double arrow

Огонь на горе - Путь - Рик Джойнер


Часть 1

ГОЛОС

Эта статья является первой частью в новой серии того, что я пишу для журнала «MorningStar» и что, в конце концов, будет четвёртой книгой в серии «Последний Поход». Всё это является результатом снов или пророческих переживаний, которые были у меня. Они все передают важные принципы или истины, которые я считаю библейскими, иначе бы я не использовал их.

Пророчество может использоваться, чтобы подчеркнуть доктрину, как мы видим это в Книге Деяний, но доктрина может устанавливаться только Писанием. Если Иисус, который есть Слово, использовал, чтобы устоять, «Написано», то насколько больше мы должны использовать это? Пророчество может помочь подчеркнуть библейскую доктрину, но оно также обычно даётся для открытия тактической или стратегической воли Бога. Как нам сказано в Иоиля 2 и в Деяниях 2, «в последние дни» Господь изольёт Своего Духа и в результате чего будут сны, видения и пророчества. Если вы верите, что мы находимся в последних днях, вы должны ожидать этого. Если это и даётся нам, то не просто для нашего развлечения, но потому что мы будем нуждаться в таком роде водительстве в «последние дни».

Когда я показал рукопись «Последнего Похода» Брюсу Уилкинсону, автору «Молитва Иависа» и других великих классических вещей, он сказал, что считает это подобием современного «Путешествия Пилигрима». Я со стыдом признался, что никогда не читал «Путешествие Пилигрима» и понял, что мне надо прочесть его. Однако, если «Последний Поход» похож на него, то я думаю, что написанное мною сейчас будет похоже ещё больше. Это – призыв к жизни великого приключения, которое можно пережить на этой земле – истинной христианской жизни. Моя молитва о вас, чтобы вы смогли преодолеть всякое затруднение и пробежали путь, уготовленный вам, и стали бы сыновьями и дочерьми Бога, как Он того заслуживает.

Я думал, что каждый мой шаг будет последним. Голод, жажда и бессилие вызывали великий кризис, который я никогда не переживал прежде. Смерть, должно быть, была очень близка.

Туман был таким плотным, что я мог видеть только на несколько сантиметров перед собой и он, казалось, полностью окутывал мой рассудок. Я решил не останавливаться, пока ещё нахожусь в сознании, но я знал, что долго так не продержусь.

Я продирался через густой лес по узкой тропинке. Мои глаза горели. Моя одежда была изодрана настолько, что едва защищала меня от колючек и острых веток, постоянно колющих меня. Я уже прошел немного больше, чем думал смогу пройти. Смерть стала такой желанной. При этом если бы мне пришлось умереть, я не желал сдаваться. Я знал, что стоит мне остановиться, как я больше не смогу идти, поэтому я продолжал тащиться.

Я думал о том, зачем я пошел в это дикое место. Мне была показана великая цель на другой стороне. Теперь же вся моя цель была умереть в попытке пройти через это. Это была бы, по крайней мере, хоть какая-та победа против этого дикого места, которое так замучило меня.

Стало так тяжело, что я, в конце концов, начал думать о том, чтобы просто лечь и умереть. Какая разница с того, что я сделаю один шаг или ещё десять? Все они были такими болезненными. Когда я только был готов упасть на землю, я увидел какой-то неясный свет среди тумана впереди. Я решил продраться вперёд ещё на несколько метров и увидел его вновь. Я решил дойти туда, во что бы ни стоило, и собрал все силы.

Я оказался на опушке леса, стоя возле маленького озера. Эта была самая прекрасная вода, которую я когда-либо видел, не потому что я так жаждал, но это было как вид небес. Вода была небесно-голубая и искрилась внутри, но не из-за света, падающего на него. Огромные скалы и деревья, казалось, дополняли эту особенную красоту.

Я попытался опуститься на колени, но упал лицом к кромке воды. Не смотря на жажду, я смотрел на воду долгое время. Казалось, что вода была живой от света. Затем мне показалось, что это могла быть некая радиоактивность. Я мог умереть, выпив её. Я быстро решил, что даже если это и было радиоактивно, я бы всё равно умер, не попив. Я осторожно погрузил кончик пальца в воду и коснулся языка. Вкус был странным. Будто бы это была какая-та энергия, но и сладкая также.

Я ожил. Чем больше я пил, тем сильнее становился. Я продолжал пить пока не почувствовал себя сильным, как никогда раньше в своей жизни. Казалось, что каждая клетка моего тела была пробуждена. Минуту назад я чувствовал себя хуже некуда, а сейчас я чувствовал себя лучше, как никогда раньше. Я попал из ада в небеса, из смерти в жизнь, став живым насколько это возможно.

Мои глаза настолько просветлели, что я мог видеть сквозь туман. Вода не только утолила мою жажду, но и мой голод. Затем я начал думать, что вода действительно была радиоактивна, и что-то странное произошло со мной физически. Я начал думать, что это, по-видимому, убьёт меня, но это будет прекрасная смерть! Я чувствовал себя настолько хорошо, что было сложно негативно думать о чём-либо.

Мой разум становился очень ясным, когда я чувствовал, как энергия течёт по моему телу. Я никогда не переживал ничего подобного. Когда я оглянулся, мне казалось, что я мог различить каждую деталь тот час же. Я видел вещи, так как никогда прежде, даже если бы смотрел долгое время. Мой разум стал сверхскоростным, но с надлежащим порядком и чёткостью.

Я думал, что если бы у меня была эта вода, когда я шел через лес, то это было бы самое радостное путешествие. Я увидел человека, стоящего столь близко, что не смог понять, как я не заметил его приближение.

«Кто ты?» спросил я. «Эта вода принадлежит тебе?»

«Эта вода принадлежит всякому, кто пьёт её», ответил он. «Поток, который наполняет этот водоём, был рядом с тобой в лесу, из которого ты только что вышел. Ты мог освежать себя в любое время, но ты не видел его. Ты не видел, потому что не искал его».

Это была шокирующая мысль. Если бы у меня была эта вода в пути, я мог бы бежать и петь хвалу Богу, вместо страданий от мучений, через которые я прошел!

«Мне ничего не говорили об этой воде в этом лесу», запротестовал я.

«Даже молодые ученики знают, где искать эту воду и как пить её ежедневно. Или ты не был учеником? Был ли у тебя наставник, чтобы научить этому?», с укором сказал он.

«Не был. Ты прав. Меня малому научили».

Незнакомец был между шоком и сожалением от этой новости.

«Что ж, твоя выносливость впечатляет. Она хорошо послужит тебе, но ты должен запастись своей выносливостью для будущих битв», продолжил он, пытаясь быть сострадательным, но и не слишком одобряя это. «Эти дикое место не должно быть таким тяжелым, как ты проходил. Живая вода доступна в любое время и в любом месте, если ты идёшь правильным путём. Она всегда будет рядом с тобой, так что ищи её, пей её почаще и всегда оставайся близко к ней. Это один из основных уроков ученичества» .

«Я не думал, что ты скажешь мне это опять», сказал я, полностью обескураженный мыслью, что я мог пить эту воду всё время в пути. Она могла обратить даже ад в часть небес.

«Я принёс тебе это», сказал он и протянул новую одежду, положив на рядом стоящую скамейку.

Я взглянул на одежду и потом на него, но он исчез. Я был уверен, что он не мог так быстро уйти, чтобы мой глаз не успел это заметить. Я посмотрел по сторонам, но нигде не заметил его. Я подумал, что должно быть это был ангел, когда повернулся и посмотрел на одежду.

Одежда была сделана из материала, настолько тонкого, что, казалось, не имела никакого веса. Я подумал, что она могла быть слишком нежной для ношения. Я попытался немного подёргать её, чтобы испытать, но сколько бы я ни дёргал, она не рвалась. Тогда я попытался проделать дыру с помощью маленького острого обломка ветки, но сколько я ни пытался, я не смог даже оставить и следа.

Я скинул свои лохмотья, омылся в воде и надел новую одежду. Она полностью подошла. Ещё были ботинки, накидка, шапка – все сделанные из того же материала. Затем я услышал голос человека, который только вышел из леса, но я никого не увидел в направлении, откуда шел голос.

«Это больше чем одежда. Это твоя амуниция. Тебе надо будет носить её там, куда ты идёшь».

«А куда я иду?» спросил я.

«Ты идёшь в свой дом».

«Кто ты?», спросил я, всё ещё ища источник голоса. «Где мой дом?»

«Я – Голос, который взывает в этом диком месте», сказал он, когда я подошел к лесу так близко, что не мог поверить, что не вижу никого там. Затем он продолжил, как если бы услышал мои мысли:

«Ты не видишь меня, потому что я невидим, пока не двигаюсь. Те, кто видят меня, двигаются, двигаются в то же самое место, куда идёшь и ты».

«Ты готов к этому путешествию?» спросил он, как если бы мой ответ был самым важным из всех, данных мною.

«С этой живой водой я чувствую себя готовым для всего, но честный ответ был бы «нет». Я даже не знаю, куда я иду, а лишь смутно знаю, чего ищу», ответил я.

«Я не удивлён. Ты так плохо подготовился к этому. Вести тех, кто находиться в этом путешествии и кто не был учеником – это как вести армию, которая не прошла основную подготовку. Это как армия, которая не знает, как обращаться с оружием, даже офицеры! Даже те, кто были лидерами тысяч, оказываются здесь слабыми, чей разум не был трансформирован, но остался мирским, плотским и определенно не подготовленным к этому путешествию», заключил он.

«Мне жаль, но таково истинное состояние большинства верующих в наше время. Есть много учителей, но не много отцов и мало наставников», подтвердил я.

«Мы должны обращаться самым лучшим способом с тем, что нам было дано для работы, но мы приближаемся к последней битве. Это будет конец веков, последняя битва между светом и тьмой, а мы так далеки от готовности к ней», заплакал Голос.

«Я никогда не знал ничего другого, кроме битв, всю мою жизнь. Я знал, что последняя битва близка и мне говорили об этом многие годы. Но есть ещё многие другие, кто даже не слышал об этом».

«Я не был здесь раньше», продолжил я, «но это выглядит очень знакомо. Я не знаю, что ты имеешь ввиду под словами «мой дом». У меня было много домов. Я иду в один из них?»

«Ты помнишь, что ты искал, когда начал это путешествие?» спросил он.

«Помню», ответил я.

«Ты ищешь город, который строит Бог. Ты хочешь быть частью того, что Он делает. Все кто приходят сюда, ищут того же», сказал Голос, прервавшись на минуту. Затем он продолжил.

«Здесь кажется знакомым, потому что ты уже был здесь раньше. Ты поймёшь всё это в своё время, но ты прав, рассуждая, что ты не готов к этому путешествию. Ты - не готов. Может быть непонимание даже основ о живой воде сделает тебя достаточно смирённым, чтобы понять, что тебе нужно сперва, но ты прав, ты - не готов. Те, кто думают, что готовы, пропадают самыми первыми».

«Я совсем не помню, что был возле этого водоёма раньше, но мне действительно кажется всё здесь знакомым», сказал я. «Даже ты кажешься знакомым».

«Всё здесь меняется со временем», продолжил Голос. «Ты уже был здесь раньше, но тогда это не выглядело так. Это то, что ты должен сейчас понять для этого путешествия. Знакомые вещи, на которые ты хочешь положиться не остались прежними. Твоё водительство должно исходить из сердца, твоего духа. Ты должен видеть глазами своего сердца более ясно, чем своими глазами или же ты сойдёшь с правильного пути».

«Есть больше, чем один путь?» уточнил я.

«Да, и все они ведут в место, куда ты не хочешь идти. Обман, заблуждения, отвлечения и ловушки присутствуют во всё время пути. Все они предназначены, чтобы сбить тебя с дороги. Требуется различение и мудрость и смелость, чтобы остаться на правильном пути».

«Так как я смогу пройти его?» спросил я.

«Тебе понадобится помощь. У тебя также будет живая вода. Ты не должен упускать её из виду и ты должен пить её как только начнёшь жаждать. Пей даже когда ты не испытываешь жажды. Она будет хранить тебя живой».

Всё сказано не просто было совершенно понятным, но, казалось, глубоко вошло в моё сердце, поскольку моё восприятие весьма усилилось. Я чувствовал, что легко мог бы вспомнить эти слова в любое время. Я был так настроен, чтобы всегда запоминать детали правильно, и рассматривал это как одну из моих величайших слабостей. Я радовался, что мог воспринять и запомнить каждую деталь с такой ясностью и глубиной, зная, что мог бы вспомнить их, как только понадобиться. Мне казалось, будто в моём разуме открылась новая часть.

Голос повернул свою голову назад, как если бы внезапно заинтересовался чем-то, и сказал,

«У тебя есть понимание. Умственная ясность, которую ты имеешь сейчас, от того, что Дух ускорят твоё смертное тело. Дух обращает твои слабости в силу. Если ты будешь ходить в Духе, ты всегда будешь сильным в том, что тебе нужно. Чтобы идти к своему предназначению, ты должен пребывать в Духе. Воды, которые ты пьёшь, есть Дух и жизнь. Если ты будешь верен в том, чтобы пить, ты продолжишь переживать всё, что у тебя сейчас и даже больше. Это Дух ускорил Моисея, что он не ослабевал с возрастом, но становился сильнее, и его глаза никогда не ослабевали».

«Ты хочешь сказать, что я смогу чувствовать то же и впредь?» спросил я.

«Ты сможешь. Это твоё. Насколько хорошо ты поймёшь это, так и решится, как пройдёт твоё путешествие, и закончишь ли ты его. Чувствовать как ты сейчас, думать как ты думаешь сейчас и видеть как ты можешь сейчас – это естественное состояние нового творения».

«Я не думал, что мог быть так близок к смерти как всего лишь несколько минут назад», почти выпалил я. «Теперь же, просто попив этой живой воды, я не думаю, что мог быть столь живым. У меня есть умственная ясность, которую я не припомню с тех пор, как был у престола. Лишь несколько минут назад я с трудом мог думать обо всём этом. Теперь же ты говоришь, что я могу думать так всё время?»

Голос развернулся прямо ко мне. Затем он сказал, «Ты не только можешь, ты должен оставаться в том, как ты сейчас. Когда ты находишься в Духе, ты находишься пред престолом. Его царство внутри. Царь внутри тебя. Ты - Его храм. Ходить в истине – это знать это, и жить в Его присутствии».

«До рождения свыше не возможно увидеть это царство, но поскольку ты рождён свыше, не имеет значение, что ты видишь это», продолжил он. «Не многие идущие сюда видят это царство. Почётно, что они дошли сюда имея столь слабое виденье. Большинство идущих могут быть обращенными, но не учениками. Вот почему мало тех, кто проходит хотя бы первую часть этого дикого леса. Господь предупреждал, «Горе же питающим сосцами в те дни!» или «Горе тем, кто удерживает своих людей в незрелости». Его предупреждение истинно – это великая трагедия вашего времени».

«Я знаю, что это так. Я проповедовал об этом многие годы», согласился я.

«Да. Ты проповедовал. Но что ты сделал с этим?» спросил он.

«Не много. Не так уж много как должен был», признался я.

«Твоему поколению была дана величайшая жатва века, но многое было потеряно. Великая радость, когда кается один грешник и великое горе, когда один пропадает. Есть не так уж много истинных учеников, потому что не много истинных пастухов. Ты был превосходен в делании обращённых, но ты не делал из них Его учеников. Великое Поручение – это делать учеников. Господь дал ясное определение того, что есть ученик и немногие даже поняли это, потому что ты не делаешь учеников. Это беда твоего века».

«Я виноват», признался я. «Я знал больше и даже горевал об этом, но сделал так мало».

«Вот почему суд учителей более суров», сказал Голос. «Ваши пастухи кормили самих себя и пренебрегали обязанностью готовить людей. Теперь же последняя битва близка. У нас есть огромная армия, но даже её лидеры не знают, как сражаться. Уже сейчас происходят ненужные несчастные случаи из-за этого. Но будет ещё больше».

«Как же мы победим?» спросил я. «Мы же победим. Так написано».

«Мы победим из-за нашего Капитана. Я пришел к началу века, чтобы приготовить путь для Него и я пришел вновь к концу века, чтобы приготовить путь для Его возвращения. Первое, что должно быть сделано, это преобразовать лидеров в учеников. Затем они должны делать всех, кто приходит к ним, учениками».

«Никто долго не продержится в битве, не будучи учеником. Никто не пройдёт далеко по этому пути не являясь учеником. Многие должны были пройти сквозь этот дикий лес, но немногие прошли».

«Ты являешься поколением, которому были даны великие ресурсы, огромное знание, но немногие пришли к познанию истины. Где же истинные пастухи?»

«Я виновен во всём, что ты говоришь, признался я. «Я был плохой учитель и ещё более худший пастух».

«Ты правильно судил себя. Поскольку ты судил себя, ты не будешь судим, если покаешься. Это способ к изменению. «Кто хочет быть первым, будь из всех последним» (смотри Марка 9:35) и поколение, которому ты был предназначен помочь подготовиться, призвано быть самым великими из всех. Сейчас же оно находиться в худшей форме из всех. Это произошло на твоём посту, но «когда умножился грех, стала преизобиловать благодать» (смотри Римлянам 5:20). Благодать по-прежнему доступна, чтобы изменить это, если ты исповедуешь свой грех и покаешься».

«Ты здесь, чтобы приготовить путь Господу. Ты здесь, чтобы приготовить нас для Него. Как же нам совершить это великое изменение? Ткань христианства в наши дни столь тонка. Мы слабы, но какие практические шаги нам нужно сделать, чтобы исправить это?» взмолился я.

«Я был с Иоанном Крестителем, чтобы сделать это в его время. Ты должен проповедовать о покаянии, чтобы приготовить путь Господу. Основание покаяния сохранит тебя смирённым и способным ходить в благодати Божьей. Смирение даст тебе способность учиться. Это не то основание, которое бы многие понимали в твоё время и мало кто строил на нём. Ты должен начать проповедовать о покаянии, но это лишь начало».

«Я молился, чтобы суд Божий пришел на этот народ и привлёк бы их внимание. Затем мне пришлось столкнуться с лжеучителями и пророками моего времени. Где твои пророки? Где твои апостолы? Где твои пастухи, которые защитят Божий народ от великого обольщения твоего времени? Почему волкам позволено разорять Божий народ прямо пред их глазами, и они ничего не делают?»

«Я был с Крестителем. Он любил их достаточно, чтобы предупреждать их. Он любил их достаточно, чтобы рисковать собственной жизнью, стоя за истину, которая одна могла освободить их. Где те, кто может быть использован, чтобы подготовить путь Господу, готовя Его народ? Где те, кто даже с риском своей жизни примет отвержение ради истины?»

«Есть такие», сказал я. «Их не много. Но они есть. Они малоизвестны, потому что не много тех, кто слушает их, но они есть».

«Нам и не нужно много. Если у них есть смелость и решительное сердце повиноваться Господу, этого будет достаточно», заявил Голос. «Они точно придут сюда. Они найдут этот путь. Многие думают, что находятся на пути жизни, хотя давно сошли с него. Лишь с основанием покаяния может быть победа и способность остаться на этом пути. Там, где это основание сильно, будет победа над грехом. Твоё поколение мало знает, что такое грех».

«Всё, что ты говоришь, правда. Возможно я главный из грешников в этом времени. Хотя я не убивал и не прелюбодействовал и не завидовал, я совершил нечто более худшее. Я видел Господа. Я видел Его славу и Его престол и при этом я стал тёплым. Я стал легкомысленным и впустую тратил время. Я должен был пройти намного больше, чем прошел, но как ты видишь, я даже не приобрел достаточного духовного чувства, чтобы искать живую воду в этом диком месте».

«Это не ложное смирение. Это точная оценка. Я знаю, что отпал от посвящения, которое Господь заслуживает от меня. Это самая сложная вещь из всех – я самый рьяный человек для Господа и я знаю это! Царь царей заслуживает лучшего».

«Я делюсь с тобой этим, потому что ты должен знать наше истинное положение. Ты был разочарован, что я не был сильным, когда пришел сюда, а я должен был, но могло быть лучше. При этом я знаю, что есть многие великие души, ожидающие своего пробуждения. Они могут прийти сюда в плохой форме, но они послушаю тебя, они покаются и они пойдут по этому пути с великой смелостью».

«Величайшие победы могут прийти только с величайшими битвами», сказал Голос. «Твоё поколение делало ошибки, но это ещё не конец. Тем, кто покается, будет дана благодать обратиться в великую почесть – им будет позволено сражаться в этой последней битве. Все пророки и праведники желали хотя бы увидеть эти дни. Они не будут разочарованы».

«Я был задержан условием, в котором ты и немногие другие находились. Но сейчас я вижу силу в тебе, что большая редкость».

«Что же это?» спросил я.

«Ты быстр, чтобы каяться. Ты не боишься точных оценок о себе. Ты не пытаешься спрятать свои промахи и не извиняешь их. На этом основании нужно и строить. Чтобы быть изменённым в образ Господа, ты должен видеть Его славу с неприкрытым лицом. Извинения – это самое большое покрывало, которое не даёт людям видеть Его как Он есть и видеть самих себя как они есть, чтобы измениться. Если ты продолжишь делать это, не пройдёт много времени, чтобы ты приготовился для своей цели».

«Какая моя цель?» спросил я.

«Ты должен помогать тем, кто будет приготавливать путь для Царя. Ты уже помог некоторым и ещё больше придут к тебе. Они могут быть теми, о которых пророчествовал Енох. Они живут сейчас. Это их время».

«После того как Енох не увидел смерти, он также имеет часть в подготовке пути Господу?» спросил я.

«После падения Енох был первым, кто открыл самую основную цель человека – ходить с Богом. Послание Еноха относиться к каждому поколению, и он тоже был взят как свидетельство победы над смертью. Ходить с Богом – это есть Древо жизни. Силачи, показанные ему, придут в конце века и им будет дана власть, потому что они будут ходить с Богом как Енох».

«Да, у Еноха есть особенная часть в эти времена. Те, кто находится на этом пути и идут по нему в город Господа, делают это, потому что научились от Еноха. После того как ты научился от меня, ты должен научиться от Него. Если ты в начале не научишься от меня, ты упадёшь из-за своей гордости. Покаяние должно прийти, чтобы приготовить путь Господу».

Затем Голос подвиг меня следовать за ним по пути. Живая вода и предвкушение путешествия вновь заставили меня почувствовать себя молодым. Мне было стыдно за то, каким плохим я был лидером, учителем и пастухом, но это было, как начинать вновь с гораздо большей надеждой. Я нашел благодать. Какой другой более чудесный дар может быть дан как ещё один шанс? Я вновь был на дороге великого приключения».

Часть 2

ПРИЗЫВ

Я прошел в тишине за Голосом значительное расстояние. К счастью дорога становилась всё шире. У меня оставалось ещё много вопросов, и я не хотел тратить время попросту, пока он был со мной.

«Что это за «силачи», о которых пророчествовал Енох, я хотел бы спросить», начал я.

«Ты можешь спрашивать о чём угодно», ответил Голос.

«Будут ли эти «силачи»» как Енох ходить близко с Господом, так что будут забраны?

«Вопросы о них лучше задать Еноху, но я скажу тебе то, что знаю», ответил он. «Они будут ходить с Ним так близко», что их «не станет». Это не значит, что они будут забраны как Енох. Он был знамением, и он был взят, так что не видел смерти по той же причине, что и я. Еноха «не стало», потому что он стал полностью Господень. Он жил, чтобы творить волю Божью. Также будет с этими «силачами», о которых он пророчествовал, которые придут в конце этого века.

«У меня была власть, но у Еноха была величайшая любовь к Богу. Енох так сильно любил Бога, что хотел Бога больше чем пищи и даже дыхания воздуха. Любить Бога – это высшая цель человека и те, кто любят, будут преобразованы. В конце этого века Его посланники будут иметь эту любовь к Богу, как у Еноха, и силу как у меня. Их сила будет силой любви, которая высвобождается в нас, когда мы любим Бога».

«Увижу ли я Еноха тоже?» спросил я.

«Те, кто идут этим путём, увидят меня и Еноха. Ты должен видеть нас, чтобы остаться на этом пути».

«Ну, так я буквально увижу Еноха?»

«Почему ты беспокоишься об этом, как ты говоришь «буквально». То, что ты видишь в естественном, не так важно или не так «буквально», как то, что ты видишь глазами своего сердца, твоего духа. Ты должен иметь любовь Еноха к Богу и силу, которую представляю я, чтобы оставаться на пути. Только любовь сделать тебя способным удержать силу без того, чтобы сойти с пути жизни».

Голос остановился, повернулся и схватил оба моих плеча, смотря прямо мне в глаза. Затем он начал:

«Любовь в союзе с силой становится смелостью. Смелость – это результат от любви других больше чем себя. Величайшая смелость исходит из любви Бога, но если мы любим Его, то мы будем также любить Его людей. Имеющие послание или цель, остановятся, если не будут иметь любовь».

«Те, у кого есть любовь без силы, упадут, потому что истинная любовь – это не просто что-то, но это что-то действующее. Имеющие истину упадут, если не будут иметь любви к истине. Это не просто любовь или просто сила, но это сила любви. Ты должен иметь всё это вместе. Любовь из них больше, но истинная любовь есть выражение истинной силы. Когда присутствует всё это, тогда ты также возымеешь смелость. Чтобы ходить этим путём, требуется величайшая смелость, так что тебе стоит искать величайшую любовь и силу, чтобы проявить её».

«Никто не может видеть Бога и не любить Его», сказал я.

«Откуда ты это знаешь», резко ответил Голос.

«Я видел Его», сказал я.

«И тебе была дана благодать», заметил Голос. «Поскольку человек был создан, чтобы иметь особенные взаимоотношения с Богом, никто из людей не может увидеть Его, как Он есть и при этом не быть увлечённым Им, если только враг полностью не овладел им. Таких уже много. Такие ненавидят Его тем больше, чем больше видят Его. Разве не так многие реагировали на Иисуса? Многие верят, что стоит тем, кто противиться, только увидеть чудо, как они тот час придут к Господу, но ведь чем более великие дела совершал Иисус, тем более они ненавидели Его», объяснил Голос.

«Я понял тебя», согласился я.

«Я должен был выступать против великих злых сил в моё время. Те, кто ходит с Богом в эти времена, столкнуться с тем же. Когда люди построили власть и влияние на чём-то другом, кроме призвания и предназначения Божьего, они могут строить и быть успешными только за счёт собственной силы, манипуляции и контроля другими. Такие представляют из себя многочисленные религиозные образования, которые всегда были хорошими инструментами врага, чтобы быть использованными против Иисуса. Чем более великие дела делал Иисус, тем больше религиозной власти, которая занимала высокие места, была высвобождено против Него. Обладаемые демонами склонялись перед Ним, но религиозные власти являются самыми большими врагами истины».

«Итак, самый религиозный этот тот, кто захвачен врагом настолько, что будет ненавидеть Его и Его дела», заметил я.

«Любой использующий религию для личной выгоды или позиции, будет хорошим инструментом врага. Есть люди, занимающие высокие позиции в религиозных образованиях, кто любит Бога и являются истинными учениками, но это очень редкое явление, потому что тяжело не совратиться такой системой. Нет большей беды, чем использовать вещи Бога, чтобы направлять поклонение или посвящение на себя, вместо Бога. Так произошло первое падение, падение сатаны, и с тех пор таким же образом упали многие. Есть такие, о которых у дьявола особенная гордость, поскольку они были очень полезны ему. Вот почему религиозные образования, которые требуют само-продвижения для роста, становятся основной оппозицией истинным Божьим движениям. Такой вид роста противоположен истинному ученичеству, пути креста, который является тем путём, на котором ты сейчас».

«В этом моя задача», продолжил Голос, чтобы бросать вызов тем, кто колеблется между этими позициями. Моя задача в том, чтобы сделать противоположную позицию ясной и все сейчас будут должны выбрать между добром и злом. Мир входит в Долину Решений/Суда и все должны выбрать, потому основная цель врага сделать определённости размытыми, насколько он может.

«Поскольку ты сейчас здесь, возвращение Господа очень близко», сказал я.

«Его пришествие приближается», ответил Голос, ускоряя шаг, «а ещё так многое должно быть сделано».

«Ты сказал, что моё предназначение – это мой дом. Как же похождение в мой дом поможет приготовить путь Господу?» спросил я.

«Твой дом – это Его дом. Наше назначение – это гора».

«А я думал, что ты говоришь, что мы идём в город Господа».

«Мы идём туда. Его город – это город на горе. Мы идём на гору дома Господня. Это и есть истинный дом всех тех, кто любит Его и творит Его волю».

«Я уже был на этой горе. Я участвовал в битве там. Я также имел там самые великие переживания в моей жизни. Прошло почти двадцать лет, как я был там. Что-то изменилось?» спросил я.

«Всё меняется со временем, за исключением Царя. Я знаю, что ты учувствовал в битвах на горе», продолжил он. «Ты взобрался на вершину и видел славу Господню. Ты даже видел то, что являлось сердцем этого. При этом на горе есть намного больше того, что ты видел».

Голос остановился вновь, повернулся и посмотрел прямо в мои глаза, и как я понял из прежнего, это значило, что он должен сказать что-то очень важное.

«Эта гора вскоре станет фокусом всей земли», значительно заявил Голос. «Все, кто не хотят взбираться на неё, захотят разрушить её. Гора дома Господня скоро бросит вызов каждому на земле. Последняя битва близка и эта гора станет местом битвы. Ты должен вести всех, кто идёт по этому пути, на гору. Они должны найти своё место на ней и быть приготовленными защищать её. Так ты и другие помогут приготовить путь Господу».

«Я уже сражаюсь всю мою жизнь», высказал я. «И в основном с собой. Я с охотой бы сражался за гору и за что-то по-настоящему важное. Битва на горе была тяжелой. Подъём на гору был труден. Видеть то, что было в сердце её, было не просто, но это также было самым лучшим временем моей жизни. Я рад вернуться туда».

«Сражения, которые ты имел с собой, также были важными. Если бы ты не имел их, то не был бы здесь сейчас», объяснил Голос.

Путь продолжал расширяться, пока мы шли. Я было хотел спросить об этом, как неожиданно дорога в лесу вышла на открытое место. Перед нами был берег и огромный первоклассный круизный лайнер стоял на причале. Место казалось знакомым и затем я узнал, что это было то же самое место, на которое я вышел из дикого леса до этого.

«Зачем мы вернулись назад?» спросил я. «Я думал, что мы на пути к горе?»

«Это и есть путь к горе», сказал Голос, указывая на место, откуда я вышел до этого.

«Я знаю, но я уже проходил через этот лес и я не хочу больше идти туда. Мы просто сделали большой круг? Я что ли провалил тест и должен идти через этот дикий лес опять?»

«Ты не провалил тест, но ты не можешь идти дальше, пока не проведёшь других на столько, насколько прошел сам».

«Так что, я должен пройти те же самые испытания опять?»

«Да, но они будут намного легче для тебя в этот раз, хотя путешествие будет более трудным».

«Как же это, что испытания будут легче, а путешествие более трудным?» спросил я.

«Будет легче, потому что ты не забудешь пить живую воду в этот раз. А будет трудным, потому что у тебя будет это», сказал Голос, указывая на корабль.

Я повернулся, чтобы спросить у Голоса ещё один вопрос, но его уже не было. Пока я стоял там, оглядываясь вокруг, офицер корабля пошел мне на встречу, сопровождаемый десятком человек.

«Мы готовы идти», сказал молодой офицер.

Я посмотрел на других пассажиров. Сотни были на берегу и я заключил, что несколько тысяч могли находиться на корабле.

«Куда вы готовы идти?» спросил я.

«Мы идём в то же самое место, куда стремиться каждый путник – в город, который строит Бог».

«Как же вы узнали меня и почему вы решили, что я поведу вас туда?» недоумевал я.

«Мы знаем, кто ты и нам сказали, что ты знаешь путь и что ты поведёшь нас», сказал один из пассажиров.

«Идут только эти?» спросил я.

«Остальные сказали, что пойдут позже», ответил другой.

«Лишь бы не опоздали», сказал я, «время коротко».

«Я говорил им, но они не поверили», заявил молодой офицер.

«Кто капитан корабля? Разве он не говорил им тоже?»

«Сэр, не думаю, что он верит, что время коротко», сказал молодой офицер, с которым явно соглашались следовавшие за ним.

«Что они собираются делать?» спросил я. «Что они собираются делать сейчас?»

«Они говорят, что у них есть всё, что надо. Если бы они не остановились здесь, они бы просто ездили вдоль берега туда и сюда долгое время», добавил ещё один пассажир.

Я сказал группе идти в лес по пути и что я скоро нагоню их. Затем я попросил молодого офицера отвести меня к капитану, чтобы я мог поговорить с ним, и он согласился.

Когда мы приблизились к кораблю, я был изумлён его красотой. Всё было сделано для комфорта и люкса. В центре корабля было много собравшихся, и я мог слышать эхо голосов и прекрасной музыки.

«Должно быть на корабле отличная звуковая система», заметил я молодому офицеру.

«Самая лучшая. Всё самое современное», ответил он.

«А каюты такие же красивые, как и общая зона?» спросил я.

«Некоторые даже красивее. Вам стоит посмотреть там, где живут лидеры. Они говорят, что должны иметь таки места, чтобы принимать всех сановников, которые посещают нас. К нам приходят много известных людей», добавил молодой офицер. «Мне было предложено великолепное место, если бы я остался».

Когда мы пришли в каюту капитана, я не мог не восхититься её красотою. Он пригласил нас и предложил прохладительные напитки. Казалось, что он был очень рад видеть меня. После обмена приветствиями и новостями и о некоторых известных нам обоим людях, я приступил к делу.

«Капитан, это честь, что Вы доверили мне некоторых из ваших людей для этой миссии», начал я.

«Я так рад, что могу поручить их тебе. Все они великие люди и я думаю, что им будет хорошо с тобой», ответил капитан.

«За те несколько минут, что я был с ними, они показались хорошо подготовленными. Моё же беспокойство о других здесь. Время коротко. У тех, кто не отправится в это путешествие, уже скоро не будет другого шанса. Это может быть последним призывом», заявил я.

«Я признателен за твоё усердие», ответил капитан, «но люди говорят это все поколения. Фактически, я думаю, что каждое поколение чувствовало то же самое, а при этом время идёт».

«Даже если у нас было много времени прежде, мы не должны тратить время в пустую. Последняя битва между светом и тьмой приближается, и эта последняя битва совсем близка. Мы должны взойти на гору Господню с как можно большим количеством людей», упрекнул я.

«Определённо уже идут великие битвы», ответил капитан. «Мы признательны всем, кто сражается в них, и мы делаем всё возможное, чтобы поддержать их. Я также имел некоторые сражения, но сейчас мы учимся, как преуспевать. Мы должны быть послушны нашему призванию; это то, к чему мы призваны сейчас. Это наша часть и мы сможем помогать тем, кто будет участвовать в этих миссиях».

Богатство и роскошь были превыше ума. Всё, что капитан сказал, казалось исполненным смысла, а мои слова были пустыми и нереальными на этом великом корабле. После трудностей, которые я недавно пережил, всего лишь пройдя первую часть того дикого леса, искушение задержаться и расслабиться на корабле на время было очень сильным.

Капитан, казалось, почувствовал мою растущую слабость и продолжил, «Много лет назад я понял, что надо отпускать тех, кто настроен идти в это путешествие, о котором ты говоришь, иначе они начнут сеять большие разногласия. Все они хорошие люди и я благодарю тебя за то, что ты берёшь их. Но прежде чем ты пойдёшь», сказал капитан, дружески взяв меня за предплечье, «ты уверен, что тебе не стоит задержаться здесь на время? У меня есть прекрасная должность для тебя и нет лучшего места, чтобы исцелить твои раны и тяготы, через которые ты прошел».

Я не помнил, чтобы был так сильно скушен в своей жизни. Я знал, что если я открою свой рот и начну возражать, то точно останусь здесь. Я лишь кивнул головой и ушел так быстро как мог. Молодой офицер был рядом со мной. Я чувствовал себя пораженным. Я не только не смог изменить атмосферу на этом корабле и предупредить людей на нём, но он сам чуть не завладел мной. Я бежал как щенок с поджатым хвостом.

Когда мы вышли на берег, я повернулся к молодому офицеру, «Что побудило тебя оставить такую удобную должность и отправиться в дикий лес?»

«Я не хочу быть негативным и неуважительным к своему пастору», ответил молодой офицер. «Он так многому меня научил и дал так много, но всё, о чём мы говорили, были деньги и вещи. Я же хотел служить Господу, а не стремиться к богатству. Возможно это действительно то, к чему они призваны, но это не то, к чему призван я».

Я был восхищён, как этот молодой человек был столь решителен в отношении того, в чём я оказался так слаб. Пока мы шли, он продолжил:

«Сколь здорово не было бы здесь быть, моё сердце было пустым и я опустошался с каждым днём. Я видел, как хорошие люди менялись, начиная делать то, что не должно. Я знал, что если не покину этот корабль как можно скорее, то я уже никогда не уйду. И мне придётся жить жизнью компромисса и поражения. Я думаю, что это был мой последний призыв, в не зависимости от того, сколько времени осталось у этого мира».

«Ты прекрасно осознаёшь, что оставляешь эту роскошь и комфорт ради трудностей, не так ли?» спросил я.

«Да, я прекрасно понимаю это. Это может оказаться сложнее, чем я думаю, но я читал классику, великих посланников Господа в истории. Все они имели гораздо более трудную жизнь, чем у нас на корабле. Чем больше я читал о жизнях великих святых, тем больше я сомневался в том, что мы делаем и о чём учим. Я больше не мог это выносить. Капитан был прав. Я начал бы приносить разделения, если бы остался. Я должен отправиться в это путешествие или я потеряю мир», заявил молодой офицер.

«Ты сделал правильно», сказал я, «но это будут трудно. А что на счёт тех людей, что последовали за тобой – они осознают, на что обрекают самих себя?»

«Все они часть группы, которую мы назвали «Общество Бонхёффера», сказал молодой офицер.

«Это говорит о многом», ответил я, когда мы вошли в лес. Я заметил, что он даже ни разу не обернулся посмотреть на корабль.

Часть 3

ПУТЬ

Молодой офицер и я вошли в лес по дорожке и прошли довольно не много, как стало темно. Мы нашли поток живой воды поблизости, освежили себя и уснули. Мы проснулись, попили из потока, помолились и потом пошли по дорожке быстрым шагом. Чтобы нагнать группу нам понадобилось гораздо больше времени, чем я ожидал.

Группа не только двигалась с решимостью, но и они не отклонились с пути, и никто из них не потерялся. Я не был так хорошо, когда был один. К моему облегчению мне показалось, что этой группе не нужен микро-менеджмент, но, может быть, всего лишь указание направления время от времени. Я скорее учился больше от них, чем я мог научить их.

Когда мы настигли группу, они были измотаны. Я спросил, находили ли они воду или пищу и умного вида мужчина средних лет с красивой стрижкой сказал, что не находили. Они жаждали. Может быть, их жажда была больше, чем когда-либо прежде. Я знал, что это будет хорошо для них. Теперь они по-настоящему будут рады живой воде.

Я спросил у того мужчину, который ответил мне, как его зовут. Он дал мне только своё имя, Уильям. Затем я спросил, есть ли у него жена. Он сказал, что теперь не женат и что его жена оставила его ради другого мужчины. Я выразил своё соболезнование и затем спросил, почему он отправился в этой путешествие. Его ответ пролил больше света.

«Я не хочу сказать, что её уход от меня не имел ничего общего с этим», ответил Уильям, «но я думаю, что она ушла от меня скорее из-за того, что я потерял своё виденье и свою цель, чем из-за другого человека. Моя жизнь стала пустой, и я исполнялся горечи. Я не стыжу её за уход от меня. Я сам себе не нравился».

«Что же ты понял на этом пути?» продолжал расспрашивать я.

«Некоторые из людей здесь видели, каким пустым и одиноким я стал, и предложили мне войти в их маленькую общину, их «ячеечную группу», как они называют это. Я был в отчаянии в то время и хотел хоть что-то, потому я пошел. Они говорили о видениях горы, которые были у некоторых, которая была как гора Господня. Они верили, что были призваны на эту гору. В начале я подумал, что это глупости, но в их глупости было больше жизни, чем я переживал за долгое время, поэтому я продолжал ходить на эти собрания. В конце концов, я решил, что будет лучше умереть в поисках этой горы, чем жить так, я жил прежде. Я принял их видение. Возможно это было глупо, но у меня вновь появилась надежда, которой не было многие годы. Теперь я знаю, что величайшим сокровищем, которое я мог бы найти, является цель и теперь я имею её, и я бы скорее умер, чем бы потерял её опять».

Я понаблюдал за группой и мог сказать, что Уильям отличался от остальных. Он был определённо не просто профессионал, но весьма совершенный. Как будто бы читая мои мысли, он добавил:

«Я также пришел к тому, что стал любить этих людей как свою семью. Президенты и многие великие и могущественные люди спрашивали моего совета, но я сам искал совета здесь. Я никогда прежде не видел таких сердец, величие духа или мудрости как то, что я нашел у этих людей. Я был бы скорее среди них, чем среди каких-то великих в этом мире, которых я знал. Я скорее оказался бы в диком лесу с ними, ища гору, о которой они говорили, чем стал жить в любом другом месте».

Другие смотрели на него так, как если бы они никогда не слышали этого о нём раньше, поэтому я спросил, насколько хорошо они знали Уильяма. Кто-то сказал, что они знали его жену, которая оставила его, но это было всё. Похоже, что он был довольно тихим в их обществе, но теперь полностью открылся.

Это был позитивный знак. Они уже переходили на другой уровень.

Я попросил Уильяма выбрать несколько пар и послать их в разные направления, чтобы разыскать воду. Я сказал им не разбредаться дальше, чем на расстояние крика от места, где мы были. Они быстро нашли воду. Она была близка, как и говорил Голос.

После того как все утолили свою жажду, я собрал группу вместе, чтобы кратко объяснить им наше путешествие. Они были заинтересованы и сфокусированы, с почти взрывной энергией. Эффект воды был очевиден.

«Я вернулся, чтобы увидеться с вашим капитаном и посмотреть корабль», начал я. «Я впечатлён, что вы смогли оставить всё это и пойти в этот дикий лес. Мы уже слышали причину Уильяма для этого, но я бы хотел услышать от остальных из вас, почему вы пошли».

Одна пожилая женщина громко сказала, «У нас не было этой воды долгое время. Один лишь глоток достоин того, чтобы оставить всё то».

Другие согласились.

«Это – живая вода», сказал я. «Вы правы. Нет сокровища на земле, которое может сравниться с этим. Я до сих пор впечатлён, что вы покинули всё то, что имели, не зная по-настоящему то, что найдёте. Вы – уже великие святые в моей книге».

«Чтобы оставить всё, что мы знаем и отправиться в неизвестное, требуется великая вера, но необычная вера требуется и для того, чтобы оставить всё, что ты сделал, чтобы совершить такое путешествие», сказал кто-то позади меня. Я повернулся и увидел Голос.

«Кто ты?» спросил один из группы.

Он не ответил, но кивнул мне, чтобы я продолжил. Он был настолько скромен и не выразителен в своей манере, что я быстро перехватил их внимание.

«Я не думаю, что когда-либо ещё видел такой шик и комфорт, как на корабле, который вы оставили. Опять же, вы уже заслужили моё наибольшее уважение. То, что вы оставили так много, было великой жертвой, а жертва в том, что вы пошли в этот дикий лес к своему предназначению. Гора – реальна. Я уже был там. Вы никогда не видели славу, какую увидите на этой горе, но вы никогда не видели битву и сражение, которое вам предстоит испытать там. Не легко добраться туда или остаться там, но это того стоит. То, что вы имеете, чтобы начать это путешествие означает, что у вас есть всё, чтобы закончить его – если вы не свернёте с пути. Много ловушек подстерегают нас на пути. Некоторые выглядят обманчиво, другие привлекательно, но все они в результате собьют вас с пути, так что вам будет трудно найти эту дорогу опять».

«Этот дикий лес враждебен для нас во всём. Он опасен и многие не прошли через него. Вполне вероятно, что вы встретите величайшие испытания, которые вы когда-либо встречали и вся эта окружающая среда будет пытаться остановить вас насколько это возможно. Я знаю, что вы называли себя «Обществом Бонхёффера». Вам понадобиться такая же смелость и фокус, какие имел он для этого путешествия».

Молодая девушка громко произнесла, «Мы не так легко вернёмся назад. Мы все пережили, что значит жить без великой цели. Лучше умереть как Бонхёффер, чем не ходить по пути, к которому мы были призваны. Смерть – это не худшее, что может случиться с нами».

«Как твоё имя?» спросил я.

«Мэри».

Когда она говорила, я отметил, что многие смотрели на Мэри с большой любовью и уважением, не смотря на то, что она была так молода, может быть двадцать с небольшим. Затем другой из группы сказал, «У Мэри двойная порция любопытства», что другие быстро подтвердили своими улыбками. Мэри, казалось, не обратила на это внимания.

«Итак, у Мэри много вопросов, что заставляет других искать ответы. Хорошо, это нам и нужно», сказал я.

Я попытался поддержать Мэри, но быстро заметил, что она не нуждалась в этом. У неё были вопросы, потому что она хотела ответы, а не ради внимания или поддержки. Я также почувствовал, что был подвержен её проверке, чтобы убедиться, насколько достойным я был их лидером.

«Кажется, что вы хорошо подготовлены для этого», продолжил я. Я уже проходил через эту часть леса и путь, который я проделывал каждый день, определял мой последний день. Я не только решил взять свой крест и умереть для своих желаний и даже нужд, но я решил, что каждый день будет моим последним днём, и что я буду вести себя так, будто я умру в этот день».

«Звучит немного мелодраматично, не так ли?» заметил кто-то сзади.

«Я думаю, что это могло бы быть так, не будь это реальность», продолжил я.

«Однако есть большая выгода из этого. Во-первых, мы должны будем пережить такое, что заставит нас думать, что это действительно будет наш последний день, и мы не пройдём его. Когда мы будем жить так каждый день, становиться легче сталкиваться с такими днями. Также, когда мы смотрим на каждый день как на наш последний, это придаёт такой фокус нашим жизням, что мы начинаем проживать каждый день больше, чем это было с нами раньше. Это даёт нам силы добиваться лучшего от каждого дня, что есть одна из целей этого леса. Когда мы находимся под угрозой смерти, мы начинаем жить так, как никогда раньше».

«Есть ещё одна причина почитать самих себя как уже мёртвыми. Если мы ходим в страхе, мы почти подвержены падению. Нам понадобиться больше веры и больше мира, чем было у нас до битвы, ожидающей нас впереди. Страх побудит нас принять неправильные решения. Если мы уже умерли для этого мира, то что этот мир сделаем нам? Мёртвому нечего бояться, а если мы истинно умерли со Христом, то мы воскреснем с Ним, потому мы не должны бояться, даже смерти. Только когда мы живём по вере, мы останемся на правильном пути».

«Я не хотел умирать, но когда я умер для своей собственной жизни, я начал по-настоящему жить. Я стал дорожить каждым днём как великим подарком. Смотри на себя, как на мёртвого сейчас и ты будешь жить как никогда раньше. Живущие так, являются самыми свободными из всех людей. Мёртвому ничего не нужно, и как однажды сказал великий святой, «Тот, кому ничего не нужно, не может быть связан чем-либо».

«Для тех, кто ежедневно умирает, есть эта живая вода – самая сладкая и самая сильная. Смерть – это путь к истинной жизни, а смерть для себя - это то, как мы остаёмся на пути жизни».

После нескольких секунд один в группе спросил, «Кто Ваш друг?»

Я повернулся и посмотрел на Голос и увидел, как он слегка тряс головой, что означало, что я, по-видимому, был единственный, кто мог видеть это, но и как повеление, что я ещё не мог рассказать им.

«Он и ваш друг тоже», ответил я. «Мы много будем видеть его, и вы узнаете его лучше в своё время. Мне нужно поговорить с ним наедине несколько минут, а вы продолжайте идти. Я скоро догоню вас».

Когда группа отошла и уже не могла слышать, Голос начал:

«Я пришел поговорить с тобой о Уильяме и Мэри. Ты хорошо знаешь, что всякий, кто далеко прошел по этому пути является человеком веры и виденья, но эти двое – исключение серди многих, кого я видел на этом пути за долгое время. Они также будут двумя твоими наибольшими испытаниями. Помни, что они стоят того, чем они могут в конце концов стать. Я был послан предупредить тебя об испытании, которое придёт через Мэри и которое может подвергнуть опасности всю группу».

«Что это за испытание?» спросил я.

«Она очень хорошо знает, как использовать свою красоту. Это мир научил её этому в ещё юном возрасте, и она хорошо усвоила это, но это не главное испытание, с которым ты столкнешься с ней, хотя это важно. У Мэри есть вопросы, на которые ты обязан ответить. Это вопросы, о которых думают почти все, но лишь немногие считают их столь важными, как она. Она права в этом. Это очень важные вопросы и они нуждаются в ответах, ради всех тех, кто с тобой».

«Ты ответишь на них?» спросил я.

«Нет. Ты».

«А у меня есть ответы? Я даже не знаю, какие это вопросы».

«Одна из причин, почему ты здесь, это потому что у тебя были некоторые вопросы и ты продолжал спрашивать их пока не нашел ответы. Это было очень давно, но дело не в том, чтобы просто давать правильные ответы на вопросы Мэри, что важно, но скорее в том, как ты ответишь на них».

С этим Голос строго посмотрел в мои глаза, наклонил голову и затем пошел прочь.

«Ты знаешь эти вопросы?» крикнул я вдогонку. «Скажи мне, как отвечать на них, если они так важны».

«С мудростью», ответил Голос, перед тем как исчезнуть среди деревьев.

Я быстро пошел вдогонку за группой. В этот раз они не ушли так далеко, как я ожидал. Казалось, что то, что Уильям поделился своей жизнью, побудило других сделать то же самое. Почти все шли и рассказывали свои истории другим. Я знал, что это было полезно, поэтому замедлил шаг и решил остаться позади них. Не прошло много времени, как они заметили меня.

«Вы должны сказать нам, кто Ваш друг», настойчиво попросил один из них.

«Верьте мне, вы узнаете его очень хорошо до того, как мы уйдём отсюда, но сейчас не время говорить о нём», сказал я, как можно с большим акцентом, желая прекратить вопросы о нём. Это не сработало.

«Это не был Господь, не так ли?» присоединилась одна пожилая женщина.

«Нет», заверил я её.

«Это был ангел?» спросил другой.

«Не хочу разочаровать вас, но это был не ангел. Верьте мне. Я расскажу вам всё, что могу в своё время, если он не сделает этого сам», сказал я так твёрдо как мог, чтобы не показаться грубым. Затем я попытался сменить тему.

Я слышал ваше общение, когда догнал вас. Я чувствую радость Господа в вашей группе и знаю, что вы чувствуете это. Одна из важных целей этого леса – это выковать наилучшие взаимоотношения, которые у нас могут быть на земле ».

«Что в этом такого?» спросил Уильям.

«Это больше, чем просто хорошо знать друг друга, но это прочные совместные связи, как члены тела связанные в одно. Вы уже начинаете переживать это, но когда мы пройдём этот путь, вы будете неразделимы. Я знаю, что вы вкусили это в своей маленькой группе на корабле, но это место даст намного больше. Первый раз я проходил здесь в одиночку и заверяю вас, что это был не лучший путь», сказал я.

«Это не такое уж плохое место, но я не думаю, что хотел бы пойти куда-либо так вот в одиночку. Почему Вы пошли один?» спросил один за них.

«Я не смог никого найти в то время, кто бы пошел со мной, но поэтому для меня было намного тяжелее и поэтому я не продвинулся достаточно далеко», признался я.

«Что значит, что Вы не продвинулись достаточно далеко? Я думала, что Вы уже проходили через этот лес раньше?» громко сказала Мэри.

«Я был на горе раньше. Я был на её вершине и внутри неё. Я участвовал в битвах на горе. Я также был в различных путешествиях в лесу, но не здесь. Это отличается от того, что я проходил. Я прошел только часть этого пути, перед тем, как был взят назад, чтобы начать идти с вами».

«Сперва это было неприятно, но сейчас я уже рад. Возможно, я нуждаюсь в вас больше, чем вы во мне. Мы нужны друг другу и это всегда легче быть с другими», начал я. «Содружество и приключение, которое у нас будет здесь, сделает вашу жизнь настолько интересной, что жизнь на корабле покажется вам скучной и незначительной».

Затем голос, который я не узнал, начал говорить сзади меня, «Сильные люди Израиля», которые служили Царю Давиду, были преобразованы в содружество и стали такими, пройдя через испытания вместе. Вы тоже проходите преобразование в общество воинов, которыми вы призваны быть в этом диком лесу».

Я повернулся посмотреть, кто это говорил, но не узнал его. Это был молодой человек, которому, казалось, было около шестнадцати лет.

«Это хорошее откровение», сказал я.

«А кто же ты?» спросил я.

«Моё имя Марк. Мне было сказано, чтобы я нашел группу великих воинов на этом пути и присоединился к вам».

«Я бы ещё не называл нас так», ответил я, «но я уверен, что идущие на гору будут такими».

«Вы должны быть теми, кого я ищу, потому что это то место, где мне было сказано искать. Я могу присоединиться к вам?»

Казалось, что все сказали в один голос, «Конечно, ты можешь…» «Пожалуйста, присоединяйся…» «Мы счастливы принять тебя…» Затем началось знакомство. Возможно Марк не выглядел как-то особенно, но он определенно имел необычный вид и манеру бывалого ветерана. Его тепло приняли, но было чувство, что если бы даже его отвергли, ему было бы нормально.

«Ты бывал на горе?» спросил я Марка.

«Нет, но я уже сражался во многих битвах и это цель моей жизни достичь горы, которая была показана мне», ответил Марк. Затем он продолжил, «Сэр, я прервал вас. Извините. Пожалуйста, продолжайте».

«Это было хорошее прерывание и хорошая демонстрация того, о чём я говорил», начал я. «Я говорил им о грядущих испытаниях, которые сформируют из нас содружество, которым мы призваны быть. Ваш пример Царя Давида и его сильных людей был отличным. Вы можете ещё что-то добавить к сказанному?» спросил я Марка.

«Тот, кто никогда не вкушал такого содружества, не сможет понять это, но связи куются в битве и бедствия помогают этому как ничто другое», высказал Марк.

«Вы довольно молоды, но говорите как уже испытавший это. Расскажите нам о себе», сказал я.

«Я молод, но многое пережил. Я вкусил такого рода содружество. Три друга и я решили, что будь мы одни из двенадцати, то мы бы стали лучшими учениками Господа. То сопротивление, с которым мы столкнулись почти от каждого: учителей, наших родителей и даже нашего пастора, шокировало нас, но мы держались своей клятвы. Когда мы стали получать видения и сны, в большинстве о горе Господней, мы по глупости пытались делиться этим с другими, кто ещё был не готов. Нас разделили, поместили под наблюдение врачей и, в конце концов, разослали в разные школы для проблемных подростков. В основном это были школы для преступников, наркоманов или гопников. Мне было очень плохо, но я решил хранить свою клятву быть лучшим учеником Христа. Я должен был бежать или же, я думал, я не проживу долго там. Потом мне было сказано, что я найду вас здесь».

«Кто сказал тебе это?» спросил кто-то из группы.

Марк посмотрел на меня, как будто бы нуждался в моём разрешении, чтобы ответить на этот вопрос. Я кивнул ему в одобрение.

«Ангел сказал мне во сне», ответил Марк.

Наступила тишина на долгое время, перед тем как Мэри громко сказала:

«Так ты видел ангела? Что ещё он сказал тебе?» спросила Мэри скептически.

«Он рассказал мне о некоторых из вас», начал Марк. «Ваше имя Мэри? Должно быть так. Больше нет никого, кто бы подходил под ваше описание».

«Вновь наступила тишина» пока все пытались вспомнить, называл ли кто-нибудь её «Мэри», когда Марк подошел к ним. Все пришли к уверенности, что не называли, когда Мэри продолжила:

«А что ещё этот ангел рассказал тебе обо мне?»

«То, что у тебя много вопросов. Большинство хорошие и что тебе будут даны ответы на них, но некоторых исходят из скептицизма, который может увести в сторону тебя, если ты станешь нетерпеливой и высокомерной», сказал Марк, глядя Мэри прямо в глаза.

Мэри и все другие знали, что это могло исходить только от Бога и было именно тем, что Мэри было нужно услышать. После ещё одного затяжного молчания кто-то спросил:

«Он говорил что-нибудь об остальных из нас?»

«Да», ответствовал Марк.

«Я записал всё и могу поделиться с вами. Некоторые из вещей, кажутся, довольно личными и я бы не хотел сделать их достоянием всех. Но в основном я бы хотел дождаться правильного времени, но здесь есть один человек, о котором все вы должны знать и я думаю, что хорошо это сказать сейчас», сказал Марк, когда посмотрел на меня, чтобы увидеть, можно ли ему продолжать.

«Пожалуйста, говори», сказал я.

«Есть некто здесь, кто знал многих великих лидеров, даже мирового уровня. Сейчас он кажется себе проигравшим, а не лидером. Он сделал несколько больших ошибок, особенно во взаимоотношениях, но это не смертельно. Он – лидер, который поможет другим избежать ошибок. Он будет как компас для нас в этом лесу, помогая держаться правильного направления. Я должен был сказать ему, что Господь никогда не разочаровывался в нём и что его будущее намного ярче его прошлого».

Все посмотрели на Уильяма, у которого слёзы текли по лицу. Все понимали, что Марк не мог знать этого и что это пришло свыше. Чуть позже Мэри вновь громко произнесла:

«Марк, как выглядел тот ангел?»

Марк инстинктивно взглянул на меня, как если бы он должен был получить разрешение на то, что не понравиться Мэри. Я размышлял о важности вопросов Мэри, как сказал Голос, и о важности того, как я отвечу на них. Когда я замедлил, Мэри вновь заговорила громко.

«Почему он должен спрашивать Вашего разрешения на ответ?»

«Он не должен, но есть некоторые вещи, довольно щепетильные и требующие быть рассказанными только в своё время. Я рад, что Марк имеет зрелость просить совета у других в том, чем он должен поделиться», ответил я.

«Вы правы», призналась Мэри. «Мой вопрос о разрешении от Вас был неуместен. Извините».

«Мэри, я не хочу отвергать твои вопросы», откликнулся я, думая о том, что Голос сказал мне о ней. «Ты должна определиться, как спрашивать: в терпении или высокомерии, как Марк предупреждал тебя, но тебе стоит чувствовать себя свободно, чтобы задавать их. Ни я, ни кто-нибудь ещё не препятствует Марку и любому делиться тем, что вы думаете. Как говорят, только тот вопрос глупый, который не задан. Я не совсем согласен с этим, но вопросы указывают на нужду, поэтому я надеюсь, что все здесь всегда будут чувствовать себя свободными задавать их».

«Я также думаю, что вопрос Мэри об ангеле является одним из главных, который требует, чтобы мы поговорили о


Сейчас читают про: