double arrow
Равновесие между вооружением и моралью.

Есть много видов, вооружение которых так сокрушительно, а приемы применения столь молниеносны, что настоящая боевая стычка между соперниками закончилась бы смертью одного из них, а то и обоих. Вспомните хотя бы ядовитых насекомых и змей. Поэтому не удивительно, что естественный отбор вырабатывает у подобных видов запрет применять оружие во внутренних стычках. Систему инстинктивных запретов, ограничивающих поведение животных, этологи, вслед за Лоренцом, называют естественной моралью.

Хорошо вооруженные животные могут долго угрожать друг другу, а когда один из них устает, он резко меняет позу, подставляя противнику для коронного боевого удара самое незащищенное место. Моральный запрет срабатывает у победителей как удар тока: весь его гневный пыл испаряется, он отворачивается от противника и прячет оружие. Так гордый мальчишка, чувствуя, что он проиграет стычку, вдруг закладывает руки за спину, поднимает лицо к победителю и кричит: На, бей!. В отличие от волка или змеи человек в ответ может и ударить.

Проанализировав много видов, Лоренц более 50 лет назад сделал потрясающий по простоте вывод: у сильного животного бывает сильная мораль, у слабого слабая. Человек по своей естественной истории очень слабо вооруженное животное, даже укусить (в отличие от обезьяны) и то толком не может. Поэтому у человека изначально слабы инстинктивные запреты, слаба естественная мораль.






Сейчас читают про: