double arrow

Ветеран


Утро 7 ноября. В комнате на кровати лежит дедушка (он уже давно не встает). Внизу на улице — демонстрация. Внук собирает­ся на демонстрацию. Одевается, предупреждает деда, что ему нель­зя подниматься, проверяет, все ли в порядке, включает радио и уходит. Дед некоторое время лежит, затем поднимается, садится на кровати, слушает — на улице шум, крики. Дед начинает оде­ваться. Достает из шкафа мундир с медалями, брюки. Но он слаб и не может идти на улицу. Тогда он открывает балкон и выходит, чтобы видеть демонстрацию.

Встреча с героем

В роще я собирала землянику. Потом вышла на поляну, здесь решила отдохнуть и поесть. Принесла хворост, разожгла костер. Поставила два камня, вынула кастрюлю. Налила в нее воды и по­ставила на огонь. Снова пошла за хворостом. Проходя между де­ревьями, увидела круглый предмет. Я подняла его и обнаружила, что это солдатская каска. Рассматривая ее, нашла на ней надпись. Во время войны здесь проходили жестокие бои. Может быть, это каска погибшего солдата? Решила показать находку своим товари­щам. Вернувшись к костру, залила его водой, собрала вещи, взяла каску и отправилась в обратный путь.




Сила долга

На избирательный участок входят две старые женщины. Одна помогает другой подняться по мраморным ступеням наверх...

Сегодня день выборов, и я дежурный. Предлагаю им свою по­мощь. Они отказываются. Даже обижаются. Но подняться они все-таки не могут. Одна из них начинает плакать, вторая уговаривает ее, успокаивает.

Я спрашиваю у них фамилии, приношу урну и бюллетени. Они голосуют. Поблагодарив меня, медленно двигаются в обратный путь.

Жертва стандарта

Я впервые везу по двору коляску со своим грудным ребенком. Он начинает кричать. Я ощупываю его. Мокрый. Надо срочно бе­жать домой. С огромным трудом втаскиваю коляску в парадное. Лифта нет. Тащу коляску на 5-й этаж. Дотащил! Ребенок орет. Проклятье! Ошибся парадным. Новые дома — близнецы. Спускаю коляску вниз. Выхожу во двор. Мой-то дом напротив. Ребенок орет! Наконец дотащил коляску до 5-го этажа на этот раз уже своего до­ма. Сейчас сдам сына матери.







Сейчас читают про: