра и зла, имеется обетование о наказании за неповиновение (о смерти, т. е. смерти в широком смысле) — о смерти физической и духовной, а также вечной — отделении от Бога2. В обетовании о наказании за неповиновение есть и скрытое обетование о благословении за послушание. Это благослове-ние состояло бы в отсутствии смерти, здесь подразумевается, что благослове-ние было бы противоположностью «смерти». Оно состояло бы в физической и духовной бесконечной жизни во взаимоотношениях с Богом. Присутствие «дерева жизни посреди рая» (Быт. 2:9) также символизировало обетование веч-ной жизни с Богом, в том случае, если бы Адам и Ева исполнили условия за-вета, полностью подчинившись Богу, пока Тот не решил бы, что время их ис-пытания завершено. После падения Адама и Евы Бог удалил их из сада, в том числе и для того, чтобы они не могли вкусить от плода древа жизни и не стали «жить вечно» (Быт. 3:22).

Есть и другое свидетельство, подтверждающее, что взаимоотношения за-вета в Эдемском саду включали в себя обетование вечной жизни, в случае если бы Адам и Ева полностью покорились Богу. Оно заключается в том, что даже в Новом Завете Павел высказывается в том смысле, что послушание, если бы оно было возможно, даровало бы жизнь. Он упоминает о «заповеди, данной для жизни» (Рим. 7:10; букв, о «заповеди к жизни»), и, чтобы показать, что закон не покоится на вере, цитирует Лев. 18:5, а затем говорит в отношении уело-вий закона: «Кто исполняет его, тот жив будет им» (Гал. 3:12; ср.: Рим. 10:5).

Иные заветы в Писании были наделены неким внешним «знаком», кото-рый их сопровождал (таким, как обрезание или крещение и Вечеря Господня). В Книге Бытие никакого знака для завета дел не установлено, но если бы нам было нужно назвать такой знак, то мы, вероятно, указали на древо жизни по-среди сада. Вкушая от этого дерева, Адам и Ева причащались бы обетования вечной жизни, даруемой Богом. Сами плоды не обладали неким магическим действием, это был лишь знак, с помощью которого Бог внешне гарантиро-вал наличие определенной внутренней реальности.

2 Наказание смертью начало осуществляться с того дня, как Адам и Ева согрешили, но свершалось оно медленно, по мере того, как их тела старели. Обетование о духовной смерти совершилось незамедлительно, так как они были отрезаны от общения с Богом. Смерть вечного проклятия постигла их заслуженно, но ссылки на искупление в тексте (см.: Быт. 3:15,21) предполагают, что это наказание в конечном счете было преодолено искуплением Христа.

3 Тем не менее животные были включены вместе с людьми в завет, который Бог изрек Ною, обещая, что он никогда больше не разрушит землю потопом (Быт. 9:8—17).

Почему так важно говорить об отношениях между Богом и человеком в Эдемском саду как о взаимоотношениях завета! Это напоминает нам о том факте, что эти взаимоотношения, в том числе повеление повиноваться и обе-тование благословения за послушание, не были чем-то автоматически воз-никшим в отношениях между Творцом и творением. Бог не установил завета, например, с сотворенными Им животными3. Также и природа человека в том виде, в каком ее сотворил Бог, не требовала, чтобы Бог общался с человеком или давал какие-либо обетования о подобном общении с людьми или какие-либо ясные указания на то, что человек должен делать. Все это было выраже-нием отеческой любви Бога к мужчине и женщине, которых Он сотворил. Кроме того, когда мы определяем эти отношения как «завет», это помогает нам увидеть ясные параллели между этими отношениями и последующими отношениями завета, которые имели место между Богом и Его народом. Если все элементы завета присутствуют (ясное соглашение сторон, утверждение условий завета и обетование благословения за послушание и наказания за неповиновение), то нет никаких причин, по которым нам не следовало бы го-ворить об этих отношениях как о завете, так как это и в самом деле был имен-но завет.

Хотя завет, существовавший до грехопадения, определялся разными тер-минами (напр., Адамов завет, или завет природы), судя по всему, самым пра-вильным его наименованием является «завет дел», так как участие в благо-словениях этого завета ясно зависело от повиновения, или от «дел» со сторо-ны Адама и Евы.

Как и во всех заветах, заключенных Богом с людьми, здесь нет никаких переговоров о его условиях. Бог властно излагает завет Адаму и Еве, и у них нет возможности внести изменения. Единственно возможный выбор — это соблюдать его или нарушать.

Действует ли сейчас завет дел? Во многих важных аспектах, безусловно, действует. Прежде всего, Павел подразумевает, что совершенное повинове-ние законам Бога, если бы таковое было возможным, даровало бы жизнь (см.: Рим. 7:10; 10:5; Гал. 3:12). Мы должны также отметить, что наказание за на-рушение этого завета все еще действует, ибо «наказание за грех — смерть» (Рим. 6:23). Это подразумевает, что завет дел остается в силе для каждого че-ловека, остающегося вне Христа, несмотря на то что ни один грешный чело-век не может исполнить его условий и получить благословения. И наконец, мы должны отметить, что Христос ради нас в совершенстве подчинился заве-ту дел, так как Он не совершил греха (1 Пет. 2:22), и в совершенстве повино-вался Богу вместо нас (Рим. 5:18,19).

С другой стороны, в определенном смысле завет дел больше недействите-лен: 1) нам более не предъявляется конкретное требование не вкушать плодов с дерева познания добра и зла; 2) поскольку наша природа греховна (как при-рода христиан, так и нехристиан), мы не в состоянии самостоятельно испол-нить требований завета дел и получить благословение, — таким образом, за-вет имеет непосредственное отношение к людям, но приносит лишь наказа-ние; 3) за христиан Христос успешно выполнил требования этого завета раз и навсегда, и мы обретаем благословение этого завета не действительным по-слушанием, а веруя в заслугу труда Христова. Фактически, если бы совре-менные христиане считали, что они обязаны заслужить милость Божью послушанием, то они лишали бы себя надежды на спасение. «Все, утвержда-ющиеся на делах закона, находятся под клятвою. <.״> А что законом никто не оправдывается пред Богом, это ясно» (Гал. 3:10,11). Христиане были осво-бождены от завета дел благодаря труду Христа и тем, что они были включены в новый завет, завет благодати (см. ниже).


Сейчас читают про: