double arrow
Постулат эвристичности: рабочие гипотезы должны содействовать исследованию, а не затруднять его

Это методологический постулат. Он ничего не говорит о мире или о нашем познании; скорее он принцип нашей исследовательской стратегии. Он не ведёт конструктивно к новым предположениям, но помогает выбрать между равноценными, но противоречащими друг другу гипотезами. Эвристично осмысленной является та гипотеза, которая рассматривает объект как наличный и наблюдаемый, свойство как измеримое, факт как объясняемый.

Ещё большую значимость имеют высказывания, которые доказательно ограничивают или отрицают наблюдаемость событий, измеримость величин, доказуемость утверждений, например, принцип эквивалентности теории относительности (Эйнштейн), соотношение неопределённостей квантовой механики (Гейзенберг) или неполнота и неразрешимость в логике (Гёдель). Напротив, было бы не эвристично постулировать принципиальную границу между неживыми и живыми системами, потому что пришлось бы отрицать (очень успешные) исследования в этой области. Эвристически неплодотворным является также строгий позитивизм, который считает действительными только явления и тем самым без нужды утяжеляет путь к микрофизике или к космологии. (Мах не верил в существование атомов!) Постулат эвристичности противоречит тем самым бихевиоризму, который запрещает использование психологических терминов, таких как сознание, внимательность, мотивация.

Запрет заниматься сознанием является в первую очередь проявлением того «позитивистского» духа, который многие учёные иногда отождествляют с «позитивным» или научным и который исчерпывается установлением границ или препятствий для экспериментальных исследований, с тем единственным результатом, что методологические предсказания с замечательной регулярностью опровергались в ходе исследовательской работы. (Piaget, 1974, 49)






Сейчас читают про: