Студопедия
МОТОСАФАРИ и МОТОТУРЫ АФРИКА !!!


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

Вздутие живота (метеоризм)




Вздутие живота, несомненно, один из самых распространенных симптомов. Он не представляет опасности с медицинской точки зрения и важен скорее в общественном контексте. Однако в этом симптоме можно увидеть важное послание. Ведь речь идет об испускании отвратительных зловонных газов. Самому человеку, подверженному метеоризму, этот процесс приносит заметное облегчение – так же, как другим рвота приносит облегчение при тошноте. Причина отвратительного запаха, чувствительного и для самого человека, и для его окружения, связана с происхождением этих газов.

Отношение к испусканию газов как к чему-то недопустимому и неприличному характерно не для всех эпох и культур. Известно, что отец Реформации Лютер спрашивал своих сотрапезников прямо за накрытым столом: «Почему вы не рыгаете и не пускаете газы? Вам не нравится пища?» В некоторых странах Востока и сегодня испускание газов после еды является признаком хорошего самочувствия, а также способом показать хозяину, что еда была превосходной. От каждой трапезы «демоны подземелья» получают свою долю. Одни люди относятся к «демонам» доброжелательно – видимо, потому что воспринимают как благо существование всей нижней части живота; другие же стыдятся их – так же, как стыдятся и самого существования этого «нижнего мира».

Но отношение к газам иной, не столь обыденной, природы не столь однозначно. Речь идет о газообразовании, сопровождающем особые нарушения в работе толстого кишечника. При определенных условиях здесь могут начаться процессы гниения, оказывающие ощутимое влияние на качество газов. При нарушениях в приеме и переработке пищи углеводы и белки могут попасть в толстый кишечник непереваренными. Чаще всего такое нарушение пищеварения привычно для организма и обусловлено перееданием и/или недостаточно тщательным пережевыванием пищи.

Предположим, человек предпочитает здоровую пищу – например, мюсли из цельного зерна. Если он недостаточно хорошо их прожует, зерна попадут в желудок почти целыми. После того как они столь успешно противостояли амилазе слюны во рту, велики шансы, что им удастся «не пострадать» и от воздействия желудочного сока. В конце концов мюсли непереработанными попадут в толстую кишку и будут вовлечены в процесс брожения (станут «пищей для демонов»). Если человек не приносит жертву богам осознанно, например, через распространенный во многих местах обычай символически оставлять им часть пищи, то они (боги) взимают свою часть «принудительно», когда человек этого даже не осознает. При переедании и/или жадном поедании пищи, когда проглоченными оказываются целые куски, они получают свою долю в виде обильных непереваренных остатков пищи. В результате человек «радуется лакомому куску», издавая громкие звуки, которые исходят вовсе не из его уст. В медицине это явление называется сонорным метеоризмом. Сонорный метеоризм возникает в результате брожения углеводов в толстом кишечнике. Если же существуют нарушения в процессе переваривания белков (они также могут быть связаны с «неаккуратным» поглощением пищи), в толстой кишке начинаются гнилостные процессы, сопровождающиеся относительно тихим, но весьма зловонным метеоризмом.




Чтобы прояснить природу симптома, мы должны вспомнить о «героическом пути» пищи. Итак, наш герой имеет шанс возродиться к новой жизни, только если подвергнется разложению. Если же он избежал острых зубов и кислых пищеварительных соков, то становится понятным, что он проскочил мимо мужской марсианской стихии и не извлек никаких уроков из своей «героической эпопеи». При столь плохой подготовке велика вероятность того, что он не позволит женским щелочным силам выщелочить себя в двенадцатиперстной кишке. В тощей кишке он еще может «одуматься» и сделать решительный шаг в сторону новой жизни, пожертвовав своей энергией. Но здесь его встречают стражи и, оценив степень его подготовленности (= переработанности), отправляют к воротам преисподней, которые впустят любого отверженного. Образно говоря, наш герой должен быть заживо съеден демонами. Пища будет находиться в плену у существ подземного мира, пока они не высосут из нее всю жизненную энергию, которой осталось слишком много для столь поздней стадии пути. Однако для высших уровней жизненных процессов эта энергия уже непригодна и бесполезна.



Предпосылкой для переваривания, не приносящего излишней дани «демонам», является тщательная обработка пищи на каждом этапе, то есть последовательное смиренное прохождение через все этапы полярности. Это возможно, если не щадить себя во взаимодействии с мужскими и женскими силами – как при символическом «поедании мира», так и при обыденном приеме пищи. В противном случае все непереваренное осядет в тени, и демонам придется «изрядно попотеть» над тем, что мы отказались сделать самостоятельно и вовремя.

Физическая способность переваривать символизирует душевную способность к интеграции – переработке и принятию чего-либо внутрь себя. Все, что мы не интегрируем (хоть и поставили перед собой такую задачу в процессе еды), становится пищей для демонов в царстве тени. Если мы едим, но не принимаем пищу как должно, мы, образно говоря, «посылаем ее к чертям». Все, что мы отвергаем и изолируем, становится нашим врагом.

Интересно, что симптом вздутия впечатляющим образом проявляется у многих вегетарианцев. Особенно у тех, кто не только без всякой нужды отказывается от мяса, но еще и объявляет всех, кто мясо ест, глупцами, злодеями и т. п. Некоторые из таких людей находятся в состоянии войны и с зерновыми, так как не способны их интегрировать. Агрессия, скрывающаяся за преувеличенно мирным поведением и «едой без насилия» (в теневом варианте это равносильно затруднениям при кусании и жевании), вырывается наружу в сопровождении зловония. Человек пахнет невыносимо и для себя, и для других. Но зачастую вегетарианец настолько не способен дать выход накопившейся агрессии, что испускает зловонные волны тихо, «втайне от окружающих», не желая взять на себя ответственность хотя бы за это.

Шанс на освобождение для вегетарианцев заключается в осознании сути проблемы, осознании своей агрессивности и переходе к чрезвычайно тщательному и длительному пережевыванию пищи. Тогда «сесть на диету» придется демонам, и в преисподней станет тише и спокойнее.

Вообще основное требование, которое должен выполнить человек, страдающий от вздутия живота, – осознанно давать волю агрессии, вовремя и в нужном месте «выпускать пар», если нужно, открыто давать окружающим понять, что предлагаемые условия и ситуации неприемлемы и обременительны. Чтобы встать на правильный путь, надо освободить запертую в теле агрессию и осознать, что разумное проявление наглости, напора и отваги при столкновениях и противостояниях никому не повредит. Вздутие живота указывает, что человек живет вопреки принципу бхога, то есть по сути отказывается принимать и переваривать мир. Тело, как всегда, побуждает к искренности. Раздувшийся живот требует освободить, расчистить внутреннее пространство, чтобы можно было свободно вбирать в себя мир. Его можно также расценить как карикатурный намек на живот Будды , являющийся символом всеобъемлющего наслаждения жизнью. Таким образом, вздутие может намекать на то, что человек лишь создает видимость, что живет по принципу бхога.

Человек, хронически страдающий от вздутия, бесконечно подкармливает свою тень; в результате вместо энергии образуется пар. Не желая приложить усилия, человек отправляет в тень то, что могло бы быть для него полезным.

Надо не только правильно выбрать объект для взаимодействия (принятия), но еще и уделить ему достаточно времени. Лишь тогда все нужное может быть усвоено. Прекрасное, спелое и потенциально полезное яблоко, проглоченное наспех, превратится в кишечнике в большой «комок проблем» и в конце концов станет «пищей для демонов». Этот пример одинаково правомерен для всех уровней восприятия: все должно происходить в нужное время и в нужном месте. В полярности нет абсолютной истины, в ней заключена только относительная правда – особая для каждой ситуации.

Понос

Толкование этого симптома зависит от того, на каком уровне находится его причина. В тяжелых случаях – при обильном выделении кала – она кроется в нарушении работы тонкого кишечника. В более легких (и более распространенных) случаях ее следует искать в толстом кишечнике. Кроме того, необходимо различать острый и хронический характер симптома.

Понос может протекать в чрезвычайно острой форме. Человек оказывается вырванным из привычной жизни, и теперь его единственное желание – найти тихое местечко, где можно «спустить штаны и позволить вещам идти своим чередом». Симптом недвусмысленно говорит о том, что кишечник «дал зеленую волну», то есть разрешил беспрепятственное быстрое движение на всей своей протяженности. Иногда человек просто не успевает вовремя уединиться в том самом «тихом месте». Контроль над анальным сфинктером утрачен под напором темного потока. Судорожные боли в животе (тенезмы) свидетельствуют о повышении «деловой активности» в лабиринтах подземелья. Сам же человек как будто отброшен на много лет назад – в раннее детство, когда он не мог контролировать акт дефекации и мирился с естественным ходом вещей. Стул младенца отличается мягкостью, но не должен быть жидким. Соответственно, с ним можно сравнить понос тонкого кишечника, который символизирует возврат к открытому и непосредственному поведению маленького ребенка. Человек свободен от условностей, и поведение его прозрачно, как поведение младенца, который еще спокойно обходится без штанов. Но взрослому человеку такая жизненная позиция создает значительные проблемы. Взаимодействуя с миром подобным образом, человек не в состоянии переварить что-либо по-настоящему.

При поносе буквально «вылетают в трубу» такие важные вещества, как вода и соли, входящие в состав электролита. Судорожные боли в животе, иногда носящие характер колик, показывают, что ситуация весьма напряженная и требует честности и откровенности. Симптом настойчиво призывает открыть карты и признаться самому себе, под каким давлением протекает жизнь и насколько необходимо в данной ситуации освобождение. Именно эта проблема вытеснена из сознания на уровень тела. Человек демонстрирует предельную открытость, когда решается «испытать себя» – например, сдает трудный экзамен или отправляется в рискованное путешествие. Такие ситуации нередко сопровождаются «расстройством живота» («расстройством стула»). Симптом демонстрирует, насколько человек открыт, и в то же время – как мало он от этого получает. В ситуации предельного напряжения человек скорее не получает, а отдает. Человек оказывается предельно открытым, и из него буквально «вытекает душа» (= вода), угрожая всему его существу гибелью от иссушения (жажды). Особенно отчетливо это проявляется при хронических поносах.

Задача, которую диктует симптом, очевидна: человеку необходимо очиститься, но не на физическом, а на духовно-душевном уровне. Например, освободиться от преувеличенных претензий и перестать испытывать себя (испытывать судьбу). Кроме того, нужно научиться бескорыстному отношению и воспринимать мир без намерения извлечь из всего выгоду. Надо позволить жизни идти своим чередом, перестать планировать и контролировать. Но более всего симптом побуждает к спонтанной открытости и развитию способности принимать вещи такими, какие они есть.

Мы уже говорили о состоянии, которое в буддизме называется «упекка». Это лежащая в основе познания открытость ко всему, без намерения с этим «всем» что-то делать и хотя бы что-то удерживать. Достижение такого просветленного равнодушия – это самая главная задача из всех, что ставит перед нами симптом. При этом совершенно не важно, возникает ли понос от случая к случаю (в связи с какими-либо экстремальными обстоятельствами) или преследует на протяжении всего жизненного пути. Однако справиться с задачей достаточно сложно, так как симптом указывает на то, что теневые проблемы скрыты очень глубоко.

Во многих языках существует просторечное выражение «наложить в штаны», которое употребляется в значении «испугаться». Понос действительно связан с темой страха и, следовательно, также с темой тесноты[46]. Больной закрывается от жизни. В данный момент он больше не хочет принимать в ней участия и стремится в то уединенное место, куда даже короли ходят без свиты и охраны.

Казалось бы, само понятие «теснота» (= стремление закрыться от жизни) впрямую противоречит понятию «открытость», к которому мы обращались выше. Но противоположности всегда взаимосвязаны на глубинном (теневом) уровне. «На поверхности» больной неосознанно демонстрирует открытость (точнее, за него это делает кишечник). Но за такой вынужденной открытостью прячется страх, возможно даже, экзистенциальный страх перед мрачной теснотой (и муками рождения). Таким образом, поверхностная открытость – это оружие, которое используется (в данном случае очень неловко) для борьбы со страхом. Эта тема особенно явственно прослеживается при острых случаях поноса, приводящих к обезвоживанию организма (эксикозу).

Обезвоживание (= потеря души и соли жизни) – вот чего более всего боится человек, страдающий от поноса. Для защиты он использует любую возможность, вплоть до стремительного бегства к противоположному полюсу. Человеку необходимо более четко обозначить (= сузить) границы своего существа, чтобы обрести ясность и отбросить все несущественное. Безудержный полет фантазии должен уступить место последовательному трезвому отношению к жизни, которую нужно упорядочить и структурировать.

Нейровегетативная основа поноса, обусловленная избыточной нервической активностью толстого кишечника, встречается наиболее часто. Более редки ситуации с недостаточной активностью кишечника (малдигестией). К первому случаю относится типичный понос при поездках. Нервная активность пищеварительного тракта отражает точно такую же гиперактивность (взбудораженность) на душевном уровне, что, собственно, и является «главной движущей силой», которая гонит человека в путь. В таком состоянии невозможно что-либо по-настоящему воспринять и переработать должным образом. Мир «проносится мимо», жизнь «протекает насквозь». Если человек не признает этого открыто, за него это сделает тело – весьма ощутимо и наглядно.

Возникновение поноса показывает, что человек неосознанно пропускает слишком многое сквозь себя, не перерабатывая. При этом теряются действительно важные составляющие части пищи. Состояние человека никоим образом не соответствует состоянию бхога, о котором шла речь в предыдущей главе. Таким образом, подтверждается положение индийской философии, согласно которому при попытках развиваться в этом полярном мире мы должны сначала основательно переварить его. Для этого необходимо открыться миру, привлечь его к себе, образно говоря, «поедать» его.

Страдающий от поноса неосознанно отказывается от «поедания мира» из-за страха, возможно, обусловленного переизбытком впечатлений (пищи). Так, мы иногда испытываем «священный ужас», видя, как много еды в тарелке, которая стоит перед нами на обеденном столе. Пусть это происходит неосознанно, но тело чувствует, в чем тут дело. Возможно, при путешествии в широкий мир человек слишком открылся, чтобы познать этот мир и практиковаться в бхоге. Но в какой-то момент с путешественником приключилось нечто неприятное, и от страха он закрылся от мира. Теперь его тянет в тихое уединенное место, где можно отдохнуть от треволнений.

На вегетативном уровне это бегство отражает переключение с мужского – симпатического положения, необходимого для покорения мира, на парасимпатическое – женское. Организм осуществляет то, к чему неосознанно стремится душа: он ищет покоя и возможности восстановиться (вместо того чтобы завоевывать и покорять).

Понос приобретает затяжной характер в том случае, если разум из тщеславия продолжает держаться за свой проект «покорения мира». Путь к решению проблемы, как всегда, зашифрован в самом симптоме: надо расслабиться и больше не держаться за «морально устаревшие» жизненные установки. Естественно, существует разница между необходимостью отказаться от планов освоения окружающего мира и требованием пожертвовать связями с преисподней, которое становится актуальным при сопровождающемся поносом язвенном колите (но речь об этом заболевании еще впереди). Тело сообщает о неосознанном страхе, боязни оказаться «полным ничтожеством», не выдержать испытания (= не пройти экзамен перед входом в рай).

Человек должен осознать этот страх и освободиться от завышенных требований к себе. Лучше провалиться в переносном смысле слова, чем страдать от поноса. На такой случай в просторечии есть грубое, но очень меткое выражение: «Да положить мне на это!» Говоря более цивилизованным языком, ту же мысль можно выразить следующим образом: «Я должен перестать напрягаться и почувствовать себя свободным, даже если на этот раз проиграю».

В том, что все проглоченное проваливается, словно в бездонную дыру, в том числе такие жизненные ценности, как вода и соли, также присутствует момент честности. Человек теряет больше, чем может приобрести. К концу пути он становится более худым, чем был в начале. Пришло время признать, что покорителя мира из него не получилось. Если это происходит осознанно, человек обретает более реалистичную жизненную позицию, учится владеть собой и трезво оценивать масштабы собственной личности. В таком случае можно говорить об удачном завершении пути.

Кроме того, понос (как и рвота) может быть не болезненным симптомом, а методом самоочищения организма. При отравлении понос может выступать как союзник «внутреннего врача», помогающий быстро избавиться от того, что не подходит организму. При очищающих курсах понос вызывают искусственно с помощью клизмы или приема глауберовой соли.

Запор

При запоре кал слишком медленно перемещается по толстой кишке. Одновременно он теряет слишком много воды и затвердевает. Так как при этом снижается выработка слизи, покрывающей стенки кишечника, каловые массы теряют способность скользить и буквально застревают в кишке. Подобно пробке, они забивают просвет кишки. Из-за этого у человека постепенно нарастает ощущение тяжести. Ему начинает казаться, что он «растолстел», «располнел», «раздулся». Субъективно ситуация воспринимается как совершенно отвратительная. Иногда человек чувствует себя «грязным» (словно он в буквальном смысле вымазался в испражнениях). Есть ему практически не хочется (таково в данной ситуации выражение глубинного протеста). Во время затяжных, мучительных попыток опорожнить кишечник он предается размышлениям о собственном жалком положении. А если попытка избавиться от постылого балласта терпит крах, наступает глубокое разочарование, переходящее в тоску.

Такие симптомы отчетливо указывают на неосознанное упрямство и медлительность, а также на скаредность – нежелание что-либо отдавать или дарить.

Если еда является символическим актом принятия, то опорожнение кишечника – символ отдачи. Даже маленький ребенок, сидя на горшке, осознает ценность этого «первого подарка», которого нередко с нетерпением ожидает от него вся семья. Связь между калом и золотом усматривает не только научный психоанализ. Она отражена во многих фольклорных и мифологических сюжетах. Сказочный осел испражняется золотыми талерами, а у богача, согласно молве, где-то припрятан станок, превращающий дерьмо в деньги. В античной мифологии богачом среди богов назван Плутон – властитель Царства мертвых. Он владеет всеми сокровищами подземного мира.

С образом Плутона связан и другой смысловой компонент – отождествление подземного мира с местом, куда организм отправляет все бессознательное. Так же как тонкий кишечник формой и характером исполняемых функций соответствует головному мозгу – то есть уровню сознания, толстый кишечник отражает сферу бессознательного. Это Царство мертвых (вместилище мертвого материала, не способного на какое-либо дальнейшее самостоятельное развитие), расположенное внутри живого тела. В мифологии Царство мертвых ассоциируется с бессознательным. Таким образом, содержание бессознательного соответствует содержанию толстого кишечника.

Человек, страдающий от запора, символически противодействует тому, чтобы содержание бессознательного вышло на свет. Это отчетливо видно при психотерапевтическом лечении: пациентам, которые испытывают затруднения при опорожнении кишечника, особенно трудно выразить вытесненные содержания. Запор указывает на то, что человек стремится ничем не обнаружить наличие неосознанных и вытесненных проблем и склонен к духовному застою. Зависимость от старых, давно изживших себя структур и стереотипов делает человека упрямым консерватором, лишает его гибкости. Как показывает симптом, человек совершенно не способен отказываться и оставлять что-либо – он крайне бережлив (или попросту жаден). Такие люди лишены душевной теплоты и подвижности – так же, как их кал лишен воды. В общении они такие же сухие и жесткие, как подземелье их тела. Они даже не могут насладиться тем, что удалось сэкономить, запасы их жизненной энергии так же скудны, как и размеры засохших подземных «сокровищ». Однако сам человек всего этого не осознает.

Понятно, что крайняя скупость, если она осознанна (и неважно, разумные или сомнительные аргументы приводит в ее пользу человек), ни в коем случае не ведет к запорам. Вряд ли диснеевский Скрудж Мак Дак мог страдать от запоров, хотя его жадность вошла в поговорку. Дядюшка Скрудж наслаждается принадлежащими ему деньгами, буквально купается в них – он знает о своей жадности и даже находит в ней прелесть.

За запором в первую очередь скрывается страх остаться без средств, особенно если что-то кому-то отдашь. К этому присоединяется опасение не справиться с тотальным хаосом, который так старательно сдерживался, а после открытия подземных шлюзов выйдет из берегов. Если страх «номер один», проявляющийся в самоограничении, упрямстве и нежелании хоть чем-то поступиться, только отошел в тень, то страх «номер два» отсылает нас на самые глубокие теневые уровни. В действительности страх «номер один» верно служит страху «номер два» и всячески его поддерживает (закрывает доступ к нему). Создавая систему из всевозможных ограничивающих предписаний и строгих правил поведения, человек одновременно возводит бастионы, чтобы обороняться от угрожающего изнутри хаоса. Страх быть проглоченным водоворотом хаоса – это первичный глубинный страх человека.

Таким образом, перед больным стоит сложная многоуровневая задача. На поверхностном уровне необходимо научиться держаться за надежные, устойчивые структуры, устанавливать разумные границы (в том числе границы своего существа), но прежде всего – сохранять только то, что действительно еще нужно. В таких консервативных установках есть что-то оберегающее, нацеленное на выживание, что должно помочь при выполнении более сложной задачи глубинного уровня. Эта задача – примириться с исконно женской стихией хаоса. Неосторожное вторжение в эту область бессознательного – понос, как на телесном, так и на душевном уровне. «Душевный понос» чаще всего проявляется в неуправляемом потоке образов, который может привести к тяжелым душевным расстройствам. В процессе психотерапевтического лечения нередко выясняется, что они неожиданно «нахлынули» на пациента, словно вышедшая из берегов река. Хронический запор в таких случаях является всего лишь ответом на эту угрозу «наводнения», попыткой закрыться и забаррикадироваться, чтобы защитить свою жизнь. Иссушение преисподней также может символизировать попытку «окультурить» болото хаоса, отняв у него самый существенный и подвижный компонент – воду. Так же можно истолковать прекращение выработки слизи (имеющей женскую природу «лунной субстанции»).

На телесном уровне попытка «обуздать хаос» приводит к впечатляющим результатам: некогда подвижное, клокочущее болото превращается в сухую пещеру, своды которой постепенно полностью обрастают шлаком. На душевном уровне сдерживать хаотичные потоки удается благодаря множеству правил и обязательных для исполнения ритуалов, одним из которых является так называемая «разумная экономия».

Не удивительно, что страдающие от запора обычно настроены против каких бы то ни было «терапевтических вторжений», ведь им предлагают впустить поток воды в тщательно высушенную пещеру подземелья. А одно лишь упоминание о психотерапии повергает их в панику: шутка ли – вытащить на свет то, что так долго и искусно подавлялось. Безусловно, психотерапия должна исходить из особенностей поверхностной защитной структуры пациента, поэтому лечение продвигается очень медленно и осторожно, постепенно поднимая из глубины «опасный» поток.

В большинстве случаев запор представляет собой хроническую проблему. Исключение составляет так называемый «запор путешественников». Уже из названия понятно, что он дает о себе знать во время дальних поездок. Любое путешествие подразумевает перемены, то есть таит в себе угрозу хаоса. Оказавшись в таких обстоятельствах, приверженец упорядоченного, размеренного, сдержанного образа жизни немедленно начинает подсознательно «баррикадироваться». Чем меньше регламентировано предстоящее путешествие, чем неопределеннее его цель, тем сильнее оно страшит подобного человека, и тем выше и прочнее возводимые на бессознательном уровне баррикады. В свою очередь, запор является их материальным олицетворением на физическом уровне. Кроме того, люди, «помешанные на порядке», обычно придают большое значение вопросам гигиены, поскольку любая грязь грозит оживить их темное и хаотичное подземное царство. Если чистота в общественных туалетах, которые приходится посещать во время путешествия, оставляет желать лучшего, движение в районе толстого кишечника немедленно приостанавливается.

В действительности для людей, у которых даже мысли о фекалиях вызывают ужас и отвращение, кал представляет особую ценность, ведь это материальное воплощение их тени, а тень одновременно пугает и притягивает. Расстаться со своим калом где попало они не могут; для этого нужны особые условия.

Часто запор возникает по причине обычной в условиях путешествия нехватки времени. Неопределенность в вопросах питания также может породить неосознанное желание сохранить хотя бы то, что уже есть в наличии. Определенную роль также играет принцип, который в грубом просторечии формулируется словами «свое дерьмо лучше пахнет»: в чужой стране все – начиная от продуктов питания и правил этикета и заканчивая «особенностями национальной гигиены» – грозит нарушить привычный уклад, а потому неосознанно отвергается. Запор же является телесным выражением этого протеста.

Но если выход замурован, то и через вход проникает немногое. Таким образом, человек не отъест много от чужого пирога, но и не растеряет в гостях своего богатства. Ограничение контактов со всем, что может представлять опасность, успокаивает и возвращает путешественника в состояние равновесия (насколько это возможно в сложившихся обстоятельствах).

Выше мы уже говорили о поносе, который развивается во время путешествия. Теперь будет нелишним сравнить противоположные по характеру симптомы, дающие о себе знать в похожих обстоятельствах. «Понос путешественников» сопровождает человека во время поездок в экзотические страны и другие части света, особенно в Азию, Африку и Южную Америку. Медики объясняют это тем, что на других континентах путешественник подвергается атаке местных, непривычных для его организма бактерий. Но, кроме того, необходимо принять в расчет необычный образ жизни. Именно он представляет собой главную проблему. Путешественники, отважно отправляющиеся в далекие страны, обычно не упускают возможности продемонстрировать свое мужество и открытость – по крайней мере, до тех пор, пока понос не укажет им на ошибку. Безусловно, поездка «эконом-класса» на «золотистые пляжи Средиземноморья» для такой демонстрации не подойдет. Люди, предпочитающие совершать небольшие туры по Европе, чаще страдают запорами. (Разумеется, мы не станем равнять всех под одну гребенку. Для человека, ведущего размеренную, четко структурированную жизнь и ценящего свой привычный мир превыше всего, даже вылазка на выходные в сопредельное государство является событием «вселенского масштаба».)

В конечном итоге, человек, мучающийся запором, не так уж сильно отличается от того, кто страдает поносом. И тот и другой «поедают мир» с мнимым удовольствием, не принимая его по-настоящему. Только один (тот, у кого понос) оставляет на чужой территории заметные следы, символизирующие все те материальные сокровища, которые он хотел бы увезти с собой. А второй, напротив, припрятывает свои «сокровища» и бережно несет их домой, где, надежно устроившись на насиженном месте, распаковывает их с помощью особых ритуалов. К счастью для туризма, такие кишечные расстройства обычно кратковременны и относительно безобидны. Поносы обычно протекают бурно («напористо»), но очень быстро (эти черты обычно свойственны и характеру больного), запоры же, напротив, создают впечатление, что долгое время вообще ничего не происходит.

Две описанные проблемы объединяет общая тема – способность отдавать и принимать , а также страх перед скрытыми пластами души. Тот, кто страдает поносом, не осознает своей преувеличенной открытости, своего стремления пропустить через себя весь мир. А для того, чей типичный симптом – запор, «открыться» означает «отдать себя во власть хаосу», поэтому для него открытость – это та запретная зона, которую охраняет глубинный страх. С другой стороны, закрытость и теснота, к которой неосознанно стремится такой человек, – это именно то, что больше всего страшит больного поносом. Таким образом, поверхностная проблема первого соответствует глубинному страху второго, и наоборот.





Дата добавления: 2015-10-13; просмотров: 956; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: На стипендию можно купить что-нибудь, но не больше... 9293 - | 7369 - или читать все...

Читайте также:

 

3.233.215.231 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.006 сек.