double arrow

Глава 8


Бывают такие секунды, когда все решают минуты.

И длится это часами.

«В воскресенье у ворот собирается народ…» — пропела я под нос, глядя из окна на наше народное ополчение, закусывающее напоследок пирожками с грибами и дичью. Еще немножко, и переплюнем вечеринку у Шаоррана. Кстати, а вон и сам Шао, а при нем и папа с мамой. Рядом Владыка Алсинейль, беседующий с лордом Борденом. Настоятель Арисий, которого провел через портал из Ларрана Тиану, ошеломленно крутит головой. Вэрис, бурно жестикулируя, о чем-то спорит с Тиану. Мм-м… а где Шон? Аа-а, на яблоне с парой пирожков в кармане! Маг прикрылся невидимостью и так и собирался следовать за нами. О его присутствии знал только Алсинейль.

Гм-м… Народу… Если некромант попадется на пути, мы его просто затопчем такой толпой. Безо всякой магии… Ужас!

Арден успокаивающе сжал мне ладонь.

— Бель, кончай нервничать! Мы подготовились, как могли…

Это было правдой. Нашей целью было уничтожить девять алтарей, разбросанных по разным концам Империи. Рядом с каждым заранее поставили портал. И дежурила команда из трех драконов и трех эльфийских магов из числа тех, что занимались облетом страны. В их задачу входило проследить, чтобы жертвенники не исчезли или не были использованы в последний момент.




— Пошли?

— Пошли.

Переглянулись, улыбнулись друг другу и вышли в сад. Со всеми присутствующими мы уже поздоровались, и не только. Я самолично при помощи невидимого Шона и стоящего за плечом видимого Тиану закрыла каждого защитным плетением — бутербродом из драконьих щитов с начинкой из гибридной магии, блокирующей все внешние воздействия. С тер Барракшем и Арисием пришлось помучиться — стандартная конструкция лишила бы их возможности колдовать. Зато теперь лорд Борден и Вэрис с интересом разглядывали друг друга магическим зрением, обмениваясь впечатлениями. Ректор, рассмотрев плетение, вежливо поинтересовался, какого тролля горбатого я потеряла в Академии, и предложил выдать мне диплом немедленно. Я не менее вежливо отказалась, объяснив, что диплом стоит немногого без вкладыша с перечислением пройденных дисциплин. А пока я могу похвастаться только восемью сданными на отлично экзаменами, да еще на следующей неделе планирую спихнуть неорганическую химию и орочий. Вот когда пройду полные курсы в Красной и Белой башнях, тогда с удовольствием приму подписанный лордом Борденом диплом с печатью Академии и кольца. Кстати, если времени хватит, я б еще и в Зеленую башню заглянула… После этой речи Борден стал смотреть на меня с намного большей симпатией. А Вэрис пихнул его в бок и посоветовал попросить меня о спарринге на мечах. Кстати, разговор шел ментально — Борден уже знал, что никто, кроме членов семьи Лоо'аллен, не в курсе, что Силвернаринель эрд Неллао и принцесса тер Калариан — одно и то же лицо.



Подойдя к Аршиссе, обняла ее еще раз. Встреча с драконицей доставила мне искреннюю радость. Кажется, как и ей. Кстати, она попросила не рассказывать Властелину Небес подробности, как она выразилась, своей небольшой прогулки в Ларран для ознакомления с имперскими модами и похода по магазинам северной столицы. Услышав про моды, я послала ей картинку закопченной паленой меня — лицо в саже, все остальное, как у трубочиста, только что сдавшего экзамен на профпригодность. Аршисса хихикнула.

Шао поинтересовался, куда пропала пара эрд Неллао. Алсинейль ответил, что народу тут и так хватает, в том числе и представителей семьи Лоо'аллен. А пара эрд Неллао сейчас дома, с родственниками. Я сглотнула смешок — еще один правдолюб нашелся! Мы с Аром действительно в данный момент находились дома, и с нами были наши ближайшие родственники — Тиану и Нейли. И магов здесь хватало, даже с избытком… Это ж надо так сформулировать, чтоб все сказанное было правдой, но до истины не докопаться!

Ну, все, пора трогаться. Первый портал вел прямо из сада в город Риган, стоящий на восточном берегу Тихого озера. Именно в Риган направлялось большинство кораблей, отплывающих из Кариссы. А отсюда начинались несколько торговых путей, ведущих в центральную часть Империи. И это был не просто перевалочный пункт и рыбацкий поселок, как скромная Карисса, а настоящий большой город, где имелось все — от ратуши и Храма на украшенной фонтанами центральной площади до бедняцких прибрежных кварталов и района красных фонарей. Вот в подвале одного из борделей и скрывался алтарь.



Мы специально запланировали наше движение по Империи хаотичным, чтобы нельзя было предугадать следующий ход и встретить нас у очередного алтаря. При планировании мелькнула даже идея написать названия локаций на бумажках, кинуть в шапку и тянуть жребий. Но все же сочли, что это чересчур. Поступили по другому принципу — сначала решили разрушить жертвенники, расположенные в городах или больших деревнях, то есть там, где могли возникнуть многочисленные жертвы среди населения.

Сейчас, прикрытая невидимостью, наша пестрая компания летела над улицей. Я крутила головой, с любопытством рассматривая фланирующих внизу мужчин и выглядывающих из окон девушек в откровенных нарядах. Рядом Аршисса промурлыкала на ухо мужу: «В какие интересные места ты выводишь гулять меня, милый!» Ох-х, надеюсь, после всего, что нам предстоит, она еще сохранит игривое настроение. Шао и Ти летели с двух сторон от меня. Кажется, Ти старался держаться так, чтобы я не могла заглянуть в окна на его стороне улицы. Опять пунктик насчет «бла-ародных девушек до свадьбы»? У Шао таких заскоков не было. Он сам с интересом совал нос во все окна. Неужели надеется узреть что-то новое? Эх-х, жаль, спросить нельзя — не так поймет.

Нужный дом — трехэтажное оштукатуренное здание телесно-розового цвета с полуголыми русалками на фасаде — стоял в ряду других. И народу внутри было несколько десятков человек. Из окон доносилась музыка… М-да, рановато мы сюда прилетели.

Приземлившись на крыше особняка напротив, провели блиц-совещание. Тиану, Ар и Шао отправились на разведку — посмотреть, что внутри, найти тех, кто заманивал жертвы на алтарь, и, когда это будет сделано, усыпить всех находящихся в доме. Виновных, как обычно, упаковать и отправить в Лариндейль — вдруг знают что-то интересное? Шон кинул мысль, что полетит с принцами — посмотрит на подходы к алтарю. Я пристроилась у края крыши. Ти попросил меня позаботиться о том, чтобы в дом больше никто не заходил. Легко! Повесила на дверь иллюзию чего-то, похожего на размазанные темные сопли, и народ, косясь на сомнительную субстанцию, начал обходить дом стороной. Пара мужчин вышла — не вошел никто.

Есть народная пословица: нет ничего тяжелее, чем догонять и ждать. Куда там пропали парни? Наконец пришел сигнал от Ти: «Бери Бордена и лети сюда. Будешь охранки снимать». Я обернулась к беседующему с Властелином Небес ректору:

— Лорд Барракш, нам с вами пора. Там охранные плетения, сотворенные человеческой магией. Остальных прошу задержаться тут еще ненадолго, пока мы расчистим путь.

Тиану показал нам дорогу — через окно третьего этажа, пустующую комнату и вниз по лестнице. Теперь, когда все уснули, в доме стало тихо.

— Лорд! Посмотрите магическим зрением на потоки.

— Что за?..

— Магия смерти. Это не просто некромантия. На эльфийском плане дело обстоит еще хуже. Если позволите, я вам покажу.

Позволил. Приятно. Поразился увиденному и помрачнел: ведь то, что убивает магию, одновременно убивает жизнь вокруг. Магия — это не просто эманация жизни, эта связь работает в обе стороны. Примерно как кровь в теле, которая и производная этого тела, и условие, необходимое для его существования.

— Эти дыры на астральном плане?..

— Они будут залечены. Потом, после того, как устраним причину.

Мы медленно спускались, внимательно глядя вокруг магическим зрением. Ага! Вот первая охранка-сигнализация на стене. Просто чтобы в подвал не забрел кто не надо. Обстрекает и подаст сигнал охране. Кстати, а только ли ей? Аккуратно, бережно просмотрев плетения, сначала уничтожила сигнализацию, потом само заклинание. Незримый Шон под потолком страховал меня, Борден с интересом следил за моими действиями.

— Лорд! Скажите, а по заклинаниям можно опознать мага?

— Леди Нара, в принципе, ответ — да. Но для уверенности надо видеть много сотканных им заклинаний.

Ясно. Подозреваю, сегодня мы еще насмотримся.

Кстати, мы решили записывать на кристаллы все встреченные плетения. И чтобы поподробнее покопаться в них позже, и чтобы был шанс распознать почерк нашей вражины.

Упс! А вот и дошли — целый лестничный пролет набит фиг знает чем — то ли свитое человеческой магией переразмеренное беличье гнездо, то ли убойный шедевр спятившего художника модного ныне абстрактного направления. Сунув руку в волосы, почесала затылок привычным жестом Шона.

И что с этим делать?

«Бель! Я уже глянул! — отозвался мой учитель по порче причесок и человеческой магии, — посмотри, вон петля торчит. Если потянуть…»

«Ага! А ты уже записал это на кристалл?»

«Спрашиваешь!»

Борден нашего диалога не слышал. Он тоже чесал затылок, глядя на путаницу и прикидывая, это кто ж в его родной Белой башне такой умелец и затейник?

Аккуратно потянула за петлю. Оо-о! Не так уж он крут — конец Шон нашел правильный, и все плетенье поползло, как связанная крючком салфетка. Ректор с уважением посмотрел на меня.

— Не моя заслуга. У меня замечательный учитель, — честно улыбнулась я.

По-моему, Борден не поверил.

На то, чтобы провертеть достаточную для свободного прохода дыру, не затронув сигнализации, ушло полчаса. Недолго… но это же только первый из девяти!

Жутко. Огромный темный подвал с черной дырой в полу в дальнем углу. Куда ведет — непонятно. До озера отсюда далеко. Просто колодец, куда скидывают тела? Вокруг кровь… на полу, на стенах. Наслоения потеков на черном камне в центре подвала. А над ним — деревянная конструкция вроде виселицы с болтающимися тремя привязанными вниз головой телами — два мужских, одно женское. Кровь стекала из надрезов на шеях жертв, превращая лица в чудовищные, искаженные страданием маски. Кажется, женщина еще жива…

Аршисса прижалась к широкой груди мужа. Вэрис ломал пальцы. Арисий сделал знак, отводящий зло, и начал молиться. На лице Бордена были написаны отвращение и ненависть. Алсинейль и Шангарр выглядели сейчас похоже, как братья, — ничего не выражающие застывшие лица, прищуренные глаза.

Вместе с Ти я взлетела к виселице — надо снять девушку, пока та еще дышит. Понятливый Алсинейль подозвал своих магов, дежуривших вместе с драконами, — если это возможно, они ее вылечат. Кстати, пригласить стоит всех — пусть посмотрят, что они тут сторожили.

Арден и Шао занялись телами мужчин. Этим двоим не поможешь… Вот так, искали удовольствие, а нашли смерть. Алсинейль поманил Вэриса, и они отлетели к дыре в полу — если тела там, их надо извлечь. Или то, что от них осталось. И сжечь, очистив драконьим огнем.

Потом долго и муторно чистили кровь. Помогали все… пока пол не стал светлым, а на камне не осталось ни единого потека. Хорошо, а дальше-то как? Подошли с Аром и Тиану к жертвеннику, встав с трех сторон. Незаметный Шон завис сверху. И начали ставить не просто купол, а сферу. Потому что устраивать воронку вместо фундамента дома совсем не хотелось… рухнет же нафиг! И соседние за ним в ту же яму… Вот только сейчас будет ой как тяжело… Чем меньше объем, тем выше давление — эту истину из курса физики я усвоила очень хорошо. Держаться надо любой ценой. Если прорвет — снесет полквартала.

А на жителях щитов нет…

— Кто может помочь держать щит? — поинтересовалась я у присутствующих.

— Все так серьезно? — поднял бровь Властелин Небес. Потом, увидев, как его сын и Нейли шагнули к нам, отстранил Аршиссу и сам тоже сделал шаг. Борден тоже хотел, но я покачала головой — сейчас должно хватить, а вот потом может понадобиться. Посмотрела на друзей — кто бить-то будет? Арден? Ну и хорошо… Держим!

Мы, оглохшие, ослепшие и абсолютно ошалевшие, сидели на полу. Удержали… но еле-еле. Это было как черная сверхновая, рванувшая в ладонях. В какой-то момент ярость темного пламени едва не снесла нас всех, впечатав спинами в стены подвала… Спасли положение Вэрис и Борден, успевшие добавить свои силы и помочь сдержать напиравший изнутри на наш щит клубящийся огненный мрак.

Ладно, зато когда еще представится случай поглядеть на Властелина Небес, ползущего на четвереньках по полу, как таракан?

«Я записал!» — послышался ментальный голос Шона. И нервные смешки Ти и Ара, сидящих на задницах у стены, к которой их приложило.

«Шон! Давай всех в стазис и сливаемся, пока народ не набежал. Владыка сторожит!»

Момент был выбран удачно — никто ничего не понял и разрыва во времени не заметил. Но колени стали подкашиваться еще сильнее… А ведь это только первый!

Оставив под присмотром пары драконов Арисия, который хотел благословить это место и убрать остатки скверны, остальной компанией тронулись на выход. Потом Настоятель нас догонит. Он был тверд в желании побывать у всех капищ и внести посильную лепту в наш труд. Достойно уважения.

— Да, чуть не забыл. Вы были правы насчет извержения Шангари, — бросил, проходя мимо нас, Шангарр.

Обнимающая мужа за талию Аршисса уже не шутила. А Шао предложил мне руку, и, секунду подумав, я на него оперлась. Все же он молодец! Когда было нужно, веселый раздолбай превращался в собранного воина, готового стоять насмерть.

Из Ригана мы перенеслись в Илгу, что на север от Ларрана. Уже стемнело, и рассмотреть этот большой, но тихий провинциальный город не было возможности. Как-нибудь потом.

Пока я помнила только, что с юга, запада и севера раскинулись пастбища, где пасутся отары овец, с которых состригают лучшее в Империи руно. А с востока к городу почти вплотную подступали строевые леса — рай для лесорубов и охотников.

Алтарь прятался опять-таки на постоялом дворе. Правильно, если начнут в массовом порядке пропадать местные, это так или иначе приведет к ненужным вопросам и расследованию. А если сгинут едущие мимо купцы или пара-другая сезонно работавших стригалей, то никто и не заметит.

Бедный Тиану! Опять ему возиться, считывая толпу народа. И всех усыплять. Нет, закончим с алтарями и сессией, возьму за жабры Ара, и будем вдвоем прокачивать ментальную магию, пока не догоним Ти. А то что от нас за помощь? Стыдно даже!

Что хорошо, трактир располагался на отдельном участке — есть где развернуться. А алтарь обнаружился вообще в одиноко стоящем сарае. Только вот кроме него там же оказались заперты две каменные горгульи, которые, вытянув шеи и клацая зубами, кинулись на распутавшую охранные сети меня и стоявшего рядом Бордена.

— Моя правая! — бросила я ректору.

Раскрутила левитацией валун, лежавший у порога, и запустила твари в грудь, отбросив ту на десяток локтей.

И, пока горгулья трясла башкой, приходя в себя, из этого же валуна выплавила лезвие, как тогда, в горах. А затем, вложив в него весь резерв, мощным ударом снесла твари голову. Заодно, правда, проломила заднюю стену сарая.

Перевела взгляд на ректора. Упс! А горгулья где? Вот эта груда камней у его ног? Я так пока не умею. Как это он ее?

Впрочем, утешило то, что Борден с не меньшим изумлением смотрел на валяющуюся у моих ног клыкастую — каменную башку. Вид у ректора был такой, будто я у него на глазах ее зубами отгрызла! Гм-м… Да похоже, он тоже пытается сообразить, что я учудила. Покачал головой. На лице мысль: «Ну и студенты нынче пошли…»

Остальные тоже разглядывали меня удивленно-оценивающими взглядами. Ах, тут же только Шао и Аршисса видели, как я дерусь. Властелин Небес явно что-то прикидывал, поглаживая пальцами подбородок. Возникло нехорошее ощущение, что эти расчеты касаются моей персоны. И почему-то я готова была поспорить на шип из хвоста Нары, что это — марьяжные планы. Ну, точно — перевел взгляд с меня на красавца сына, а потом обратно.

Мы тут, вообще, зачем? Алтари сносим или меня замуж выдаем? Или у нас одно другому не мешает? Ладно, хватит отвлекаться. Пора возвращаться к делу.

Жертв здесь не было. Понятно, горгульи их бы просто сожрали. А вот все остальное имелось — кучи тряпья и обглоданных костей, бывшие когда-то людьми, у дальней стены сарая и море засохшей крови. Хотелось отойти в сторону — пусть чисткой займется кто-то другой, вон же сколько народу! — но время поджимало. И еще: это — моя страна. Значит, если могу — надо делать. Шагнула ближе, Ти и Ар рядом, Шао чуть сбоку. Невидимый Шон, как всегда, завис в углу под потолком — понравились ему эти прятки! Остальные подтянулись, став полукругом… А работа-то налаживается! Вон как быстро в этот раз справились!

Снова я, Тиану и Арден поставили купол. Сейчас нам не надо было беречь строение, а потому все оказалось проще и легче. Этот жертвенник расколола я.

Подоспевший Арисий стал свидетелем того, как стены сарая, сложившись, втянулись внутрь, в пламенную воронку, закрутившуюся на месте алтаря. Из нее росло что-то гигантское, не из этого времени и пространства, несовместимое с самой природой мира, и, наткнувшись на наш щит, начало яриться, пытаясь выплеснуть наружу смертельные черные плевки и сгустки… Мы налегали всеми силами, сжимая и сжимая купол, пока на том месте, где стоял раньше кровавый камень, не осталась присыпанная серым прахом яма в обугленной земле. На этот раз нам четверым даже не понадобилась помощь.

Весь народ на лигу вокруг — спасибо Тиану! — проспит до завтрашнего утра. Владелец «Круторогого барана» вместе с подельниками уже отбыл в Мириндиэль, на допрос. Новый владелец — Ар позаботился пристроить к делу очередного надежного ветерана — спокойно почивает на втором этаже корчмы. Теперь надо объединить ауры, чтобы вылечить астральный план… А потом можно оставить тут Арисия с его молитвами и лететь дальше. Хотя, честно говоря, голова уже сейчас идет кругом.

Потом была Медвежья Падь — большой поселок на торговом пути к северной части Гномьих гор. А за ней наш любимый Кердык, казавшийся тоскливым и пыльным даже ночью. Теперь гномы в своем Монолите — как он там по-гномьи — Харрштейнбак? — могут спать спокойно.

В Зинаре — городе недалеко от границы с Тер-Шэррантом — алтарь был спрятан в Храме. Настоятель Арисий просто побелел. Но самым ужасным оказалось не это. Главный кошмар состоял в том, что тут жертвами стали маленькие дети с долей драконьей крови, которых доверчивые прихожане приводили в Храм для обучения и отправки на родину драконов — Тер-Шэррант.

У меня по щекам в два ручья текли слезы, когда мы снимали с пыточных приспособлений маленькие обескровленные тельца. Аршисса рыдала, прильнув к груди Шангарра. Мужчины сжимали кулаки. Властелин Небес захотел лично допросить всех замешанных и расправиться с виновными. И я дала ему это право, ибо была согласна — этим пытавшим и убивавшим малышей тварям не место под Солнцем и Луной.

В этом алтаре силы оказалось столько, что Храм рухнул, превратившись в груду дымящихся развалин. Я пообещала Настоятелю деньги на строительство нового, конечно, на другом месте, но тот только отмахнулся. В его глазах блестели непролитые слезы.

После этого алтаря я попросила Властелина забрать жену домой — они видели уже больше чем достаточно. Если все будет хорошо, свяжемся и соберемся в Галарэне у Тиану завтра вечером, чтобы обсудить дальнейшие планы. Властелин Небес благодарно кивнул. Плачущая Аршисса прижалась к моей мокрой щеке своей мокрой щекой. Моя новая подруга, моя сестра в горе… Ей не хотелось уходить, но она понимала, что в таком состоянии больше мешает, чем помогает.

Шаорран остался с нами.

Потом Алсинейль рассказал нам, что когда мы слились на месте, где рухнул Храм, наша аура была синей, цвета индиго и глубокого горя. И как постепенно она светлела, переходя к цвету утреннего неба, пока не стала сияюще чисто-белой…

Следующим в списке значился Белый Бивень — порт покрупнее Омты на северо-западе Империи. Северное море играло тут изменчивыми течениями, устричные мели соседствовали с прячущимися под водой рифами. Сложное мореплавание… и десятки пропавших без вести рыбаков и купцов за несколько последних лет. Алтарь, как и в Омте, находился в одном из эллингов прямо на берегу. Трое поддатых охранников спали неподалеку под перевернутой лодкой. Тут мы чуть не попались в подстроенную некромантом ловушку… Внутри нас ждал василиск. Если б не осторожный Шон, мы бы туда с размаху влетели… ну и кто бы нас потом расколдовывал? Похоже, черный маг решил отомстить. Не нам, о которых он ничего не знал, а тем самым некромантам с севера, которых мы дважды изображали и которые снесли два его алтаря. Кстати, может, и сейчас повторить этот трюк? Времени много не займет, а у врага будет над чем поломать голову.

Арисий снова стал высоким стройным красноглазым красавцем в черной рясе. Мы все дружно отрастили бороды, в очередной раз ошарашив ректора. Если после общения с нами Борден задумается, так ли он уж хочет управлять сумасшедшим домом, именуемым Академией, я не буду удивлена. Впрочем, я тоже не рвусь к кормилу власти… а встану как миленькая!

Подумав, Бордена я тоже сделала высоким, стройным и плечистым. И озвучила, что выразила его внутреннюю сущность, которая мне зрится именно такой. Ректор приосанился.

Жертвами, как мы и предполагали, оказались рыбаки. Живых, увы, не было, и останки и собранную кровь мы отдали шумевшему рядом морю. Так лучше всего… После Зинара чувства у меня словно отключились. Я плыла, как во сне, делая необходимое, без эмоций, с приклеенной к лицу доброжелательной улыбкой. Отметила для себя, что теперь — Шон наш спаситель и гений! — у нас есть мешочек с погруженным в стазис василиском. Зачем нужен — пока непонятно, но в хозяйстве все может пригодиться, даже василиск.

Шестое слияние далось тяжело. Резерв восполнился. И прорехи на магическом плане мы залатали… Но после я чуть не упала на землю. Хотелось закрыть глаза и провалиться в сон. И не просыпаться неделю. Парней тоже шатало. Алсинейль, покачав головой, подошел к нам и стал лечить, щедро вливая силы… А потом отцепил от пояса фляжку с каким-то терпко пахнущим горьким настоем и чуть не насильно заставил меня пить. Эльфы и Шон скривились, но тоже безропотно глотнули этой гадости. Стимулирует, угу! С таким привкусом во рту точно не заснешь!

Нам повезло, что был декабрь с длинными зимними ночами. Летом бы уже рассвело. А сейчас, в стылой темноте, все еще спали… И мы очень сильно надеялись, что наш некромант тоже не сразу почувствует, что случилось. Хотя я бы не отказалась и от прямой конфронтации — слишком больно было вспоминать запрокинутую белокурую головку маленькой девчушки, умершей у меня на руках. Внутри зарычала Нара… Знал бы некромант, какую ошибку он совершил. Драконы никогда не забывают. А Властелин Небес Тер-Шэрранта мог бы простить покушение на себя, но никогда не простит слез любимой жены. И гибели драконят…

Осталось всего три места. Из них относительно людным было только одно — замок Тарглин в западной части Империи. Из донесений наших соглядатаев и присматривающих за местом магов было известно, что владелец — нелюдимый тип, ведущий замкнутый образ жизни. Видят его в округе три раза в год. А в окрестных лесах водится какая-то нечисть, и там регулярно пропадают крестьяне. В основном молодые девушки, пошедшие в лес за ягодами, грибами или травами. Тарглин мы решили оставить напоследок. И, пока длится ночь, зачистить разбойничий лагерь на торговом пути южнее Ларрана.

Решение оказалось верным. Мы прибыли вовремя, чтобы спасти целую семью, на которую напали на дороге — отец, мать и двое мальчишек ехали в столицу на празднование дня рождения принцессы… и чуть не стали мясом на черном алтаре. Плачущей худенькой женщине и жмущимся к ней подросткам Тиану аккуратно стер память о последних событиях — ни к чему им помнить о таком. А отец семейства сначала разыскал свою повозку и лошадей, погрузил туда домашних и имущество, а уж потом получил в подарок кошелек с десятком золотых и воспоминания о благодарных встречных путниках, которым он помог вытащить из канавы карету и из-за которых так задержался в дороге… Про алтарь он не вспомнит, даже если столкнется с кем-нибудь из нас снова нос к носу.

С бандой церемониться не стали. Тиану просмотрел память двух десятков дрыхнущих мертвым сном мужиков. Душегубы, как есть. Поднял глаза на меня, мол, решай, что с ними делать. А что тут решать? Тех, кто видел некроманта, отправляем в Мириндиэль — самая крошечная зацепка не будет лишней. А остальным, согласно имперским законам, лучше сгинуть с лица земли. И пусть кто-нибудь из эльфов и драконов займется оружием, имуществом и лошадьми — негоже коням умирать в холодном лесу, потому что не повезло с владельцами.

Алтарь в пещере был относительно новым. Но все равно даже обычно жизнерадостная улыбка Шао превратилась в звериный оскал к тому моменту, как мы закончили чистить кровь. Дракон протестовал, когда мы отогнали его отдыхать, сказав, что сами и поставим, и удержим защитный купол. Но мы-то раз за разом восстанавливали резерв, а он нет!

Вообще, шатало уже всех — и молчаливо поддерживавшего нас всю дорогу Вэриса, и лорда Бордена, и усталого расстроенного Арисия. То, что мы сегодня видели, выходило не просто за рамки привычного. Это выходило за все рамки вообще. Кстати, было похоже, что и декан, и ректор поняли, что мы делаем еще что-то после того, как сносим алтарь. И не показываем это остальным… Чувствую, разговор на эту тему еще предстоит.

Оставив Арисия под присмотром двух драконов отслужить поминальную службу по разбойникам и благословить оскверненную землю, мы прошли в портал, ведущий далеко на юг, в устье ущелья в Запретных горах. Этот кряж манил старателей и тех, кто мечтает о легком богатстве, со всех уголков Империи. Тут добывали изумруды и лунные камни самого крупного размера и чистой воды, в текущих с гор ручьях можно было намыть золота… и тут же водились жуткие древние твари вроде реликтовых пещерных медведей и саблезубых тигров и пропадали целыми артелями старатели.

Я посмотрела со скалы, на которую вынес нас портал, вниз, на ущелье — в средней части оно, как ладонь, раскрывалось в гостеприимную долину с тремя деревянными хижинами на берегу небольшого озера. И увидеть эту картину можно было издали сразу с нескольких направлений. Понятно. Одичавшие, обносившиеся, изголодавшиеся, истосковавшиеся по общению люди шли к жилью… и оставались тут навсегда.

В моей контрольной сети светился десяток огоньков. Два отличались от остальных. И где-то я уже такие видела. Стала копаться в памяти. Волкодлаки? Нет. Горгульи? Похоже, но крупнее. Ох-х — каменные тролли!

— Там два каменных тролля, — озвучила я вслух. Теперь ясно. С такой охраной можно не только с артелью справиться, но и с небольшой армией. — И они сильнее обычных.

Глаза Шаоррана остановились на мне. Похоже, в голове у принца что-то щелкнуло. Пусть, это не страшно. Пока кусочки головоломки сложатся в картинку, пока он наберется решимости спросить…

«Астер! — пришел ментальный посыл дракона. — Ведь это ты нашла алтарь на перевале в Драконьих горах?»

Упс! Экий он резвый…

«Я. Но давай поговорим об этом потом».

Второй упс! Шао ошарашенно захлопал глазами. Похоже, он задал вопрос по наитию и совсем не был уверен в моем положительном ответе. Это ничего. Вот хочу я на него посмотреть, когда он сообразит, что Белисия — это тоже я! А уж про Наринель и не говорю.

Мм-м… А что мы тут затормозили? Тиану, Вэрис и Шао драконы! Им этих троллей на булыжники разнести, как когтем за ухом почесать! Только надо предварительно усыпить остальных, чтоб под ногами не путались! Озвучив пришедшую в голову идею, получила одобрительное «Соображаешь!» от невидимого Шона и очередную порцию уважительных взглядов от остальных. Нара обиженно заворочалась внутри, мол, она тоже рвется поучаствовать! «На неделе слетаем на равнину, поймаешь кого хочешь! Ну, хорошо, уговорила — поохотимся два раза! Что, три? Нет, три некогда! Ты забыла, что у нас день рожденья и два экзамена?» Уф, кажется, убедила эту чешуйчатую капризницу потерпеть.

Пешеходные, мы устроились на скале, глядя, как три дракона — почти черный сумрачно-синий Шторм, серо-стальной Громовой Раскат и бронзовый Шао набирают высоту… Красиво-то как! В глазах Владыки сквозила гордость за племянника. Потом он перевел взгляд на Ардена. Да! Уже недолго… два месяца или чуть больше! И мы сможем летать втроем… Ар посмотрел на меня. Как и Алсинейль. И Борден. Да что они все уставились?! Нашли феномен местного масштаба — волосы растрепаны, нос заострился, под глазами синяки — на этот раз не морок, а мои собственные, вид как у всплывшей со дна после подледной зимовки утопленницы.

Вздохнув, стала следить за драконами. Визуально и одновременно по контрольной сети.

Они их просто раскатали. Подняв в когтях к облакам и сбросив вниз, на скалы. А потом разломали на куски то, что не раскололось и не отвалилось. Можно идти. Я предложила руку появившемуся из портала Арисию — сам Настоятель летать не умел. Ничего! Коронуюсь, появится времени побольше, займусь с ним магией. Он еще будет чудеса творить!

Пожалуй, этот алтарь дался нам легче всего, хотя энергии в него было накачано несусветное количество. Но тут некого было спасать и нечего защищать от разрушения. Наш защитный купол накрыл две хижины из трех, и я расколола черный камень, прятавшийся в одной из них. Алсинейль, ректор с деканом, Шао, охранявшие до нашего прибытия алтарь маги — все помогали нам держать взрыв. Долбануло, надо сказать, знатно. Несмотря на охранный купол, по земле будто волна прошла. Вдалеке загрохотали камнепады, а озеро попыталось выплеснуться из берегов.

— Даже Шангари так не трясло… — помотал головой оглушенный Шао.

Я кивнула. Потом посмотрела на светлую полоску у восточного края горизонта и заявила:

— Есть хочу! Может, закончим тут и заскочим домой минут на двадцать, пожуем пирожков с тайрой? Остался один замок! А двадцать минут погоды не сделают!

Сказала, и тут же захотелось стукнуться башкой о стенку последней уцелевшей хибары — что я несу?! Какое «домой»? Ясно же, что не в Ларран в гости зову… Надежды на то, что Шао оглох настолько, что не расслышал, мало. Ну ладно, придумаю, как выкрутиться. Но поесть и в самом деле надо бы, а то так ноги протянем… Где там наш Шон?

Оказалось, рядом. Как только все, кроме Алсинейля, замерли, маг спорхнул с небес. Я подошла к Ару и ткнулась ему носом в грудь. Слов не требовалось. Он знал, как я вымоталась. И сам устал тоже. Но надо, значит, надо… Только тер Дейлу было интересно, что будет, если слиться девять раз за ночь. Я уже после семи поняла, что ничего хорошего. Полное физическое истощение и каша вместо мозгов.

Ти подошел сзади и, тесно прижавшись, обнял и меня, и Ара. Шон вклинился сбоку, карие глаза улыбались и светились любопытством… Не удержавшись, подпрыгнула и чмокнула его в нос. А потом мы слились, плавясь в любви друг к другу и к этому миру…

Когда все кончилось, я села на землю.

— Бель, вставай и иди на свое место! Сейчас прыгнем в Галарэн — передохнешь…

Кряхтя, как леди Фрейм после сидения на продувшем поясницу сквозняке, поднялась. Отошла туда, где стояла. Ага, вроде левая нога была впереди, рука у груди.

Это тоже была одна из засад — приходилось точно вставать на те места, где мы были до стазиса, чтобы ожившие свидетели не почувствовали временного разрыва. Хитрый Шон уже снова стал незримым и вспорхнул наверх — вот ему не надо думать ни о ногах, ни о руках…

— Гроза прошла? Когда успела? — потянул носом, повернувшись ко мне, Шаорран.

— Есть хочу! — вместо ответа сообщила я. — Давайте уже чистить следы нашей магии, потом пусть Арисий все благословит, и полетели в Галарэн — я видела на кухне еще два подноса с пирогами. Вроде бы один с яблоками, а второй — с мясом, рисом и пряными травами.

Судя по лицам присутствующих, прошли или не прошли в окрестностях гроза, ливень, смерч, торнадо, огненный дождь или что другое, больше никого не волновало — все думали о пирогах.

— Когда черный маг почувствует, что источников больше нет? — не очень внятно из-за набитого рта спросила я лорда Бордена.

Тот проглотил прожеванный кусок, взгляд серо-зеленых глаз стал задумчивым. Склонил голову. Давно расколовшиеся волосы волной упали на плечо. А ведь он очень красивый! — внезапно поняла я. Не типичной красотой — правильность черт лица плюс широкие плечи, а харизмой настоящей мужской силы и обаянием острого ума. Ну, и брови вразлет в придачу…

— Думаю, когда попробует обратиться к магии. Если он не колдует каждый день вместо зарядки, то может сразу и не заметить. — Ректор потянулся за очередным пирожком. — Но если захочет поставить портал на дальнее расстояние или инициировать новый алтарь — поймет сразу же!

— И начнет выяснять, куда все девалось… — вслух начала рассуждать я, уцепив предпоследний пирожок с блюда. — А нас не видел никто, кроме тех пьянчуг из Белого Бивня. То есть он станет искать загадочных некромантов с севера? Вот можно это как-то использовать?

— Принцесса Астер, подъем! Труба зовет… Мы тут уже полчаса сидим, — подошедший сзади Нейли ласково помог мне подняться. Ноги, несмотря на съеденные шесть пирогов, не держали. Посмотрела на руки — трясутся. Ну и ладно! Не вышивать же!

— М-да… А я представлял себе, что дочь короля Сирила гуляет в саду, окруженная фрейлинами, и танцует на балах, — хихикнул ректор, глядя на мою походку запойной алкоголички.

— Ага, — ответила я, широким жестом обводя трех шатающихся на ветру принцев. — У нас при Дворе в Ларране целый ансамбль. Называется «Шумел камыш».

Декан и ректор переглянулись и захохотали.

А еще можем организовать группу комиков, вон как народ одним своим видом радуем, мрачно подумала я.

Перерыв помог. Во всяком случае, я снова стала нормально соображать. Вот только мысли при взгляде на очередную твердыню зла, торчащую посередь пейзажа, как невыкорчеванный пень в середине поля, возникали не слишком веселые. Основательное такое сооружение — мощные стены по тридцать локтей высотой, сложенные из огромных блоков гранита серые угловые башни. И, кажется, строилось все это не так уж давно — об этом говорила и сама архитектура, и отсутствие мха или плюща на стенах.

А вот ведущая к замку дорога выглядела заброшенной — снег выпал уже два дня назад, а на ней ни следов копыт, ни одной свежей колеи. А в замке есть кто живой? Посмотрим… Есть, и немало… В моей сети светились штук тридцать огоньков. Причем несколько имели подозрительно знакомый рыжеватый оттенок. И перемещались они вдоль стен. Похоже на патруль…

Арисий перевел вопросительный взгляд с безмолвных Шаоррана и Ардена, смотревших на замок, на молчащую меня. Я вздохнула — у Настоятеля нет магии, вот он и не понимает, почему мы застыли, как памятники самим себе, если последняя цель перед носом.

Повернулась к нему.

— Отец Арисий, вот что видим мы, — и показала маленькую картинку контрольной сети, в которой светилось плотное созвездие огоньков нашей группы и светлячки — обитатели замка.

Потом обернулась к Ару и стоящему рядом Шао.

— Никого не напоминают те рыжеватые? И вроде они ходят по стенам…

— Орки-недобитки? — предположил Шаорран.

— Какие орки? — удивился Вэрис.

— Из гильдии убийц, — пожала плечами я. — Ее уже нет, мы месяц назад разнесли все их базы… Но кто-то, похоже, уцелел.

Борден обвел нас взглядом, пытаясь понять, это шутка или нет?

Да какие тут шутки? Но если там дежурят орки, а их работодателем был сам черный маг, то получается, что этот замок может принадлежать ему. Но странно… неужели же он такой идиот, что устроил жертвенник в собственных подземельях? Он же владеет человеческой магией и должен видеть, что творит эта дрянь на магическом плане. Не понимаю!

Если что-то не складывается, надо попробовать проговорить это вслух. Часто помогает… Я начала с того, что произнесла все свои соображения касательно орков и скверны на магическом плане. Затем продолжила:

— Но место пустынное. Другие человеческие маги не появлялись тут десятилетиями. А если бы кто и заметил дыру, можно б было его заставить замолчать или сказать, что это — местная аномалия. До нас ведь никто понятия не имел, что такое творят именно черные алтари… И еще: в некроманте нет эльфийской крови, поэтому он не подозревает, что с источниками магии дивного народа все обстоит еще хуже. Значит…

— Значит, все-таки существует вероятность, что этот замок принадлежит черному магу, — закончил Арден. — Теперь подумаем: это что-то меняет в нашей стратегии?

— Да, — отозвалась я. — Хорошо бы было поставить экранирующие магию щиты вокруг замка. Как тогда, в замке Мазере… Чтобы отключить и амулеты, и телепорты.

— Что за щиты? — заинтересовался Борден.

— Как в базальтовой аудитории Красной башни, — отозвалась я. — На вас сейчас тоже такие стоят.

Ректор присвистнул.

— Не пойдет, — вздохнул Тиану. — Посмотри на эльфийский план — дыра на дыре и дырой погоняет. На такое заклинание просто не хватит… И его телепорт может быть запитан от алтаря, так что это бесполезно.

— Получается, что даже если он здесь, нам его не поймать? — огорчилась я.

«Бель! Его тут нет. Я слетал — глянул. В замке сейчас нет магов!» — пришла мысль от Шона.

«Спасибо!» — отозвалась я.

«Не расстраивайся. Если замок устоит, я поставлю стазисную ловушку на телепорт», — хихикнул тер Дейл.

Тогда поступаем, как обычно. Отправляем всех в сон, осматриваем место, спасаем, кого можно, и дальше по программе…

Ти выругался по-тролльи.

— Что? — удивилась я.

— Я погрузил в сон весь замок. А теперь посмотри сама, — отозвался эльф.

Тьфу, тролль горбатый! Рыжеватые огоньки продолжали двигаться вдоль стен. Похоже, экранирующие амулеты… Сколько их? Шесть? А нас?

— Значит, этих морозим, — меланхолично отозвалась я. — Хорошо бы всех одновременно. Шао, знаешь заклинание заморозки?

— Обижаешь, Астер!

— Прости, туплю. Слишком длинная ночь…

Шао улыбнулся.

Вот за что парни любят слабых девушек? Наверное, считают, что на их фоне сами выглядят круче…

Через десять минут в замке уже не шевелилась ни одна собака. Потому как спали или вообще умерли.

Алсинейль и Арисий уже видели татуированных от макушки до пяток орков-убийц. А вот декану и ректору такое зрелище было внове. Они с интересом рассматривали затейливо расписанные бритые головы со скошенными лбами и длинными косами на затылках, прикидывая, как именно действует умерщвляющее заклинание. Да пусть прихватят с собой пару трупов и рассмотрят дома хорошенько! Нам, между прочим, тоже стоит взять одного-двух пострашнее — давно мы с ножами не тренировались!

«Сделаем!» — отозвался Шон.

Кстати, амулеты тер Дейл уже собрал и обезвредил.

Алсинейль вызвал из соседнего лесочка наблюдавших издали за замком магов и поручил им следить, пока мы будем внутри, за округой. Те, в свою очередь, попросили разрешения взглянуть на черный алтарь — им хотелось увидеть, что и зачем они искали так долго? Пусть посмотрят. Хотя счастливее их это знание вряд ли сделает.

Из трех десятков огоньков шесть принадлежали мертвым уже оркам, еще девять — четырем лошадям, трем обитавшим в замке собакам и паре кошек. Хорошо, что сеть я настроила так, что та хоть мышек не замечала — интересно, Ти их усыпил? Кроме того, обнаружились пара конюхов, две кухарки и при них чумазый подросток неопределенного пола в жутких лохмотьях, несколько стражников, тощий храпящий в постели господин с напомаженной козлиной бородкой — наверное, дворецкий. Тиану бегло просмотрел воспоминания представителей местной популяции, после чего продолжающие спать управляющий и три стражника отбыли по телепорту в Мириндиэль — они видели хозяина и даже с ним говорили.

Мы обходили этаж за этажом. Я крутила головой по сторонам — обстановка богатая, солидная, говорящая о несколько консервативном вкусе владельца… и совершенно обычная. Если б не истончившаяся, фактически изничтоженная ткань эльфийских источников, никогда бы не подумала, что в этом месте что-то неладно. Ага, библиотека. Богато… и странное собрание свитков. Часть на орочьем, часть вообще фиг знает на каком. Куда б все это деть, чтобы потом разобраться?

«Шон, ты тут?»

«Ага! Ка-а-ак здесь интересно!»

«Давай заберем к нам книги?»

«Бель! Маги часто встраивают в гримуары маячки, чтобы избежать потери или краж. А то вешают и чего похуже… Пока все не проверим, домой такое тащить нельзя».

«А если на улицу куда-нибудь?»

«Украдут или погода попортит».

«А если туда, где нет погоды и воров?» — хихикнула я.

«Бель?!» — тройной возглас. Заинтересованный Шона и удивленные эльфов.

«Отправь их на Луну! Ты же говорил, что можешь открыть туда портал!»

«Бель! Ты гений!»

Тиану под руководством незримого Шона открыл портал, куда мы стали пихать книги целыми стеллажами, пока в библиотеке не осталось ничего, кроме голых стен. По ходу дела в одной из них обнаружился тайник с каким-то странным свитком, написанным, как мне показалось, на коже. Возможно, человеческой.

— Вы их куда? — поинтересовался Вэрис.

— На Луну, — пожал плечами Ти.

Шао захлопал глазами:

— Я не помню…

— …чтоб я был таким сильным, да, Шао? — блеснул белозубой улыбкой мой жених.

Мы с Аром проглотили смешки.

— А нам туда можно? — заинтересовался лорд Борден.

— Давайте потом. А то вернется хозяин, а гости на Луну погулять вышли… нехорошо! — усмехнулся Алсинейль, напомнив нам всем, зачем мы тут собрались.

Шон сообщил, что в дальнем тупике чувствует следы телепорта. А еще через минуту хихикнул, что поставил стазисную ловушку с сигнализацией — кто прыгнет, застынет, как муха в янтаре.

Я надеялась, что мы сможем отыскать еще и магическую лабораторию. Увы, ее здесь не было. Зато нашлась запертая и обвешанная охранными плетениями комната, в которой был кто-то живой. Я распутала уже столько плетений именно этого мага, что легко сама, без подсказок Шона, нашла нужные концы и обезвредила замораживающее заклинание. Ага, понятно, это не против врагов, а чтобы свои же слуги любопытные носы не совали. А сунут — будут стоять статуями до прихода господина.

Помещение оказалось темным, с зарешеченным изнутри и забитым наглухо снаружи окном. Центр комнаты занимала огромная кровать, на которой кто-то лежал. Остальные предметы обстановки можно было пересчитать по пальцам одной руки. Если убрать ложе, станет похоже на келью в монастыре Цецилии.

Арден с Тиану подошли к кровати и откинули шелковое одеяло. Девушка! Совсем раздетая — ничего, кроме длинных распущенных волос и цепи на ноге, ведущей к столбику кровати.

— Астер, пожалуйста, выйди отсюда! — обернулся ко мне Тиану.

Хотела спросить — почему? — но на лице эльфа будто маска застыла. Я знала, так он ведет себя только тогда, когда становится совсем плохо.

Повернувшись, прошла между расступившимися передо мной мужчинами, сделала несколько шагов по коридору и прислонилась спиной к стене. Сложить два и два я могла. Эта юная женщина — игрушка и наложница хозяина. И то, что увидел Тиану в ее голове, заставило его погнать меня прочь. Значит, дело совсем скверно.

Арден вышел и присел на корточки рядом со мной.

«Правильно поняла. Она приехала летом в гости к родне в соседнюю деревню и пошла с подругами за грибами. Как попала сюда — не помнит. Хозяин держал ее тут несколько месяцев. Насиловал и пытал. Пытал и насиловал. Сейчас Ти переправит ее в Лариндейль. Там вылечат и старьте шрамы, и душу. И еще — она знает о черном маге больше всех, хотя сама этого не понимает».

«Знаешь, я думала, что будет плохо… но сегодняшняя ночь… Как я смогу после этого спать спокойно?»

«Уж об этом не тревожься, — ласково улыбнулся Ар, — мы поможем. Знаешь, что интересно? Он называл девушку «Рени», хотя ее имя — Альма. И требовал все время повторять, что она сделала ошибку и любит только его».

Вот тролль горбатый! Этот черный маг не просто властолюбец, но еще и полный псих!

«А у него есть имя? Он как-то заставлял ее называть себя?»

«Нет, к нему она обращалась просто на «ты». Или господин».

Ясно, вздохнула я. Псих с плохо структурированным мышлением, хромающей логикой и гипертрофированной паранойей.

Мужчины, переговариваясь, вышли в коридор. Почему-то все они отводили от меня глаза, будто им было неудобно за то, что они узнали. Только Ти подошел, взял мою руку и приложил к губам. Я улыбнулась ему, сразу почувствовав себя лучше.

На лестнице в подвал нас ждали еще несколько ловушек. Я пока не видела их, как Шон, но угадывала, что что-то не так, еще до того, как приходило предупреждение от мага. Снова встроенные в стены арбалеты с болтами с парализующей дрянью, проваливающийся пролет лестницы, выскакивающие из пола отравленные шипы. Как я могу это ощущать, если они спрятаны?

«Бель! Ты — дракон, и твоя сила будет расти и расти. Однажды ты начнешь чувствовать окружающее пространство, как чешуйки собственной шкуры… Продолжай тренироваться — и все придет!»

Все равно не понимаю, как это возможно. Мистика какая-то!

Шон мысленно хихикнул.

Еще двух полуживых крестьянок мы нашли прибитыми к потолку над жертвенником. Аккуратно сняли, закрыли раны, через которые вытекала кровь, и отдали эльфийским магам Алсинейля. Тем хватило нескольких минут, чтобы налюбоваться на алтарь до конца жизни, и они до смерти были рады предлогу унести отсюда ноги куда подальше. Вот и отлично! Пусть вылечат девушек, узнают, где те живут, сотрут память о последних днях и вернут родным. А мы… мы опять будем чистить кровь, которой тут море разливанное.

Пока ставили защитный купол, я раздумывала — а надо ли его держать? Что лучше — сохранить замок неповрежденным или снести его к троллевой маме — как послание тому, кто захотел превратить жизнь в моей стране в кровавый кошмар? Нет, все же обойдемся без катаклизмов… Наверху спят кухарки и лошади, а они уж точно ни в чем не виноваты.

Ну вот, опять малый замкнутый объем, а мы так устали… Ну, кто будет бить? Я? Могу и я! Сил не достанет, так хватит злости! Ну, готовы, держитесь?

Взрыв был черным и жутким. Не мраком безлунной ночи или запредельной глубины, куда не проникает ни один лучик света, а масляной грязной жирной чернотой кипящего вара, до которого противно дотронуться и на который неприятно смотреть. Чем-то кошмарно завоняло. Давило так, что я наклонилась, а потом почти легла головой в сторону купола, упираясь ступнями в пол и зажмурившись от натуги. Снова помогали все. Алсинейль, Шао, Вэрис и Борден — они выложились до предела, чтобы усмирить пульсирующую горячечную тьму, рвавшуюся наружу. И это длилось, длилось и длилось… А когда кончилось, я не сразу поверила, что мы справились.

Это же был последний алтарь на землях Империи! Теперь моя страна чиста от этой скверны! Как должно быть, как желал отец и хочу я! Мы сделали это, мы смогли! Завизжав от радости, как девчонка, кинулась на шею Алсинейлю — он оказался ко мне ближе всех. Через секунду на нас напрыгнул Ти. Потом Ар. И Шао, который даже не стал спрашивать, можно ему или нет. Старшее поколение присоединилось мгновение спустя…

«Ти, подвинься! Дай вклиниться Шону, он тоже к нам хочет!»

«А если его кто случайно за нос схватит?»

«То я завизжу и скажу, что это был мой нос!»

Мм-м… А если сейчас слиться, никто ничего не поймет, а резерв все восстановим…

«Бель! Не рискуй, не надо…» — прижавшийся ко мне Шон был серьезен.

Не буду. Вот у кого интуиция от бога, точнее, от богини, так это у него. Но жаль…

Вздохнув — придется действовать обычным порядком! — предложила минутку посидеть на ступенях. Возражавших не было. Плюхнулись задами на камни… и Шон наложил стазис на всех, кроме Алсинейля. Тот покачал головой:

— Закончится все это — три дня спать буду!

— А у нас завтра зачет по защитной магии, — грустно пожаловалась я.

— Эй! Сейчас-то не спите, давайте сливаться и мотать отсюда! Кстати, я придумал, что сделать с замком! — подбодрил нас Шон.

Девятое слияние за одну ночь заставило повалиться нас всех на пол. И не потому, что мы были обуреваемы плотскими желаниями — просто ноги подгибались. Но то, что должно, мы сделали… Алсинейль помог мне подняться с Тиану, на которого я упала, и отвел под руку к ступеням. Я привалилась к стенке и почувствовала, что сейчас отрублюсь совсем. Эх-х! Чего бы такого стимулирующего сотворить? Вот спорим, если я исполню сейчас гимн святой Цецилии, проснутся все — даже мертвые орки? От этой мысли захихикала и решила, что до Галарэна продержусь.

В этот раз мы подождали все вместе, пока Арисий закончит свою службу. А потом, поддерживая друг друга, двинулись вверх по лестнице. Кстати, а зачем ногами-то идем? Мы ж летучие? Взлетела, потянув за собой Настоятеля. Тот благодарно расслабился. Следом поднялись в воздух остальные…

Снаружи Ар озвучил то, что предложил Шон, — гарнизона в замке не оставлять, всех жителей, от кухарок до конюхов вместе с лошадьми и собаками, прямо сейчас отправить в ближайшее село, наказав не возвращаться, а на замок накинуть контрольную сеть с сигнализацией. Если кто-то в нем появится — мы немедленно узнаем.

— Они же нас увидят! Опять, что ли, некромантами прикидываться?

— А что? Так даже лучше! — пожал плечами Шао.

— Бу-у! — завыла я, одновременно отращивая бороду и вращая красными глазами.

— Молодец. Страшно, — серьезно констатировал Ар.

Я обиделась и наколдовала прекраснейшему сыну дивного народа бородавку на нос. Шао заржал и добавил вторую. Ар укоризненно на него поглядел и сделал клыкастым и краснокожим. Причем воспользовался эльфийской магией, чтоб дракон сам снять морок не смог.

Борден смотрел на нас и чесал нос. По-моему, он прикидывал, что наша компания способна натворить в стенах подответственной ему Академии. Это он еще про Шона не знает!

В Галарэн мы попали только час спустя. Арисий снова поцеловал мне руку, улыбнулся добрыми усталыми глазами и шагнул в телепорт вслед за Тиану, который обещал доставить Настоятеля прямо к дверям Храма. Борден и Вэрис сообщили, что идут в ближайший трактир завтракать, но обязательно вернутся к семи. Шао посмотрел на полуобморочную меня, хотел что-то сказать, но раздумал, захлопнул рот и отбыл домой — отсыпаться. Он тоже собирался прийти вечером. Теперь остались только свои… Я улыбнулась Алсинейлю, потом подошла к Ару и тесно-тесно прижалась, обняв его за талию. Одной из причин, почему мне не хотелось расставаться с обликом Наринель, было то, что прекрасная эльфийка могла целоваться со своим женихом на людях сколько захочется.

Шон, наконец, стал видимым и тут же удрал на кухню — искать еду.

— Ну и что сейчас делаем? — поинтересовался Владыка.

— Моемся в проточной воде, это хорошо, чтобы смыть с себя скверну, а потом восемь часов спим. Проснувшись, все помогаем Тиану с готовкой — нам сегодня вечером прорву народа кормить! — оторвавшись от меня, ответил Ар отцу.

Подхватил меня на руки и понес в дом, в нашу купальню.

До бассейна мы так и не добрались, потому что с меня свалились штаны. И это не было происками лукавого эльфа, просто вдруг оказалось, что они на мне не держатся.

— Подожди! Не надевай! — Ар приподнял подол туники и упер длинный палец в выступающую тазовую кость. Потом перевел озабоченный взгляд на лицо. Сам поддернул вверх мои портки и снова поднял меня на руки. И потащил на кухню, где Шон занимался планомерным уничтожением заначенных в шкафу заранее нажаренных горячих котлет. Присел к столу, устроив меня на коленях, и, насадив на вилку котлету, попытался сунуть мне ее в рот.

— Ешь!

— Не хочу! Ар, я совсем не голодная… Поспала бы, а аппетита нет.

— Ешь! Ты себя видела? Не невеста, а живые мощи!

— А замуж я сейчас тоже не хочу, — меланхолично отозвалась я. — И есть не хочу.

Шон оторвал голову от тарелки и внимательно посмотрел на меня. Потом на Ара. И, ткнув мне в нос вилкой, сказал:

— Делай, что он говорит! Мы сегодня ночью вчетвером потеряли веса больше пуда. Последние четыре-пять раз, сливаясь, мы сжигали себя. Поняла?

Я обалдело захлопала глазами. Так вот откуда такие слабость, головокружение, упадок сил, апатия… Причем и есть уже не хочется. Только заносит на поворотах и клонит в сон. Ничего ж себе диета!

— А ты как думала? Если восстанавливаешь магическую ткань мироздания, на это нужна энергия. А откуда ее взять? — Шон сунул в рот очередную котлету.

Проникшись сказанным и напуганная перспективой менять весь гардероб, который сейчас должен висеть на мне, как на вешалке, отняла у Ара вилку и начала жевать еду, постепенно чувствуя, как вхожу во вкус. Арден тоже пододвинул к себе тарелку и начал наворачивать с неэльфийским аппетитом.

— А грибы есть? — поинтересовался Повелитель парой минут и пятком котлет спустя.

— Ага! Котелок супа на полке вон в том шкафу!

Ар посмотрел туда, куда указывал палец Шона, потом заглянул мне в лицо… и остался сидеть на месте. Чтобы не спускать меня с колен. Вроде бы мелочь… но именно из таких штришков, деталей складывается чувство, что тебя любят. Что нужнее и важнее тебя нет никого в мире, что за тебя отдадут все на свете — даже котелок любимого супа!

В дверях появился улыбающийся пошатывающийся Тиану. Еще одна жертва магических экспериментов! Да он выглядел лучше, когда спустился со снежного плато! Ар, по-прежнему не выпуская меня, подвинулся, давая кузену место за столом.

— Ти, суп достань, — попросила я.

— И котлет! — добавил Шон.

— И хлеба, вроде у нас есть еще один свежий каравай, — внес свою лепту Ар.

Ти шутливо закатил глаза и полез в шкаф. Оказалось, что готового провианта у моего жениха заначено, как у образцово-показательного запасливого гнома — на столе появился котелок горячего супа, тарелка с жареной рыбой, картофельный салат с острой приправой, свежий нарезанный хлеб, еще одна миска котлет… Вошедший Алсинейль только головой покачал, глядя на нашу оргию обжорства. Хотя после того, как Шон объяснил ему причину, взгляд Владыки стал озабоченным:

— Дракону Ардена это не повредило?

— Не, не должно, — мотнул челкой Шон. — Наоборот, я заметил, что если магичить, вычерпывая себя до конца, резерв потом делает рывок.

Я облегченно вздохнула… Меня тоже волновал вопрос, как скажется прошедшая ночь на росте Рассвета. Просто, если б не Нейли, я спросила об этом Шона потом, наедине.

Еще через полчаса мы спали… Одной кучей, тесно обнявшись, переплетя ноги и руки, перепутав пряди наших волос и смешивая дыхание. И почему-то казалось, что даже сны — а снилось мне озеро Полумесяца — были у нас сейчас общими.







Сейчас читают про: