double arrow

С великою радостью принимайте, братия мои, когда впадаете в различные искушения, зная, что испытание вашей веры производит


Терпение; терпение же должно иметь совершенное действие, чтобы вы были совершенны во всей полноте, без всякого недостатка (Иак. 1:2—4).

Если Бог решает не исцелять, несмотря на то что мы просим Его об этом, то нам следует «за все благодарить» (1 Фес. 5:18) и осознавать при этом, что Бог может использовать болезнь для того, чтобы приблизить нас к Нему и уси-лить в нас повиновение Его воле. Поэтому псалмопевец говорит: «Благомне, что я пострадал, дабы научиться уставам Твоим» (Пс. 118:71); «Прежде стра-дания моего я заблуждал; а ныне слово Твое храню» (Пс. 118:67).

Итак, через болезнь и страдание Бог может помочь нам возрасти в свято-сти — точно так же как и через чудесное исцеление Он может принести нам освящение в вере. Однако в Новом Завете (как в служении Иисуса, так и в апостольском служении) особенно подчеркивается, что в большинстве слу-чаев необходимо просить у Бога исцеления и верить, что и в такой ситуации мы можем обрести благо, независимо от того, будет нам даровано исцеление или нет. Бог должен быть прославлен во всем, а наша вера в Него и нашара-дость должны возрастать.

Д. Говорение на языках и истолкование языков

что авторы посланий в обоих случаях говорят обо всех видах искушений, с которыми мы сталкиваемся в этой жизни, в том числе о болезнях и несчастьях. Неужели Иаков и Петр не хотели, чтобы христиане в болезни не применяли их слова к своей жизни? Едва ли. (Оба эти послания — соборные, и обращены к тысячам христиан.)

Во-вторых, до тех пор пока не возвратится Господь, мы все будем подвержены ста-рению, а тела — дряхлению, и в конечном счете мы умрем. Павел говорит: «Внешний наш человек... тлеет» (2 Кор. 4:16). Процесс старения почти неизбежно влечет за собой физические заболевания.

Наилучшим выводом представляется следующий: те страдания, которые Бог иног-да повелевает нам испытывать, могут заключаться и в физических болезнях, которые Бог, по Своей полновластной мудрости, решает не исцелять. Существует много случаев, когда мы, по различным причинам, чувствуем, что не должны просить Бога в вере об исцелении. Однако даже в этих случаях сердце верующего принимает Слово Божье как истину и верит, что также и это происходит в нашей жизни «ко благу» (Рим. 8:28).

Следует отметить, что греческое слово γλόσσα («язык») означает не толь-ко язык как орган речи (англ. tongue), но и как средство общения (англ. language). Именно это последнее значение имеется в виду в тех стихах Нового Завета, где речь идет о говорении на языках. Очень жаль, что в английских переводах продолжает употребляться выражение «speaking in tongues*, кото-рое в обычном разговорном языке не употребляется и ассоциируется с каким-то странным опытом, совершенно чуждым обычной человеческой жизни. Если бы в переводах использовалось выражение «speaking in languages*, то чита-тель понимал бы его почти так же, как и те люди, которые читали по-гречески

Деяния Апостолов или Первое послание к Коринфянам в I в.36. Однако по-скольку выражение «speaking in tongues» стали использовать весьма часто, мы будем анализировать его.

1. Говорение на языках в истории искупления. Феномен говорения на язы-ках встречается исключительно в новозаветной эпохе. Адам и Ева, до того как впали в грех, говорили на одном языке и были едины в служении Богу и в обще-нии с Ним. После грехопадения люди продолжали говорить на одном языке, но впоследствии объединились против Бога, и стало «велико развращение че-ловеков на земле», и «все мысли и помышления сердца их были зло во всякое время» (Быт. 6:5). Этот единый язык, использовавшийся в противодействии Богу, в конечном счете привел к постройке Вавилонской башни, когда «на всей земле был один язык и одно наречие» (Быт. 11:1). Для того чтобы прекратить этот бунт против Него, «смешал Господь язык всей земли, и оттуда рассеял их Господь по всей земле» (Быт. 11:9).

Когда Бог призвал к Себе Аврама (Быт. 12:1), Он обещал произвести от него «великий народ» (Быт. 12:2), и Израиль, ставший исполнением этого обе-тования, имел единый язык, тот язык, который Бог хотел, чтобы израильский народ использовал для служения Ему. Однако другие народы мира не говори-ли на этом языке, и потому оставались вне Божьего плана искупления. Итак, ситуация несколько улучшилась — по крайней мере, один язык из всех языков мира использовался для служения Богу, тогда как раньше (Быт. 11) люди не про-славляли Бога ни на одном языке.

Теперь, если мы перейдем к эпохе новозаветной церкви и всмотримся в будущую вечность, то увидим, что единство языка будет восстановлено, и на этот раз все люди будут говорить на одном языке для служения Богу и для того, чтобы прославлять Его (Отк. 7:9—12; ср.: Соф. 3:9; 1 Кор. 13:8; возмож-но, Ис. 19:8).

36 NIV в примечаниях к Деян. 2:4,11; 10:46; 19:6 и 1 Кор. 12—14 переводит либо
«languages», либо «other languages*. По приведенным выше причинам, это наилучший
перевод.

37 Этот стих показывает, что чудо заключалось в говорении, а не в слышании. Уче-
ники «начали
говорить на иных языках».

В новозаветной церкви есть некое предвкушение единства языка, кото-рое будет существовать на небесах, однако это предвкушение даруется лишь иногда и только отчасти. В Пятидесятницу, когда Евангелие начало распрос-траняться среди всех народов, ученики, собравшиеся в Иерусалиме, «начали говорить на иных языках, как Дух давал им провещавать» (Деян. 2:4)37. Бла-годаря этому евреи, пришедшие в Иерусалим из других стран, смогли услы-шать «о великих делах Божиих» (Деян. 2:11) каждый на своем языке. Так сим-волически было показано, что Евангелие должно распространиться среди всех народов мира38. Такое событие не могло произойти в ветхозаветный период, потому что тогда смысл проповеди заключался в том, чтобы призвать другие народы присоединиться к иудейскому народу, т. е. стать иудеями, и таким об-разом служить Богу. Но в Пятидесятницу проповедь была обращена к каждо-му народу на его языке, и повсюду люди были призваны обратиться к Христу, чтобы спастись39.

Кроме того, говорение на языках в сочетании с истолкованием также ука-зывает на то время, когда различие в языках, берущее начало в Вавилоне, бу-дет преодолено. Если этот дар присутствует в церкви, вне зависимости оттого, на каком языке произносится слово молитвы и прославления, то все могут его понять. Безусловно, это двухступенчатый процесс, он «несовершенен», как и все дары в этом веке (1 Кор. 13:9), и все же по сравнению с периодом от собы-тий в Вавилоне до Пятидесятницы, когдалюди не могли понимать речи на тех языках, которых они не знали, произошло определенное улучшение.

И наконец, молитва на языках в уединении — это еще одна форма обще-ния с Богом. Павел говорит: «Ибо, когда я молюсь на незнакомом языке, то, хотя дух мой и молится, но ум мой остается без плода» (1 Кор. 14:14). Конечно, это не означает, что только дух л юдей может общаться с Богом, когда они го-ворят на языках, — Павел утверждает, что он молится и славит Бога как на иных языках, так и на своем родном (1 Кор. 14:15). Однако Павел не рассмат-ривает молитву на языках как дополнительное средство общения непосред-ственно с Богом в молитве и поклонении. И вновь мы сталкиваемся с тем, что этот аспект дара, насколько нам известно, не действовал до наступления но-возаветной эпохи.

2. Что такое говорение на языках? Мы можем определить это явление еле-дующим образом: говорение на языках — это молитва или хвала, произнесен-ные словами, которые не понимает человек, произносящий их.

38 Говорение на языках в день Пятидесятницы было необычным, поскольку со-
провождалось «разделяющимися языками, как бы огненными» (Деян. 2:3). Поскольку
огонь в Писании часто является символом очищающего суда Божьего, присутствие
здесь огня может символизировать тот факт, что Бог очищал язык для использования в
служении Ему.

39 Верно, что среди тех, кто первым услышал эту весть, были только евреи в Меру-
салиме (Деян. 2:5), а не язычники, однако символика провозглашения Евангелия на мно-
гих языках указывала на то, что вскоре должно было начаться всемирное проповедни-
ческое движение.

1) Слова молитвы или хвалы, произносимые к Богу. Определение показы-вает, что говорение на языках — это прежде всего речь, обращенная к Богу (а именно молитва или хвала). Этим она отличается от дара пророчества, ко-торый часто заключается в произнесении слов, идущих от Бога к народу в

Его церкви. Павел говорит: «Ибо, кто говорит на незнакомом языке, тот гово-рит нелюдям, а Богу» (1 Кор. 14:2), и если на богослужении нет истолковате-ля, то, как говорит Павел, человек, имеющий дар говорения на языках, дол-жен «молчать в Церкви, а говорить себе и Богу»(\ Кор. 14:28).

Что же это за речь к Богу? Павел говорит: «Ибо, когда я молюсь на незнако-момязыке, то, хотя духмойимолится, но ум мой остается без плода» (1 Кор. 14:14; ср. со ст. 14— 17, где Павел определяет говорение на языках как молитву и бла-годарение, а также со ст. 28). Поэтому говорение на языках, судя по всему, является молитвой или хвалой, направленной к Богу, и при этом исходит от «духа» того, кто говорит. Это согласуется с рассказом в Деян. 2, так как толпа говорила: «Слышим их нашими языками говорящих о великих делах Божи-их» (Деян. 2:11). Это означает, что все ученики славили Бога и в поклонении провозглашали Его великие деяния, и толпа при этом начала слушать их, так как все это произносилось на разных языках. В тексте даже нет никаких ука-заний на то, что ученики сами обрашались к толпе, до Деян. 2:14, где говорит-ся о том, что Петр обращается к присутствующим напрямую, вероятно, по-гречески40.

2)Человек не понимает, что он произносит. Павел говорит: «Ибо, кто гово-рит на незнакомом языке, тот говорит не людям, а Богу, потому что никто не понимает его, он тайны говорит духом» (1 Кор. 14:2). Он говориттакже, что если говорение на языках не сопровождается истолкованием, то не будет и понимания: «Но, если я не разумею значения слов, то я для говорящего чуже-странец, и говорящий для меня чужестранец» (1 Кор. 14:11). Кроме того, гово-рение на языках в общине, если оно не сопровождается истолкованием, не мо-жет быть понято теми, кто его слушает:

40 В Деян. 10:46 сказано, что домочадцы Корнилия «говорили языками и величали Бога». Это также означает, что их речь состояла в произнесении хвалы Богу или была с ней тесно связана грамматически; текст Деян. не позволяет точно определить это.

Я не исключаю, что говорение на языках иногда могло быть обрашено и к людям, а не к Богу. Вероятно, утверждение Павла в 1 Кор. 14:2 — это обобщение, и он не стремил-ся определить все случаи. Основной смысл этого стиха заключается в том, что только Бог можетпонимать неистолкованное говорение на языках, а не в том, что Бог — един-ственный, к Кому может быть обрашена такая речь. Возможно, именно это обращение к людям описано в Деян. 2. Тем не менее 1 Кор. 14 свидетельствует, что подобная речь обращена к Богу, и, похоже, разумно было бы утверждать, что цель говорения на языках в основном заключается именно в этом.

А потому говорящий на незнакомом языке молись о даре истолкова-ния. Ибо, когда я молюсь на незнакомом языке, то, хотя дух мой и молит-ся, но ум мой остается без плода. Что Же делать? Стану молиться духом, стану молиться и умом; буду петь духом, буду петь и умом. Ибо, если ты будешь благословлять духом, то стоящий на месте простолюдина как скажет «аминь» при твоем благодарении? Ибо он не понимает, что ты говоришь. Ты хорошо благодаришь, но другой не назидается. Благода-рю Бога моего: я более всех вас говорю языками; но в церкви хочу лучше пять слов сказать умом моим, чтоб и других наставить, нежели тьму слов на незнакомом языке (1 Кор. 14:13-19).

В Пятидесятницу же апостолы говорили на известных и понятных слу-шателям языках: «Каждый слышал их говорящих его наречием» (Деян. 2:6). И эту речь не понимали сами говорящие; изумление вызывал тот факт, что галилеяне говорили на всех языках (ст. 7). Однако иногда — и Павел подразу-мевает, что это обычный случай, — говорящий использует язык, который «ни-кто не понимает» (1 Кор. 14:2).

41 Робертсон и Пламмер отмечают, что слова из 1 Кор. 14:18 — «Благодарю Бога мо-
его: я более всех вас говорю языками» — «ярко свидетельствуют, что это не иностран-
ные языки» (A. Robertson and A. Plummer, A Critical and Exegetical Commentary on the First
Epistle of St. Paul to the Corinthians,
ICC [Edinburgh: Т. & T. Clark, 1914], p. 314). Если бы это
были известные иностранные языки, которые могли бы понимать чужестранцы, как это
было в Пятидесятницу, тогда зачем Павлу говорить так в ограниченном кругу, где никто
его не поймет, а не в такой церкви, где его могут понять люди, приехавшие из других
стран?

42 Отметим, что в Пятидесятницу говорение на языках имело еще одну особенность,
не характерную для более позднего периода: над головами тех, кто говорил, появились
языки пламени (Деян. 2:3). Ничего подобного при говорении на языках позднее не про-
исходило, даже в тех случаях, которые описаны далее в Деяниях Апостолов.

Некоторые утверждают, что говорение на языках всегда должно быть на из-вес/яныхчеловеческих языках, поскольку именнотак обстояло дело вдень Пяти-десятницы. Однако если это произошло однажды, то не значит, что именно так было всегда, тем более что другое описание говорения на языках (1 Кор. 14)ука-зывает на прямо противоположное. Павел не говорит, что люди, приехавшие в Коринф из других стран, понимали говорящего, напротив, он говорит, что «ни-кто» его не понимал (1 Кор. 14:2,16)41. И Павел прямо говорит, что это нор-мальное явление обычной церковной жизни; если «все станут говорить незна-комыми языками, и войдут... незнающие или неверующие», которые не пони-маюттого, что именно говорится, то они скажут: «вы беснуетесь» (1 Кор. 14:23). Более того, мы должны осознавать, что в 1 Кор. 14 даны общие указания Пав-ла, основанные на богатом опыте говорения на языках в многочисленных церквах, тогда как в Деян. 2 описывается единичный случай, происшедший в значимый для истории спасения момент (Деян. 2 — это историческое повеет-вование, тогда как 1 Кор. 14 — наставление в учении). Поэтому нам следует принять 1 Кор. 14 как отрывок, который наиболее точно описывает обычный опыт говорения наязыках в новозаветной Церкви, и принять изложенные здесь указания Павла как правила, установленные Богом для использования этого дара42.

Так являются ли «языки» известными человеческими наречиями? Иног-да этот дар может выразиться в говорении на человеческом языке, которого сам говорящий не изучал, однако, похоже, обычно этот дар связан с говоре-нием на таком языке, который никто не понимает, вне зависимости от того, человеческий это язык или нет43.

3) Молитва духом, а не умом. Павел говорит: «Ибо, когда я молюсь на не-знакомом языке, то, хотя дух мой и молится, но ум мой остается без плода. Что же делать? Стану молиться духом, стану молиться и умом; буду петь ду-хом, буду петь и умом»( 1 Кор. 14:14,15).

Павел говорит здесь не о Святом Духе, Который молится через нас. Про-тивопоставление «дух мой» и «ум мой» в ст. 14 показывает, что Павел говорит здесь о своем собственном, человеческом духе, о нематериальном аспекте сво-его собственного существа. Когда он использует этот дар, его дух обращается непосредственно к Богу, несмотря на то что его уму не приходится формули-ровать слова и предложения и принимать решения, о чем именно следует мо-литься44. Павел рассматривает такую молитву как нечто, происходящее в ду-ховном мире, в котором наш дух обращается непосредственно к Богу, а наш разум не принимает в этом участия и не осознает того, о чем мы молимся.

43 Павел говорит: «Если я говорю языками человеческими и ангельскими...» (1Кор. 13:1),
подразумевая, возможно, также и говорение на таких языках, которые не являются че-
ловеческой речью. Трудно сказать, считал ли он такую возможность гипотетической,
или вполне реальной, но мы, безусловно, не можем исключить возможности говорения
также и на ангельских языках.

Возражают, что поскольку в греческом языке слово γλόσσα всюду (за пределами книг Нового Завета) означает известные человеческие языки, то оно должно означать то же самое и в Новом Завете. Однако такое возражение не убедительно, поскольку в гре-ческом языке не было слова, которое могло бы лучше подойти для описания этого явле-ния, даже если речь идет о говорении к Богу на языках, которые не являются человечес-кими языками или не вполне «оформленными» языками, но все же передают опреде-ленный объем информации.

Я не утверждаю, что говорение на языках, описанное в Деян. 2,— это явление, отличное от того, о котором Павел говорит в 1Кор. 14.Я просто говорю, что выражение «говорить на языках» в Деян. 2и 1Кор. 14означает речь, которая оформлена в словах, не понятныхдля говорящего, но вполне понятных Богу, к Которому и обращена эта речь. В Деян. 2это была речь на известных человеческих языках, хотя сами говорящие не изу-чали их, тогда как в 1Кор. 14,вероятно, имело место говорение на неизвестных челове-ческих языках, или на ангельских языках, или на каком-то особом языке, даруемом Святым Духом индивидуально каждому говорящему. Это понятие включает в себя доста-точно широкий спектр явлений.

44 Слова «молиться Духом Святым» в Иуд. 20— это не то же самое выражение, так
как в данном случае прямо говорится о «Святом Духе». Иуда просто утверждает, что

Нас может удивить то обстоятельство, что Богдан Церкви дар, который действует в невидимом, духовном мире, и непостижим для нашего разума.

Возможно, первая причина заключается в том, что Бог здесь желает предупре-дить возникновение внас интеллектуальной гордыни и нам следует оставать-ся смиренными. Вторая причина, вероятно, состоит в желании Бога напомнить нам, что Он более велик, чем наш разум, и что Он действует непостижимым для нас образом. И наконец, характерно, что в новозаветную эпоху Бог мно-гое свершает в невидимом, духовном мире. Перерождение, подлинная молит-ва, поклонение «в духе и истине», духовные благословения, которые мы обре-таем через Вечерю Господню, духовная брань, сокровища на небесах, распо-ложение нашего разума к вышнему, к тому миру, где пребывает Христос, — все это и м ногое другое вхристианской жизни связано с тем, что происходит в невидимом, духовном мире, с тем, что мы не видим и не можем до конца по-нять. В свете этого, говорение на языках — это еще одно действие, происходя-щее в невидимом, духовном мире, которое, как мы верим, имеет силу; и мы верим в это потому, что так нам говорит Писание, а не потому, что мы можем постигнуть это нашим разумом (ср.: 1 Кор. 14:5).

4)Состояние не экстатическое, а контролируемое человеком. В ΝΕΒ «гово-ре ние на языках» переводится как «экстатическая речь». Получается, что го-ворящие на языках не осознают происходящего вокруг них, или теряют конт-роль над собой, или вынуждены говорить на языках против собственной воли. Кроме того, в пятидесятническом движении были церкви, где допускалось буйное и беспокойное поведение на богослужениях, и у некоторых людей ело-жилось представление, будто говорение на языках — это некая разновидность экстатической речи.

Однако в Новом Завете мы наблюдаем совершенно иную картину. Даже когда Святой Дух сошел в день Пятидесятницы с небывалой силой, ученики были способны прекратить говорение на языках, чтобы Петр смог произнес-ти свою проповедь. В более точной форме на это указывает Павел:

Если кто говорит на незнакомом языке, говорите двое, или много трое, и то порознь, а один изъясняй. Если же не будет истолкователя, то молчи в церкви, а говори себе и Богу (1 Кор. 14:27,28).

христиане должны молиться в соответствии с природой и водительством Святого Духа, что вполне может выражаться и в говорении на языках, но также и в других видах молит-вы на языках, которые можно понять. Также и высказывание «Всякою молитвою и про-шением молитесь во всякое время духом» (Еф. 6:18) имеет отношение к любой молитве в любое время. Здесь речь идет о молитве, согласующейся с природой Святого Духа, чувст-вительной к Его водительству, но которую не следует сводить только к говорению на языках. Однако говорение на языках, среди прочих разновидностей молитвы, также может быть отнесено к этому высказыванию. (О том, что христиане могут совершать «во Святом Духе», см. в гл. 29.)

Здесь Павел требует, чтобы говорящие на языках высказывались пооче-редно, и ограничивает их число тремя. Отсюда ясно, что они понимали происходящее вокруг и были способны контролировать себя. Если рядом не нахо-дилось никого, кто мог бы истолковать их речь, то они легко могли хранить молчание. Все эти факты указывают на то, что говорение на языках подразу-мевает прекрасное владение собой и не дает повода считать это в некотором роде экстатической речью.

5) Говорение на языках без истолкования. Если в собрании нет никого из тех, кто имеет дар истолкования, то, как сказано в процитированном выше отрывке, высказывание не должно быть публичным.

Павел говорит о молитве на языках и о пении на языках: «Стану молиться духом, стану молиться и умом; буду петь духом, буду петь и умом» (1 Кор. 14:15). Это еще раз подтверждает данное выше определение, в котором мы рассматри-вали говорение на языках как нечто в первую очередь обращенное к Богу в мо-литве и хвале. Это также дает законное основание для пения на языках как пуб-лично, так и в узком кругу. И все же к пению применимы те же правила, что и к говорению: если нет истолкователя, то публично петь не следует45.

В1 Кор. 14:20—25 Павел говорит, что, если верующие говорят на языках без истолкования, то они поступают и мыслят «как младенцы» (1 Кор. 14:20). Здесь же он цитирует Ис. 28:11,12: «Иными языками и иными устами буду говорить народу сему, но и тогда не послушают Меня, говорит Господь» (1 Кор. 14:21).

В контексте Ис. 28 Бог предостерегает непокорный израильский народ, что следующими словами, которые они услышат от Него, будут слова чуже-земцев, не понятные им, — на Израиль пойдет войной ассирийское войско, которое будет орудием суда Божьего. Павел возводит это в общий принцип: если Бог обращается к народу на языках, которые народ не может понять, то это явно суд Божий.

45 В наши дни многие церкви практикуют то, что принято называть «пением в Духе», во время которого все собрание или его большая часть одновременно поет на языках, импровизируя мелодию индивидуально, основываясь на определенном доминирую-щем музыкальном тоне. Хотя многие люди подтверждают, что в этом есть красота и духовная мошь, все же мы должны подчеркнуть, что это противоречит указанию Павла в 1Кор. 14:27,28,где сказано, что говорящие на языках должны сменять друг друга и на богослужении их не может быть больше трех, причем говорение должно сопровождаться истолкованием. Хотя такое пение может казаться прекрасным тем, кто к нему привык, и хотя Бог в некоторых случаях может использовать его для обращения неверующего человека, все же Павел прямо говорит, что в целом такое поведение истолковывается неверующими как «беснование» (1Кор. 14:23).Такую практику можно было бы заме-нить пением на понятном языке, что согласовывалось бы с Писанием и было бы дейст-вием, совершаемым из любви к ближним.

Павел справедливо применяет это к ситуации, когда на богослужении происходит говорение на языках без истолкования. Он называет это знаме-нием (знамением осуждения) для неверующих:

Итак языки суть знамение не для верующих, а для неверующих; пророчество же не для неверующих, а для верующих. Если вся церковь сойдется вместе, и все станут говорить незнакомыми языками, и вой-дут к вам незнающие или неверующие, — то не скажут ли, что вы бес-нуетесь? (1 Кор. 14:22,23).

Здесь Павел употребляет слово «знамение» в значении «знак отношения Бога» (вне зависимости оттого, положительное оно или отрицательное). Язы-ки, которые не понятны пришедшим, — безусловно отрицательноезншент, знамение осуждения. Поэтому Павел предостерегает коринфян, чтобы они не давали такого знамения тем, кто приходит к ним. Он говорит им, что если к ним приходит посторонний и слышит непонятную речь, он, безусловно, не бу-дет спасен и придет к выводу, что коринфяне беснуются; в таком случае язы-ки без истолкования будут действовать как знамение осуждения Божьего.

Напротив, Павел говорит, что пророчество, которое также является зна-мением отношения Бога, — это положительное знамение благословения Бо-жьего. Поэтому он и говорит, что пророчество — это знамение «для верую-щих» (ст. 22). Именно поэтому он завершает свое рассуждение следующим выводом: «Но когда все пророчествуют, и войдет кто неверующий или незна-ющий, то он всеми обличается, всеми судится, и таким образом тайны сердца его обнаруживаются; и он падет ниц, поклонится Богу и скажет: „истинно с вами Бог"» (ст. 24, 25). Когда такое происходит, верующие, безусловно, по-нимают, что Бог действует среди них, принося благословение, и пророчество действует как знамение для верующихо положительном отношении к ним Бога46.

46 См.: Wayne Grudem,1 ״ Corinthians 14:20—25: Prophecy and Tongues as Signs of God's Attitude", И׳Т/41:2 (Spring 1979), pp. 381—396, где этот вопрос рассматривается более под-робно.

Однако, несмотря на предостережения, Павел, безусловно, относится к этому явлению положительно и одобряет его в узком кругу. Он говорит: «Кто говорит на незнакомом языке, тот назидает себя; а кто пророчествует, тот на-зидает церковь» (1 Кор. 14:4). Каков же его вывод? Он заключается не в том (как утверждают некоторые), что христианам следует использовать дар толь-ко публично или полагать, что его использование при других обстоятельствах не имеет ценности. Напротив, Павел говорит: «Что же делать? Стану молить-ся духом, стану молиться и умом» (ст. 15). Он говорит также: «Благодарю Бога моего: я более всех вас говорю языками» (ст. 18); «Желаю, чтобы вы все говори-ли языками; но лучше, чтобы вы пророчествовали» (ст. 5); «Ревнуйте о том, что-бы пророчествовать, но не запрещайте говорить и языками» (ст. 39). Если при-нятое нами ранее определение дара говорения на языках как молитвы или про-славления Бога правильно, то мы, конечно, должны ожидать, что за ним последует назидание, даже если разум говорящего и не осознает, что именно произносится. При этом его дух напрямую общается с Богом. Также как молитва и поклонение в целом назидают нас, когда мы в них участвуем, так и этот вид молитвы и поклонения назидает нас, как этому учит Павел.

6) Говорение на языках с истолкованием. Павел говорит: «Пророчеству-ющий превосходнее того, кто говорит языками, разве он притом будет и изъяс-пять, чтобы церковь получила назидание» (1 Кор. 14:5). Когда сказанное на языках истолковано, то все могут это понять. Павел говорит, что в таком слу-чае говорение на языках настолько же ценно для церкви, как и пророчество. Отметим, он не говорит, что эти два дара имеют одни и те же функции (другие тексты указывают, что пророчество — это речь от Бога к человеческим суще-ствам, тогда как говорение на языках — это речь людей, направленная к Богу). Однако Павел ясно говорит, что они имеют одинаковое значение для назида-ния церкви.

7) Не все говорят языками. Не все христиане являются апостолами, не все — пророками и учителями, не все обладают даром исцеления и точно также не все говорят языками. Павел совершенно отчетливо указывает на это, когда задает несколько вопросов, предполагая получить отрицательные ответы; среди про-чих вопросов есть и следующий: «Все ли говорят языками?» (1 Кор. 12:30). И здесь тоже подразумевается отрицательный ответ47. Иногда утверждают, что Павел лишь имеет в виду, что не все говорят языками публично, и, вероятно, он допускал, что все могут говорить языками в ином окружении. Однако такое разграничение кажется чуждым контексту и неубедительным. Павел просто сообщает, что не все говорят языками. Вот его следующий вопрос: «Все ли истолкователи?» (ст. 30). А вот два предшествующих вопроса: «Все ли чудо-творцы? Всели имеют дары исцелений?» (ст. 29,30). Станем ли мы проводить подобное же разграничение в отношении этих даров — т. е. утверждать, что не все истолковывают языки публично, но все христиане способны делать это в частном окружении*! Или что не все могут совершать чудеса публично, но способны делать это дома? В каждом из этих случаев подобное разграничение не согласуется с контекстом.

47 Греческая частица μη' перед вопросительной конструкцией подразумевает, что от
читателя ожидается ответ «нет». NASB прекрасно передает смысл вопроса: «Ведь не го-
ворят же все языками, не так ли?»

48 О крещении Святым Духом см. в гл. 38.

49 Это учение до сих пор является официальной позицией пятидесятнической церк-
ви США «Ассамблеи Божьи».

Утверждение о том, что все христиане могут говорить языками (несмотря на утверждение Павла, что не все могут говорить языками), в большинстве случаев, вероятно, основывается научении о крещении Святым Духом, кото-рое происходит после обращения48, на учении, которое рассматривает говоре-ние на языках как начальный «знак» обретения крещения Святым Духом49.

Однако в отношении такого взгляда остается много спорных вопросов (как это показано в гл. 38). Судя по всему, разумнее истолковывать 1 Кор. 12:30 в том значении, которое там ясно прочитывается: не все говорят языками. Дар говорения на языках — как и любой другой дар — даруется Святым Духом не каждому христианину, который ищет этого дара. Он «разделяет каждому особо, как Ему угодно» (1 Кор. 12:11).

Однако в Писании нигде не говорится и о том, что лишь немногие будут обладать даром говорения на языках, а поскольку этот дар Павел рассмат-ривает как полезный для назидания, молитвы и поклонения (по крайней мере, на личном уровне, если не в церкви), то нет ничего удивительного в том, что Святой Дух щедро распределяет этот дар и его обретают многие хри-стиане50.

8) Как быть с бесовскими имитациями? Иногда христиане боятся говорить языками, полагая, что, не осознавая, они могут произнести богохульство, или то, что внушено не Святым Духом, а бесом.

Во-первых, нужно сказать, что это совершенно не беспокоило Павла, даже в Коринфе, где многие были воспитаны в языческой храмовой традиции, там, где, как говорил сам Павел, «язычники, принося жертвы, приносят бесам, а не Богу» (1 Кор. 10:20). Тем не менее Павел говорит: «Желаю, чтобы вы все говорили языками» (1 Кор. 14:5). Он не предостерегает коринфян опасаться бесовских имитаций или даже думать, что это возможно, когда они использу-ют дар говорения на языках.

50 Иногда в подтверждение мнения о том, что все христиане могут говорить языка-ми, приводится Мк. 16:17: «Уверовавших же будут сопровождать сии знамения: именем Моим будут изгонять бесов; будут говорить новыми языками». Однако в ответ на это следует отметить следующее: 1) вероятнее всего, этот стих первоначально не был частью Евангелия от Марка, так как многие ранние, заслуживающие доверия рукописи не со-держат в себе отрывок Мк. 16:9—20, следовательно, это шаткое основание для построе-ния того или иного учения (см. гл. 16); 2) даже если этот отрывок и не является частью Писания, он, безусловно, является свидетельством очень ранней традиции в истории Церкви; но даже и в этом случае он не подтверждает, что все верующие будут говорить языками. В следуюшем предложении говорится: «Будут брать змей» (ст. 18), но ни один ответственный толкователь не скажет, что это утверждение справедливо для каждого христианина; 3) в этом отрывке не прослеживается никакой связи между говорением на языках и крещением Святым Духом.

Богословская причина такой позиции Павла заключается в том, что Свя-той Дух мощно действует в жизни верующих. Павел говорит: «Потому сказы-ваю вам, что никто, говорящий Духом Божиим, не произнесет анафемы на Иисуса, и никто не может назвать Иисуса Господом, как только Духом Свя-тым» (1 Кор. 12:3). Здесь Павел успокаивает коринфян, утверждая, что если они говорят силой Святого Духа, которая в них действует, то они не произнесутна Иисуса анафемы51. Отрывок 1 Кор. 12:3 призван служить успокоением коринфянам, которые могли с подозрением относиться к некоторым христи-анам, прежде поклонявшимся бесам в коринфских храмах. Не могло ли это бесовское влияние продолжаться и в использовании духовных даров? Павел же предлагает твердое правило: люди, подлинно исповедующие, что «Иисус есть Господь», могут совершать такое исповедание только через работу в них Святого Духа, и тот, кто говорит силой Святого Духа, никогда не произнесет богохульства на Иисуса52. Итак, Павла этот вопрос не тревожит. Он просто призывает верующих молиться на языках и говорит, что если они делают это, то назидают себя53.

9) Связан ли отрывок Рим. 8:26,27 с говорением на языках? Павел пишет:

Также и Дух подкрепляет (нас) в немощах наших; ибо мы не знаем, о чем молиться, как должно, но Сам Дух ходатайствует за нас воздыхания-ми неизреченными. Испытующий же сердца знает, какая мысль у Духа, потому что Он ходатайствует за святых по воле Божией (Рим. 8:26,27).

Павел здесь не упоминает говорение на языках прямо, это общее утверж-дение относительно жизни всех христиан, поэтому мы считаем: не правильно утверждать, что Павел имеет здесь в виду говорение на языках. Он говорит о более общем опыте в молитвенной жизни каждого христианина.

51 Могут возразить, что говорение на языках—это не речь, усиленная Святым Духом,
а речь, которая исходит отдуха самого говорящего. Однако Павел явно рассматривает все
эти духовные дары как усиленные Святым Духом, даже такие, в которых человеческая лич-
ность полностью участвует в молитве. Это было бы справедливо в отношении учителей,
помощников и управителей, равно как и в отношении тех, кто говорит на языках. Во всех
этих случаях действующая сила — это христианин, обладающий определенным даром и
использующий его, и тем не менее все эти дары получают усиление от Святого Духа в их
действии, и это справедливо также и в отношении говорения на языках.

52 Большое значение как ободрение имеют слова Иоанна по поводу бесовских сил,
пришедших в мир: «Тот, Кто в вас, больше того, кто в мире» (1 Ин. 4:4).

53 В некоторых популярных книгах приводятся рассказы о том, как христиане,
утверждавшие, что они говорят на языках, на самом деле были одержимы бесом, кото-
рый и внушал им эту речь, и о том, как этот бес был в последствии изгнан. (См., напр.:
С. Fred Dickason, Demon Possession and the Christian [Westchester, 111.: Crossway, 1987], pp. 126,
127; 188—191; 193—197.) Однако это лишь еще одно подтверждение, что опыт следует
подчинять Писанию и проверять Писанием, а не наоборот. Нам следует быть осторож-
ными и не позволять отчетам о подобных происшествиях сделать наше отношение к го-
ворению на языках иным, чем отношение Писания. В 1 Кор. 12—14 рассматриваются язы-
ки как прекрасный дар Святого Духа, ценный для назидания и блага церкви. И если Па-
вел считает возможным сказать: «Желаю, чтобы вы все говорили языками» (1 Кор. 14:5),
то незачем пугать людей этим опытом, как делают это современные интерпретаторы и
что противоречит сказанному в Новом Завете. Отметим цитату, которую приводит Ди-
касон в указанной выше книге: «Если вы хотите искать для себя этого дара, значит

Но тогда о чем же Павел говорит? Иногда полагают, что он имеет в виду заступничество, совершенно незаметное для нас, в котором Святой Духхода-тайствует о нас, воздыхая и стеная к Отцу. С этой точки зрения, подобное за-ступничество Духа длится непрерывно, но мы не знаем об этом (вернее, знаем только в силу того, что об этом говорит Писание). Таким образом, речь идет о заступничестве, сходном с заступничеством Иисуса, о котором говорится в Рим. 8:34 и Евр. 7:25.