double arrow

Для начала, сядьте поудобнее. Потратьте какое-то время, чтобы расслабиться. Не забывайте дышать медленно и глубоко, все более расслабляясь с каждым вздохом.


Когда вы почувствуете себя спокойно и удобно, подумайте о чем-то, что заставляет вас бояться. Для этого упражнения лучше всего выбрать такой страх, который беспокоит, но не подавляет. Например, умеренная боязнь пауков, возможно, будет лучше, чем непреодолимый страх высоты.

Дайте себе почувствовать страх, а затем начинайте его исследовать. Заметьте, что действительные ощущения страха кажутся расположенными в различных частях тела. Где расположен страх? Насколько он велик? Какую форму он имеет? Как он ощущается? Что это – покалывающее, вибрирующее ощущение, или, скорее, твердый тяжелый ком?

Теперь обратите внимание на другие аспекты опыта. Связан ли со страхом какой-нибудь образ? Если да, то что это? Какова ваша поза, напряжены ли какие-нибудь отдельные мышцы? Можете ли вы расслабить какие-то из этих мышц, продолжая дышать медленно и глубоко? Какие мысли проносятся у вас в голове?

Сделайте несколько действительно медленных, глубоких вздохов. Теперь снова исследуйте опыт страха. Отметьте его местоположение прямо сейчас. Какие у него размеры и форма сейчас? На что он похож сейчас? Постарайтесь тщательно исследовать его в этот второй раз, поскольку опыт страха, подобно любому другому опыту, постоянно меняется. Вероятно, у него будут несколько иные форма, размер, и ощущение, по сравнению с теми, что были несколько минут назад. Как насчет позы и напряжения мышц? А мысли и образы – они тоже другие?




Теперь отметьте нечто восхитительное и освобождающее в связи с опытом страха. Если взглянуть поближе, легко видеть, что ничто из образующих его ощущений, мыслей и образов само по себе не выглядит слишком пугающим. Быть может, мышечное напряжение или образ причиняют легкое неудобство. Однако, когда мы действительно переживаем страх, он обычно оказывается отнюдь не столь подавляющим, как мы воображаем. Скорее, именно наши непроверенные убеждения и фантазии о нем – и наши неисследованные реакции на него – загоняют нас в болезненный бессознательный цикл ограничения и отступления.

Отметьте кое-что еще: когда вы дышите медленно и осознанно, то тело, а затем и ум, стремятся расслабиться, и по мере того, как это происходит, страх начинает ослабевать. Вы открыли для себя важный целительный принцип, обнаруженный столетия назад мастерами медитации, а недавно – психологами: невозможно одновременно быть расслабленным и испытывать страх. В той мере, в какой вы можете расслабиться – с помощью дыхания, йоги, или другого метода – страх рассеивается.

Теперь сядьте в устойчивой вертикальной позе с прямой спиной и слегка отведенными назад плечами. Что происходит со страхом? Ум и тело столь тесно связаны, что изменяя одно, мы неизбежно изменяем другое. Когда вы сидите устойчиво и прямо – в позе, обычно ассоциирующейся с силой и мужеством – то склонны вызывать эти чувства и ослаблять чувства страха. Это одна из причин, почему твердая поза поощряется в медитации.



Кроме того, отметьте, что по мере того, как вы продолжаете исследовать свой страх, он имеет тенденцию ослабевать. Это очень важный психологический и духовный принцип: простое сознавание темных состояний ума имеет свойство их исцелять. Сознательный ум – это самоисцеляющий ум. Если вы переживаете и исследуете болезненное состояние как можно более осознанно, ум сделает все остальное. Сознавание, или внимательность, как его называл Будда, обладает целительной силой. Именно поэтому Будда утверждал, что внимательность всегда полезна, и почему через два с половиной тысячелетия психологи признают, что "сознавание, как таковое – само собой и само по себе – может оказывать лечебное действие". И также именно поэтому медитация, которая представляет собой развитие и тренировку сознавания, играет столь важную роль в духовной жизни.

Наши неисследованные переживания и фантазии страха загоняют нас в болезненный цикл самоограничения и отступления. Мастера медитации говорят, что мы подобны художнику, который рисует изображение тигра и затем в ужасе убегает от него. Мы создаем мысли и фантазии боли и бедствия, а затем в ужасе отшатываемся. Однако, посмотрев внимательнее, мы понимаем, что созданные умом тигр или бедствие нереальны, и это понимание нас освобождает.







Сейчас читают про: