double arrow

Я покачала головой и заставила себя отвлечься горестных размышлений о том, за какие грехи я заслужила Джима.


– Полиция – они побывали в клубе и всех допрашивали.

– Допрашивали? Но зачем? Амели взглянула на меня поверх чашки:

– Говорят, что полиция ищет вас.

– Меня? – пискнула я и облилась кофе. – Ой, простите. У вас не найдется салфетки? Спасибо. Они искали меня? Вы уверены? Но я уже говорила с полицейскими, вот как раз сегодня утром я говорила… О! Инспектор Пруст сказал, что искал меня.

Пока я вытирала кофейную лужицу кухонным полотенцем, хозяйка изобразила женский вариант галльского пожатия плечами:

– Так мне передали. Полицейский, который допрашивал Венецианца, якобы очень настойчиво допытывался насчет вас.

– О нет, – пробормотала я, уставившись на остатки своего кофе.

Кофе был черный, крепкий и дымящийся, как раз такой, как я люблю; на его поверхности кружились крохотные масляные капельки. Я знала, что инспектор Пруст установил наблюдение за мной – он практически признался в этом, – но я и представления не имел, что он может зайти так далеко, поставив на уши «Черное и белое». Я сжалась в комок, представив себе, как разъярен Венецианец.

– Мой источник сообщил, что Венецианец отдал приказ немедленно доставить вас к нему, – сказала Амели, очевидно прочитав мои мысли.

Черт!

– Доставить меня? То есть похитить? Он настолько разозлился?

Взгляд ее черных глаз не изменился.

– Венецианцу очень не нравятся люди, которые привлекают к I'au‑dela внимание полиции. Всем было приказано искать вас. Абсолютно всем.

– L'au‑dela? – Внутри что‑то перевернулось, и мне показалось, что меня сейчас стошнит.

– Это означает… – моя собеседница взмахнула руками, пытаясь подобрать нужное слово, – Мир иной. Так называется наше общество – в нем состоят те, кто практикует магию, как я, и управляет темными силами, как вы. Полиция к нам плохо относится. Среди прочего задача Венецианца – ограждать нас от враждебных действий властей, поэтому он так разгневался на вас за то, что вы подвергли нас опасности.

Я несколько растерялась, когда меня записали в компанию людей, управляющих темными силами, но гораздо больше меня тревожило другое, например что собирался сделать со мной Венецианец.

– Так вы говорите, что меня собираются похитить? Амели кивнула.

– Здорово. Теперь весь парижский Мир иной будет за мной охотиться. Знаете, я думала, что все самое плохое со мной уже случилось, но оказалось, что это еще не конец. Я, конечно, ужасно извиняюсь, но вы не собираетесь выдать меня Венецианцу?


Сейчас читают про: