double arrow

Первые последствия ХХ съезда и ещё некоторые вопросы по теме


Хотя текст доклада Н.С.Хрущёва на ХХ съезде по завершении съезда не был опубликован в СССР, но ясно, что скрыть сам факт выступления было невозможно: надо было быть безнадёжными идиотами или «косить» под идиотов, преследуя некие цели, для того, чтобы прочитать доклад в тысячной аудитории, а потом объявить доклад «секретным», и ещё спустя некоторое время зачитать доклад во всех партийных организациях страны, заменив на нём гриф секретности на гриф «не для печати», обладающий весь­ма размытым правовым статусом.

Поэтому сразу же по завершении съезда поползли слухи о том, что Н.С.Хрущёв на протяжении нескольких часов докладывал съезду нечто как бы “секретное”, и началась охота зарубежных журналистов и разведчиков за текстом доклада. Эта охота увенчалась успехом потому, что судя по всему, успех был запрограммирован самими же инициаторами выступления Н.С.Хрущёва с этим докладом. И уже 4 июня 1956 г.[42] текст как бы “секретного” доклада Н.С.Хрущёва на закрытом заседании ХХ съезда был опубликован “Нью-Йорк Таймс”, а двумя днями позднее — парижской газетой “Монд”. В СССР в 1959 г. было решились тоже опубликовать этот доклад, но впоследствии его публикация была остановлена на стадии вёрстки (так сообщает сайт www.HomeWeb.Ru/lib/history/felshtinsky/f2.txt_piece40.27 ).




О том, как доклад стал достоянием западной прессы есть несколько версий. Одну из них огласила программа Российского телевидения “Вести недели” 30 января 2005 г. В изложении Сергея Пашкова (собственного корреспондента РТР на Ближнем Востоке) она выглядит так:

«Кто же точно снабдил Запад засекреченным текстом доклада о “культе личности Сталина” на ХХ съезде КПСС? Неужели эта утечка — плод любовной интрижки?

25 февраля 1956 года. Последний, 11-й день XX-го съезда. Ещё 3 часа работы — и все 1200 делегатов разъедутся по домам. Но Хрущёв просит иностранных гостей и прессу покинуть зал. Объявляется получасовой перерыв. Спустя 30 минут он выйдет на трибуну, и сначала откровенно волнуясь, но все резче и все смелее прочитает свой знаменитый доклад о культе личности Сталина — доклад, спустя некоторое время ставший границей между эпохами. Но тогда лишь смутные слухи просочились за стены Колонного зала Дома Союзов.

“Мы слышали в Польше, что американцы дают полтора миллиона долларов за доклад Хрущёва на XX-м съезде. Все разведки мира стараются его получить и не могут достать”, — рассказывает Виктор Граевский.

Молодой и успешный польский журналист Граевский — в те дни главный редактор отдела СССР в Варшаве — праздно мечтал со своими приятелями о том, как они потратят полуторамиллионный гонорар ЦРУ, если именно им удастся найти и переправить за океан засекреченный текст таинственного доклада. Для Граевского это была только шутка.



Он и представления не имел, какую шутку готовит ему судьба. “У меня была подруга, которая работала в Центральном Комитете партии”, — говорит Граевский. Подругу звали Люция Барановская, старший референт тогдашнего генсека Польской объединенной рабочей партии. И потому Граевского пускали в партийную святая святых ЦК как своего.

Он просто зашёл договориться о свидании и случайно увидел на её столе красную брошюру на русском языке с грифом “Со­вер­шенно секретно”. Это был личный экземпляр доклада польского генсека Эдварда Охаба. Люция, понятия не имевшая, что это за книжка, дала её на пару часов любопытному другу[43].

“Я взял, пошёл домой, начал читать. Вы можете себе представить, что со мной происходило. Сталин — отец народов, великий учитель, солнце и вдруг просто разбойник, которого история не знала. И когда я кончил читать, я чувствовал, что у меня атомная бомба в руках. Я хотел бежать обратно и отдать. Но вдруг начал думать. Я знал, что все ищут, все хотят знать, что Хрущёв сказал. Я мог идти к американцам и получить 1,5 млн. долларов, но я решил пойти в израильское посольство”, — рассказывает израильский журналист.

Родители Граевского тогда уже жили в Израиле. Он собирался и сам репатриироваться в Землю обетованную. Он решил, что текст хрущёвского доклада станет его подарком будущей родине. “Я ему положил книгу на стол, — вспоминает Виктор Граевский. — Он спросил меня: “Что здесь написано?” И я ему сказал. Он побледнел, потом стал красным, чёрным, жёлтым. Он ведь лучше меня знал, что это такое”.



Граевский не знал, что в тот же день Бармар с копией хрущёвского доклада уедет в Вену и там на нелегальной квартире передаст её шефу израильской контрразведки Амосу Манору.

Израильтяне не рискнули публиковать сенсационный текст. Бен Гуриону показалось куда как выгоднее передать его в ЦРУ Алену Даллесу. Одновременно, не испортив отношений с советским руководством, установить доверительные связи с американцами.

Хрущёвский доклад опубликуют американские газеты, а “Голос Америки” будет транслировать текст на страны социалистического лагеря, сея смуту и раскол в рядах коммунистов. Его, едва приехавшего в Израиль репатрианта, даже наградят, правда, скромно и без помпы, в духе социалистического сионизма конца 50-х.

“Пришёл какой-то человек маленького роста, который говорил со мной немножко на иврите, немножко на польском языке. И он мне сказал: “Господин Граевский, не забудем, что вы сделали для государства”. И как награду он вынул вечную ручку и бутылочку с чернилами”, — вспоминает Граевский.

Граевского ждала большая карьера на израильском иновещании. Однако романтическая история с похищением секретного доклада XX съезду кажется 80-летнему журналисту главным событием в его долгой судьбе»

(http://www.vesti7.ru/news?id=5527).

Ещё одна публикация на тему о реакции за рубежами СССР на доклад Н.С.Хрущёва на ХХ съезде:

«МОСКВА, 31 января (Корр. АНН Алексей Чичкин). В феврале 2006 года исполняется 50 лет со времени так называемого «секретного доклада» Н.С.Хрущёва на ХХ съезде КПСС «О культе личности И.В.Сталина и его последствиях».

Текст этого доклада был опубликован на Западе на 30 лет раньше, чем в СССР.

За последние годы появилось немало публикаций и оглашено много архивных документов, подтверждающих заблаговременную публикацию этого документа за рубежом и использование Хрущёвым первоначального варианта доклада, который намеревался зачитать Лаврентий Берия летом 1953 года.

В изложении упомянутый доклад Хрущёва был опубликован уже в феврале-марте 1956 года в США, Великобритании, Польше и Югославии, а в СССР — только в 1988 году. Соответствующее же постановление ЦК КПСС было опубликовано в СССР только 30 июня 1956 года.

Но, согласно архивным документам и, в частности, воспоминаниям В.Молотова, впервые вопрос о ликвидации «сталинского культа» поставил Л.Берия на Президиуме ЦК КПСС в конце апреля 1953 года: именно по его настоянию уже на первомайских демонстрациях 1953-го было запрещено вывешивать или «везти» портреты Сталина.

Но против такой политики возражал тогда и Хрущёв, организовавший вместе с Жуковым и Маленковым арест и ликвидацию Берии в июле 1953 года.

Как утверждали впоследствии в своих выступлениях и публикациях Мао Цзэдун и Чжоу Эньлай, хрущёвская группа пред­намеренно организовала зарубежные публикации «антиста­лин­­ского» доклада, чтобы добиться благожелательного располо­жения к ним со стороны Запада и югославского лидера И.Тито.

В апреле 1956 года главная газета Китая «Жэньминь жибао» в редакционной статье «О роли личности в истории» подчеркнула, что «исправление ошибок выдающих политических лич­­нос­тей не имеет ничего общего с намеренной фальсификацией их имени, жизни и деятельности…».

Предложения делегаций Китая, Венгрии, Албании, Румынии, Вьетнама, Монголии, Северной Кореи и ещё 10 иностранных компартий на ХХ съезде по срочному обсуждению упомянутого доклада советскими и зарубежными коммунистами до его «озвучивания» Хрущёвым было отвергнуто.

Как считает российский историк и политолог Ю.Крупнов, «главная вина Хрущёва не в том, что он «исключил» собственное участие в репрессиях, и не в том, что он в чисто уголовной манере стал цинично «валить» всё на Сталина. Вольно или невольно, Хрущёв стал реализовывать на деле антироссийскую, точнее — антирусскую программу подрыва системы власти, управления и морально-политического климата в СССР».

А по данным российского историка Вадима Роговина, «реше­ние поставить этот вопрос было принято не при подготовке к съезду, а в ходе его[44]. Поэтому зарубежные коммунисты были лишены возможности сбалансировать положительные и отрицательные стороны доклада о деятельности Сталина».

Как сообщает В.Роговин, вскоре после ХХ съезда западные журналисты задали вопрос Хрущёву об аутентичности опубликованного за рубежом и зачитанного на съезде документа. Но своим ответом Хрущёв поставил себя, мягко говоря, в конфузное положение, заявив, что «такого документа я не знаю — пусть на этот вопрос отвечает разведка США».

Впоследствии ЦК компартий Китая, Албании и Северной Кореи публично охарактеризовали такой ответ как «под­твер­ждение давних связей Берии и Хрущёва с Западом, особенно с США…»[45].

Недавно во Франции было опубликовано мнение Шарля Де Голля, 1958 г., об «анти­ста­лин­ском» докладе Хрущёва: «Я сомневаюсь, что Хрущёв искренен и объективен в своих выводах. Но шельмование выдающегося руководителя СССР, к соратникам которого Хрущёв прежде с гордостью себя причислял, не добавит чести и авторитета нынешнему советскому руководству ни в мире, ни в коммунистическом движении…».

Схожее мнение высказал И.Тито в 1961 году (в период нового обострения советско-югославской полемики, что было отражено в принятой в 1961-м году «Программе КПСС»), когда было решено вынести саркофаг со Сталиным из Мавзолея.

В партийных и других СМИ Китая часто отмечается, что преодоление ошибок лично Сталина могло бы осуществляться без надругательства над его личностью и деятельностью и, соответственно, без деморализации государства, народа и правящей партии.

Утверждается, что без таких эксцессов исправлялись ошибки Мао Цзэдуна, что не только позволило сохранить морально-политическое единство китайского общества, но и продемонстрировало идеологическую порядочность китайского руководства» («Агентство национальных новостей». “«Антисталинский доклад» Хрущёва Запад прочитал на 30 лет раньше СССР”http://www.annews.ru/modules.php?name=News&file=print&sid=28812).

Газета “Дуэль” № 44, 2000 г. опубликовала Заявление ЦК Коммунистической партии Китая и Албанской партии труда (возможно с некоторыми сокращениями, поскольку в тексте присутствуют многоточия):

«День рождения Сталина — революционный праздник всех истинных коммунистов и патриотов… Хрущёвская группа, вступив в сговор с империализмом и его марионеткой — кликой Тито, решила дискредитировать товарища Сталина, используя фальшивки, давно заготовленные империалистическими разведками и направленные в своё время их агенту — Берии. Решив расколоть КПСС, подорвать её изнутри, расколоть мировое коммунистическое движение, решив способствовать постепенному капиталистическому перерождению экономики и общественно-политической системы СССР, хрущёвцы на XX съезде огласили антисталинские фальшивки в форме доклада “О пре­о­до­лении последствий культа личности Сталина”. Доклад же этот до сих пор не опубликован в СССР и странах-сателлитах Кремля. Однако текст этого доклада был своевременно — до оглашения на съезде — передан сподручными Хрущёва на Запад и клике Тито…

Хрущёвцы изъяли из архивов многие важные документы, свидетельствующие об их активном участии в террористической деятельности скрытых и явных врагов народа. Хрущёвцы были главными вдохновителями и организаторами повсеместных арестов и доносительств, но свою вину за эти преступления они сперва свалили на своего “компаньона” Берию, а затем — на товарища Сталина, устранённого ими из-за боязни, что Сталин арестует и уничтожит их, подлых двурушников и предателей…

Коммунисты Китая и Албании, все истинные коммунисты мира клеймят позором хрущёвскую клику, надругавшуюся над именем и делом Сталина, над его телом, тайком от народа и коммунистов вынесенным из Мавзолея Ленина-Сталина. Преступные действия Хрущёва и его сподручных будут иметь долговременные последствия, они приведут к перерождению, а затем к разрушению СССР и КПСС...

Либо Советский Союз под руководством хрущёвцев превратится в бюрократическое социал-империалистическое государство, а КПСС станет номенклатурной надстройкой такого государства, либо ревизионистская, провокационная политика хрущёвцев приведёт к распаду КПСС и СССР, к превращению его республик в колонии и протектораты западного империализма. Товарищ Сталин неоднократно предупреждал об опасности стране и партии, исходящей от скрытых, внутренних врагов, действующих по заданию империалистических разведок. Сегодня эта опасность стала реальной.

… “Дворцовые перевороты” в Кремле, организуемые ревизионистами из нынешнего ЦК КПСС, означают обострение борьбы за власть в партии и государстве. “Без Хрущёва, но по пути Хрущёва”[46] — таков сегодня лозунг ревизионистов-пре­да­те­лей, намеренно оболгавших имя, дело и заветы товарища Сталина…

Восстановление подлинно социалистического Советского Со­ю­за, предотвращение его распада или превращения родины Ленина-Сталина в социал-империалистическую державу возможны только путём пролетарской, социалистической революции, руководимой подлинно коммунистической партией — партией сталинцев.

21.12.1964 г.

Мао ЦЗЭДУН,
Энвер ХОДЖА»

Был ли Л.П.Берия агентом иностранных разведок, продвинутым в руководство СССР, как это утверждается в заявлении Мао Цзедуна и Энвера Ходжи[47], либо он был оболган точно также хрущёвцами, как они впоследствии оболгали И.В.Сталина, — каждый пусть решает сам, предварительно ознакомившись с фактами из жизни и деятельности Л.П.Берии, Н.С.Хрущёва, прочей партийной “элиты” и страны в целом. И это — действительно не простое дело, поскольку, пока Л.П.Берия был жив, бoльшая часть его деятельности составляла государственную тайну и была неизвестна людям, а после того, как в июле 1953 г. Хрущёв и КО от него избавились, именно они и их преемники на протяжении десятилетий предавали огласке информацию о Берии, не стесняясь при этом и заведомо лгать, злоупотребляя неведением людей и своим монопольным правом на публикацию архивных материалов, на зачистку архивов и внедрение в них фальшивок под видом истинных документов[48].

Но в том, что доклад Н.С.Хрущёва был направлен против коммунистического движения в его исторически сложившемся виде и что его “утечка” на Запад не была случайной, а только маскировалась под случайную, — в этом Мао Цзедун и Энвер Ходжа были полностью правы.

И это приводит к вопросу о качестве того коммунистического движения, представители которого были у кормила государственной власти во всех социалистических государствах, включая СССР? Т.е. кого предала хрущёвская клика, выпустив Н.С.Хру­щёва с заведомо лживым докладом “О культе личности и его последствиях” на ХХ съезде вопреки мнению многих членов КПСС и других коммунистических партий, а затем организовав утечку как бы секретного доклада на Запад?

Также надо обратить внимание и на то, что Шарль де Голь, лично знавший И.В.Сталина, но не вдохновляемый в политике идеалами коммунизма, почему-то не выразил радости по поводу того, что Н.С.Хрущёв на ХХ съезде нанёс удар в спину мировому коммунистическому движению в его исторически сложившемся виде. Иными словами, можно поставить ещё один вопрос: О чём был осведомлён де Голь, и что осталось в умолчаниях доклада Н.С.Хрущёва на ХХ съезде и в умолчаниях полемики в прессе вокруг него?


3. Кое-что об искусстве лгать
и умении обличать ложь

Но перед тем, как обратиться к рассмотрению самогo доклада Н.С.Хрущёва “О культе личности и его последствиях”, необходимо пояснить ряд обстоятельств. Прежде всего необходимо указать на то обстоятельство, что восприятие доклада в 1956 г. и в 2006 г. не может быть одинаковым вне зависимости от того, признaют люди по прочтении хрущёвский доклад адекватным освещением событий эпохи сталинизма, либо будут настаивать на его неадекватности. Это касается как приверженцев идеалов коммунизма, так и противников коммунизма.

Дело в том, что события, происходившие в России — СССР с начала ХХ века по февраль 1956 г., когда на ХХ съезде КПСС был прочитан этот доклад, ТОГДА были во многом непонятны как зарубежным наблюдателям и соучастникам, так и гражданам СССР. И дело не в том, что многие факты утаивались[49].

Дело в том, что были непонятны причинно-следственные взаи­мосвязи в потоке множества разных фактов, известных разным людям, даже не столько по сообщениям прессы и официальным заявлениям власти, сколько по их собственной жизни и жизни их друзей и близких.

Поэтому в СССР люди в их большинстве ждали, что ЦК КПСС прольёт свет не столько на те или иные прежде утаиваемые факты, сколько выразит своё понимание причинно-след­ствен­ных взаимосвязей событий прошедшей эпохи — эпохи Сталина; что это даст общую картину взаимосвязей успехов и неудач в деле строительства социализма и коммунизма; что это позволит в даль­нейшем избежать повторения прошлых ошибок и злоупотреблений властью в строительстве лучшего будущего, каким бы словом оно ни было названо: вопрос ведь не в словах, хотя они тоже важны, но в качестве жизни подавляющего большинства людей, и в качестве власти, которая изо дня в день организует общество на протяжении всей жизни всякого человека.

За рубежом тоже ждали:

· сторонники коммунизма — нового Слова, которое определит будущее коммунизма в глобальных масштабах;

· противники коммунизма — разрешения неопределённостей в отношении политических перспектив СССР и мирового разноликого коммунизма, что было необходимо им для того, чтобы строить и проводить в жизнь их собственную глобальную политику[50].

Последнее означает:

Рассмотрение проблематики ХХ съезда вне истории и перспектив глобальной политики[51] — заведомо «контр­про­дук­тив­но», т.е. разрушительно по отношению к возможностям развития российского общества и человечества в целом вне зависимости от тех или иных политических пристрастий и идеалов.

СЕЙЧАС завершился тот этап истории, события которого были запрограммированы, во-первых, самим докладом Н.С.Хру­щё­ва и, во-вторых, реакцией на него и на слухи о нём советского общества. У людей ныне (безотносительно к тому, привержены они идеалам коммунизма либо привержены иным идеалам или страдают от отсутствия идеалов общественной в целом значимости[52]) другие конкретные интересы, а не те, что были в 1956 г.

Поэтому если Граевский до сих пор вспоминает те любопытство, дрожь и шок, которые он испытал при чтении доклада Н.С.Хрущёва в 1956 г., то в наше время для большинства людей чтение этого доклада — занудное занятие даже по первому разу. И даже те, кому в 1956 г. довелось принять участие в партийных собраниях, на которых доклад Н.С.Хрущёва на ХХ съезде зачитывался, и на кого он тогда произвёл сильное — прежде всего эмоциональное — впечатление, сейчас находят его чтение скучным занятием, и он не производит на них никакого эмоционального впечатления, разве что вызывает зевоту.

Кроме того, сам текст доклада и его смысловое наполнение таковы, что он не заслуживает поабзацного анализа и комментирования каждого высказанного в нём Н.С.Хрущёвым утверждения — это можно сделать, но это было бы бесполезно, поскольку это само по себе не позволяет выйти за рамки предлагаемой в докладе лживой схемы, назначение которой навязать читателю неадекватное понимание эпохи Сталина.

Для того, чтобы выйти из этих рамок и понять, как в докладе Н.С.Хрущёва выразилось искусство лгать, на основе в большинстве своём имевших место фактов, надо пояснить кое-что из области методологии исторической науки и политологии.

Начнём с того, что:

Лжи во спасение в жизни не бывает, поскольку всякая «ложь во спасение», оставаясь в памяти людей и культуре общества, может стать основой для выработки и принятия вредоносного по своей сути, ошибочного решения. Ссылки на «ложь во спасение» — это попытки самооправдания тех, кто не способен во всех обстоятельствах говорить соответствующую им правду; но кроме того «ложь во спасение» может быть одним из ликов обыкновенного лицемерия и цинизма.

Доклад же Н.С.Хрущёва содержит и заведомую ложь. И заведомая ложь встречается в нём неоднократно. Самая простенькая: «…надо сказать, что Сталин операции планировал по глобусу. (Оживление в зале.) Да, товарищи, возьмёт глобус и показывает на нём линию фронта».

Высказывая эту ахинею в процессе чтения доклада, Н.С.Хру­щёв вложил эту ложь в контекст воспоминаний о своей беседе с маршалом А.М.Василевским, имевшей место в ходе войны. А.М.Василевский присутствовал в зале заседаний ХХ съезда[53], на что Н.С.Хрущёв обратил внимание делегатов. Но по поводу «гло­бу­са» А.М.Василевский по ходу речи Н.С.Хрущёва не возразил, хотя как профессиональный защитник Отечества обязан был встать и сказать прямо: Брешешь Никита и сам знаешь, что брешешь! — в результате чего история СССР могла бы обрести иную направленность. Но вследствие молчания знавших правду военачальников, бывших делегатами съезда, а не одного только маршала А.М.Василевского, ложь о том, что Сталин «ко­ман­до­вал по глобусу», была в СССР на некоторое время возведена в ранг достоверного исторического факта и многие обыватели верили, что это так и было на самом деле[54].

В действительности не было у Сталина в рабочих кабинетах глобусов: ни в Кремле, ни на ближней даче, где проходили большинство деловых совещаний под его руководством и бесед по тем или иным вопросам. И даже если в какой-то период некий глобус всё же оказался в кабинете И.В.Сталина, и он действительно что-то кому-то на нём показал, то управление войсками и флотами СССР «по глобусу» не велось. Соответственно это заявление Н.С.Хру­щёва, представляющее И.В.Ста­лина идиотом, не подтверждают в своих воспоминаниях военачальники, постоянно работавшие с И.В.Сталиным в годы войны. Как они сообщают, рассмотрение планов операций и положения на фронтах осуществлялось на основе достаточно подробных военно-топографических карт соответствующего масштаба. Сам же Н.С.Хрущёв в годы войны только иногда вызывался И.В.Сталиным в Москву для докладов, и потому о работе Верховного главнокомандующего мало чего знал.

Тем не менее ХХ съезд «съел» не только эту ложь без возражений и вопросов о её происхождении и целях подачи…

Кроме того, абсурдность этой россказни про «глобус» в чисто психологическом аспекте съиграла роль деморализующего зал фактора, вогнавшего многих в ступор, вызвав рассогласованность в работе правого (отвечает за образное мышление) и левого (отвечает за логику и лексику) полушарий головного мозга, после чего им в психику в обход осознанного осмысления можно было загрузить ещё и не такое[55].

По существу всё это означает, что делегаты ХХ съезда в полном составе успешно прошли тест на холопство перед правящей аппаратной мафией КПСС.

Но наряду с заведомой ложью как бы секретный доклад Н.С.Хрущёва содержит и достоверные сведения о злоупотреблениях властью, уделяя особое внимание злоупотреблениям, имевшим место в органах НКВД — МГБ. Как быть с этими фактами?

Для того, чтобы ответить на этот вопрос, надо определиться в понимании того, в чём состоит объективность исторической науки.

Объективность повествования исторической науки выражается в том, что освещение любой конкретной проблематики должно представлять собой не собрание фактов, а описание исторического процесса[56], которое без привлечения к рассмотрению фактов оказывается невозможным. И это описание должно быть устойчивым по отношению к добавлению в него в качестве иллюстраций любых других исторически достоверных фактов и должно обличать хотя бы некоторую часть[57]исторически недостоверных «как бы фактов», т.е. вымыслов о прошлом, злоумышленно возведённых в ранг фактов или некоторым иным образом оказавшихся в таковом ранге[58].

Последнее — устойчивость излагаемой концепции исторического прошлого по отношению к добавлению в повествование достоверных фактов извне и саморазоблачение в ней хотя бы некоторой части вымыслов — и есть критерий объективности всякого текста и изустного выступления на тему «течение исторического процесса».

Этот критерий объективности исторического повествования по существу означает, что историческая наука — наука такая же точная, как и математика, но точность исторической науки основывается на других понятийных (описательных) категориях. Если в математике вычисления могут вестись с точностью до одного знака или более, то всякий исторический процесс может быть описан:

· С точностью до безликой толпы-народа и “личности”— личности вождя, гения, великого и мудрого или низкого и подлого, в зависимости от того, с позиций какой концепции организации жизни общества (общественно-политической кон­цепции) смотреть.

В более сложном варианте описания толпа-народ[59] по-преж­не­му остаётся безликой, но к личности вождя добавляются другие личности — сподвижники вождя, его враги и сподвижники врагов. Это — так называемые «исторические личности». Т.е. это описаниес точностью до толпы-народа и «истори­чес­ких личностей».

Но поскольку с «историческими личностями» в жизни и в деятельности оказываются связанными другие люди, принадлежащие безликой толпе-народу в историческом повествовании двух вышеописанных типов, то в прежде безликой толпе-народе можно выявить разного рода партии (части). Некоторые из такого рода партий существуют в течение непродолжительных сроков времени в пределах активной жизни одного поколения. Но другие партии воспроизводят себя в преемственности поколений, вбирая в себя новых людей на замену уходящим из жизни. Кроме того в обществе можно выявить и разного рода социальные группы: общественные классы; профессиональные корпорации; во многонациональном обществе в пределах государства и в составе человечества в целом — народы и народности, национальные меньшинства, и т.п. Соответственно, исторический процесс может быть описан:

· С точностью до определённых социальных групп.

Из числа разного рода социальных групп, особо выделяются те социальные группы, все представители которых так или иначе заняты большей частью политикой. Соответственно исторический процесс может быть описан:

· С точностью до церковного ордена или политической партии.

Однако не все такого рода социальные группы действуют открыто в публичной политике, некоторые из них таятся от общества, делая закулисную политику, или же, занимаясь ею, стараются произвести на окружающих впечатление, что они занимаются не политикой, а чем-то иным (например, собирают коллекции бабочек или занимаются неким «личностным совершенствованием» своих участников). Соответственно выявлению этого фактора в историческом процессе[60], исторический процесс может быть описан:

· С точностью до глобального заговора (например многих поколений римских пап, российских императоров, коммунизма, фашизма, анархизма, гомосексуализма, жидомасонского и т.п.).

Но поскольку заговоры стратегической направленности бывают многослойными (это полезно на случай провала, а кроме того — организационно необходимо для канализации излишней политической активности полностью непосвящённых и не вполне посвящённых, а также и для канализации активности части противников целей заговора, вовлекаемых однако в заговор для управления ими, а равно — обезвреживания их деятельности по отношению к целям главного заговора), исторический процесс может быть описан:

· С точностью до внутренних «заговоров в заговоре», главенствующих над заговорами более низких уровней таинственности (например, масонства[61] в Евро-Американской региональной цивилизации).

Однако и с заговорами не так просто, поскольку в каждом настоящем заговоре есть свой «мозговой трест», который задаёт цели заговора, определяет пути и средства их осуществления, контролирует ход выполнения планов и корректирует планы при необходимости; а есть и исполнительная периферия. Соответственно этому обстоятельству, исторический процесс может быть описан:

· С точностью до «мозговых трестов», самых глубинных во многослойных заговорах.

Однако и всё человечество, вне зависимости от его реальной или вымышленной внутренней структуры, только часть Мира. И соответственно этому обстоятельству, не надо с порога отвергать возможность того, что исторический процесс может быть описан:

· С точностью до взаимоотношений земного человечества с иными цивилизациями, иерархией сатаны и Царствием Бога — Творца и Вседержителя (Промыслом Божиим).[62]

Однако названные выше (а также и другие, оставшиеся не названными) описательные категории, которые могут быть соотнесены с историческим процессом как таковым в ходе его описания, — не факты истории. Но факты истории с ними соотносятся через принадлежность людей к тем или иным социальным группам или же через действия «исторических личностей» или социальных групп. Описательные категории, если проводить аналогию истории с математикой как наукой точной, задают пространство формальных параметров некоторой размерности, в соотнесении с которым исторический процесс может быть представлен как многокачественный процесс. Иными словами, историческое повествование с точностью до «истори­ческих личностей» и безликой толпы-народа, это — примитивная плоская модель реальной истории; выделение в безликой толпе-народе каких-то партий — даёт как минимум трёхмерную (в зависимости от количества выделенных партий) модель истории и т.д.

Если опираться на высказанные выше представления об объективности исторической науки[63] при рассмотрении схемы исторической эпохи Сталина, представленной Н.С.Хрущёвым на ХХ съезде, то она представляет собой самый примитивную (с точностью до личности, в данном случае И.В.Сталина, и безликой толпы) версию течения политики в ту эпоху. И уже только в силу своей примитивности представленная Н.С.Хру­щё­вым схема не может быть адекватной реальной истории.

Поэтому впадать в благоговение, вспоминая ХХ съезд и Н.С.Хрущёва лично, у умных и честных людей нет причин.

Но это — не искренняя ошибка Н.С.Хрущёва и других соавторов его доклада, а выражение искусства лгать, вводить в заблуждение людей, приводя в обоснование лжи действительно имевшие место факты. Это — особого рода ложь, когда лгут, сообщая правду, но не всю правду.

Поскольку делегаты ХХ съезда «съели» такую галиматью, слепленную из лжи вымыслов и лжи на основе неполной правды, то это говорит:

· об идиотизме тех из них, кто искренне согласился с предложенной Н.С.Хрущёвым версией истории эпохи;

· об антинародном злом умысле, цинизме либо трусости и безволии тех, кто понимал, что Н.С.Хрущёв нагло лжёт в глаза съезду.

Но эти же оценки справедливы и в отношении тех, кто ныне настаивает на благотворном воздействии доклада Н.С.Хру­щёва и ХХ съезда как такового на последующую историю СССР и течение глобальной политики в ХХ веке.

А то, что такие наши современники имеют возможность перечитать текст доклада Н.С.Хрущёва и соотнести его с фактами, ставшими публично известными за прошедшие после ХХ съезда 50 лет, только усугубляет правоту этих оценок в отношении них: ОНИ НЕДОСТОЙНЫ УВАЖЕНИЯ.

На этом можно было бы и завершить настоящую записку, если бы было допустимо ограничиться рассмотрением личных качеств «царя» Никиты, поскольку всё остальное, что есть в его докладе ХХ съезду, — мелочи по отношению к приведённой выше его интегральной оценке, хотя таких мелочей в нём много. И хотя это существенно увеличит объём настоящей записки и её возможно будет трудно воспринимать, поскольку нам придётся сообщать сведения и цитировать тексты, казалось бы, не относящиеся к ХХ съезду, необходимо продолжить рассмотрение темы.

Поскольку этот доклад положил начало новой эпохе, то надо выявить её суть,— иначе невозможно строить дальнейшую политику в интересах народов России.

Поэтому теперь, после того, как на вопрос об объективности исторической науки дан вполне определённый ответ, можно перейти к рассмотрению текста самого доклада, обращая внимание прежде всего на то, о чём Н.С.Хрущёв умалчивает.