double arrow

Глава 3. На протяжении всей поездки к месту встречи, сестра бросала на меня обеспокоенные взгляды и сжимала мои руки.


На протяжении всей поездки к месту встречи, сестра бросала на меня обеспокоенные взгляды и сжимала мои руки.

Я старалась держаться спокойно, зная, что Бет ищет во мне признаки страха, что позволило бы ей настоять, не делать этого. И тогда Саванна так и останется заложницей, а я буду ответственна за это, и волки будут охотиться за мной всю оставшуюся жизнь. А я прятать монстра, которым стала.

Продолжу купаться в духах, дабы спрятать свой запах от других оборотней. После шести лет игры в прятки, я очень, очень устала жить в страхе, от ожидания, что поверну за угол, и мир рухнет, сделать неверное движение, и сгубить все, еще раз.

Мы выехали за город и остановились у заброшенного участка земли. Местность заросла бурьяном, а забор из колючей проволоки в нескольких местах завалился.

Вылезая из машины, я учуяла где‑то недалеко запах падали – животное, вероятно сбитое на дороге. Ветер переменился, и я учуяла что‑то еще – слабый волчий запах.

Волосы на затылке встали дыбом, а во рту пересохло от страха – два признака того, что я близка к перевоплощению в волка.

Я отбросила эти мысли и сильно закусила щеку, пытаясь сохранить контроль. Сейчас было не время.

Хмурясь, Бет сканировала лес, я знала, что она не понимает, что волки уже здесь. Хотя каждый из присутствующих веров это осознавал... поза Бью из расслабленной стала настороженной.

Джошуа и Остин Расселы сомкнули ряды возле меня, и массивная тень нависла над моим плечом. Мне не нужно было оглядываться, чтобы понять, что это Рэмси.

Защита для Сары. Как будто от этого будет какая‑то польза.

Потом Бью сделал шаг вперед и моя тень исчезла. Он стоял впереди нас, ожидая появления волков. Я закусила щеку сильнее.

Они появились через несколько минут. Низкая трава переходила в высокие кусты неподалеку, а затем в плотную стену деревьев. Я догадывалась, где они скрывались, и оказалась права.

Однако я не ожидала, что стая появятся в волчьей форме. Их запах пронзил мои ноздри, подавляя все другие запахи и принося с собой множество воспоминаний.

Я на кухне: низко наклонившись, прикрываю голову руками.

– Нет, пожалуйста, Рой. Я буду хорошей.

– Я люблю тебя, поэтому должен преподать урок, – ответил Рой, щелкая ремнем над головой и хлестая меня по плечам и рукам.

Я только всхлипнула, зная, что он ударит меня сильнее, если закричу и позову соседей. Крик проявление слабости. Рой хотел, чтобы я была сильной.

Избиения, говорил он мне, должны приучить меня к боли.

Я просто старалась сжаться, стать крохотной и ждать, когда Рой закончит. Но потом ремень попал по лицу, и мой рот наполнился кровью.

Я сплюнула на пол и, подняла взгляд, увидев, что Рой меняется: лицо превратилось в собачью морду, а руки покрылись волосами...

Я вздрогнула, рот наполнился слюной. Я оттолкнула ужасные воспоминания в сторону и ждала, все тело было напряжено. Из леса стали появляться волки... два... три... шесть... семь.

Бью сказал мне, что в волчьей стае Андерсона восемь мужчин и одна женщина, и двое пропали. Я вытянула шею, глядя на них, пока не услышала мягкий вздох сестры.

Бет смотрела на волков, и я тоже повернулась к ним. Звери остановились и присели, перекидываясь в человеческую форму.

Один обнажённый мужчина встал, потягиваясь, словно ему плевать на происходящее. Он посмотрел на меня и подмигнул.

Моя сестра отвела глаза.

Я глаз не отвела. Я смотрела на мужчину, ища признаки такого быстрого превращения. Его лоб не был нахмурен, кожа гладкая, без волчьих волос.

Как, черт возьми, он превратился так быстро? Мое превращение всегда длительное и болезненное, оставляя меня разбитой и напряженной. Этот мужчина выглядел так, словно только что очнулся от очень приятного сна.

Другие, так же быстро изменившись, выстроились в линию позади первого человека. Значит именно он альфа стаи – Леви Андерсон.

Леви шагнул вперед и повернулся к Бью, краем глаза продолжая следить за мной.

– Вы привели девушку – волчицу?

Они же видели, что я здесь, к чему притворство? Я напряглась. Я же не собираюсь снова стать безымянным существом, которым пренебрегают? Рой тоже всегда называл меня «девушкой» – прежде, чем избивал…

Кожа на затылке покрылась мурашками, и я снова закусила щеку, желая взять контроль над своим телом.

– Сара с нами, – произнес Бью. – Где Саванна?

Альфа покосился на меня. Я осталась стоять на том же месте. Я не двинусь вперед, пока не дождусь кивка от Бью или Рэмси.

Живот скрутило узлом, и мне пришлось заставить себя ослабить вспотевшую руку, чтобы адски не сдавливать пальцы Бет.

Альфа поднял руку и показал знаком кому‑то, идти вперед. Я услышала шорох в лесу, прежде чем увидела двух появившихся: мужчину примерно моего возраста и молодую, темноволосую женщину. Ее одежда явно была позаимствованной, и я почувствовала слабый запах пумы.

– Это Саванна, – пробормотал кто‑то моей сестре.

Как единственный человек, она, держу пари, упустила неуловимые сигналы, исходящие от оборотней.

Саванна медленно двинулась вперед, один из Расселов тяжело вздохнул, и я удивилась злому звуку.

Саванна долгим пристальным взглядом посмотрела на оборотня рядом с собой, а затем бросилась к нам.

Расселы притянули ее в теплые объятья, гладя по спине и хлопая по плечу, но их лица были по‑прежнему мрачными.

Недалеко от них стоял разъяренный Бью. Саванна широко улыбнулась и с облегчением вытерла слезы с глаз.

Её окутывал тяжелый запах, с примесью волка и… судя по ее спокойному виду, я поняла, почему Расселы обезумели.

У Саванны больше не было течки. Что означало...

– Она снова вся ваша, – протянул Андерсон, альфа стаи, растягивая слова. – Отдайте нам Сару.

Бет судорожно вздохнула.

Я съёжилась от болезненных ощущений в животе, сжала руку сестры, а потом отпустила. Я шагнула вперед, мимо Расселов, мимо Бью и Рэмси, и подошла к стоящим обнажёнными волкам стаи.

Все они были высокие и мускулистые. Лидер был с бородой и довольно суровым лицом. Остальные моложе, но именно я была самой молодой. Никто из них не выглядел, как Рой, за что я была благодарна.

Пока я подходила, взгляд лидера оценивающе прошелся по мне, разглядывая тело, лицо, принюхиваясь к моему запаху в воздухе. Я знала, что он ищет.

Он оценивал меня как потенциальную партнершу.

Кожа на моей спине взбугрилась и начала пульсировать. Запах волка почти подавлял, и мои ноги свело судорогой.

Дерьмо. Я прикусила щеку так сильно, что кровь наполнила мой рот, но я заставляла себя выглядеть спокойной. Я никогда не свяжусь с еще одним волком, в качестве партнёра. Лучше я умру.

– Привет, куколка. Мы будем вести себя мило, – медленно произнёс альфа низким голосом, растягивая слова, явно ощущая мою нервозность. Его взгляд гипнотизировал, и я избегала смотреть мужчине в глаза.

Альфа мог управлять волками своей стаи. Я ощущала силу принуждения, хотя даже не являлась частью его стаи, и меня это пугало.

Не осмеливаясь обернуться на клан Расселов, я сделала шаг навстречу своей новой «семье». Я пыталась сдержать дрожь.

– Я иду с вами по доброй воле, – объявила я, используя фразы, которые мы выбрали, чтобы привести план в действие. «Сделка есть сделка».

Альфа волков кивнул мне.

Я обернулась к Бью.

– Сделка есть сделка, верно?

Он кивнул мне, его тело напряглось. Я посмотрела на сестру, прижимающую руки ко рту, в её глазах стоял страх. Бью не отводил от меня взгляда.

– Согласен.

– Что ж, хорошо. – Сказала я, ненавидя свой слабый голос. – Теперь я – часть волчьей стаи.

Альфа улыбнулся собственнической улыбкой, показывая свой самодовольный вид. Моё тело напряглось в ожидании реализации плана. В ожидании спасения. В ожидании Рэмси, Бью...

Огромная рука сжала мое плечо, дернув назад и прижав к массивному, твердому телу. Затем Рэмси произнес самую длинную фразу, которую я когда–либо от него слышала.

– В соответствие с законом клана вер–медведей Бьорн, я заявляю права на эту женщину как на свою пару.

Лицо лидера волков вытянулось в замешательстве, затем исказилось от ярости.

– Что это, черт возьми, за хрень?

Я отшатнулась от гнева Альфы, волчица во мне была в ужасе. Обычный гнев меня пугал, но гнев альфы стаи заставил меня задрожать. Это отразилось и на других волках, я заметила, как они нервно переступили с ноги на ногу.

Сильные руки обвились вокруг моей груди, привлекая ближе к большому телу Рэмси.

Он защищал меня.

Волки нахмурились и обменялись взглядами. Бородатый альфа стиснул зубы и злобно посмотрел на меня и Рэмси. Низкое рычание прозвучало из его горла.

– Это уловка.

Рука Рэмси напряглась на моей груди, и я пискнула, осознав, что он случайно обхватил одну из моих маленьких грудей. Не думаю, что Рэмси осознавал это, пока я не произвела шум, тогда мужчина сразу передвинул руку.

– Нет, не уловка, – проворчал Рэмси, рокот его голоса был намного глубже, чем опасное рычание альфы.

Мой рот наполнился слюной, я больно прикусила щеку. Боже, только не это. Я не могу обернуться волчицей прямо сейчас.

Глаза альфы вспыхнули от гнева, гнев, который он сосредоточил на мне.

– Девушка не выглядит взволнованной, чтобы быть твоей парой, Бьорн. Она выглядит испуганной.

Ой–ой–ой. Я улыбнулась и погладила Рэмси по руке.

– Я просто немного удивлена тем, что мой медвежонок заявил о нашей любви открыто. Он своего рода собственник.

Кто‑то хихикнул. Рука Рэмси напряглась на мне, он наклонился и поцеловал меня в висок. От удивительно нежного жеста меня бросило в жар.

Лидер волков не выглядел убежденным.

– Вы – не пара, – заявил он.– Это ерунда!

– Мы пара, – отчаянно выпалила я, развернувшись в объятьях Рэмси, хотя по моей коже поползли мурашки при мысли, что поворачиваюсь спиной к волкам.

Я посмотрела на Рэмси, который, по крайней мере, на полтора фута выше меня ростом и весил в два раза больше. Я схватила его за воротник рубашки и потянула вниз. Удивленный, мужчина повиновался, и я прижалась своими губами к его.

Я проигнорировала дрожь, прошедшую по его телу, целуя его жесткий рот. Я должна была выглядеть реалистично, поэтому провела языком по изгибу его безжалостных губ, потом прикусила и пососала нижнюю губу.

Рэмси мгновение колебался, а потом я почувствовала, как его большие руки сжали мои ягодицы, притягивая ближе, и его язык метнулся к моему.

Углубив поцелуй, я обернула ноги вокруг его талии, как если бы хотела оседлать, и стала тихо постанывать от наслаждения, играя на зрителя.

Рэмси резко вздохнул и затем он еще больше углубил поцелуй, его язык стал еще сильнее тереться о мой. Вздрогнув, я оторвалась от губ мужчины и посмотрела ему в глаза.

Его карий взгляд встретился с моим, Рэмси наклонился и прикоснулся ко мне легким поцелуем, как будто не хотел разрывать контакт. То как он посмотрел на мой рот, послало дрожь по всему телу.

Я услышала, как вздохнула Бет. Святая Луиза, она могла всё испортить. Я развернулась в объятьях Рэмси, не желая размыкать контакт с его телом, и посмотрела на волчью стаю.

Обнажённые мужчины пристально рассматривали меня. У некоторых была эрекция.

О, Боже. Что если я сделала только хуже? Что если они нам не поверили, и я должна буду пойти с волками? Что если я пойду с ними, а они просто бросят меня на землю и будут по очереди насиловать? Будут ли они удерживать меня? Или альфа просто пролает команду, и я сама упаду на четвереньки.

Страх ускорил мое дыхание, а голову пронзила сильная боль. О, нет. Еще один признак приближающегося обращения.

Вожак волков положил руки на бедра и уставился на Рэмси, потом на меня, а после на Расселов. Его тело было напряжено, поза настороженная.

– Если она твоя пара, – спросил он с рычанием в голосе, – то кого она так чертовски боится?

Рука Рэмси сжалась на моей заднице.

– Тебя, – огрызнулся он.

Вожак удивился:

– Меня?

– Она не любит волков, – прогрохотал басом Рэмси. Я оглянулась на Расселов, которые стояли перед Саванной и моей сестрой, строй высоких худощавых вер–пум, сомкнулся вокруг двух женщин. Никто не вмешивался – это было наше с Рэмси дело.

– Помнится мне, что Сара когда то любила волков, – грубо проворчал Андерсон. – Она пустила одного в свою постель.

– Я не знала, что он был... – начала я.

– Скорее всего, ложь. Возможно, ты сама умоляла об этом. – Он осмотрел меня с ног до головы оценивающим взглядом, который заставил мою кровь застыть.

– Я не делала этого!

– Чушь, – возразил Леви. – Эта история – бред, как и все это, – он широко развел руки. – Фигня. Вы ведёте себя как дураки, пытаясь убедить нас, что это не какая‑то глупая игра, придуманная чтобы одурачить группу жадных волков.

Тишина. Вот и все что мы делали. Вот вам и план.

Леви фыркнул:

– Так я и думал. А знаете, что? Похуй, похуй на всех вас. Мы забираем ее.

Ответом было низкое рычание Рэмси.

Я услышала ответное рычание волчьей стаи. Все становилось только хуже, не лучше.

Нужно действовать. Я разняла ноги вокруг талии Рэмси и соскользнула с него. Он, казалось неохотно, отпустил меня и позволил встать на землю.

– Давайте будем разумными, – произнесла я самым рассудительным тоном. – Нет причин для драки...

Альфа сосредоточил свой взгляд на мне:

– Иди сюда, девушка.

Пойманная неотразимым пристальным взглядом, я сжалась и отошла от Рэмси, падая на колени. Я не устою против Альфы, должна показать своё подчинение...

Рэмси взревел диким рыком, и я услышала, как приближаются Расселы, но не была уверенна в том, собирались ли они остановить Рэмси или волков.

Андерсоны бросились вперед, и я внезапно оказалась окружена сворой обнаженных мужчин, стоящих ко мне спиной, так как лидер пытался оттащить меня от разъяренного Рэмси.

– Волчица принадлежит ее альфе. – Прорычал Андерсон.

– Нет, – выдохнула я, не в силах подняться с земли. Мои ноги напряглись и пульсировали. Один из Андерсонов потянулся ко мне, и схватил за руку.

К моему ужасу кожа завибрировала под его хваткой. Волк бросил на меня удивленный взгляд и отпустил руку как раз во время, чтобы судороги обрушились на меня

О, Боже. Только не здесь и не сейчас. Моя спина выгнулась, я извивалась от боли. Я вскрикнула и упала на четвереньки, из‑за паники и страха я начала перекидываться в волка.

В унижении я вынесла бесконечные раунды боли. Моя челюсть треснула и начала выдвигаться, мой нос вытянулся, каждый мускул скручивался и растягивался, как туго натянутая резиновая лента. Кожа дрожала, волчица пробиралась сквозь меня. Я старалась не кричать, но изменение было столь тяжелым и внезапным, что я чуть не потеряла сознание от боли.

Обращение происходило в полной тишине, за исключением звуков моего затрудненного дыхания и стонов. В ушах зазвучал рев крови, поскольку я стала ненавистной частью себя.

Изо всех сил я старалась остаться человеком, и сделала только хуже. Мои руки стали лапами, я остро ощущала каждое мучительное растяжение сухожилий, и перелом каждой кости.

Прошло несколько долгих минут, обрывки одежды упали на землю. Я испустила долгий вздох, подавила дрожь в теле и поднялась на ноги. На волчьи лапы.

Обе стороны уставились на меня... Расселы с чем‑то похожим на огорчение, Андерсоны с удивлением. Рэмси выглядел разочарованно.

Почему‑то это заставило чувствовать меня еще хуже, и мой волчий желудок взбудоражило. Я закашлялась, и меня вырвало кровью, которую я не в силах была сдержать.

Иногда, во время самых болезненных трансформаций, меня рвало кровью. Похоже, сегодня был один из тех дней.

Андерсон‑лидер – указал на меня, и запах волка достиг моего носа.

– Это, – сказал он, и голос его отзывался эхом в моих чувствительных волчьих ушах, – было чертовски отвратительное шоу.

Небольшое хныканье вырвалось из моего волчьего горла.

– Вы позволяете ей убивать себя, – продолжил альфа. – Если она продолжит трансформироваться подобным образом, она уничтожит себя изнутри. И вы придурки не помогаете ей? – Андерсон плюнул под ноги Рэмси. – Я думал, что ты хочешь быть ее парой.

Я услышала хруст костей, когда Рэмси сжал кулаки, и посмотрела на него, но он не смотрел на меня.

Лидер Андерсонов двинулся ко мне. Я шарахнулась назад, но он вытянул руку и расставил пальцы, и волк во мне вынужден был понюхать их. Я так и сделала, и его рука коснулась моих ушей, затем прошлась по загривку. Я терпела, чувствуя потребность волка понравиться Альфе.

– Сара убьет себя, если продолжит так меняться, – продолжил Андерсон, его голос смягчился. – Превращение не должно быть таким медленным и болезненным и тем более она не должна блевать кровью. Если Сара так перевоплощается, она умрет раньше чем через год.

У моей сестры перехватило дыхание от рыданий.

– Нет.

Волчица во мне не могла развиться. Хоть боль и ослабевала, мое тело по‑прежнему болело. Я сделала шаг и захныкала. Унижение затопило мои мысли, наряду со страхом.

Может быть, он прав и я умру? Что я могла сделать? Я не хочу идти с волками. Я хочу вернуться со своей сестрой. Мой хвост подрагивал от желания убежать.

Словно прочитав мои мысли, Андерсон попытался снова положить руку мне на загривок, но я отпрыгнула на несколько фунтов назад, человеческий страх опередил волчий инстинкт.

– Мы можем научить ее изменяться, – сказал он спокойным, тихим голосом, желая успокоить. – Отпустите Сару с нами, и мы сможем ее спасти. Даже волчата изменяются лучше. Она не только подвергает себя опасности, что будет, если превращение пройдёт в общественном месте?

Рэмси шагнул вперед и посмотрел в мои волчьи глаза. Должно быть, он увидел в них страх.

Он перевёл взгляд на Андерсона и сделал два шага вперед. К чести лидера волков, он не отступил.

– Сара – моя пара, – начал Рэмси тихим, угрожающим тоном. – Она останется со мной. Таков закон.

– Снова запел ту же песню, а? – Альфа посмотрел на меня, затем снова на Рэмси. – Если ты не позволишь ей идти с нами, тогда один из нас пойдет с вами. Я не позволю вам убить ее. Сара – одна из нас.

– На самом деле, – вмешался Бью, выходя вперед, – это соглашение, в котором мы были бы заинтересованы. Мы думаем, что настало время волчьей стае присоединиться к Альянсу.

Полчаса спустя моя плоть начала болеть и снова изменяться, я поспешила к кромке леса. Бет шла позади с моей одеждой, я менялась обратно.

Спустя несколько долгих, мучительных минут я лежала в траве, голая и с трудом дышала, ожидая, когда тошнота и боль пройдут.

Бет присела на корточки рядом и вручила мне одежду.

– О, Сара, – тихо произнесла она. – Почему ты не сказала мне?

Я пожала плечами, надевая рубашку через голову и натягивая джинсы. Мой лифчик и трусики были уничтожены во время изменения, и рубашка порвана в клочья.

– Я не знала, что это может навредить. Как я могла знать?

Мужчина, превративший меня, являл из себя жестокого дебошира. Я думала, что его "подарок" – превратить меня в оборотня – был еще одним способом напомнить насколько я слаба. Ещё один способ напомнить о его власти.

– Когда Бью меняет форму, ему не больно. Это не похоже на твое изменение. И эти звуки... это всегда так больно?

Я зажмурилась. Боже. Я хотела умереть от позора. На глазах у всех я грязно и мерзко изменила форму. Все предполагали, что я знаю, как меняться. Никто не рассказывал о механизме, более чем можно было бы описать, как помочиться.

– Пойдем, Бет, – сказала я раздраженно, – Я хочу послушать, о чем они говорят.

Когда мы вернулись на место встречи, все уже было решено. Бью улыбался сквозь стиснутые зубы, а лидер Андерсонов был исполнен спокойствия, если не слишком доволен.

Только Рэмси продолжал хмуриться. Я медленно приблизилась, придерживая свою разодранную рубашку.

– Мы с Леви приняли решение, которое приемлемо для обеих сторон. – произнес Бью и поманил к себе. Я неохотно подошла.

– Леви хочет помочь, – продолжил Бью, – Он говорит, что научит тебя, как надо менять форму. А ещё убедиться, что ты стала парой Рэмси по собственному желанию, – он по‑братски обнял меня за плечи. – Так как волки хотят удостовериться в правильности твоего выбора пары, Коннор Андерсон пойдет с нами. Весь следующий месяц он проведет с тобой, чтобы научить тебя как стать волком. Среди прочего.

Великолепно. Компаньон, наставник и жених – все в одном. Это как раз то, что мне нужно.

Леви кивнул и указал одному из волков выйти вперед. Коннор оказался молодым, привлекательным оборотнем, который привел Саванну, и я задумалась, что это за история была у них.

Коннор стоял рядом со мной, но пристально смотрел на Саванну, которая потупила взгляд.

– Мы получаем волка в компаньоны. Что стая Леви получит с этого? – спросила моя сестра. – Сара не хочет идти с ними. Она хочет жить со своей парой.

– Не более чем благополучие моих волков, – произнес Леви мягким голосом, хотя я слышала угрозу в его тоне. Он принял решительную позу, скрестив руки на груди и расставив ноги, словно бросая вызов Бью. – У нее был неудачный опыт и ей нужно больше узнать о волках. Мы не обращаем людей, чтобы управлять ими. Моя работа – удостовериться, что стая в безопасности. Если вы в стае – вы со мной. И она – одна из моих.

Нет, только не я! Но, ни единого звука не слетело с моих уст.

Словно почувствовав мое беспокойство, Леви посмотрел на меня, встречаясь со мной взглядом, и я почувствовала непреодолимое желание повиноваться. Это пугало меня. Как он мог иметь такой контроль надо мной?

– И в тоже время, – сказал Бью, – мы собираемся обсудить возможность присоединения волков Андерсон к Альянсу. Некоторые выразили заинтересованность в услугах "Полуночной Связи", поскольку их стая ищет спутников, которые смогут присоединиться к семье.

– О, – удивленно произнесла моя сестра, – Это было бы неплохо.

"Полуночные Связи" – это агентство знакомств, которым владела моя сестра, и оно обслуживало исключительно паранормальных существ.

Волчьи стаи традиционно не пользовались услугами агентства и мысль о включении их в базу, взволновало Бет.

Похоже, все что‑то получали от этого соглашения, кроме меня. Я посмотрела на Рэмси, рот, которого до сих пор был сжат в тонкую линию.

– Ладно, – коротко кинула я.

Леви хлопнул меня по плечу, едва не заставляя выпрыгнуть вон из кожи и вынудив отступить от него подальше.

– Хорошая девочка. Похоже, ты получишь своего медвежонка, в конце концов. Если только не решишь иначе. – Маленький комментарий был полон угрозы. Он подразумевал, что я должна обязательно рассмотреть возможность "решить иначе". Но потом Андерсон широко улыбнулся, обнажая весь ряд зубов. – Почему бы тебе не подарить своему мужчине поцелуй, чтобы стереть с его лица угрюмый вид?

Рэмси выглядел так, что последнее, что ему нужно, так это мой поцелуй. Но, боясь разрушить хрупкий мир, я двинулась к Рэмси.

Когда он поднял меня на руки, я легко прикоснулась к его губам. В этот раз его губы не раскрылись под моими.


Сейчас читают про: