Студопедия
МОТОСАФАРИ и МОТОТУРЫ АФРИКА !!!


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

Аллегория, которую использует Павел в 4-й главе Послания к Галатам, говоря о двух заветах, доказывает, что в христианскую эпоху закон не имеет к нам никакого отношения.




В 4-й главе Послания к Галатам Павел рассказывает о том, что у Авраама было два сына. Упомянув о том, что Измаила родила рабыня Агарь, а Исаака - свободная женщина Сара, и, подчеркнув, что первый "рожден по плоти", а второй - "по обетованию", Павел заявляет: "В этом есть иносказание. Это два завета: один от горы Синайской, рождающий в рабство, который есть Агарь, ибо Агарь означает гору Синай в Аравии и соответствует нынешнему Иерусалиму, потому что он с детьми своими в рабстве; а вышний Иерусалим свободен: он - матерь всем нам" (Гал. 4:24-26).

Бог дал Авраму обетование о том, что у него родится сын. Аврам поверил этому обетованию, и Господь "вменил ему это в праведность" (Быт. 15:6). Для Аврама это обетование имело огромное значение - ведь Бог обещал ему также, что "благословятся в семени твоем все народы земные" (Быт. 26:4; см. Быт. 12:3). Однако, по всей видимости, его вера, а также вера его жены Сары, которая долгое время была бесплодна, стала постепенно ослабевать. Она посоветовала ему взять в жены Агарь и продлить свой род, однако Господь сказал ему, что рожденный от этой связи Измаил не является исполнением Божественного обетования о сыне и ему еще предстоит исполниться.

Соотнеся этот исторический эпизод с современным опытом галатийских христиан, которые собственными усилиями пытались добиться обещанного небесного спасения , ("наблюдаете дни, месяцы, времена и годы" (Гал. 4:10), он заявляет, что в данном случае речь идет об "иносказании", образном описании "двух заветов".

В этом иносказании Агарь означает Синай. Она была рабыней, и поэтому ее детям тоже надлежало оставаться в том же самом качестве. Кроме того, она символизирует нынешний Иерусалим, "потому что он с детьми своими в рабстве". С горы Синай был возвещен старый завет. Каким образом можно сказать, что он является заветом, "рождающим в рабство"? Все комментаторы Библии, включая апостола Петра, едины в том, что наш брат Павел порой писал вещи, трудные для понимания, и тому примером является Послание к Галатам. Тем не менее мы считаем, что рас сматривать ветхий завет как "рождающий в рабство" можно по двум причинам.

1. Обряды многочисленных жертвоприношений, праздников и прочие ритуалы, с помощью которых израильтяне выражали свое желание освободиться от греха (нарушение нравственного закона), становились для них все более невыносимыми, по мере того как раввины постоянно их усложняли и разнообразили. На Иерусалимском соборе руководители раннехристианской Церкви впервые подвергли формальному рассмотрению точку зрения некоторых иудеев, утверждавших, что "должно обрезывать язычников и заповедовать соблюдать закон Моисеев" (Деян.15:5). На это Петр ответил так: "Что же вы ныне искушаете Бога, желая возложить на выи учеников иго, которого не могли понести ни отцы наши, ни мы?" (Деян.15:10).




По-видимому, этот вопрос представляет собой смысловую параллель тому, что Павел спрашивает у галатов: "Ныне же, познав Бога, или, лучше, получив познание от Бога, для чего возвращаетесь опять к немощным и бедным вещественным началам и хотите еще снова поработить себя им? Наблюдаете дни, месяцы, времена и годы" (Гал. 4:9,10).

В данном случае "порабощение", о котором говорит Павел, позволяет истолковать его слова о том, что

Синайский завет "рождает в рабство". Приведем комментарий этого отрывка: "Религиозная жизнь иудаизма состояла из рабского послушания букве закона, толкуемого раввинами с помощью бесконечных мелочных правил, точное соблюдение которых тяготело над совестью его приверженцев как выражение истинного благочестия" (Pulpit Commentary).

2. Можно считать, что нравственный закон, являющийся средоточием как ветхого, так и нового заветов, приводит человека к рабству, если тот пытается соблюдать его своими силами. "Закон производит гнев", - говорит Павел (Рим. 4:15). Почему? Павел объясняет так: "Я жил некогда без закона; но когда пришла заповедь, то грех ожил, а я умер" (Рим. 7:9). Но разве можно назвать человека свободным, если он мертв во грехе? Вот что говорит Павел: "Неужели вы не знаете, что кому вы отдаете себя в рабы для послушания, того вы и рабы, кому повинуетесь, или рабы греха к смерти, или послушания к праведности?" (Рим. 6:16).



Каким образом те, о ком говорит Павел (то есть те, кто представляет собой "нынешний Иерусалим... с детьми своими"), могут надеяться на освобождение от рабства? Ответ прост: перейдя от ветхого завета к новому.

Развивая свое иносказание, Павел возвещает, что в противоположность тем, кто "в рабстве", "вышний Иерусалим свободен: он - матерь всем нам". В Послании к Евреям Павел так обыгрывает этот образ: "Вы приступили не к горе [Синай], осязаемой и пылающей огнем... но вы приступили к горе Сиону и ко граду Бога живого, к небесному Иерусалиму и тьмам Ангелов, к торжествующему собору и церкви первенцев, написанных на небесах, и к Судии всех - Богу, и к духам праведников, достигших совершенства, и к Ходатаю нового завета - Иисусу, и к Крови кропления, говорящей лучше, нежели Авелева" (Евр.12:18-24).

Не вдаваясь в подробное рассмотрение образов, которые могли бы нас увести в сторону от нашего конкретного вопроса (вопроса о вечности Декалога), мы можем просто сказать, что в данном случае Павел описывает состояние тех, кто живет в условиях "нового завета". Мы уже выяснили, что у живущих в условиях "нового завета" Закон Божий написан в сердцах. В этом же отрывке, используя! ряд противопоставлений и сравнений, Павел подчеркивает, что послушание Божьему гласу по-прежнему сохраняет первостепенное значение.

1. "Не к горе [Синай]" 1. "Вы приступили к горе Сиону .. К небесному Иерусалиму"
2. "Пылающей огнем" 2. "Бог наш есть огонь поядающий"
3. Моисею, ходатаю ветхого завета 3. "И к Ходатаю нового завета Иисусу"
4. "И гласу глаголов" [Глас Божий, повелевающий послушание] 4. "Смотрите, не отвратитесь и вы от говорящего" .
5 "Если те, не послушав глаголавшего на земле, не избегли наказания" 5. "То тем более не избежим мы, если отвратимся от Глаголющего с небес"
6. [К крови кропления жертвенных животных, принесенной задолго до этого крови "Авелевой" 6. "К Крови кропления, как говорящей лучше, нежели Авелева" [кровь Христа]
7. "Которого глас тогда поколебал землю" 7. "Еще раз поколеблю не только землю, но и небо"

Уверовав в Божье обетование, которое гласит, что Бог напишет Свой Закон в наших сердцах, мы начинаем жить в условиях нового завета и, переставая быть "по природе чадами гнева, как и прочие" (Еф. 2:3), становимся детьми обетования. Данный образ вполне уместен. Благодаря жертве нашего Господа, а также верою приняв Божье обетование новозаветных взаимоотношений, мы становимся Божьими детьми. Исаак тоже родился по обетованию, став ответом на веру Авраама. Связав обе идеи, Павел достигает кульминации своего иносказания, говоря: "Мы, братия, дети обетования по Исааку". Авраам поверил в Божье обетование, и это ему вменилось в праведность. Точно так же нам вменяется в праведность наша вера в обетование Бога. Благодаря этому мы обретаем истинную праведность, праведность нового завета.

Но почему Господь дал Свое обетование Аврааму? "За то, что Авраам послушался гласа Моего и соблюдал, что Мною заповедано было соблюдать: повеления Мои, уставы Мои и законы Мои" (Быт. 26:5).

А как обстоят дела с теми, кто в буквальном смысле ожидает, что их возьмут в "вышний Иерусалим"? "Здесь терпение святых, соблюдающих заповеди Божий и веру в Иисуса" (Откр.14:12).

Итак, в Послании к Галатам Павел не учит, что можно освободиться от Закона Божьего. Он говорит о свободе от рабства греху, свободе от нарушения Закона Божьего, которая становится возможной благодаря Иисусу Христу и новозаветным отношениям.





Дата добавления: 2015-07-21; просмотров: 383; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Студент - человек, постоянно откладывающий неизбежность... 10933 - | 7419 - или читать все...

Читайте также:

 

18.232.51.247 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.003 сек.