double arrow

У врат «Цитадели»



Выйдем вперед,

Ринемся в бой,

Где наши друзья

Удары наносят.

Сага о Ньяле.

Перед самым началом операции Цитадель один из фюреров 1-й танковой дивизии СС ЛАГ оставил в своем дневнике следующую запись: «Из соображений секретности нам было запрещено передвигаться в дневное время… но теперь время ожидания прошло… Снаружи, за стенами командного бункера, чертовски холодно. Небо затянуто черными тучами и льет проливной дождь... только что началась артподготовка. Даже здесь, глубоко под землей, я ощущаю ее мощь».

Как известно, в России летом светает очень рано. Соответственно, и операция Цитадель началась уже в 3:30 5 июля 1943 года. По расчетам, она должна была продлиться до 6 часов. Еще один чин дивизии ЛАГ записал в своем дневнике «Я увидел, как наш командирский «Тигр» взревел и почти исчез в странной серебристо-серой траве, которой заросло все поле. Наша минная команда отмечала мины иванов, ложась в траву рядом с ними – таким образом, саперы своими телами обозначали проход. Красные расставили по всему полю тысячи мин».

Первые оборонительные рубежи советских войск были преодолены без особых усилий. Части дивизии ЛАГ стремительно продвигались вперед, окружая и сметая со своего пути неприятеля. Но это продрожалось недолго. Очень скоро в полную силу заработала советская тяжелая артиллерия и начали рваться мины, усеявшие местность частой и смертоносной сетью. Германские войска повсюду наталкивались на глубоко эшелонированную и пребывавшую в полной боевой готовности советскую оборонительную систему, которую приходилось захватывать шаг за шагом. Территориальнеые приобретения оказались самыми минимальными. На южном участке фронта атакующим германцам удалось продвинуться всего лишь на 18, а на северном – лишь на 10 километров. Поскольку германское наступленне не было для советского командования чем-то неожиданным, оно хорошо подготовило оборону, и прорвать позиции Красной армии германцам не удалось. Они дали втянуть себя в гигантских масштабов битву военной техники, невыгодную для более слабой в численном и материальном отношении германской стороны.




Первый день наступления в равной степени принадлежал как танкистам, так и пехоте. Шедший на острие наступления частей Лейбштандарта СС Адольфа Гитлера головной тяжелый танк «Тигр I» оберштурмфюрера СС Михаэля Виттмана, сошелся в чистом поле с группой советских средних танков «Т-34», продвигавшихся при поддержке красной пехоты. В бой сразу же включились другие «Тигры» дивизии Лейбштандарт, подоспевшие на помощь экипажу Виттмана. О высоком боевом духе (как, впрочем, и о самонадеянности) экипажей танков ЛАГ наглядно свидетельствовал следующий эпизод. В самый разгар танкового боя среди лейбштандартовских «Тигров» под грохот башенных орудий и треск пулеметных очередей внезапно появился автомобиль командира дивизии Лейбштандарт генерал-майора Теодора Виша. Один из командиров эаипажей, высунувшись по пояс из башни своего танка, приветствовал Виша возгласом: «Вперед, на Курск!». К концу дня Михаэль Виттман доллжил об уничтожении 8 танков и 7 противотанковых орудий неприятеля. И этим его подвиги не ограничились.





Сейчас читают про: