double arrow

Глава 19. Успокойся сердце. Пожалуйста, успокойся.


Сидни

Успокойся сердце. Пожалуйста, успокойся.

Я не хочу, чтобы он стоял здесь, передо мной. Я не хочу, чтобы он смотрел на меня так же, как и я смотрю на него. Я не хочу, чтобы он испытывал боль, которую я испытываю. Я не хочу, чтобы он скучал по мне так же, как и я буду скучать по нему. Я не хочу, чтобы он был влюблен в меня так же, как и я в него.

Я хочу, чтобы он был сейчас с Мэгги. Я хочу, чтобы он хотел быть с Мэгги прямо сейчас, потому что было бы намного проще, если наши чувства не были бы, как отражения в зеркале. Если бы это не было так тяжело для него, то мне было ба легче его забыть, легче смириться с его выбором. Но, зная, что наше прощание причиняет ему столько же боли, сколько и мне, доставляет моему сердцу в два раза больше боли.

Это просто убивает меня, потому что никто и никогда не подойдет мне лучше, чем он. Такое ощущение, что я добровольно упускаю шанс прожить удивительную жизнь, а вместо этого соглашаюсь на самую заурядную ее версию, без Риджа. Слова моего отца всплывают у меня в голове, и теперь, в конце концов, я понимаю, что он был прав. Прожить заурядную жизнь – пустая трата жизни.
Наши глаза неразрывно смотрят друг на друга, еще в течении нескольких мгновений, затем мы оба разрываем контакт, позволяя себе, запомнить каждую частичку друг о друге.




Его глаза тщательно изучают мое лицо, как будто он пытается сохранить его в памяти. Его память – последнее место, где я хочу быть.

Я бы все отдала, чтобы быть в его настоящем.

Откинув голову на дверь спальни, смотрю на его руки, все еще сжимающие дверную раму. На руки, которые я больше никогда не увижу, играющие на гитаре. Руки, которые никогда больше не обнимут меня. На те же самые руки, которые больше никогда ко мне не прикоснутся и не прижмутся ко мне, чтобы послушать, как я пою.

Те же руки, которые тянутся ко мне, обнимают и прижимают меня так сильно, что не знаю, смогла бы я из них вырваться, даже если бы захотела. Но я не пытаюсь отодвинуться. Я делаю тоже самое. Я обнимаю его с таким же отчаянием. Я нахожу утешение, утыкаясь в его грудь, в то время как он прижимается щекой к моей макушке. С каждым тяжелым, неконтролируемом вздохом, вырывающимся из его легких, мое собственное дыхание пытается не отставать. Но, в любом случае, мои вздохи намного короче, из-за слез льющихся из моих глаз.

Моя печаль поглотила меня, огромные слезы горя вытекают из моих глаз, и я даже не пытаюсь сдержаться. Я оплакиваю то, что даже не получило шанса на существование.
Я оплакиваю нас.

Мы с Риджем стоим обнявшись в течении нескольких минут. Стольких минут, что я боюсь их посчитать, потому что мы стоим так слишком долго, чтобы это казалось уместным. Похоже, Ридж думает о том же, потому что он гладит мою спину, плечи, а затем отодвигает меня. Я поднимаю лицо от его груди, и вытираю слезы прежде, чем посмотреть на него.



Мы вновь смотрим друг на друга, он убирает руки с моих плеч и берет в руки мое лицо. Он пристально смотрит на меня, в течении нескольких минут, и то, как он смотрит, заставляет меня ненавидеть себя за то, что мне это так сильно нравится.

Я люблю то, как он смотрит на меня, словно я единственное, что имеет для него значение прямо сейчас. Единственная кого он видит. Он единственный кого я вижу. Мои мысли возвращаются к словам песни, которые он написал.

Я хочу быть тем единственным, которого видишь только ты.

Его взгляд метался между моими губами и глазами, как будто он не мог решить поцеловать меня, смотреть на меня или поговорить со мной.

- Сидни, -прошептал он.

Я тяжело задышала и прижала руки к своей груди. Мое сердце просто рассыпалось на кусочки от звука его голоса.

- Я… не очень… хорошо… говорю, - тихо и неуверенно произнес он.

Ох, мое сердце. Слышать, как он говорит, почти слишком для меня. Каждое слово, которое я слышу, может поставить меня на колени, и это даже не из-за звука его голоса или то, что он произносит. А из-за того, что он выбрал именно этот момент, чтобы заговорить впервые за пятнадцать лет.

Он остановился перед тем, как закончить то, что он хотел сказать, и это дает моему сердцу и легким немного времени, чтобы прийти в себя. Его голос звучал так, как я себе и представляла, когда слышала его смех, так много раз. Его голос немного ниже, чем его смех, но чуть-чуть нечеткий. Его голос напоминает мне фотографии, сделанные в движении. Я понимаю, что он говорит, но они немного нечеткие. Это то, как если я смотрю на размытое фото, но я понимаю, что на нем… также и с его словами.



Я просто влюбилась в его голос. Со всеми этими нечеткими словами, которые он произносит.

В… него.

Он спокойно вдыхает, затем нервно выдыхает, прежде чем продолжить. – Мне нужно… чтобы ты услышала это, - говорит он, сжимая мое лицо. – Я … никогда не буду… сожалеть о тебе.

Удар, удар, пауза.

Сжатие, расслабление.

Вдох, выдох.

Ну все, я официально проиграла войну своему сердцу. Я даже не пыталась как-то ответить ему словами. Мою реакцию можно было увидеть в слезах. Он наклонился и прижался губами к моему лбу; затем он опускает руки и медленно отходит от меня. С каждым шагом, разделяющим нас, я чувствую, как мое сердце разбивается. Я практически слышу, как мы отдаляемся. Я почти слышу, как его сердце разрывается на двое, и падает на пол, передо мной.

Так же, как я знаю, что ему нужно уйти, я задерживаю дыхание, чтобы не начать умолять его остаться. Я хочу упасть на колени, рядом с нашими разбитыми сердцами, и умолять его выбрать меня. Жалкая часть меня, хочет умолять его, чтобы он просто поцеловал меня, даже если он и не выбрал меня.

Но другая часть меня выигрывает, та часть, которая держит мой рот на замке, потому что я знаю, что Мэгги заслуживает его больше, чем я.

Мои руки висят вдоль тела, пока он делает еще один шаг, готовясь выйти из моей спальни. Мы все также неразрывно смотрим друг на друга, когда, внезапно, телефон у меня в кармане зазвонил, подпрыгнув, я разрываю наш контакт. Слышу, как у него в кармане вибрирует телефон. То, что наши телефоны зазвонили, замечаю только я, пока он не увидел, как я открываю свой телефон, и тогда он потянулся за своим. Наши взгляды ненадолго пересеклись, но внешний мир вернул нас к реальности. К тому, что его сердце принадлежит кому-то другому, и это все также прощание.

Смотрю, как он читает свое сообщение. Я не могу оторвать от него взгляд, чтобы прочитать свое. Выражение его лица быстро меняется на мучительное, из-за слов, которые он прочитал, и медленно трясет головой.

Он вздрагивает.

До этого момента, я никогда не видела, как разбивается сердце. Что бы он не прочитал, это полностью его сломало.

Он больше не смотрел на меня. Одним быстрым движением он сжимает телефон, словно это часть его самого, мчится к двери и распахивает ее. Выхожу в гостиную, наблюдая за ним в страхе, и направляюсь к двери. Он даже не закрыл за собой дверь, он перепрыгивает через две ступеньки, яростно спеша куда-то, куда отчаянно хочет попасть.

Смотрю на свой телефон. Высвечивается входящее сообщение от Мэгги. Открываю его, и вижу то, что прислали нам с Риджем. Внимательно читаю, сразу узнаю строки, которые она написала нам.
Мэгги: Мэгги появилась вчера вечером ровно через час после того, как я вернулся к себе в комнату. Я был убежден, что ты собираешься ворваться и сказать ей, что я ничтожество, и что я тебя целовал.
Я тут же осела на диван, не в состоянии стоять на ногах. Ее сообщение выбило из меня весь воздух, вытянуло все силы из моих конечностей, и лишило последнего кусочка достоинства, которого, как я думала у меня остался.

Я пытаюсь вспомнить откуда пришло это сообщение Риджа.

Его ноутбук.

О, нет. Наша переписка.

Мэгги прочитала нашу переписку. Нет, нет, нет.

Она не поймет. Она только увидит слова, которые причинят боль. Она не увидит, как Ридж боролся за нее.

Пришло новое сообщение от Мэгги, но я не хотела его читать. Я не хотела видеть нашу переписку глазами Мэгги.

Мэгги: Я никогда не верил, что можно иметь одинаково искренние чувства к более, чем одному человеку, но ты убедила меня в том, что я невероятно ошибался.

Я выключила звук на телефоне, и бросив его на диван, начала плакать.

Как я могла так с ней поступить?

Как я могла сделать с ней то, что сделали со мной, зная, что это самое ужасное чувство на земле?

Мне никогда, за всю мою жизнь, не было так стыдно.

Несколько, полных сожалений, минут спустя, я понимаю, что входная дверь все еще распахнута.
Оставляю телефон на диване, и иду к двери, чтобы ее закрыть, но мои глаза останавливаются на такси, которое подъезжает к нашему дому. Из него выходит Мэгги, закрывая дверь такси, она смотрит на меня. Я была не готова увидеть ее, поэтому быстро отхожу назад, скрываясь из виду, чтобы восстановить силы. Не знаю, должна ли я спрятаться в своей комнате или остаться и попытаться объяснить, что Ридж ничего такого не сделал.

Но как я могу такое сказать? Очевидно, что она сама все прочитала. Она знает, что мы целовались. Она знает, что у нег есть чувства ко мне. Как бы я не пыталась объяснить ей, что он сделал все что мог, чтобы этого не произошло, это не изменяет того факта, что у парня, в которого она влюблена, появились чувства к кому-то еще. Ничто не сможет это оправдать, и я чувствую себя полным дерьмом, из-за того, что являюсь частью этого.

Я все еще стою возле открытой двери, когда она поднимается по ступенькам. Она сурово смотрит на меня. Знаю, что здесь она точно не из-за меня, поэтому отхожу назад, и шире открываю дверь. Когда она проходит мимо меня, то смотрит себе под ноги, не в состоянии смотреть на меня.

Я не виню ее. Я тоже не могла смотреть на себя. По правде говоря, если бы я была на ее месте, я бы ударила меня.

Она подходит к кухонному столу, и бросает на него ноутбук Риджа. Затем она идет в комнату Риджа. Я слышала, как она швыряет вещи, и в итоге выходит с сумкой в одной руке, и с ключами от своей машины в другой. А я все также неподвижно стояла у двери, и держалась за нее. Она продолжала смотреть в пол, проходя мимо меня, но в этот раз, она делает быстрое движение рукой, вытирая слезу.

Она вышла из квартиры, спустилась вниз по лестнице, направляясь к машине, не произнося ни слова.
Я хотела, чтобы она сказала мне, что ненавидит меня. Я хотела, чтобы она ударила меня, накричала, назвала меня сукой. Я хотела, чтобы она дала мне причину разозлиться, потому что прямо сейчас, мое сердце разрывается из-за нее, и я знаю, что нихрена не могу сказать, чтобы она почувствовала себя лучше. Я знаю это потому, что сама недавно была в такой же ситуации, в которую мы с Риджем поставили ее.

Мы просто сделали из нее Сидни.

Ридж

Третье и последнее сообщение приходит, когда я уже подъезжал к больнице. Я знаю, что оно последнее, потому что я отправил его Сидни пару часов назад. Это было последнее, что я ей отправил.

Мэгги: Не благодари меня, Сидни. Ты не должна, потому что я с треском провалился, стараясь не влюбиться в тебя.

Я больше не могу. Я кидаю телефон на пассажирское место, выхожу из машины и мчусь в больницу, прямо в ее комнату. Толкаю дверь и залетаю внутрь, готовясь сделать все что угодно, чтобы убедить ее выслушать меня.

Когда я оказываюсь внутри, тут же чувствую себя опустошенным.

Ее нет.

Прижав ладони к лицу, начинаю ходить по пустой комнате, пытаясь понять, как все вернуть обратно. Она все прочитала. Каждую мою переписку с Сидни на ноутбуке. Каждое искреннее чувство, которым я поделился, каждую нашу шутку, каждый недостаток, который мы перечислили.

Почему я такой чертовски неосторожный.

За все свои 24 года, я никогда не испытывал такой ненависти. Такой, которая полностью затопляет сознание. Такой, которая не оправдывает непростительные действия. Такую, которую я могу чувствовать каждой частичкой тела и души. Я никогда до этого, не думал, что такое возможно. Я никогда не ненавидел ничто и никого так сильно, как, прямо сейчас ненавижу себя.







Сейчас читают про: