double arrow

Глава 5. Переведя дух, Джилл оглядела новое пространство, чувствуя себя, словно персонаж ночного кошмара, только что превратившегося в великолепную фантазию


Переведя дух, Джилл оглядела новое пространство, чувствуя себя, словно персонаж ночного кошмара, только что превратившегося в великолепную фантазию. Дикие, воющие монстры, внезапная смерть Джозефа, ужасная пробежка через темный лес и теперь это.

"Заброшенный, да?"

Это был дворец, безупречный и простой, то, что ее отец назвал бы настоящим счастьем. Комната, в которую они забежали, представляла собой воплощение щедрости: выложенная серым крапчатым мрамором и огромная, наверное, больше, чем весь дом Джилл. Большую часть занимала широкая, покрытая ковром лестница, ведущая на балкон второго этажа. Вдоль стен роскошного холла протянулись сводчатые мраморные колонны, на которых держалась темная тяжелая деревянная балюстрада верхнего этажа. Гофрированные настенные светильники бросали свет на кремовые стены, отделанные дубом и резко контрастирующие с глубоко въевшейся охрой ковровых покрытий. Проще говоря, обстановка была великолепна.

— Что это? — пробормотал Барри. Ему никто не ответил.

Джилл глубоко вздохнула и сразу решила, что ей здесь не нравится. Было чувство, будто… с этой громадной комнатой что-то не так, в воздухе витала атмосфера неуловимой скованности. Ей казалось, что за ней следят, хотя она не могла понять, кто или что.

"Едва избежали адской участи быть съеденными псами-мутантами, но какой ценой".

И вспоминая об этом, подумала: "Боже, бедный Джозеф! Тогда не было времени оплакивать его, нет времени и сейчас, но Джозефа будет не хватать". Она подошла к лестнице, сжимая пистолет, шаги приглушал плюшевый ковер, ведущий к передней двери. На маленьком столе справа от лестницы стояла старинная печатная машинка со вставленным в нее чистым листом. Необычная деталь обстановки. В остальном гигантский холл был пуст.

Джилл повернулась к команде, ей было интересно, какое впечатление все это произвело на них. Барри и Крис растерянно разглядывали комнату, их лица покраснели и вспотели. Вескер присел у передней двери, изучая один из замков.

Он встал, по-прежнему в темных очках и как всегда с невозмутимым видом.

— Дерево вокруг замка разбито. Кто-то взломал эту дверь до того, как мы пришли.

Крис выглядел обнадеженным.

— Возможно, "Браво"?

Вескер кивнул.

— Я тоже так думаю. Помощь, должно быть уже в пути, если, конечно, на" друг" мистер Викерс потрудился ее вызвать.

В его голосе звучал откровенный сарказм, и Джилл почувствовала, как в ней самой закипает злоба. Брэд упустил свой звездный час, но это едва не стоило им жизни. Тому, что он сделал, не было оправдания. Вескер продолжил, пройдя через комнату к одной из двух дверей в западной стене. Он подергал ручку, но дверь не открылась.

— Возвращаться наружу не безопасно. Мы могли бы осмотреться до прибытия кавалерии. Похо же, кто-то поддерживал здесь порядок, хотя для чего и как долго?..

Он замолчал, развернувшись назад к остальным.

— Как у нас с патронами?

Джилл вынула магазин из своей «Беретты» и подсчитала: три патрона, плюс два полных магазина на поясе. Тридцать три выстрела. У Криса осталось двадцать два, у Вескера — семнадцать. У Барри было две обоймы для его Кольта, плюс еще горстка патронов в подсумке, всего — девятнадцать.

Джилл подумала о тех вещах, что они оставили на вертолете, и почувствовала очередной приступ гнева к Брэду. Коробки с боеприпасами, фонарики, рации, дробовики, не говоря уже про медикаменты. Та «Беретта», которую Джозеф нашел на поле, бледные, окровавленные пальцы все еще сжимали ее — член команды S.T.A.R.S. был мертв или умирал, а благодаря Брэду, они даже не смогут оказать ему помощь. Бум! Звук чего-то тяжелого, соскользнувшего на пол, раздался где-то рядом. Они одновременно повернулись к единственной двери в восточной стене. Джилл внезапно вспомнились все фильмы ужасов, которые она когда-либо видела: странный дом, странный шум… она вздрогнула и решила, что обязательно надерет узкую задницу Брэда, когда они выберутся отсюда.

— Крис, проверь и доложи как можно скорее, — скомандовал Вескер. — Мы останемся здесь на слу чай, если прибудет РПД. Возникнут какие-то проблемы, стреляй, мы найдем тебя.

Крис кивнул и направился к двери, его сапоги громко простучали по мраморному полу. В сознании Джилл снова возникло дурное предчувствие.

— Крис?

Взявшись за ручку, он обернулся, а она поняла, что ей нечего сказать ему. Все происходило так быстро и сложившая ситуация выглядела настолько неправильно, что она не знала с чего начать.

"А еще он обученный профессионал, и ты тоже. Вот и веди себя соответственно".

— Будь осторожен, — наконец, произнесла Валентайн. Она не то хотела сказать, но этого должно было хватить. Крис криво усмехнулся в ответ, потом поднял свою «Беретту» и шагнул в дверной проем. Джилл услышала тиканье часов, затем он исчез, закрыв за собой дверь.

Барри поймал ее взгляд и улыбнулся ей с видом, говорившим ей не волноваться, но Джилл не могла избавиться от внезапной уверенности, что Крис не вернется.

* * *

Окинув взглядом комнату, Рэдфилд отметил величественную элегантность обстановки. Он понял, что был один; кто бы ни создал этот шум, его здесь не было. Мрачное тиканье высоких напольных часов наполняло прохладный воздух, эхом отражаясь от покрытых черно-белой плиткой стен. Крис стоял в обеденном зале; подобные он видел только в фильмах про богачей. Также как и в холле, здесь был невероятно высокий потолок и балкон второго этажа, но вдобавок зал украшала дорого выглядящая живопись, а в дальнем конце располагался камин, дополненный гербом с изображением доспехов и пересеченных мечей поверх мантии. Похоже, здесь не было пути на второй этаж, но справа от камина располагалась закрытая дверь.

Крис опустил оружие и направился к двери, продолжая восхищаться роскошью «заброшенного» особняка, на который наткнулись S.T.A.R.S. В обеденном зале присутствовала отделка из полированного красного дерева и смотрящиеся дорого картины на бежевых отштукатуренных стенах, которые окружали длинный деревянный стол, проходящий через всю комнату. За столом могло бы уместиться, по крайней мере, двадцать человек, хотя он был накрыт всего на несколько персон. Судя по пыли на кружевной скатерти, им не пользовались на протяжении многих недель. Если не считать того, что здесь вообще никого не должно было быть последние лет тридцать, не говоря уже об официальном приеме. Спенсер закрыл это место еще до того, как кто-либо смог остановился здесь. Крис покачал головой.

"Очевидно, кто-то открыл его снова, и уже довольно давно… так как же весь Раккун-Сити сумели убедить в том, что поместье Спенсера заколотили досками, превратили в развалины в лесу? Намного важнее, почему «Umbrella» лгала Айронсу о состоянии особняка?"

Убийства, исчезновения, «Umbrella», Джилл… Это раздражало; он чувствовал, что знает некоторые ответы, но не был уверен, какие именно вопросы следует задавать.

Крис подошел к двери и медленно повернул ручку, пытаясь услышать какое-либо движение с той стороны. Он ничего не смог расслышать сквозь тиканье старых часов; они стояли у стены, и каждое движение секундной стрелки отдавалось глухим стуком, усиленным, благодаря похожей на пещеру комнате.

Дверь открылась в узкий коридор, тускло освещенный антикварными осветительными приборами. Крис быстро проверил оба направления. Справа был примерно десятиметровый коридор из твердой древесины, пара дверей недалеко от него и одна дверь в конце коридора. Слева от места, где он стоял, прихожая резко поворачивала и расширялась. Крис видел край коричневой узорчатой дорожки на полу.

Он поморщился, нахмурившись. В воздухе чувствовался неясный, слабый запах чего-то неприятного, чего-то знакомого. Он простоял в дверях еще с минуту, пытаясь распознать запах.

Однажды летом, когда он был ребенком, во время поездки с друзьями с его велосипеда соскочила цепь. Крис оказался в канаве примерно в пятнадцати сантиметрах от своего рода падали — высохших мясистых останков того, что когда-то, возможно, было птенцом вальдшнепа. Время и летняя жара, развеяли отвратительный запах, но и тот, что остался, был достаточно неприятен. К изумлению приятелей его вырвало собственным завтраком на труп, и после глубокого вдоха снова тошнило. Он все еще помнил вонь высохшей гнили, похожую на запах прокисшего молока и желчи; тот же самый запах заполнял сейчас коридор, словно в плохом сне. Тихий, неразборчивый шум раздался за первой дверью справа, будто кулак в перчатке скользил по стене. С той стороны кто-то был.

Крис прошел в прихожую и двинулся к двери, стараясь не поворачиваться спиной к непроверенной зоне. Когда он приблизился, движения стихло, и он заметил, что дверь закрыта не полностью.

"Сейчас или никогда".

От легкого удара дверь распахнулась в тусклый коридор с зелеными пятнистыми обоями. Широкоплечий человек, наполовину скрытый в тени, стоял на расстоянии не больше шести метров спиной к Крису. Он медленно повернулся, тихо шаркая ногами, как пьяный или раненый, и запах, который Крис заметил раньше, исходил от этого человека, густыми, ядовитыми волнами. Его одежда была изодрана и покрыта пятнами, затылок казался неоднородным из-за редких, сухих волос.

"Должно быть, болен, возможно, умирает".

Что бы с ним ни происходило, Крису это не нравилось, его инстинкты призывали его делать хоть что-то. Он шагнул в коридор и направил «Беретту» на грудь человека.

— Стоять, не двигаться!

Человек окончательно развернулся и направился к Крису. Волоча ноги, он, или вернее оно, вышло на свет. Его лицо выглядело смертельно бледным, только кровь была размазана вокруг гниющих губ. Лоскутки засохшей кожи свисали с впалых щек, и темные впадины глазниц существа мерцали голодным блеском. Оно протянуло вперед костлявые руки.

Крис выстрелил трижды, пули вошли в верхнюю часть груди существа; из ран прыснули яркие красные брызги. Сдавленный стон, и оно рухнуло на пол, мертвое. Крис отшатнулся назад, мысли в его голове перемешались и скакали под громкий стук сердца. Глядя на упавшую зловонную массу, он ударил в дверь плечом, неизвестно отчего, решив, что она захлопнулась за ним.

"Мертвец, эта тварь — ходячий — чертов — мертвец!"

Атаки каннибалов на Раккун, все около леса. Крис видел достаточно ночных фильмов, чтобы понять, на что смотрел, но он все еще не мог поверить.

"Зомби. Нет, не может быть, это выдумка, но, возможно, какая-то болезнь, похожие симптомы".

Он должен сообщить остальным. Он развернулся, схватился за ручку, но тяжелая дверь не двигалась, должно быть, закрылась, когда он толкнул ее.

Позади него послышалось осторожное движение. Крис вздрогнул, широко раскрыв глаза, когда увидел, что существо, судорожно цепляясь за деревянный пол, поползло к нему в нетерпеливом молчании, с одной лишь мыслью. Крис заметил, как оно пускает слюни, и вид липких розовых ручейков, стекающих на деревянный пол, наконец, заставил его действовать.

Он снова выстрелил, пустил две пули в приподнятую, разлагающуюся морду твари. Черные дыры возникли в ее узловатом черепе, узкие ручейки жидкости вперемешку с плотью побежали через нижнюю челюсть. С тяжелым вздохом гниющее существо распласталось на полу в растекшейся красной луже. Крис не был уверен в том, что оно останется лежать. Он еще раз безрезультатно дернул дверь и затем осторожно прошел мимо тела, продвигаясь вперед по коридору.

Он повернул ручку на двери слева, но она оказалась закрыта. На замочной скважине была крошечная гравировка, похожая на меч; он добавил эту деталь к своим спутанным, кружащимся роем мыслям, и направился дальше, крепко сжимая "Беретту".

Справа от него был проход с единственной дверью, но он прошел мимо, желая найти обходной путь назад к главному залу. Остальные наверняка слышали выстрелы, но он должен был допустить мысль, что рядом могли бродить и другие твари, вроде той, что он убил. Оставшаяся часть команды, возможно, уже столкнулась с целой толпой этих существ.

Слева у поворота в конце коридора была дверь. Крис поспешил к ней; его начинало тошнить от гнилостного запаха существа, зомби, если называть вещи своими именами. Приблизившись к двери, он осознал, что запах становится все более отвратительным, усиливается с каждым шагом.

Рэдфилд услышал тихий, голодный стон, когда его рука коснулась дверной ручки, и внезапно отметил, что в магазине осталось всего два патрона.

Движение в тени справа.

"Надо перезарядить, надо где-то скрыться".

Крис рывком распахнул дверь и шагнул прямо в руки неуклюжей твари, ожидавшей с той стороны. Она вцепилась в него шелушащимися пальцами, пытаясь дотянуться до горла.

Три выстрела. Несколько секунд спустя — еще два; звуки отдаленные, но отлично слышные в роскошном вестибюле.

"Крис!"

— Джилл, почему бы тебе… — начал Вескер, но Барри не дал ему договорить.

— Я тоже пойду, — сказал он, уже направляясь к двери в восточной стене. Крис не стал бы тратить патроны без необходимости, он нуждался в помощи. Вескер кивнул, быстро согласившись.

— Идите. Я буду ждать здесь.

Барри открыл дверь, Джилл держалась прямо за ним. Они вошли в огромную столовую, не столь широкую, как холл, но, во всяком случае, такую же длинную. В противоположном конце, за высокими напольными часами, громко тикающими в холодном пыльном воздухе, была еще одна дверь. Барри бросился к ней с револьвером в руке, чувствуя напряженность и тревогу.

"Господи, в какой же кавардак вылилась эта операция!"

Команды S.T.A.R.S. часто оказывались в опасных ситуациях, когда обстоятельства были необычны, но впервые с тех пор как он был новичком, Барри чувствовал, что события полностью вышли из-под контроля. Джозеф погиб, цыплячья — душа — Викерс бросил их на съедение псам из ада, и теперь Крис попал в неприятности. Вескер не должен был посылать его одного. Джилл первая добежала до двери, взялась за ручку тонкими пальцами и посмотрела на Барри. Бертон кивнул. Она открыла дверь и вошла, пригнувшись и повернувшись влево.

Барри взял другую сторону; оба оглядывали пустой коридор.

— Крис? — тихо позвала Джилл, но ответа не последовало. Барри нахмурился, принюхиваясь к воздуху, что-то пахло, как гниющие фрукты.

— Я проверю двери, — проговорил он. Джилл кивнула и двинулась налево, настороженная и сосредоточенная. Барри подошел к первой двери, чувствуя некоторое облегчение от того, что Джилл у него за спиной. Когда ее только перевели он решил, что она просто какая-то стерва, но Валентайн доказала обратное; она была умным и способным солдатом, великолепным дополнением к "Альфа".

Джилл пронзительно вскрикнула, и Барри вздрогнул, в узком коридоре усилился запах гнили. Валентайн пятилась назад от поворота в конце коридора, ее оружие было направлено на что-то, чего Барри не мог видеть.

— Стоять! — она кричала высоким, дрожащим голосом, выражение ужаса застыло на ее лице, и она выстрелила, раз, другой, все еще пятясь назад к Барри, часто и неглубоко дыша.

— В сторону, левее!

Он поднял Кольт. Как только она отошла, высокий человек возник в поле зрения. Его тощие, сжатые в кулаки руки были вытянуты вперед, как у лунатика.

Барри увидел лицо существа и больше не колебался. Он выстрелил, пуля калибра.357 с взрывом снесла верхнюю часть его мертвенно-бледного черепа, кровь растеклась по его причудливому, ужасному лицу и залила бельма бледных, закатившихся глаз.

Оно упало лицом вверх, растянувшись у ног Джилл. Пораженный увиденным, Барри поспешил к ней.

— Что… — начал, было, он, но вдруг увидел, что лежало перед ним на ковре маленькой гостиной, которой заканчивался коридор.

В какой-то момент Барри подумал, что это Крис, но потом заметил значок S.T.A.R.S. «Браво» на жилете, и ощутил иного рода страх, пытаясь узнать черты лица. Член отряда «Браво» был обезглавлен, его голова лежала в тридцати сантиметрах от трупа, лицо было полностью залито кровью.

"О, черт побери, это Кен".

Кеннет Салливан, один из лучших полевых разведчиков, среди всех, кого Барри когда-либо знал, и чертовски хороший парень. В его груди зияла рваная рана, куски частично съеденной плоти и кишки окаймляли кровавую дыру. У него не было левой руки и нигде поблизости не лежало оружие; должно быть, именно его пистолет Джозеф нашел в лесу.

Барри отвернулся, почувствовав тошноту. Кен был тихим, добрым малым, выполнял много работы по части химии. У него был сын-подросток, который жил с его бывшей в Калифорнии. Барри подумал о своих собственных девочках, сидящих сейчас дома — Мойра и Поли — и ощутил приступ беспомощного страха за них. Он боялся не смерти, а мысли, что они могут вырасти без отца.

Джилл присела рядом с растерзанным телом и быстро обыскала его подсумок. Она бросила виноватый взгляд на Барри, но тот утвердительно кивнул. Им нужны были боеприпасы, а Кену уже нет. Она встала с двумя магазинами девятимиллиметровых патронов в руке и сунула их в карман на бедре. Барри развернулся и посмотрел на убийцу Кена с удивлением и отвращением.

Он не сомневался в том, что видел перед собой одного из каннибалов-убийц, терроризировавших Раккун-Сити. Вокруг его губ застыла красная пена, и ногти были покрыты кровью, так же как и рваная рубашка, затвердевшая от высохшей крови. Странным было то, насколько мертвой выглядела тварь.

Однажды Барри участвовал в операции по освобождению заложников в Эквадоре. Группу фермеров несколько недель удерживала банда ненормальных партизан-повстанцев. Несколько заложников были убиты еще во время осады, и когда S.T.A.R.S. удалось захватить повстанцев, Барри пошел с одним из выживших, чтобы зарегистрировать смертные случаи. Четыре жертвы были застрелены, а их тела брошены позади маленькой деревянной лачуги, захваченной повстанцами. После трех недель под южно-американским солнцем, кожа на их лицах сморщилась, потрескалась, плоть отстала от сухожилий и костей. Он все еще ясно помнил эти лица, и теперь видел их снова, глядя на лежащее перед ним существо. Оно носило маску смерти.

Кроме того, воняло, как скотобойня в жаркий день. Кто-то забыл объяснить этому парню, что мертвецы обычно не выходят на прогулки.

Он заметил то же самое выражение отвращения и растерянности на лице Джилл, те же вопросы в ее глазах, но на данный момент не было никаких ответов, они должны были найти Криса и перегруппироваться.

Вместе они прошлись по коридору и проверили все три двери, дергая ручки и толкая тяжелые деревянные створки. Все были надежно заперты. Но Крис ушел через одну из них, больше было некуда. Выходила сплошная бессмыслица, и они ничего не могли с этим поделать, разве что выломать двери.

— Мы должны доложить об этом Вескеру, — сказала Джилл, и Барри согласно кивнул. Если они наткнулись на тайное убежище убийц, им нужен был план атаки.

Они помчались обратно через столовую, спертый воздух обеденного зала принес облегчение после пропитанного кровью и гнилью воздуха в коридоре. Они добежали до двери в главный зал и поспешили выйти, Барри гадал, что же предпримет капитан, чтобы справиться с ситуацией. Он скоро узнает. Барри резко остановился, оглядывая изящный пустой зал и чувствуя себя объектом какой-то глупой шутки, которая вовсе не была смешной. Вескер исчез.


Сейчас читают про: