double arrow

Глава 11. Появление Стрейда в доме стало для всех неожиданностью


Появление Стрейда в доме стало для всех неожиданностью. Слуги засуетились. Мира, не скрывая эмоций, горячо обняла брата. Отец подошел, мгновение пристально вглядывался сыну в глаза, затем тоже заключил в объятия. Стрейд даже удивился - отец всегда был слишком сдержанным. Услышав шум, вниз спустилась Залтена. Заметив сына, она бросилась к нему, но, прочитав в его взгляде тоску и беспокойство, не смотря на улыбку на губах, помедлила и отвела взгляд. Запоздалый стыд и сомнения охватили ее. Он сам подошел к ней и крепко обнял.

- Ну, наконец-то, сын! - проговорила она, - Наконец-то они отпустили тебя.

- Я очень рад всех вас видеть. Но расслабляться рано. Я отпущен лишь на время, чтобы помочь в поисках Кристины. И мне нужно задать вам вопросы. Много вопросов, - произнес Стрейд, отстраняясь от матери и заглядывая ей в глаза. Он чувствовал, что ей известно больше, чем кому-либо из здесь присутствующих.

- Подожди, сынок, - сказал Тарон, - Не спеши, отдохни, приведи себя в порядок. Ты посмотри на свое лицо. Тебя будто пытали.

- Просто я неважно спал в последнее время.

Стрейд попытался вспомнить, когда же он в последний раз видел свое отражение. Несколько дней назад.

- Хорошо, ты прав, отец. Дайте мне немного времени на отдых, а потом все мне подробно расскажете. И еще: я хотел бы задать несколько вопросов Теяле. Она же была с Кристиной в день ее исчезновения?

Мать напряглась. И это не укрылось от проницательного взгляда Стрейда.

- Да, они ездили на прогулку, - сказала Мира.

- Попрошу вас связаться с ней и пригласить сюда, - сказал Стрейд.

- Надолго они тебя отпустили? - спросил отец.

- Пока буду полезен в расследовании. Строгих сроков не дали... Пойду в свой дом.

Он оставил родственников и направился к белоснежному зданию на другом конце имения. Возможно, родные ждали более теплой встречи с ним после стольких лет отсутствия. Но усталость и напряжение брали свое. Он вспомнил, как скучал по ним, скучал по дому, но в последнее время все мысли были заняты только девушкой, внезапно ставшей ему дороже многих вещей. Как только жизнь нормализуется, он все наверстает.

За ужином собралась вся семья. Стрейд не мог больше ждать и начал задавать интересующие его вопросы прямо за трапезой. Все его прекрасно понимали и рассказывали все, что знали. Одна лишь мать говорила коротко и с явным нежеланием. Кристина не вызвала у нее симпатии, это было очевидно. А вот дети Миры, напротив, с огромным восторгом отзывались о милой инопланетной гостье. Стрейд то и дело бросал взгляды на дверь. Он ждал Теялу, желая услышать ее версию случившегося. Но ее не было.

- Мама, с Теялой кто-нибудь связался? - наконец спросил он.

- Я пыталась несколько раз, она не отвечает.

- Странно. Она знает, что я на свободе? Скорее всего. Отец наверняка держит ее в курсе событий. Сейчас я сам попробую выйти с ней на связь.

Он достал коннектор и легким движением выбрал нужный контакт. Сигнал пошел, но ответа не было.

- Видимо, занята чем-то очень важным, - иронично произнес он, убирая приборчик.

После ужина Стрейд отправился пройтись по саду, подышать свободой, подумать. Через некоторое время его нагнала Мира.

- Стрейд, мне нужно тебе кое-что дорассказать, - Мира поравнялась с братом и взяла его под руку.

- Тебе известно еще что-то?

- Да, есть папа деталей. Дело в том, что Кристина знала про вашу прошлую связь с Теялой.

- Как ей стало известно? - Стрейд остановился и заглянул сестре в глаза.

- Она сказала, что слышала разговор Теялы и матери. Ее очень расстроил тот разговор. На лице были следы слез, хоть она и старалась не показывать. Ты знаешь, Теяла с матерью очень сдружились, пока тебя не было. Она часто к нам заезжала. Мне кажется, мать воспринимала ее, как твою будущую жену.

- Теперь понятно, почему она говорит о Кристине с таким равнодушием.

- А мне очень понравилась эта чистая, добрая девушка.

- Я очень этому рад, Мира, - Стрейд приобнял сестру за плечи, и они продолжили путь.

- Мы проводили с ней вместе довольно много времени. Она не думала сбегать отсюда, у меня нет сомнений. Она очень ждала тебя.

Стрейд сжал челюсти от боли. Что же произошло?

- Спасибо тебе, сестра. Ты дала мне самую важную информацию за весь вечер. Завтра я найду Теялу, где бы она не была, и выясню, все, что потребуется.

- Будь осторожен, Стрейд, она стала невероятно привлекательной женщиной.

- Какое мне дело до ее внешности, когда я уже встретил свое дополнение?

Прогулявшись и обдумав все услышанное, Стрейд решил наконец заглянуть в комнату Кристины. Он оттягивал этот момент, потому что знал, что будет тяжело. И не ошибся. Он чувствовал ее недавнее пребывание здесь, и от этого усиливалось ощущение тоски. Он обошел комнату, провел рукой по постели, и вдруг увидел знакомую вещь - ее кеды в углу возле двери. Окинув взглядом помещение, он наткнулся и на ее флейту, покоящуюся на столике. Все его сомнения рассеялись: она покинула этот дом не по своей воле.

Он не мог больше бездействовать. Быстрым шагом он вышел из дома, забрался в ицар и направил его по городу. Ицар плыл плавно, на автоуправлении, а его хозяин был максимально сосредоточен, стараясь почувствовать связь со своей "второй половиной". Время шло, а он не чувствовал ее тепла, ее зова. Тогда Стрейд закрыл глаза, сконцентрировался и стал взывать к ней. Он чувствовал, что она где-то недалеко, вряд ли за пределами города, но пока не мог определить, в каком направлении ее искать. Самое главное, что он ясно ощущал, что она жива. Облетев всю южную часть города, он вынужден был сделать перерыв, потому что от напряжения появилась головная боль, а это заглушало связующие каналы.

Ицар Теялы медленно приблизился к широкому и низкому зданию с куполообразной крышей на окраине города.

- Где мы? - забеспокоилась Кристина.

- Доверься мне. Отсюда ты отправишься к сестре, - сухо произнесла Теяла, не отрываясь от управления ицаром. Она направила аэромобиль прямо в открытые ворота здания, и вскоре они остановились.

- Сейчас быстро, не привлекая к себе внимания, следуй за мной, - сказала Теяла и вышла из ицара. Кристина выбралась со своей стороны и направилась за ней.

- Не верти головой, - прошипела Теяла, увидев, как Кристина с любопытством все рассматривает, - Поймут, что ты - чужачка.

Тон общения лишний раз подтверждал, что подругами они не были. Видимо, Теяла устала притворяться, - решила Кристина. Устраивать разборки с целью выяснения истины девушке казалось бесполезной тратой времени и нервов. Она боялась усугубить свое итак незавидное положение, поэтому делала выводы молча, следуя за мнимой подругой.

Теяла завела ее в какую-то комнатушку и обещала скоро вернуться. В комнатке даже не было окон. К тому моменту, когда дверь открылась, Кристина была вконец измучена бездельем и неопределенностью. На пороге стояла Теяла и какой-то мужчина.

- Вот она. Все как договаривались, доставишь ее в поселение, которое я тебе указала, живую и невредимую. Потом отчитаешься. Ясно?

- Предельно ясно, - ответил тот Теяле с легкой ухмылкой, а потом обратился к Кристине: - Как все подготовлю, полетим.

Он развернулся и вышел, даже не представившись.

- На, перекуси, - Теяла протянула девушке небольшую емкость, на запястье блеснул красивый черный браслет, - Сожалею, но мне пора уходить. Счастливо тебе добраться. Так всем будет легче. Тут тебе не место.

Кристине почему-то стало тоскливо. Она опустила глаза и произнесла:

- Мне понравилась ваша планета. Странно, но я не чувствую себя здесь чужой, словно я дома. Только вот тепла и поддержки близких людей не хватает.

- Скоро ты встретишься с сестрой и поймешь, что твой дом там, среди тебе подобных.

- Мне подобных? Ты говоришь так, как будто мы разительно отличаемся от вас. Мы не такие и разные, если не учитывать уровень развития.

- Именно этот уровень и создает между нами пропасть, деточка, - улыбнулась Теяла.

- Я никакой пропасти не заметила. Только некритичное различие, как между детьми и родителями. Но дети способны расти и быстро учиться. И, живи мы среди вас, очень скоро доказали бы это.

- Пересели вас всех сюда, вы устроили бы хаос, как у себя на планете.

- Я не имею в виду всех. Избранных, способных.

- Ладно. Все это сейчас не имеет значения. Я прощаюсь с тобой. Удачного полета, - Теяла махнула рукой и, улыбаясь, покинула комнату. Дверь за ней закрылась с легким шорохом.

- Пока-пока, - прошептала Кристина в пустоту.

Минуты тянулись, а за ней все никто не приходил. Она уже перепела все песни, которые знала наизусть, чтобы скоротать время. По крыше забарабанил дождь. И это было странно, ведь в городе дождь шел, словно по расписанию - раз в четверо суток и только ночью. Сейчас же, по ее подсчетам, должен был быть ранний вечер. Может быть за пределами города все по-другому? Кристина подошла к двери, прикоснулась ладонью, ничего не произошло. Она приложила обе ладони и общупала всю дверь - бесполезно, похоже, заперта. Начала пробуждаться паника. Вдруг ее намеренно заперли здесь погибать? Нет, иначе зачем ее кормили? А может, еда была с каким-то особым содержанием? Кристина схватилась за живот. Но ведь все пока хорошо. Она невольно задалась вопросом: сколько человек может просидеть один в запертом помещении и не сойти с ума? Она постаралась успокоиться, привести в порядок дыхание и начала отсчитывать секунды, минуты, по земному исчислению.

По ее подсчетам прошло сорок две минуты тридцать шесть секунд, когда дверь все-таки отворилась, и на пороге появился уже знакомый мужчина.

- Пошли со мной. Я подготовил корабль, - сухо сказал он.

- Пошли.

Кристине почему-то было даже не интересно, как его имя. Он подождал, пока она выйдет, и пошел впереди. Но стоило Кристине сделать шаг, как послышался зов. Звали ее. Настойчиво, отчаянно. Девушка вздрогнула и остановилась, озираясь по сторонам.

- Что такое? - спросила ее спутник.

- Ты слышал? Меня кто-то звал. Вот... Опять... Слышишь? Кто это?

- Я ничего не слышу. Давай, шевели ногами, у нас мало времени, - сказал он раздраженно, а потом еле слышно пробормотал: - Мерзавка Теяла не предупредила, что девчонка со сдвигом.

Кристина продолжила путь, постоянно оглядываясь. Может ей действительно мерещится, после стольких переживаний было бы не удивительно. Но в голове вновь и вновь слышался голос. Голос мужской, знакомый, волнующий. Она готова была разрыдаться от того, что не может пойти на этот зов, откуда бы он ни исходил.

Они подошли к двояковыпуклой круглой "летающей тарелке". Она была небольшой и какой-то потрепанной на вид.

Мужчина провел Кристину в помещение, которое назвал ее каютой. Обстановка была скудной. Он сразу показал ей туалет, шкаф с пилюлями-пищей и запасом концентрированной воды, которая под воздействием кислорода увеличивалась в объеме раза в три.

- Ну, все, я - в рубку. Видеться будем не часто. Если что понадобиться, спрашивай. Только советую по пустякам не беспокоить, я этого не люблю.

Он смерил ее взглядом и вышел, Кристина так и стояла молча еще некоторое время. Она думала, правильно ли, что приходится покидать эту планету, не разобравшись во всем случившемся с ней? Но менять что-либо не было возможности. Зато скоро она увидит Лизу, если ей не солгали. Голоса, зовущего ее, больше слышно не было. В окно заструился яркий свет, и девушка поняла, что они взлетели. Когда она подошла к иллюминатору, снаружи была уже темнота. Она увидела очертания удаляющейся огромной, цветной планеты, а потом почувствовала, что из глаз текут слезы. Вдруг в животе что-то шевельнулась, Кристина затаила дыхание, думая, что ей показалось. Но ощущение повторилось. Кристина улыбнулась сквозь слезы. Только сейчас она осознала полностью, что внутри нее живет маленькое создание - частичка ее и кого-то еще, уже не важно, кого.

- Скоро мы будем среди людей, Малыш, забудем все неприятности и начнем новую жизнь, - сказала она, поглаживая уже вполне заметный живот. Хорошо, что свободная туника его скрывала, и никто не раскрыл ее тайну.

Путешествие казалось бесконечно долгим. Первые пару дней были особенно трудными, а потом время слилось в один сплошной поток. Она сходила к капитану воздушного судна только дважды: в первый раз, чтобы попросить нечто вроде бумаги и ручки, на что он ей смог предложить только какую-то пластину и стилус. А второй раз - попросить какой-нибудь источник звука, желательно, музыки. Потому что находиться в полнейшей тишине было уже просто невыносимо. Он дал ей небольшое приспособление, которое проецировало объемные картины фильмов, музыку со зрительным сопровождением и тексты, в которых она все равно ничего не понимала.

Оба раза, что она посещала рубку, мужчина спал. И каждый раз она долго собиралась с мыслями, прежде чем его разбудить, опасаясь вызвать гнев. К счастью, никакой агрессии он не проявил, хоть и выглядел недовольным. Кристине очень хотелось бы так же уснуть и проснуться лишь в конце путешествия, но организм отказывался спать больше нормы. Ей довелось почувствовать, что такое "звенящая тишина". Это было отвратительное ощущение, которое и побудило ее отправиться к пилоту за источником звука. А еще она решила заняться рисованием, чтобы хоть как-то убить время. Когда становилось совсем тоскливо, она пела песни и даже сочинила несколько своих. А за окном все так же мелькали звезды. Сначала это зрелище завораживало, но потом стало казаться монотонным.

Стрейд открыл глаза и удивился яркому дневному свету за окном. Похоже, проспал он довольно долго. И это было не удивительно, ведь после такого долгого перерыва он, наконец, провел ночь дома. Стрейд быстро привел себя в порядок, закинул пару пилюль, заменяющих завтрак, в рот, сел в ицар и направил его к дому Теялы.

Когда бывшая подруга открыла дверь, он понял, что Мира была права - Теяла невероятно похорошела. Но и Стрейд не ошибся - он ничего к ней не почувствовал: ни тени интереса или желания. Лицо Теялы не выразило удивления, как будто она ждала его появления.

- Здравствуй, Стрейд. Я так рада тебя видеть! - она слегка улыбнулась и протянула ему ладони.

Взглянув на эти ухоженные руки, длинные пальцы, Стрейд вспомнил такие небольшие, теплые и податливые руки Кристины, но все же взял кисти рук Теялы в свои и слегка пожал.

- Доброе утро, Теяла. Мне тоже приятно видеть тебя. У меня к тебе дело. И тебе наверняка известно, какое, - он убрал руки, - Где мы можем поговорить?

- Где тебе будет угодно. Но почему сразу о делах. Как ты? Как провел эти годы вдали от родной планеты и от семьи?

- Мы успеем поговорить об этом. Сейчас есть более важная тема. Пройдем в дом.

Теяла отступила, освободив дверной проем и элегантным жестом пригласила гостя внутрь. Приказав слугам накрыть на стол, она предложила Стрейду присесть в кресло, а сама устроилась напротив.

- Хорошо. Задавай вопросы. Я расскажу все, что мне известно, - сказала она.

- Ты последняя, кто видел Кристину. Как мне сказали, она сбежала от тебя во время вашей прогулки по городу. Я хочу знать подробности.

Он пристально смотрел в глаза собеседницы, но на ее лице не напрягся ни один мускул, когда она заговорила:

- Все правильно. Мы осматривали город, я показывала ей интересные места, а она твердила только о том, как сильно хочет вернуться к людям на какую-то планету. Что там у нее сестра, по которой она безумно скучает. Потом я отлучилась буквально на мгновение, вернулась - а ее нет. Вот и все. Мы обратились в Управление и начали поиски.

- Но ты и сама давала объявление.

- Да, давала, чтобы увеличить шансы.

- Куда ты отходила, когда пропала Кристина?

- К приятелю отца, нужно было кое-что ему передать.

- Я хочу туда поехать. На то самое место, где ты видела ее в последний раз.

- Сейчас?

- Да, если ты готова, то прямо сейчас.

- Может, все же перекусим? Сейчас все будет подано.

- Я не голоден, благодарю. Но, если тебе необходимо время, я подожду.

Стрейд старался быть учтивым и терпеливым, но его не покидало чувство, что Теяла что-то недоговаривает или вовсе лжет. Интуиция редко подводила его, но нельзя было полагаться только на догадки. Нужно было все как следует проверить. Теяла держалась очень уверенно, но он-то знал, какая она хорошая актриса: как она мастерски умела подстраиваться под собеседника и под обстоятельства, чтобы добиться своего.

- Тогда поехали. Не будем терять время, - сказала она, грациозно поднимаясь.

Всю дорогу Стрейд то и дело ловил на себе ее изучающий взгляд. К концу пути он не выдержал:

- Послушай, Теяла, перед моим отлетом мы с тобой поставили точку в отношениях. Я хочу, чтобы ты не думала о том, что сейчас что-то будет иначе, - он пристально посмотрел ей в глаза.

- Почему ты решил, что я об этом думаю?

- По твоим взглядам и кое-каким слухам.

Теяла замялась.

- Возможно, я была бы и не против сближения. Мы по многим параметрам подходим друг другу, и не отрицай! Но, если ты пожелаешь остаться друзьями, я тоже буду рада. Мне не хочется терять тебя, Стрейд.

- Почему ты не веришь во что-то большее, чем "параметры"?

- Потому что мои родители заключили такой союз и счастливы, да и твои тоже. Я не верю в чудеса и не собираюсь выбирать себе абы какого партнера только по принципу шонделу.

- До определенного времени я тоже так считал. Но сейчас убежден в обратном. Ты не представляешь, Теяла, какая разница в наличии и отсутствии шонделу между партнерами.

- Вряд ли тебе удастся меня убедить. Возможно, ты передумаешь, пожив какое-то время в привычном обществе. Ты слишком долго мотался по Вселенной.

Стрейд усмехнулся.

- Думаешь, я одичал? Ошибаешься: за эти годы я приобрел гораздо больше опыта, чем те, кто безвылазно сидит на планете. Я могу смотреть на многие вещи под разным углом. У меня было время думать, анализировать, изучать.

- Я вижу, что ты изменился. Только вот не пойму пока, в какую сторону, - съязвила Теяла.

Через мгновение она сказала:

- Останавливайся. Это здесь.

Стрейд остановил ицар, вышел и внимательно осмотрелся. Ничего примечательного: обычная улица, жилые дома четвертой (с достатком ниже среднего) категории населения.

- В какой дом ты ходила? - спросил Стрейд.

- В тот, - Теяла указала изящным жестом на невысокое строение, - Там живет Алтен Лаприх. Желаешь зайти к нему?

- Не в этот раз. Или, если хочешь, зайди одна. Мне нужно погулять здесь одному.

- Он не мой приятель, а отца, мне не зачем к нему идти. Подожду тебя в ицаре.

Стрейд медленно пошел вдоль улицы. Сконцентрировался, пытаясь уловить хоть что-то. Но в сознании было тихо. Он шел вперед и все больше терял надежду. Наконец он остановился и из устройства связи в виде кольца, которое носил на указательном пальце правой руки, направил вызов Лоему. Через мгновение над плоскостью кольца появилось объемное изображение головы и плеч Лоема.

- Приветствую, Стрейд, - произнес тот, - Как успехи с поисками?

- Привет, Лоем. Безрезультатно. Мне позволят покинуть город? Хочу посмотреть за пределами.

- Я поговорю. Думаю, одного не отпустят, но, если что, составлю компанию или отправлю с тобой своих ребят.

- Хорошо. Только не тяни с этим, пожалуйста. Знать бы только, все ли с ней хорошо.

- Если она прекрасно выживала в своем мире, то на нашей планете ей нечего бояться. Уверен, ты больше за нее переживаешь, чем она сама за себя, - улыбнулся Лоем, - Я постараюсь прояснить вопрос с поездкой сегодня.

- Спасибо, приятель, - Стрейд искренне поблагодарил друга (коим он уже начал считать Лоема), отключил устройство и быстрым шагом направился обратно. Теяла, как и обещала, ждала его в ицаре.

- Куда теперь? - спросила она.

- Подброшу тебя домой.

- Что-нибудь удалось прояснить?

- Ничего нового, - Стрейд устало провел рукой по волосам.

- Если смогу как-то еще помочь, обращайся.

- Я был бы тебе очень признателен, если бы ты позволила снять свой кацар и заглянуть в воспоминания. Там могут быть зацепки, - он внимательно посмотрел в глаза девушки.

Она поколебалась мгновение, затем пожала печами:

- Мне не жалко. Пожалуйста, копайся.

Она коснулась кацара, и тот легко очутился у нее на ладони.

Они встретились взглядами, и в голове у Стрейда замелькали картинки. Но воспоминания были обрывочными: они едут с Кристиной в ицаре, разговаривают... Теяла выходит из ицара... Алтен открывает дверь, они здороваются... Его дом... Обрывки разговора... Теяла выходит из дома... Ицара и Кристины нет...

Стрейд закрыл глаза и покрутил все в голове еще раз. Кристина... Перед глазами стояла только она.

- Почему твои воспоминания настолько обрывочные? - спросил он Теялу, которая устанавливала на место кацар.

- Откуда мне знать? Вероятно, я слишком нервничала, когда все это произошло, и часть памяти затерлась под действием переживаний.

Он не был уверен, что Теяла может переживать из-за чего-то так сильно, что сотрется часть памяти. Для этого нужны слишком глубокие волнения. Либо он ошибался в Теяле, либо ее память была затерта искусственно.

Кристина проснулась в странном волнении. Ей приснился сон. Такой яркий, как будто это было в реальности. Во сне был мужчина. Потрясающе привлекательный мужчина. Она запросто могла бы влюбиться в такого. Даже проснувшись, она отчетливо помнила каждую черточку его лица, его слегка суровый взгляд, высокую фигуру, крепкий торс, широкие плечи. Ей снилось, что они гуляли по невероятно красивому месту, где в кратере переливалось радужное озеро, цвели невероятные цветы, порхали бабочки величиной с птицу.

Она закрыла глаза и попыталась снова заснуть. Как же хотелось вернуться в то место, быть с тем мужчиной. Он вызывал у нее целый букет чувств от страха до любви.

Ей удалось заснуть снова, но желание не осуществилось, и она продолжила спать без сновидений. Когда пришло время бодрствования, она не переставала думать о чудесном ночном видении. Прикидывала, могло ли такое случиться в прожитой реальности, и склонялась к отрицательному ответу - слишком уж все было красиво. В ее голове рифма за рифмой родилась песня, наполненная чувствами и переживаниями, которую она напевала весь остаток "дня":

Я закрываю глаза

И уношусь далеко.

Я вижу странный пейзаж

Мне не знакомый, не наш,

И снова вижу Его.

Я молча делаю шаг,

Я так хочу и боюсь.

Но нет дороги назад,

И я иду наугад

И молча Богу молюсь.

Но кто ты есть:

Моя погибель

Или вечная любовь?

Зачем ты здесь?

Здесь в моей жизни,

Повелитель сокровенных грез?

Где сон, где явь?

Я потерялась,

Как найти теперь себя?

Но где бы я

Не оказалась,

Мне будет пусто без тебя.

Открой мне руки свои,

Тепла немного отдай.

Я так нуждаюсь в любви,

В свои объятья прими

И никуда не пускай.

А, может, стоит бежать?

Но только где же взять сил?

В твои гляжу я глаза

И ближе делаю шаг.

Ты за меня все решил.

Но кто ты есть:

Моя погибель

Или вечная любовь?

Зачем ты здесь?

Здесь в моей жизни,

Повелитель сокровенных грез?

Где сон, где явь?

Я потерялась,

Как найти теперь себя?

Но где бы я

Не оказалась,

Мне будет пусто без тебя.

Время шло, а образ мужчины не мерк в памяти. И, каждый раз, вспоминая его, Кристина испытывала трепетное волнение. Возможно ли влюбиться в плод собственных грез? К ней стали приходить мысли, что рассудок начинает терять силы. К счастью, копаться в голове времени больше не было, потому что однажды владелец летательного аппарата появился в ее комнате и сообщил, что они прилетели.


Сейчас читают про: