double arrow

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ КАК ИЗМЕНЯЮЩИЙСЯ ОБЪЕКТ ПОЗНАНИЯ


Политика является объектом исследования многих гуманитарных и общественных дисциплин. Правомерно возникает вопрос: в чем же специфика политологии по сравнению с другими многочисленными научными дисциплинами, изучающими политику? Для ответа на этот вопрос следует заметить, что политика как объект научного анализа, помимо рамок собственно политического знания, изучается в границах по крайней мере еще восьми типов или циклов обществоведческого знания: философского, социологического, психологического, антропо­логического, юридического, исторического, культурологического и, на­конец, политэкономического. Посмотрим, как расположились эти дис­циплины на таком необъятном ландшафте, какой представляет собой политическая жизнь. Философия изучает политику как феномен миро­вого развития и компонент человеческой цивилизации. Социологию интересует воздействие социальной среды на политическую сферу, к примеру, вопросы взаимодействия подсистем собственности и духов­ной культуры со сферой властных отношений. Юриспруденция ис­следует «стыковую» область правовых и государственных норм и институтов. Историю занимают вопросы хронологического сбора и описания эмпирических фактов о развитии политических институтов и идей. Политэкономия исследует производственные отношения и эко­номические механизмы как материальную основу политической де­ятельности людей. Психология обращается к тонкой материи психо­логических механизмов и стереотипов политического поведения лю­дей, тогда как антропология (или этнография) и культурология ин­тересуются соответственно генезисом властных отношений и политическими традициями, ценностями, нормами. Таким обра­зом, в рамках обществознания на сегодняшний день существует около десятка базовых социальных и гуманитарных наук, изучаю­щих под разными углами зрения политические объекты и феноме­ны (см. схему 1).




Схема 1. Соотношение предметных полей общей теории политики и частных политологических субдисциплин в изучении различных ас­пектов объекта наук (политической сферы)


 

В то же время из этого вовсе нельзя делать вывод о том, что нынеш­няя весьма дифференцированная система изучения политики всегда существовала и в прошлом. Также довольно трудно было бы давать прогнозы относительно будущего ее состояния и темпов развития, ин­теграции и дифференциации знания о политике. Политика стала объ­ектом исследовательского интереса и человеческого познания еще в те времена, когда не только общественная наука, но и вся научная мысль в целом существовала в нерасчлененном, синкретическом состоянии. Если взглянуть на первые исторически известные опыты написания работ на сюжеты, связанные с политикой (например, индийскую «Артхашастра» (Наставления о пользе) и китайскую «Лунь Юй» (Беседы и высказывания), то без особого труда можно обнаружить переплетение политических проблем с сюжетами, которые на сегодня уже традици­онно относятся к предметам этики, истории, социальной философии, юриспруденции, а также к сферам религии, теологии и мифологии. Вомногом это было обусловлено и самим тогдашним состоянием развития политических объектов, то есть властных институтов и отношений, поскольку древняя политика находилась во многом еще в переплетен­ном и связанном с другими формами общения (семейным, экономиче­ским и т.д.) виде, когда свободные жители и община античных Афин, будучи одновременно и «полисом» и «демосом», еще очень слабо функ­ционально расчленены и автономизированы по ролям и статусам. Это состояние развития политической сферы проявилось в синкретичности и размытости самого предмета и контуров политического знания, еще не отпочковавшегося из лона «праматери наук» философии, а также не отдифференцировавшегося от этического и исторического познания. В средние века система феодального государства и крепостного господства и в первую очередь иерархия отношений между вассалами и сюзерена­ми рассматривается и зачастую апологетически оправдывается в рам­ках теологии и правоведения, и, конечно, опять в тех же границах истории и философии.



Эпохи Возрождения и, особенно, Просвещения внесли новые кор­рективы в систему разделения труда и дифференциацию общественного знания, связанного с изучением политики. В эту область вторгается политическая экономия, а в самих традиционно изучавших ранее по­литику, сферах обществознания акценты начинают постепенно сме­щаться с философско-этнических рассуждений (от Платона до Августи­на) на историко-политические (Макиавелли) или политико-правовые (Монтескье) исследования. В XIX веке семья дисциплин, изучающих политические явления и процессы, постепенно дополняется социоло­гией, географией, этнографией (или антропологией) и психологией, а в XX веке — всеми остальными современными науками, находящимися сегодня в общей обойме «политикознания» от математики, статистики и кибернетики до демографии, биологии и экологии.



Многовековой процесс дифференциации (а затем и интеграции) обществоведческого знания, связанного с анализом политических фе­номенов, свидетельствует как о постепенной специализации политиче­ской мысли, так и о многократном усложнении содержания и структуры политических институтов, требующем зачастую уже специального изу­чения лишь одной стороны политических объектов при условии относи­тельного абстрагирования от других аспектов, как это произошло, к примеру, с социологией, формирование и применение аппарата кото­рой к изучению политического сознания и общественного мнения во многом было обусловлено появлением таких новых институтов и струк­тур, как демократические выборы и плебисциты, избирательные систе­мы и представительные парламенты.

Политика как объект научного исследования имеет множество из­мерений и плоскостей, поскольку она выступает в качестве одного из главных регуляторов социальных отношений, пронизывая многие дру­гие сферы жизни общества и человека. Всесторонний анализ различных измерений политики обусловливает необходимость в ее междисципли­нарном изучении, привлечении потенциала и инструментария всех об­щественных, гуманитарных, а в ряде случаев даже естественных и технических наук (биология, математика, кибернетика и т.д.). Многие разделы политикознания просто аккумулируют результаты междис­циплинарных разработок смежных с политологией разделов общество- знания: изучение политических институтов и норм тесно связано с правоведением; политических идеологий и учений — с философией; политических чувств и эмоций — спсихологией; политических тради­ций и ценностей — с культурологией, а вопросы генезиса публичной власти и политики исследуются антропологией и этнографией, при этом данный список можно было бы продолжать и продолжать. Возникает сразу два вопроса: во-первых, а не слишком ли много наук, изучающих политические объекты, и, во-вторых, в чем же состоит специфика по­литологии как научной дисциплины, на которые ниже необходимо дать более или менее определенный ответ?







Сейчас читают про: