double arrow

Неужели я вижу пирамиду?


Обуреваемый такими мыслями, я сел на кочку и стал смотреть в сторону Кайласа. В руках у меня была карта, по которой я мог точно определить месторасположение Кайласа, закрытого облаками. Потом мой взгляд скользнул по сторонам и вдруг, на западе от Кайласа, остановился на необычной горе правильной формы. Я внимательно пригляделся. У меня заколотилось сердце.

— Так это же не гора! Это же пирамида! — вслух сказал я сам себе, привстав от возбуждения.

Я судорожным движением достал фотоаппарат и, максимально выдвинув объектив, несколько раз сфотографировал пирамидальную гору. Потом я полез в экспедиционную сумку, вынул тетрадь и принялся зарисовывать эту треугольную гору, резко выделяющуюся на фоне невысокого пологого хребта.

— Ух ты! Ух ты! — приговаривал я, глупо шевеля губами и вспоминая, что еще в Непале мне раза два или три приходила в голову мысль о том, что легендарный Город Богов должен состоять из очень древних пирамид, расположенных вокруг главной пирамиды — священной горы Кайлас.

Я вспомнил также, что там, в Катманду, когда я бродил среди ступ комплекса Сваямбанат, расположенных вокруг главной ступы, у меня настойчиво клокотала мысль, что комплекс Сваямбанат символизирует комплекс Кайласа. Тогда я тщательно пересчитал все ступы комплекса Сваямбанат — их было 108.




Закончив зарисовывать, я сполз с кочки и откинулся на редкую травку. Было очень холодно. Дул ледяной ветер.

— Неужели вокруг Кайласа расположено 108 пирамидальных конструкций?! — неожиданно подумал я. — Неужели эта гора, которая передо мной, является одной из многочисленных пирамид?

Я прикинул расстояние до увиденной пирамидальной горы, взял все необходимые азимуты и нанес ее месторасположение на карту. Потом я быстро пошел к лагерю и, дойдя, закричал:

— Рафаэль Гаязович! Равиль! Выходите из палаток! Давайте цифровую камеру и готовьте ноутбук.

Вновь подойдя к кочке, на которой я недавно сидел, мы несколько раз сфотографировали пирамидальную гору на цифровую камеру. Я попросил ребят вывести изображение на экран компьютера, увеличить его и сделать обводку граней горы, чтобы убедиться в ее пирамидальной форме.

Обводка у Рафаэля Юсупова получилась довольно быстро.

— Похоже на пирамиду, похоже ведь, а! — воскликнул я. — Но если это пирамида, то она очень древняя — смотрите, на увеличенном изображении видны разрушения. Эх, шапка снега, лежащая на ней, мешает хорошо просмотреть боковые поверхности!

Пирамида ли это? Может, нам просто кажется, что это треугольная гора является искусственной пирамидой?! Может, мы выдаем желаемое за действительное?

Сомнения как вихрь закружились в моей голове. Тяжелый невротический ком подступил к горлу. Я с сожалением признал свою детскую и... наверное беспочвенную мечтательность и стал ненавидеть ее.



— Я, я, я... тупой мечтатель, привел сюда целую экспедицию, — думал я в тот момент, сжимая в руках компас. — Купаться в розовых мечтах легко, сидя в уютном кабинете! А реальность, она ведь суровее, она ведь требует доказательств! А где они, доказательства-то? Только этот расплывчатый компьютерный рисунок? А облака? Эти проклятые черные облака! Они не просто закрыли священный Кайлас, они вскоре и эту, сравнительно низко расположенную пирамиду закроют. Да и пирамида ли это?

Ежась от холода, я нервно закурил. Рафаэль и Равиль молчали.

— Ну хоть бы сказали что-нибудь! Сказали бы, что я дурак и фантазер, — подумал я. — Не говорят, я ведь их шеф по работе.

Усилием воли я постарался отогнать сомнения и начать анализировать гипотезу о том, что в районе священного Кайласа существует целый комплекс очень древних пирамидальных конструкций, в целом составляющих Город Богов.

— А ведь это может и подтвердиться, — почему-то грустно и безучастно прошептал я сам себе. — Может быть, эта пирамидальная гора есть только начало? Может, это первая ласточка? Может быть, вслед за ней начнут встречаться новые и новые пирамидальные конструкции?!

Я стал перебирать в голове все те предпосылки, которые привели нас сюда — на далекий и суровый Тибет, чтобы именно здесь искать легендарный Город Богов. Мысли закрутились в аналитическом ключе. Но откуда-то из глубин сознания медленно выполз давно мучивший меня вопрос — каково же предназначение Города Богов? Этот вопрос прервал ход аналитических мыслей и стал требовать хоть какого-либо, пусть умозрительного, пусть гипотетического и даже пусть фантастического ответа. Я напрягся, стараясь подключить весь свой мозговой потенциал, но ответа не было. Ком разочарования и раздражения самим собой опять подступил к горлу. Меня даже бросило в жар.



В этот момент я еще не знал, что еще долго, очень долго я не смогу найти ответа на этот вопрос. А ответ окажется столь неожиданно необычным, что я долго буду сидеть с глупо раскрытым ртом и думать о причинах бытующей на Земле человеческой злости, из-за существования которой и был построен этот поднебесный «город» — Город Богов.

Я тупо помотал головой, чтобы отвлечься, и спросил ребят:

—Мужики, какова, по-вашему, высота этой пирамидальной горы?

Чего? Говори громче! Ветер... — встрепенулся Рафаэль Юсупов.

— Высота какая этой пирамидальной горы, говорю?

— А... а, — Рафаэль начал приглядываться. — Довольно высокая она. До нее... м... м... километров двадцать этак будет, а она высоковато выступает над хребтом. Да и видим мы ее не до основания.

— Ну, выше она, чем пирамида Хеопса, высота которой аж 146 метров?

— По-моему, выше.

Я подумал о том, что эта пирамидальная гора является просто карликовой в сравнении со священным Кайласом, который... который... наверное, все же является тоже пирамидальной конструкцией, созданной древними.

— Очень древняя, видимо, эта пирамидальная гора? — я показал пальцем на нее.

— Чего? — опять не расслышал Рафаэль Юсупов. — Говори громче, я тебе говорю, ветер ведь воет.

— Древняя ли она, гора эта? — прокричал я.

— Кто его знает... Для этого надо подойти к пирамидальной горе, нужны специалисты по геологии, чтобы они...

— Геологов среди нас нет, — перебил Рафаэля Юсупова Равиль. — Шеф, мы к этой пирамидальной горе пойдем?

— Да нет, наверное, — ответил я, стараясь избавиться от чувства невесть откуда нахлынувшей грусти. — Пойдем по намеченному маршруту.

— Хорошо.

— Любопытно, как же была построена эта пирамида? Если, конечно, это пирамида, а не естественная гора? — пробурчал я себе под нос.

— Ну, ты будешь говорить громче или нет? — взъерошился Рафаэль Юсупов.

— Гаязыч, шляпу надо стянуть с ушей, — посоветовал Равиль.

— Чего?! — переспросил Рафаэль Юсупов.

Сомнения не покидали меня. Я еще не знал, что вскоре мы увидим огромное многообразие пирамидальных конструкций и постепенно, очень постепенно сомнения будут развеиваться и мы, наконец, поймем, что в реалиях видим Город Богов.

— Ребята, идите в лагерь! Я еще побуду здесь. Облака, вроде бы, поднимаются. Оставьте цифровую камеру, — сказал я.

Я снова сел на любимую кочку. Было такое ощущение, что кочка подогревает снизу. Я внимательно переводил взгляд с одного горного изгиба на другой, стараясь найти еще одну пирамидальную гору. Я начал было уже отчаиваться, как вдруг мой взгляд остановился невдалеке от первой пирамидальной горы на странных полосах, показавшихся из-под поднимающегося облака. Я присмотрелся — полосы были и в самом деле странными. Но вершина горы была закрыта облаком.







Сейчас читают про: