double arrow

Мая, среда


Андрей еще спит (любовь – это когда мне ужасно хочется его разбудить, чтобы поскорее начать с ним дружить, но я терплю – пусть выспится после своей возни с электричеством). Мура требует, чтобы я отвезла ее в парк кататься на роликах (собираюсь кататься вместе с ней).

Но я нормальный человек и никуда не пойду, прежде чем не спою «День Победы» вместе со всеми звездами эстрады и другими простыми людьми (в день Победы нужно смотреть государственный канал ОРТ, он показывает праздничный концерт – очень трогательно, когда звезды эстрады поют вместе со мной и с ветеранами в медалях и орденах!).

– «День Победы, как он был от нас далек», – стоя у раковины, пела я (очень красиво и с чувством).

– Кто это здесь так противно воет? – спросил Андрей, входя на кухню, и запел: «Этот День Победы порохом пропах, этот праздник с сединою на висках…» и так далее, пока мы не допели все до конца.

Мура нетерпеливо приплясывала и ныла, что все уже давно катаются (удивительное дело, мне ни разу не удавалось увидеть этих «всех»! Все носят «Levis», всех отпустили на дачу с ночевкой, всем купили в «Манго» третью в этом сезоне куртку – трогательное единодушие).




Муре хотелось кататься, но я нормальный человек и никуда не пойду, прежде чем не досмотрю до конца «Белорусский вокзал». В День Победы ВСЕ должны еще раз посмотреть «Белорусский вокзал».

Позвонила Женька, смотрит «Белорусский вокзал», но у меня он начался в двенадцать, а у нее в два. (Невозможно понять, почему у нее на два часа позже, чем у меня, ведь мы с ней разговариваем СЕЙЧАС?)

– Очень странно праздновать День Победы в Германии, – задумчиво проговорила она.

– Спроси, чувствует ли она себя победителем? – сказал Андрей.

– Смотрю с балкона на побежденных немцев и чувствую себя как партизан в тылу врага, – закуривая, задумчиво произнесла Женька.

Разговаривала с Женькой (поняла, что ей грустно) и смотрела фильм (текст не важен, знаю наизусть).

Когда в кино запели знаменитую песню, я тоже запела с ними, и Женька тоже. Получилось хорошо, только на словах: «… нам нужна одна Победа, одна на всех, мы за ценой не постоим» я заплакала, и не потому что я такая патриотка, а просто меня мама водила смотреть шествие ветеранов по Невскому. Ветераны были старенькие, и им было уже заметно тяжело идти со всеми их медалями. Женька в Германии тоже заплакала в телефонную трубку (не потому, что она такая патриотка, а просто ее мама тоже водила смотреть шествие ветеранов на Невский, ветераны были старенькие…). Так мы с ней пели и немножко плакали у себя на кухнях, я в Питере, а она в Германии.

– Может быть, ты рассчитываешь попасть на «Фабрику звезд»? – ехидно спросила Мура.

Я была согласна, что на сегодня уже хватит петь, и мы поехали кататься на роликах. Андрей тоже поехал с нами. Я предложила ему взять ролики напрокат, но он сделал вид, что не слышит.







Сейчас читают про: