double arrow

Апреля, среда


Ему не понравилась, слишком много болтала?

Совершенно ясно, что он не позвонит никогда. По‑прежнему не влюблена, только очень обидно, что я такая никчемная.

Чтобы отвлечься, ходила с Ольгой на спектакль Гришковца.

Гришковец сказал, что для понимания мужчин не нужно читать невнятные психологические книги, в которых учат обращаться с мужчинами как с дикими зверями, – приручить, обмануть…

(По поводу диких зверей имею собственную информацию. В одной книжке про диких обезьян написано, что взрослый самец весь день шляется, задирая других самцов, пристает к самкам и все время ест. Выводы каждый может сделать самостоятельно.)

Совершенно согласна с Гришковцом в том, что для понимания мужчин нужно:

1. Прочитать в книге, как 560 матросов на корабле тонули и пели. Это и будет про то, какие они, мужчины.

(Зачем мне читать, я и так плакала, когда он мне это рассказывал.)

2. Любить и уважать мужчину нужно не за что‑нибудь, типа денег, а просто так.

(Тут я совершенно чиста – за деньги можно было бы любить и уважать Лысого.)

3. У мужчины обязательно должна быть фотография любимой женщины. Сама женщина ему не нужна, но необходимо, чтобы фотография была.




(В этом пункте я сама виновата – могла бы подсуетиться и засунуть Андрею в карман позапрошлогоднюю отснятую пленку, он бы отнес ее в фотомагазин (кроме него, это не сделает никто) и повесил на стену мою фотографию. Там есть одна очень хорошая, когда я лежу в постели, а на мне новогодняя маска – очки и усы, на голове ушанка, в одной руке сигара, а в другой веник. Это Алена с Ольгой – подкрались ко мне, когда я спала, нарядили меня спящую и беспомощную и сфотографировали себе на память.

Андрей мог бы повесить эту фотографию на стенку… а так что? Он уже не помнит моего лица…

– Спокойной ночи, Хряк! – крикнула из‑за двери Мура.

– Спокойной ночи, Мурз!







Сейчас читают про: