double arrow

Модель «Ю»


Если мы говорим о первой по силе, наиболее развитой психической функции типа личности, то можно обнаружить и вторую, третью и т. д. Таким образом мы определяем место, которое функция может занимать в психике. Иначе говоря, мы вводим для функций «ячейки» в модели. Оказывается, можно на время забыть о существовании конкретных функций и рассмотреть те общие их особенности, которые проявляются, когда они оказываются на месте первой, второй и т. д. по развитости и силе. Когда мы это сделаем, то получим удобный шаблон, в ячейки которого можно подставлять в определенном порядке разные психические функции и получать теоретические модели типов (Правильно говорить, например, так: «в первой функциональной ячейке у такого-то типа сомэндостатив», но это довольно длинно, и мы будем применять сокращенные варианты: «у такого-то типа в первой ячейке сомэндостатив», «в первой — сомэндостатив», или даже так: «сомэндостатив — первая функция этого типа».).

Первая функциональная ячейка.

Функция, оказавшаяся в первой ячейке, — самая сильная. Информация по ней воспринимается наиболее тонко и осознанно. Способность к запоминанию здесь почти абсолютна, и это вполне понятно, так как именно соответствующей функцией ее обладатель пользуется чаще, чем любой другой. Уверенное владение информацией означает уверенность в себе по соответствующему аспекту, уверенность настолько сильную, что человек часто берется решать не только свои проблемы, но и чужие — и, как правило, небезуспешно. Функция в первой ячейке очень «памятливая»: человек может воспроизвести большую часть того, с чем он сталкивался по этому аспекту, в том числе и лучшие из известных ему стандартов; он практически всегда уверен в правильности своего восприятия. Первая функция определяет мораль и устремления человека, логику его поступков и отношений, наличие или отсутствие у него ощущения полноты жизни, а также характер времяпрепровождения.

Пример из жизни. У некой девушки (назовем ее Татьяной) в первой ячейке сомэкзостатив. Она всегда хорошо одета, даже несколько лучше, чем это позволяет ей материальное положение. Татьяна знает цену всякой вещи и никогда не переплатит за нее, не умеет быть слабой или безынициативной. Не постесняется надеть то, что ей нравится. Ее удивляют безвольные люди, она не понимает, как таким можно быть. С другой стороны, Татьяна всегда оценит по достоинству проявленные другими инициативу и силу воли, сама активна до удивления... Это описание вам кого-то напоминает, не правда ли?

То, что свои взаимоотношения с миром человек стремится подчинить нуждам своей первой функции, определяет его основные жизненные цели. Поэтому первую функцию называют также функцией «цели».




Сейчас мы не будем подробно останавливаться на том, какие правила определяют подстановку функций во вторую и все последующие ячейки в зависимости от первой. Это станет ясно позднее, когда мы будем рассматривать модель «А». Отметим только, что если в модели «Ю» функция из первой ячейки соматичная, то все остальные — релатичные.

Вторая функциональная ячейка.

Если первую называют функцией «цели», то вторую можно по аналогии именовать функцией «средства». Человека здесь интересует не столько как устроен мир, сколько как он должен быть устроен, чтобы удовлетворять придирчивую первую. Скажем, если у представителя некоего типа в первой ячейке сомэкзостатив, а во второй — релэндостатив, то он, исходя из материальных и эстетических потребностей людей (сомэкзостатив), создает новые этические нормы (релэндостатив). Он также, благодаря своему умению общаться и добиваться от людей желаемого (релэндостатив), распределяет материальные ценности (сомэкзостатив). Если же в первой ячейке та же функция, что и в только что приведенном примере, а во второй — релэкзостатив, то получается тип с совершенно другой социальной ролью: он создает уже не этику, а новые правовые нормы (релэкзостатив), он не распределитель, а организатор нового производства, промышленник.

Недостаток информации (по сравнению с первой) по этой функции может в хороших условиях с лихвой возмещаться буйством фантазии, нестандартным творчеством.

Один из героев Драйзера, финансист Каупервуд, как и девушка из приведенного раньше примера, имеет в сильных функциональных ячейках сомэкзостатив, но не в первой, а во второй. В первой же у Каупервуда — релэндостатив. И поэтому его цель — установить такую систему отношений, которую он сам считает наиболее правильной; он осознает и стремится удовлетворить все свои желания (релэндостатив) (недаром эта трилогия называется «Трилогия желания»). Для достижения этих целей Каупервуд и использует вторую функцию: он создает себе с потрясающей изобретательностью значительный капитал, строит прекраснейшие дома, руководствуясь чрезвычайно нестандартным вкусом. Но недостаточно твердое владение информацией по второй иногда сказывается, поэтому Каупервуда постоянно преследуют срывы. Однако он легко и непринужденно выходит из всех, казалось бы, совершенно безнадежных ситуаций и увеличивает свой капитал, проявляя неиссякаемую изобретательность.



Третья функциональная ячейка.

Функция, попадающая в третью ячейку, оказывается слабой по сравнению с первыми двумя. Если там критика воспринимается более-менее нормально и есть, что на нее возразить, то по третьей замечания воспринимаются болезненно. Происходит это, потому что функция третьей ячейки бедна информацией, и возразить критикующему, защитив тем самым себя, практически нечего. Ни умений, необходимых для нормальной жизни, ни видения перспективы, ни возможности отличить важное от второстепенного здесь обычно не бывает. В лучшем случае человек обеспечивает свои собственные потребности, на чужие проблемы его просто не хватает.

Скажем, у уже упоминавшегося типа с сомэкзостативом в первой и релэндостативом во второй функции или у типа с сомэндостативом в первой и релэндостативом во второй с умением общаться все в порядке, но логика нередко создает довольно тяжкое впечатление. Это сфера болезненной самооценки. Такой человек может переживать по поводу мнимой или действительной неправильности своих рассуждений, неумения применять правила и т. п. Любая объективная оценка его логики, независимо от того, положительна она или отрицательна, может надолго выбить из колеи.

Сомэкзостатив в третьей ячейке у типа, к которому принадлежит князь Мышкин из романа Достоевского «Идиот». Да, он может выглядеть волевым и сильным, но это получается у него совершенно случайно, он не может этого не только использовать, но и контролировать. Поэтому нередко в литературоведческих статьях князя Мышкина называют слабым и безвольным.

Четвертая функциональная ячейка.

Это последняя, самая слабая функция модели. Иначе она называется внушаемой. Слабость функции в первую очередь означает малую осознанность того, что происходит по соответствующему аспекту. По четвертой функции человек практически никогда не имеет твердого личного мнения. В большинстве случаев принимает чужое и даже рад, если есть кого послушаться. Рад, потому что в собственном состоянии при отсутствии посторонней помощи разобраться не может, становясь потихоньку запущенным и потерявшимся. Поэтому даже самая острая критика, содержащая конструктивные элементы, воспринимается как забота.

Если в первой функции у какого-то человека сомэкзостатив, то в четвертой — однозначно релэндодинамив. История подарила нам прекрасный пример, характеризующий такое сочетание. К типу с сомэкзостативом в первой и релэкзостативом во второй относился В. И. Ульянов (Ленин) — он был настолько мощным (сомэкзостатив) политиком (релэкзостатив), что сумел перевернуть политический строй в России — одной из величайших держав мира и стать ее руководителем. Вряд ли у кого-либо из знающих его биографию возникнет мысль о том, что он плохо управлялся со своим личным временем. Но что касается его умения предвидеть дальние последствия своих действий, то они не были эквивалентны его сильным функциям. Результаты этой недальновидности ощутили на себе сотни миллионов людей.

У Пьера Безухова из «Войны и мира» четвертая — сомэкзостатив. Нередко на страницах романа можно встретить упоминание о его запущенном внешнем виде. Он, как и князь Мышкин, не производит впечатления сильного и волевого человека, но не стесняется этого. Костюмы его, похоже, сделаны из какой-то мешковины. Ну а если на нем дорогой костюм, то неуверенность и неумение держаться портят все впечатление. Трудно не заметить, с каким удовольствием он вручает заботу о своем внешнем виде Наташе Ростовой (сомэкзостатив в первой).

Если первая и вторая функции являются, вследствие своей силы, зоной активного вмешательства человека в дела социума, то третья и четвертая — зоной активного вмешательства социума в его дела. Если по «сильным» функциям он сам творец своего счастья и несчастья, то по «слабым» — игрушка в руках обстоятельств. Очевидна взаимосвязь между сильными и слабыми функциями. Ее проявления можно найти во всем: ведь чем меньше человек заботится о социуме, тем меньше социум заботится о нем, и наоборот.

Важное замечание. Аспектон есть система классификации информации о чем угодно. Аспектон объективен. Соответствующие аспектам функции — атрибут психики. Поэтому теория, которая излагается в этой главе, имеет гораздо менее общий характер, чем теория аспектов. Здесь говорится о том, как психика обрабатывает информацию, имеющую аспектную природу. Наиболее фундаментальное открытие модельной теории — то, что различные функции у одного и того же типа работают в различном режиме. Столь же важно, что существуют «ячейки», в которые могут попадать функции. Таким образом, зная, как проявляется сомэкзостатив в первой, можно, с одной стороны, предсказывать, как будет проявляться у того же типа релэндодинамив. С другой стороны, можно предсказывать, как будет проявляться релэндодинамив у того типа, у которого он в первой ячейке. Потому что существуют общие свойства первой ячейки для любой попадающей в нее функции. Поистине удивительно, что, зная, как один распоряжается деньгами, мы можем прогнозировать, как другой распоряжается временем.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: