double arrow

Г. Доре. Поле мечей


Отсюда Навин начал завоевание Ханаана, решив штурмовать город в первый день Пасхи (любому верующему человеку это уже о многом говорит). Семь дней священники иудеев трубили, обходя стены крепости, – и те пали (отсюда «трубы Иерихонские»). Ворвавшись в Иерихон, евреи стали избивать всех и вся. Убивали на улицах и в домах, не щадя никого (погибли все, включая женщин и детей). «И сказал им Моисей: для чего вы оставили в живых всех женщин? Вот они, по совету Валаамову, были для сынов Израилевых поводом к отступлению от Господа… И так убейте всех детей мужеского пола и всех женщин, познавших мужа на мужском ложе, убейте» (Чис. 31: 15–17). Так они и сделали, следуя завету Моисея: «И взяли в то время все города его, и предали заклятию все города, мужчин и женщин и детей, не оставили никого в живых» (Втор. 2: 34). Город был завален трупами. Этого показалось мало. Навин велел добить всех: «И предали заклятию все, что в городе, и мужей и жен, и молодых и старых, и волов, и овец, и ослов, все истребили мечом» (Нав. 6: 20). Но предательницу Рахаву, укрывшую лазутчиков, он окружил славой, одарил плодородной землей. Награбленное богатство (золото и серебро) собрали и передали в кассу Кагала. Город с окрестными селениями сожгли. Чудовищную политику Навин проводил четверть века… Прокопий пишет о племенах, что побеждены Иисусом Навином (ханаанские племена – гергесеи, иевусеи, амореи, ферезеи, хеттеи, еввеи). Хотя они и долго сопротивлялись, но вынуждены были все же покинуть эти земли (в том числе и землю будущего Иерусалима). Значительная часть их была истреблена. Часть их ушла на земли Африки, в далекую Ливию. Прокопий говорит, что сам видел две мраморные стелы, на которых было начертано: «Мы – бежавшие от лица разбойника Иисуса, сына Навина».




Надо сказать, что описанные выше события, во время которых Иисус Навин завоевал 31 город (и все города, кроме Гаваона, взял войной), покорил всю землю от горы Сеир на юге, до горы Ермон и долины Ливанской на севере, все эти события вполне историчны. Сегодня многие из этих мест археологически исследованы. Всюду видны следы пожарищ и везде находят слои разрушения. Ученые говорят, что на месте пожарищ найдено было большое количество жуков-скарабеев, что указывает на то, что вторжение в Палестину, вероятно, осуществили израильские племена, покинувшие Египет. Это был этап наивысшего могущества союза Израильских племен. Интересно, что войска Иисуса Навина, ведя войну на уничтожение, почему-то не трогают города филистимлян – Газу, Аскалон, Геф, Екрон, а также соседних с ними «хананеев, живущих в долине, поскольку те имеют колесницы» (Нав. 17: 16). Действительно, чрезвычайно интересен вопрос и этнического состава гиксосов. На это иные ученые отвечают так: «Очень интересен вопрос, почему Иисус Навин не трогает филистимских городов в Прибрежной Палестине при том, что огнем и мечом он прошел по всем городам равнинной и нагорной части Палестины. Ответ увязывается с проблемой этнического состава гиксосов: были или нет индоевропейцы или индоиранцы (индоарии) в составе гиксосов. Если в движении гиксосов было две составляющих – аморейская и индоевропейская, – то к моменту вхождения Иисуса Навина в Ханаан аморейская компонента выдохлась, и вождь израильтян не опасался поддержки египетских гиксосов, когда уничтожал аморейские города Палестины. Логично допустить, что в Египте в это время правили те гиксосы, которые размещались в земле Филистимской и «владели железными колесницами», т. е. индоевропейцы». Как бы там ни было, но все свои войны Израильский союз вел тогда, когда ослабел могущественный Египет, и кроме того, он старался не трогать племена и города, которые могли дать евреям серьезный отпор, ибо владели грозным оружием.



«Гуманное отношение» к пленным. С гравюры Г. Доре

Чем вызвана такая жестокость со стороны евреев? Главный принцип законов Моисея – право на возмездие (jus talionis). И сказано это в жестком и абсолютно непререкаемом тоне: «Ты должен воздать жизнь за жизнь, око за око, зуб за зуб, ногу за ногу, ожог за ожог, рану за рану». Говоря иначе – око за око, кровь за кровь… Так что же удивляться, что кровь, подобно Ниагарскому водопаду, хлещет со страниц истории Иудеи и Израиля. Или вот иной пример. Некий левит из колена Ефремова женился на девушке из Вифлеема из колена Иудина. Она была красива. Увы, бедняга не находил у ней взаимности и очень мучился. Далее случилась, как мы бы сказали, трагедия на еврейской почве. Во время визита в город Гавы его жену насильно захватила банда молодежи и насиловала всю ночь. Бедняжка не вынесла позора и испустила дух. Муж свихнулся, расчленил ее тело и разослал его части по коленам израильским. Цель очевидна – вызвать всеобщее возмущение среди евреев. Те решают отомстить всему городу, ибо горожане не выдали насильников. Тогда израильтяне подожгли Гаву и перерезали всех его жителей! Так же поступили с прочими городами этого племени. Они пошли на город Иавису, который вообще не имел никакого отношения к делу, – и перерезали всех граждан, включая детей и женщин (оставив для размножения 400 девушек). Правду сказал Господь, назвав иудеев «племя жестоковыйное»… Те евреи, с точки зрения нормальной человеческой психики, выглядят как садисты! Истинной же причиной слепой ярости евреев стало двойное поражение израильтян от этого народа в битве при Гаве. Не понимаю, почему пророки (а с ними и В. В. Розанов) постоянно повторяют басню «о непрерывной влюбчивости евреев в соседние племена». Верьте не слухам, а глазам своим.



Хананейские и филистимские воины во II тыс. до н.э.

Большинство исследователей, говоря об Исходе евреев из Египта, не могли не признать, что появление их в земле обетованной (Ханаане) сопровождалось захватом и разрушением множества городов. Тем более что сей факт признается и в Книге Иисуса Навина (8:28), где прямо и дословно сказано: «И сжег Иисус Ай, и обратил его в вечные развалины, в пустыню, до сего дня». Пеласги (филистимляне) называли эту землю Палестиной. Исследователи Библии дают три основные версии, объясняющие историю владычества израильтян в Ханаане: это «теория завоевания», в соответствии с которой израильтяне являлись в ней пришельцами, покорившими эту страну; «теория мирного заселения» – где сказано, что евреи овладевали этим краем постепенно, занимая малонаселенные центральные горные районы; «теория восстания» (или революции), согласно которой ханаанцы якобы восстали против своих правителей (Гринберг). Естественно, вскоре евреям пришлось столкнуться тут с интересами Египта, который не мог спокойно наблюдать за вторжением в свою «вотчину». Фараон Мерне-Птах в XIII в. до н. э. вторгся в Ханаан. В первом в истории письменном памятнике, упоминающем о Израиле, сказано: «Ханаан разорен всяческой бедой… Израиль уничтожен, и семени его больше нет. Хурри (так египтяне называли тогда Палестину) стала вдовой из-за Египта». Некоторые ученые пытаются переложить ответственность на египтян. В иных трудах утверждается, что процесс расселения израильтян в Ханаане напоминал «мирную инфильтрацию». Кочевые и полукочевые группы, мол, шли со своими стадами из Заиорданья и оседали в центральных, гористых районах страны (А. Альт, М. Нот). Они объединялись по типу амфиктионии («священного союза» греческих городов или племен). Иные настаивают на версии крестьянского восстания. Г. Менденхолл считает, что разрушения могли быть результатом действий местных ханаанейских крестьян, а также присоединившихся к ним скотоводов, людей различного этнического происхождения. Он писал о том, что инсургенты начали социальную революцию против царьков ханаанейских городов-государств, являвшихся вассалами Египта. Однако это логически не очень соотносится с тем, что египтянам не было никакого смысла разрушать то, что им, по сути, принадлежало.

Г. Доре. Убийство Иезавели

Так, А. Мазар говорит, что после разрушения палестинских городов в XIII в. до н. э. часть из них была заброшена, а часть в течение первой половины XII в. до н. э. восстановлена по старому плану. И восстановление этих городов «продолжалось около пятидесяти лет и соотносилось с последней фазой египетского контроля над Ханааном во время правления XX династии». Напротив, как раз с концом египетского присутствия в этом регионе отмечена новая волна разрушений, которые иные объясняют нашествием «народов моря» или израильтян. Как бы там ни было, нет оснований отвергать тот факт, что Израиль овладел Ханааном в течение пяти лет и захват осуществлялся самым жестоким и безжалостным способом.

И вообще, чем старше становились евреи, тем меньше в новой элите было проявлений таланта и мужества. Иосиф Флавий напишет: «Но именно эти сыновья явили на себе непреложный пример и подтверждение того, что дети не всегда похожи на родителей своих, подобно тому как, впрочем, и хорошие и дельные сыновья бывают у совершенно негодных родителей. В этом же случае сыновья хороших родителей оказались вполне дрянными людьми: отвратясь от образа действий отца своего и выбрав путь, как раз противоположный отцов-скому, они за подарки и гнусные взятки стали нарушать справедливость, постановляя судебные решения не сообразно истине, а сообразно личной своей выгоде; при этом они вели роскошный, дорого стоивший образ жизни, нарушая таким путем, с одной стороны, повеления Господа Бога, а с другой – поступая вопреки желаниям отца своего, пророка, который обращал всегда особенное внимание и заботливость на развитие в …массе чувства справедливости».

Хотя не надо идеализировать и отцов… Саул, первый царь евреев после периода патриархов и эпохи еврейских судей, из-за подозрения к Ахимелеху, первосвященнику, не нашел ничего лучше, как перебить 300 священников и пророков, а затем до основания разрушил город (не пожалел младенцев и поднял руку на старцев)! Евреям надо бы чаще вспоминать слова пророка Самуила, говорившего собратьям: «Эй, вы, гробы повапленные, смотрите, кого избираете на царство!» Он предупреждал их, чтобы смотрели, кого берут в цари: «Знайте, что раньше всего цари лишат вас сыновей ваших для того, чтобы сделать одних из них возницами на колесницах, других всадниками или телохранителями, третьих скороходами; других цари сделают тысяцкими и сотниками или же ремесленниками, оружейниками, каретниками и строителями, а также полевыми рабочими, управителями над царскими владениями или сборщиками винограда… Равным образом и дочери ваши будут обращены в горничных, кухарок и стряпух и на них будет навалена такая работа, за которую берутся лишь рабыни и то лишь из страха перед плеткой или другим наказанием. К тому же цари начнут отнимать у вас имущество ваше и произвольно будут раздавать его своим евнухам и телохранителям, а стада ваши перейдут в руки царских служителей. Одним словом, вы вместе с вашими близкими будете рабами царя, а также и его слуг» (И. Флавий). Это вызывало в евреях вековую настороженность к институту царской власти как таковому. У поколения за поколением формировались определенная идеология и поведенческие стереотипы. Об иных из них можно лишь сожалеть.

Пленные евреи

Каковы идейные и мировоззренческие основы еврейского племени? Следует учесть, что народ еврейский, разумеется, обитал не в безвоздушном пространстве. Он испытывал на себе мощные последствия египетского, ассирийского, вавилонского пленения. Для них это постоянный фактор. За свою долгую историю евреи привыкли к депортациям и переселениям. А недаром говорят, что привычка – вторая натура. Полагаем, что эти перемещения то в одно, то в другое царство как раз и стало второй природой, равно как и необходимость растворяться в народе-победителе (в угнетателях или в угнетенных). Вначале у скотоводов-номадов, каковыми были древние евреи, не было даже такого понятия, как родина. Оно начисто отсутствовало.

Любопытно, что в еврейском языке вообще не существовало слова, что у индоевропейцев обозначало «очаг» (в смысле домашнего алтаря и крова), тогда как слово «ашфот», близкое по смыслу, имело значение – «мусорная куча»… Поэтому, слыша оглашенные вопли евреев о рабстве (рабстве русского народа), мы улавливаем отзвуки их собственного многовекового рабства, вошедшего в их плоть и кровь. Известно, какое большое влияние оказал на евреев вавилонский плен. Понятно, стенания евреев о тяжком гнете рабства находят отзвук и в их литературе, хотя и в Вавилоне и в Египте порядки для них были довольно мягкими. Они имели право на ношение оружия, служили воинами, входили в сословия землепашцев и ремесленников, были пажами, учеными, жрецами. Они давали деньги в рост, что очень важно для богатых евреев, вошедших во вкус ростовщичества (сумма доходила до 22 процентов, а процент за данное в долг зерно – и до 33 процентов, или должнику грозило добровольное рабство). Но это было все-таки рабство, и ссылки на «мягкость режима» вряд ли кого-то из евреев могли ввести в заблуждение. Потому за 175 лет до рождения Иисуса еврейский книжник Антигон (Антигон из Сохо), обращаясь к соотечественникам как к рабам, говорил: «Не будьте как рабы, работающие на господина ради награды, но будьте как рабы, служащие господину без корысти. И да будет страх небесный с вами!» Евреи веками были в плену, а всякий плен, как известно, горек. Знаменитый псалом начинается и заканчивается словами: «При реках Вавилонских, там сидели мы и горько плакали», и далее: «Дочь Вавилона, блажен, кто возьмет и разобьет младенцев твоих о камень». Горечь и гнев в евреях копились веками, а затем выплескивались.







Сейчас читают про: