double arrow

Римлянам 13:10


10. ЛЮБОВЬ НЕ ДЕЛАЕТ БЛИЖНЕМУ ЗЛА; итак, лю­бовь есть исполнение закона.

Другая характеристика Божьей любви - это то, что «любовь не делает ближнему зла» (Рим. 13:10). Вы можете прочитать этот стих по-другому, и это будет точ­но также правильно: «Любовь не делает зла никому».

За все годы у меня с женой было много возможнос­тей в служении упражняться в Божьей любви, чтобы наша любовь росла и развивалась.

Например, однажды нас пригласили проповедовать в церковь, и у нас были деньги только на бензин, чтобы туда доехать. Пробыв целый день в дороге, мы приеха­ли вечером прямо на служение, и нам очень хотелось есть.

Мы остановились в доме пастора и надеялись, что он и его жена после собрания нас покормят.

Но они никуда не повели нас поужинать и ничего не предложили дома. Они просто пошли спать, поэтому мы тоже пошли спать голодными. На следующее утро мы проснулись, а они уже ушли.

Моя жена сказала: «Наверное, они пошли купить что-нибудь на завтрак». Но они не пришли домой. Поз­же она сказала: «Они, наверное, придут и пригласят нас на обед».

Но они не вернулись и к обеду. У нас не было ни Цента в кармане, потому что мы всё потратили на то, чтобы приехать ь этот город проповедовать.




Наконец они пришли домой в то время; когда надо было собираться в церковь. Но они ничего не сказали нам ни по поводу ужина, ни по поводу какой-либо еды вообще. Они даже не поинтересовались, ели мы что-ни­будь.

Прошло полтора дня с тех пор, когда мы ели после­дний раз, и поэтому мы были очень голодны. Одно дело, когда ты постишься и ищешь Бога. Тогда ты планиру­ешь отказывать своей плоти! Но мы не постились. Мы просто голодали, потому что у нас нечего было кушать.

После того, как на следующий вечер закончилось церковное собрание, мы надеялись, что они всё таки пред­ложат нам что-нибудь покушать, но они ни слова не ска­зали об этом и пошли спать, поэтому и мы тоже пошли спать.

На следующее утро, когда мы проснулись, их уже не было. Мы решили, что они, возможно, вернутся к обеду и пригласят нас куда-нибудь или, по крайней мере, да­дут нам хоть какой-то еды. Но они не пришли.

Тогда мы пошли на кухню, чтобы найти хоть что-то съедобное, потому что к тому времени уже были основа­тельно голодны. Нашли там одну засохшую сосиску, одно яйцо и один кусочек черствого хлеба. Мы сделали грен­ку, сварили яйцо и сосиску, и каждому досталось по пол­кусочка хлеба, пол-яйца, пол сосиски и стакан воды.

Я сказал своей жене: «Я знаю, что я сделаю!» По­нимаете, ваша плоть и разум могут возмутиться, когда с вами поступают неправильно. Потому Библия гово­рит, что вы должны держать их в подчинении своему духу.

И продолжил: «Я позвоню окружному епископу и спрошу, в конце концов, что это у них за пасторы в этом округе? Нас уже два дня не кормят!» Понимаете, если вы неосторожны в таких ситуациях, как эта, то ваша плоть захочет взять над всем верх.



Я пошел к телефону и начал звонить окружному епископу, но что-то внутри сдерживало меня. Это была любовь Христа.

Я вернулся и сказал своей жене: «Я не могу этого сделать. Я не позвонил окружному епископу. Благосло­ви, Господь, их сердца! Люди, поступающие как эти пас­торы, всё равно не преуспеют духовно, но я не буду спо­собствовать их падению. Я не буду тем, из-за кого они преткнутся. Мне всё равно, если они поступили непра­вильно. Я буду ходить в любви, несмотря на то, поступа­ют они правильно или нет, потому что Библия говорит, что любовь не делает зла своему ближнему».

Итак, эта пара на третий день пришла домой перед тем, как идти в церковь. Они ничего не сказали об ужи­не и даже не спросили, хотим ли мы кушать. Мы пошли в церковь, а после церкви они привезли нас домой и ничего не предложили. Они ничего не дали нам даже из пожертвований, чтобы мы смогли пойти и купить себе что-нибудь из еды.

Нам к тому времени казалось, что желудок прилип к позвоночнику! Когда ты не кушаешь несколько дней, твоя плоть начинает кричать! Я опять сказал жене: «Пойду, позвоню окружному епископу и спрошу, что за пасторы у них в этом округе?!»

Я пошел к телефону, чтобы позвонить, но снова что-то внутри меня не позволяло мне сделать это. Любовь Христа сдерживала меня.

Я сказал жене, что не могу так поступить! Я уже думал сесть в машину и уехать после вечернего собра­ния. Но и этого я не мог сделать.



Во-первых, люди из этой церкви спросят у пастора, где брат Хейгин. Они будут думать, почему я уехал, и пастор будет плохо выглядеть в их глазах.

Но на следующий день нам так хотелось есть! Я опять пошел звонить епископу, но снова не смог этого сделать.

Вместо этого сказал жене: «Я не могу так посту­пить. Эти возлюбленные, да будут благословенны их сер­дца, никогда не добьются ничего в служении, если будут так поступать. Но я не собираюсь содействовать их па­дению. Я останусь до воскресенья. Я буду поступать правильно независимо от того, поступают они правиль­но или нет».

Люди, которые так себя ведут или заботятся о дру­гих подобным образом, никогда ничего не добьются, тем более в служении.

В действительности эта пара никогда и не должна была быть в служении. Но я не собираюсь способство­вать их падению, потому что это повредило бы мне ду­ховно. Рано или поздно этот пастор пожнёт всё, что бы он ни посеял, но я не собираюсь помогать ему это пожи­нать.

Кроме этого, любовь не делает зла своему ближне­му. Любовь не засчитывает причиненную ей несправед­ливость. Любовь - Божья любовь - милосердна, терпе­лива и добра.

Наконец один из дьяконов церкви пришел навес­тить нас. Он начал задавать мне вопросы. Я видел, что он знает, что здесь что-то не так. Но я не хотел навре­дить пастору, рассказывая всё одному из его дьяконов. Любовь не делает зла своему ближнему. Поэтому я изо всех сил старался не говорить того, что повредило бы пастору.

Дьякон в конце концов пригласил нас к себе до­мой. Он привел нас на кухню, где была большая моро­зильная камера, заполненная мясом и свежими овоща­ми, и сказал нам: «Берите всё, что хотите». Мы взяли с собой еду и сами приготовили обед. За всё время нашего пребывания там тот пастор и его жена так ни разу и не покормили нас.

Каждый вечер они собирали пожертвования, но ни разу не дали нам.хоть какую-то его часть, поэтому мы не могли купить себе что-нибудь поесть. Наконец в пос­ледний вечер собраний они дали нам пожертвований за всю неделю — около 43 долларов.

У нас было очень большое искушение выйти из любви, но я не мог роптать и жаловаться по этому пово­ду. Мне надо ходить в любви, если я не хочу заболеть. Мне просто нравится оставаться здоровым. Поэтому мы с женой уповали на Бога. Мы знали, что Бог восполнит нашу нужду, поэтому просто продолжили свой путь.

А что же случилось с теми пасторами? Спустя ка­кое-то время окружной епископ позвонил мне и спро­сил, проповедовал ли я в церкви тех людей. Я рассказал ему, что проводил там служения.

Он спросил меня: «Почувствовали ли вы что-то в своем духе, когда были там?» Мне ничего не надо было чувствовать в духе! Все эти дни без еды, мой желудок уже сказал мне, что здесь что-то не так!

Он сказал: «Нам нужно было разобраться с этими людьми. Мы просто вынуждены были забрать у них церковь».

Я заметил, что это была последняя церковь, где они были пасторами. Окружному епископу пришлось исклю­чить их из союза. Никто больше о них ничего не слы­шал. Они просто исчезли со сцены.

Нам в Теле Христа нужно относиться друг к другу с любовью! Любовь не причиняет зла своему ближнему! Мы не можем плохо относиться к людям и думать, что будем преуспевать в Боге.

Я поехал проводить собрания в церковь, располо­женную не далеко от нас, в штате Оклахома, и был рад, что поехал туда один. В то время дети были маленьки­ми, и моя жена не могла путешествовать со мной всё время.

Этот пастор жил в прекрасном доме, и здание церк­ви, построенное из кирпича, было одним из лучших в том районе.

Вам нужно понимать, что в те времена не так много зданий полноевангельских церквей было построено из кирпича. В основном они были из дерева.

Пока я проводил там собрания, у меня была ещё одна возможность не причинять своему ближнему зла. Понимаете, этот человек поселил меня за своим домом -в курятнике!

Он даже не почистил его как следует, там везде был птичий помёт. Он просто поставил там кровать и посе­лил меня.

Можете себе представить, как бы вы себя чувство­вали. И, конечно же, у меня есть плоть, с которой надо разбираться, точно так же, как и вам. Моя плоть восста­ла, и я подумал: «Я не обязан мириться с этим! Я просто уеду».

Но потом я осознал, что не могу уехать, потому что это может повредить людям Божьим. Они будут недо­умевать, почему я уехал, и начнут подозревать своего пастора.

Видите, любовь не делает зла своему ближнему, и Божья любовь никогда не засчитывает причиненной ей несправедливости. Поэтому я не мог так поступить. Я решил потерпеть и остаться здесь на неделю, чтобы пас­тор не выглядел плохо.

Я сказал Господу: «Господь, я скажу Тебе, что сде­лаю. Я знаю, что собрания запланированы на более дли­тельный срок, но я пробуду здесь неделю». На первом служении я объявил, что буду проповедовать только до воскресенья. Я сделал так, чтобы для пастора это выг­лядело наилучшим образом, и в воскресенье вечером я уехал.

Вы спросите: «А что случилось с ним?». Он умер в возрасте 39 лет от рака горла. Это была его последняя церковь. Фактически перед смертью он уже не был па­стором церкви. Он работал в гастрономе.

Понимаете, если вы не ходите в любви, дорогие дру­зья, вы просто настежь открываете себя для дьяволь­ских атак.

Вы узнаете, что одна из причин, почему так много болезней в Теле Христа, даже среди проповедников, - это то, что верующие не ходят в любви друг к другу. Люди не смогут исцелиться, пока не изменят состояние своих сердец и не начнут ходить в любви. Хождение в Божьей любви - это путь к преуспеванию в жизни. Бо­жий вид любви принесёт победу в каждую сферу вашей жизни. Просто старайтесь делать то, что говорит Биб­лия, и применяйте Божью любовь. Вы не можете преус­певать в Боге, если не относитесь правильно к людям или не храните своё сердце.

Я приучал себя годами к подобным мыслям: «Как повлияет то, что я собираюсь сказать или сделать, на другого? Любовь никому не причиняет зла. Повредит ли то, что я скажу или сделаю, другому человеку? Если да, то я не буду это говорить или делать».

Но не поймите меня неправильно. Я далеко не со­вершенен. Я ошибался. Но когда видел, что я ошибся в хождении в любви, то каялся и как можно быстрее ис­правлял свое хождение в Божьей любви.







Сейчас читают про: