double arrow
Суд и судебный процесс в Законах Хаммурапи

Судебная система по реформам Хаммурапи стала более централизованной и почти независима от жречества, а главным источником судебных решений стало письменное право. Царские законы приравнивались к божественным установлениям.

«Отправление правосудия в Вавилонии эпохи Хаммурапи, находится всецело в руках государственной власти; следов родовой кровавой мести в сборнике Хаммурапи почти незаметно. Вместо прежних судей – жрецов и старейшин, теперь в качестве органов судебной власти выступают назначаемые царем особые светские судьи, роль же жрецов сводится к принятию судебной присяги, а старейшин – к присутствию в судебном заседании в качестве второстепенных ассистентов.

Обязанность судей, назначаемых непосредственно самим царем, были очень многообразны: в круг их дел входили не только разбор судебных дел в строгом смысле слова, а так же регистрация торговых договоров.

Закон зорко следил за неподкупностью судей и строго наказывает за нарушение порядка судопроизводства.

Обвинение возбуждалось частным лицом на свою ответственность, и государство не выставляет от себя прокурора.

Видом доказательства в судебном процессе в сборнике Хаммурапи служит:

- Письменный акт, относящийся к спорному обстоятельству (ст. 122, 123, 128)

- Клятва (ст. 23, 281)

- Показания свидетелей (ст. 9)

- Ордалии (ст. 2, 132)

Кроме письменных актов, тяжущиеся обычно приносили с собою на суд и спорный предмет; или часть его, если предмет был не удобен для доставки.




Последней судебной инстанцией был царь, которому можно было апеллировать на решения судей и которому принадлежало право помилования в уголовных делах».

Хотя о судебном процессе Законник Хаммурапи говорит мало, всё же нам удалось что-то найти, а именно: он многим похож на наш современный судебный процесс, за исключением небольших отличий.

Судебный процесс в Вавилоне был устным и состязательным. Это означает, что дела возбуждались лишь по жалобе заинтересованной стороны, а в ходе процесса каждая из сторон должна была доказывать свои утверждения. Протоколы не велись, хотя некоторые важные моменты могли фиксироваться и письменно. Решения и приговоры были устными. Основным доказательством на суде были свидетельские показания (п. 9 - 11).

Например, п. 9: "Если человек, у кого пропало что-либо, схватит пропавшую вещь в руках другого человека, и тот, в чьих руках будет схвачена пропавшая вещь, скажет: " Мне, мол, продал продавец, я купил, мол, при свидетелях ", а хозяин пропавшей вещи скажет: " Я, мол, представлю свидетелей, знающих мою пропавшую вещь ", то покупатель должен привести продавца, продавшего ему вещь и свидетелей, при ком он купил; также и хозяин пропавшей вещи должен привести свидетелей, знающих его пропавшую вещь.



Судьи должны рассмотреть их дело, а свидетели, при которых была произведена покупка, и свидетели, знающие пропавшую вещь, должны рассказать перед богом то, что они знают, и тогда продавец - вор, его должно убить; хозяин пропавшей вещи должен получить свою пропавшую вещь обратно; покупатель должен взять отвешенное им серебро из дома продавца".

В этой статье, как нельзя лучше, представлена важность свидетельских показаний на суде, причем если свидетелей не оказывалось по близости, то, как написано в п. 13 - "Если свидетелей этого человека нет поблизости, то судьи назначают ему срок до истечения 6-ого месяца. Если на 6-ой месяц своих свидетелей он не приведёт, то он лжец, должен понести наказание, налагаемое при таком судебном деле" - суд отлагался на 6 месяцев, в течение которых человек должен был отыскать своих свидетелей, а иначе его ждала незавидная участь.

В некоторых случаях, при отсутствии иных способов установления истины прибегали к "божьему суду" (перед статуями богов Шамаша и Мардука), который мог иметь две формы:

1) Водная ордалия Подозреваемого погружали в реку и если он тонул, то считалось, что Река, т. е. бог реки, покарала виновного, если же нет - то он считался оправданным.

2) Клятва во имя богов. Клятва богами по тем представлениям неминуемо навлекала на ложно поклявшегося кару богов. Поэтому принесение такой клятвы считалось достаточным основанием для оправдания, а отказ - доказательством справедливости обвинения. Ложное обвинение, как и лжесвидетельство, каралось по принципу талиона, т. е. тем же самым наказанием, которое понес бы обвиняемый, будь его вина доказана.






Сейчас читают про: