double arrow

Творческий путь А. Блока.


Как известно, А. Блок разделил свою лирику на три книги, каждая из которых знаменовала определенный этап творческого пути и была посвящена определенному кругу мыслей и чувств. Все книги составляли «трилогию вочеловечения». Так сформулирована поэтом цель творческого пути — вхождение в человечество при помощи стихов. Мы рассмотрим этот нелегкий путь с самого начала.

Лирический герой первого тома — человек, полностью оторванный от грешной земли. Конечно, все жизненное и житейское имеет смысл, но лишь постольку, поскольку через него просвечивает Вечное и Небесное. Средоточием всего Вечного и Небесного является образ Прекрасной Дамы. Прекрасная Дама — «царица чистоты», «Вечерняя Звезда», «Закатная Таинственная Дева», «лазурью золотою просиявшая навек». Прекрасная Дама никогда не появляется наяву, но состояние ожидания.

Эта устремленность к высшему, порыв к Вечности рождает полный произвол и путаницу в отношении к реальности жизненной. Пример тому — пять линий Васильевского острова, властной рукою поэта превращенных в «пять изгибов сокровенных добрых линий на земле». И можно, конечно, и дальше упиваться собственным могуществом, способностью «увидеть дантову Беатриче в сологубовской Недотыкомке» (А. Блок). Но нельзя не видеть здесь опасности, ведь поэзия питается действительностью, и разрыв этой корневой системы обескровливает поэзию.




В устремленности к обыденности, повседневности — пафос второго тома блоковской лирики. Вначале это — разная чертовщина сборника «Пузыри земли» («твари весенние», «болотные чертенятки», русалки). В них поэт прозревает сокровенную, потаенную, жуткую сущность жизни, мистической и земной одновременно. А далее — обыденные приметы «страшного мира», которые видятся с беспощадной четкостью.

А. Блок назвал этот путь путем «из лирики — в трагедию», прекрасно понимая, что этот путь прежде всего выводит из одиночества в общечеловеческое бытие. Трагическое миросозерцание реализуется в третьем томе. Сохранить и удержать сияющий мир красоты и гармонии как нечто отдаленное от «горестной земли» — невозможно. Но и потеря его равносильна потере себя и жизни, пока жив человек, «в сердце первая любовь жива — к единственной на свете». Осознавая эту трагическую безысходность, очень важно увидеть открываемое ею творческое состояние.

39. Акмеизм - "петербургская школа" в русской поэзии.


Акмеизм — одно из модернистских течений в русской поэзии 1910-х годов, сформировавшееся как реакция на крайности символизма.

Основные принципы акмеизма:

— освобождение поэзии от символистских призывов к идеальному, возвращение ей ясности;

— отказ от мистической туманности, принятие земного мира в его многообразии, зримой конкретности, звучности, красочности;



— стремление придать слову определенное, точное значение;

— предметность и четкость образов, отточенность деталей;

— обращение к человеку, к «подлинности» его чувств;

— поэтизация мира первозданных эмоций, первобытно-биологического природного начала;

— перекличка с минувшими литературными эпохами, широчайшие эстетические ассоциации, «тоска по мировой культуре».

Акмеисты, пришедшие на смену символистам, не имели детально разработанной философско-эстетической программы. Но если в поэзии символизма определяющим фактором являлась мимолетность, сиюминутность бытия, некая тайна, покрытая ореолом мистики, то в качестве краеугольного камня в поэзии акмеизма был положен реалистический взгляд на вещи. Туманная зыбкость и нечеткость символов заменялась точными словесными образами. Слово, по мнению акмеистов должно было приобрести свой изначальный смысл.

Акмеизм как литературное направление объединил исключительно одаренных поэтов — Гумилева, Ахматову, Мандельштама, становление творческих индивидуальностей которых проходило в атмосфере «Цеха поэтов». История акмеизма может быть рассмотрена как своеобразный диалог между этими тремя выдающимися его представителями. Вместе с тем от «чистого» акмеизма вышеназванных поэтов существенно отличался адамизм Городецкого, Зенкевича и Нарбута, которые составили натуралистическое крыло течения. Отличие адамистов от триады Гумилев — Ахматова — Мандельштам неоднократно отмечалось в критике.







Сейчас читают про: