double arrow
Разделы Речи Посполитой.

Мы начали свой рассказ о внешней политике России в предыдущем па­раграфе с обострения ситуации в Речи Посполитой в 60-е гг. XVIII в. Как развивались «польские дела» в 1770—1790-е гг.?

В ходе первой русско-турецкой войны начался фактический раздел Польши. Россия, занятая сражениями на юге, не могла ему противосто­ять. Это понимала и императрица, написавшая в письме к Дидро: «Если бы я могла еще отказаться от раздела, я охотно бы это сделала».

Первый раздел Польши.Еще в 1770 г. Австрия и Пруссия ввели свои войска в Польшу. Конвенция (соглашение) 1772 г. отдавала Австрии Галицию; Пруссии — часть собственно польских земель у Балтий­ского моря (часть так называемого «балтийского коридора», ведущего из Пруссии в Восточную Пруссию) и некоторые территории во внутренней Польше; Россия получила Восточную Белоруссию.

Территория формально независимой Речи Посполитой таким образом сильно уменьшилась. Страна стояла на пороге гибели.

Польские патриоты осознавали это и пытались спасти свою державу. Было ясно, что одной из главных причин польской трагедии является не­совершенное государственное устройство, позволяющее аристократам и шляхетству законно создавать вооруженные конфедерации, обращаться за помощью за рубеж, когда им не нравится политика центральной власти или действия выборного польского короля.

Реформы в ПольшеВ 1791 г. патриоты приняли на Сейме новую консти­туцию. Она ликвидировала старинное деление Речи Посполитой на Польшу и Литву и провозгласила единое королевство. Бы­ла усилена королевская власть, запрещены враждебные ей конфедерации. Поскольку православные и протестанты часто оказывались союзниками России и Пруссии, конституция провозглашала государственной религи­ей католицизм. Основные привилегии дворянства, в частности крепост­ное право, были сохранены. Это означало, что крестьяне, составлявшие основную часть польского населения, ничего нового и существенного для себя не получали. Рассчитывать на их активную защиту польского госу­дарства не приходилось, да гордые шляхтичи и не собирались рассчиты­вать на народ — к простолюдинам они испытывали презрение.




Участники первого раздела Польши не желали допустить возрождение этой страны. Русские и прусские войска вступили в границы Польши, а некоторые православные дворяне, а также магнаты и шляхтичи, недо­вольные усилением центральной власти, организовали прорусскую кон­федерацию.



Второй раздел и движение Костюшко.В январе 1793 г. русско-прусский договор привел ко второму разделу Польши. К Пруссии отошли города Гданьск, Торунь, Познань; к России — Правобережная Украина и Цент­ральная Белоруссия.

Ответом на это неприкрытое иноземное насилие явилась освободитель­ная война против Пруссии, России и Австрии под руководством знамени­того польского генерала, героя борьбы за независимость Североамерикан­ских штатов от Англии Тадеуша Костюшко. В марте 1794 г. поднялась Польша, а в апреле — Литва. Костюшко обещал отмену крепостного пра­ва, и это привлекло в его армию простых людей. Дух польско-литовской армии был высок, но вооружение и организованность оставляли желать лучшего. Когда на войско Тадеуша Костюшки обрушился А.В.Суворов с закаленной в боях русской армией, исход войны стал быстро ясен. Рус­ские захватили варшавский пригород Прагу. Поляки потеряли лидера — Костюшко попал в плен.

Третий раздел.В 1795 г. произошел третий раздел Польши. Австрия­ки захватили Сандомир, Люблинское и Хелминское воеводства; пруссаки — Краков; русские — Западную Белоруссию, Во­лынь, Литву. К России отошло в то время и прибалтийское герцогство Курляндия.

Таким образом, длительная борьба России за Прибалтику и присоедине­ние православных украинских и белорусских земель была завершена. Раз­делы Польши безусловно укрепили политические, военные и экономиче­ские позиции Российской империи, хотя нельзя отрицать, что сделано это было в ущерб польско-литовскому государству, которое было стерто с ев­ропейской карты. В мировой политике «безумного и мудрого» XVIII в. по­беждала исключительно сила, только с силой считались все государства, действовавшие на европейской сцене.






Сейчас читают про: