double arrow

Крах 1987 г.


Вот оно во всей своей славе: самое большое падение рынка акций в исто­рии мира! Падение, изменившее многие жизни и состояния, падение та­ких катастрофических размеров, что и 5 годами позже юристы все еще предъявляли иски за понесенный ущерб. Даже теперь, спустя много лет, пишутся книги, авторы которых претендуют на знание причин краха или пытаются объяснить его последствия. Академики предложили много спо­собов предотвращения ущерба от таких спекулятивных взрывов в буду­щем. "Это было несложное дело, — говорю я, — все можно было предска­зать уже тогда, а не теперь, с помощью Вилл-спрэда" (см. рисунок 9.8). Этот удивительный индекс опустился в отрицательную зону 14 октября на 311.50 и оставался в индикации шорт на протяжении всего кризиса, со­общая своим последователям, что дна еще не видно. Ставки процента по отношению к казначейским векселям не поддерживали рынок, а без этого подтверждения мы не должны были бы искать никаких сигналов на по­купку. Действительно, практически любая покупка, за исключением абсо­лютного минимума, обошлась бы слишком дорого.

Выход, или первое пересечение нулевой линии из отрицательной зоны в положительную, произошло 20 октября 1987 г. с прорывом S&P на 219.50 (прибыль $46,000 на контракт). Требования по марже в то время составля­ли всего $2,500 (рисунки 9.9 и 9.10).

Хотя Вилл-спрэд может работать сам по себе, но его можно использо­вать и в сочетании с другими известными фактами о рынке. Вот только один пример. Вы, вероятно, читали о сильной склонности фондового рын­ка к росту в первых числах каждого месяца, особенно в феврале, марте, мае, июле, сентябре, октябре и ноябре.

Рисунок 9.8Индекс S&P 500 (30-минутные бары). График создан программой «Navigator» (Genesis Financial Data Services).

Рисунок 9.9Индекс S&P 500 (30-минутные бары). График создан программой «Navigator» (Genesis Financial Data Services).

Рисунок 9.10 SИндекс S&P 500 (30-минутные бары). График создан про­граммой «Navigator» (Genesis Financial Data Services).

Таким образом, одной из возможных краткосрочных стратегий, которую вы могли бы использовать в начале ка­ждого месяца, могло бы быть принятие сигналов на покупку от Вилл-спрэ-да, когда происходят положительные пересечения, с особым вниманием к вышеназванным месяцам. Вот перечисление всех таких сигналов на протя­жении 1997 г., начиная с января. Оставайтесь со мной, пока я «проведу» вас через то, что случилось и чего вы реально могли бы достичь, используя эту комбинацию ингредиентов.

Январь 1997. Вилл-спрэд совершил пересечение 2 января 1997 г. с вхо­дом на 744.70, оставаясь в положительной зоне до отрицательного пересече­ния 6 января. К тому времени S&P вырос до 752.00 с прибылью в 7.30 пун­кта!

Февраль 1997. 29 января положительное пересечение при цене 774.60 ясно указало на рост «первого числа месяца» с выходом двумя днями поз­же на закрытии 31 января, когда Вилл-спрэд пошел вниз. Мы знаем, что это 2-3-дневное смещение, так что давайте возьмем прибыль 13.90 в конце нашего временного окна, если только индекс не будет особенно бычьим.

Март 1997. У нас не было возможности для входа до 3 марта на уровне 792.90. Это была не бог весть какая сделка, но она принесла прибыль в 1.10 пункта при пересечении 4 марта, когда S&P торговался по 794.00.

Апрель 1997. О, как я люблю Вилл-спрэд! Обычный трейдер конца ме­сяца купил бы и потерял деньги. Но вы и я умнее, мы не торгуем, исполь­зуя один только технический и сезонный материал, потому что знаем: вну-трирыночные зависимости дают важное понимание происходящего. Имен­но поэтому мы отказались от сделки. Вилл-спрэд не давал сигнала на покупку до 7 апреля, когда мы оказались уже далеко от опасной зоны.

Май 1997. Мы могли видеть приближение роста конца месяца 28 апре­ля, когда бычий сигнал был дан на уровне 772.40 с выходом 1 мая 1997 г. на 800.50. Это была быстрая и взрывная торговля, принесшая удивительную прибыль в 28.10 пункта!

Июнь 1997. А вот и наша первая проигрышная сделка: сигнал на покуп­ку дан 28 мая при положительном пересечении, которое поехало в отрица­тельную сторону всего через несколько баров на 851.20. Я отказался бы от торговли в тот же самый день, закрывшись на 849.00 и потеряв 2.3 пункта. Однако горячая зона месяца — конец/начало — еще не закончилась, поэто­му когда Вилл-спрэд стал положительным 30 мая, не было никакой причи­ны отказываться от сделки: мы были все еще в нужной временной зоне. Цена на входе была 844.70 с выходом 2 июня по 848.00, что покрыло поте­ри от нашего первого выстрела в этой торговле.

Июль 1997. Что ж, мы получили еще один урок унижения, открыв длинную позицию на положительном пересечении 30 июня на уровне 896 с выходом в тот же самый день на 890 с потерей 6.0 пункта! Да уж, это бы­ло быстро и гадко. Но так же, как и в конце июня, мы видим еще одно по­ложительное пересечение 1 июля, так что мы открываем длинную позицию на 898. Наша стратегия проста: ждать перехода в отрицательную область или находиться в торговле два дня. Мы ждем. Вилл-спрэд пересекает ниж­нюю границу всего лишь несколькими часами позже при значении индек­са 897.80 с убытком в 0.20. Другое пересечение возникает к концу дня 1 ию­ля, так что мы повторно входим на 900.25 и держимся до продажи 7 июля на 927.55, зарабатывая в июле 21.10 пункта.

Август 1997. Подходит первый день месяца, но Вилл-спрэд чертит свою кривую в отрицательной области, так что мы воздерживаемся от тор­говли. И снова наш фильтр удержал нас от входа в рынок, который при по­верхностном взгляде казался бычьим. По ходу дела мы могли видеть, что фундаментальные факторы, оправдывающие торговлю, отсутствовали.

Сентябрь 1997. Больше смирения. 29 августа появляется четкое пере­сечение с одинаково четким выходом на 902.55 и убытком в тот же день — это наш самый большой убыток года, составляющий 3.20 пункта.

Но мы не сдаемся, принимая сигнал на покупку 2 сентября на 912.50, и наблюдаем, как разворачивается очень мощный подъем, длящийся до 3 сентября, когда мы закрываем торговлю на 928.90, снова возмещая нашу более раннюю потерю. Беда была близко, но сочетание временного и внут-рирыночного влияния позволило нам удержаться в прибыли с выигрышем в 15.50 пункта.

Октябрь 1997. Пришлось ждать первого числа месяца, когда произош­ло пересечение, предупреждая нас, что на подходе бычий рынок. Возник дополнительный шанс для еще одной покупки, поскольку Вилл-спрэд опу­стился в отрицательную зону на одном баре, но без закрытия, которое бы свидетельствовало о продаже, и с немедленным подъемом 2 октября к 965.30, давая другое положительное пересечение, подсказывающее завер­шение периода нахождения в отрицательной области. Рост прекратился, по крайней мере для нас, на 968.75, принеся нам 3.45 пункта прибыли.

Ноябрь 1997. Это было более чем легко. Пересечение состоялось 31 ок­тября на 919.00 с таким же ясным выходом на 947, обеспечив очень выгод­ную торговлю с 28.0 пунктами прибыли. Как бы мне хотелось, чтобы так было каждый месяц!

Декабрь 1997. Еще одна хрестоматийная сделка с положительным пе­ресечением первого числа месяца на 962.50 и выходом 2 декабря на 973.20. Это был, как имели обыкновение петь старые «Голубые Глаза», «очень хо­роший год»: всего 13 сделок, из которых 10 — выигрышные. Более важно то, что чистая прибыль в 99.70 пункта, или $24,925, иллюстрирует закон­ность объединения фундаментальных факторов с факторами времени. Влияние времени всегда присутствует, но без соответствующей базы — подготовки сцены на фундаментальной основе — я в такие игры не играю, спасибо. Существует слишком много хороших возможностей для торгов­ли, где мы можем получить высокие шансы на успех. Поэтому нет никакой причины ломиться толпой за сделками только потому, что есть один эле­мент, «который может сработать».

Чем больше, тем веселее — один из моих лозунгов!

Глава


Сейчас читают про: