double arrow

Виды толкования уголовного закона


Подтолкованием уголовного закона понимается уяснение и разъяснение содержания уголовно-правовых норм, основанное на использовании определенных приемов (способов). Оно необходимо как для граждан, которым изначально адресован уголовный закон, так и для представителей власти, наделенных правом применять его. Как показывает опыт, даже в тех случаях, когда то или иное положение уголовного закона (УК) на первый взгляд выглядит вполне ясно и понятно, в связи с возникшей практической ситуацией требуется углубленный анализ, чтобы правильно применить уголовный закон. Целевое назначение толкования двояко: с одной стороны, оно состоит в уяснении смысла норм уголовного закона, а с другой — разъяснении его для других лиц (правоприменителей, граждан).

Различают толкование:

§ по субъекту;

§ по приемам (способам);

§ по объему.

В зависимости от субъекта, который интерпретирует закон, гол- кование бывает легальным, судебным и доктринальным (научным). Легальным (или аутентичным) именуют толкование, которое исходит непосредственно от законодателя. В качестве примера обычно приводятся примечания к статьям УК, содержащие определения, разъяснения тех или иных терминов. Таковы, например, примечание к ст. 139, разъясняющее понятие «жилище», примечание к ст. 285, определяющее понятие «должностное лицо».




Однако такого рода включенные непосредственно в УК положения с большой натяжкой можно отнести к легальному толкованию. Скорее, они составляют внутренний компонент уголовного закона. Что же касается легального толкования норм закона, то следует иметь в виду позицию Конституционного Суда РФ, изложенную в постановлении от 17 ноября 1997 г. № 17-П «По делу о проверке конституционности постановлений Государственной Думы Федератьного Собрания Российской Федерации от 21 июля 1995 года № 1090-1 ГД "О некоторых вопросах применения Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" и от 11 октября 1996 года № 682-И ГД "О порядке применения пункта 2 статьи 855 Гражданского кодекса Российской Федерации"»: законодатель должен стремиться к четкому и однозначному изложению смысла закона непосредственно в нем самом, а не прибегать к толкованию действующего закона путем издания новых нормативных правовых актов.

Согласно Конституции РФ трактовать содержание и смысл нормативных предписаний с позиции их соответствия нормам Конституции полномочен Конституционный Суд РФ. В этой связи иногда в литературе такое толкование относится к легальному виду. Однако, скорее, оно являет собой другой вид толкования — судебное, а давать подлинно легальное (аутентичное) толкование уголовного закона в российском уголовном праве не принято.



Судебное толкование представляет собой интерпретацию положений закона непосредственно судом, уполномоченным осуществлять правосудие по уголовным делам. Можно выделить три разновидности судебного толкования: а) толкование, даваемое Конституционным Судом РФ, которое обязательно для всех государственных органов, организаций и физических лиц; б) толкование уголовного закона применительно к обстоятельствам конкретного уголовного дела рассматривающим его судом (первой, кассационной, апелляционной, надзорной инстанций); в) толкование, производимое Верховным Судом РФ по вопросам применения норм, институтов и иных положений УК в соответствии со ст. 126 Конституции РФ.

Наглядный пример толкования уголовного закона Конституционным Судом РФ содержит постановление от 20 апреля 2006 г. № 4-П «По делу о проверке конституционности части второй статьи 10 Уголовного кодекса Российской Федерации, части второй статьи 3 Федерального закона "О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации" и ряда других федеральных законов, касающихся порядка приведения судебных решений в соответствие с новым уголовным законом, устраняющим или смягчающим ответственность за преступление, в связи с жалобами граждан А. К. Айжанова, Ю.Н. Александрова и других».



Толкование уголовного закона, которое суд осуществляет при рассмотрении конкретного уголовного дела, призвано обеспечить правильное применение его норм к конкретному случаю. Поэтому оно имеет значение в основном в связи с вынесением приговора и его именуютказуальным (от слова «казус» — случай).

Гораздо большую практическую значимость имеет толкование, даваемое Пленумом Верховного Суда РФ в его постановлениях в виде разъяснений по применению отдельных статей, институтов и иных положений УК. Эти разъяснения основаны на обобщении судебной практики и адресованы судам и другим правоприменительным органам с учетом анализа допускаемых ими ошибок. Согласно ст. 126 Конституции РФ Верховный Суд РФ вправе давать судам «разъяснения по вопросам судебной практики», однако обязательность этих разъяснений не установлена.

Высказано мнение, что решения Верховного Суда РФ по конкретным уголовным делам или сформулированные в постановлениях его Пленума, фактически играют рольпрецедента. Разумеется, речь идет не о прецеденте в его классическом понимании (как судебном решении вышестоящей инстанции, обязательном для всех нижестоящих судов), а о некоем его подобии: российский суд не вправе (а тем более не обязан) при рассмотрении конкретного уголовного дела ссылаться на решение Верховного Суда РФ, содержащее толкование конкретной уголовно-правовой нормы. Однако, вис всякого сомнения, зная о таком толковании, судья может и должен «держать его в уме», желая точно уяснить смысл подлежащей применению уголовно-правовой нормы. С учетом значимости судебного толкования высшей судебной инстанции «было бы неплохо, если бы в будущем судьи смогли официально ссылаться в приговоре на решения Верховного Суда РФ именно как на прецедент толкования применяемой ими уголовно-правовой нормы, разумеется, после ссылки на саму правовую норму».

Доктринальное (научное) толкование представляет собой интерпретацию содержания уголовного закона специалистами в области юриспруденции — научными работниками. Как правило, оно не является официальным и содержится в учебной, научной литературе, а также в комментариях к УК.

В зависимости от способа толкования различают следующие его виды: грамматическое, логическое, историческое, систематическое. Фактически в процессе уяснения содержания (смысла) уголовного закона они применяются в системе.

Грамматическое толкование основано на уяснении смысла норм уголовного закона с учетом правил грамматики и синтаксиса — значении отдельных слов, терминов, приемов построения текста, использовании знаков препинания и др. Ярким примером грамматического толкования является фраза «казнить нельзя помиловать», так как в зависимости от места запятой в ней в корне меняется ее смысл. Этот вид толкования чаше всего применяется при анализе текста закона, он используется как бы автоматически сразу при его прочтении, однако иногда в нем имеется особая потребность (например, при необходимости уточнить значение нового термина, взаимосвязь между словами). В этом случае для уяснения содержания нормы закона могут привлекаться специалисты в области лингвистики.

Логическим именуется толкование, которое основано на законах формальной логики. Нередко без использования этого способа толкования текстуальный (буквальный) смысл закона выглядит довольно абсурдно. Так, нередко в статьях УК употребляется выражение «в целях», хотя на самом деле речь идет о единственной преступной цели (например, ст. 127', 281, 309). Логика подсказывает, что тут допущен очевидный грамматический просчет, и нелепо искать какой-то особый смысл в этой фразе: кроме одной, названной в статье, другая цель как признак преступления исключается.

Присистематическом толковании уголовно-правовая норма сопоставляется с другими нормами Общей или Особенной части УК, а также с нормами других отраслей права. Особенно это важно для уяснения смысла статей уголовного закона, имеющих бланкетные или отсылочные диспозиции. Подлинное содержание уголовно-пра- вовой нормы нередко можно выявить лишь в сопоставлении с нормами других статей Кодекса (при отсылочной диспозиции) либо положениями нормативных правовых актов иной отраслевой принадлежности (при бланкетной диспозиции). Например, ст. 171 «Незаконное предпринимательство» полностью основана на положениях федерального законодательства и иных нормативных правовых актов, регулирующих предпринимательскую деятельность, и без их использования содержание уголовно-правового запрета правильно понять невозможно.

Зачастую грамматический, логический и систематический способы толкования применяются в совокупности. Именно так поступил Конституционный Суд РФ по делу о проверке конституционности ч. 2 ст. 10 УК и ч. 2 ст. 3 Федерального закона «О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации» применительно к уяснению смысла термина «пределы наказания», указав в Постановлении от 20 апреля 2006 г. № 4-П, что в данном случае имеется в виду как верхний, так и нижний предел наказания, установленные в санкции статьи Особенной части УК, а не один (нижний) предел. В результате возможность применения правила об обратной силе уголовного закона на практике существенно расширилась.

Историческим именуют толкование, при котором статья закона (уголовно-правовая норма) анализируется в ретроспективном аспекте, т.е. с учетом социальной обстановки ее принятия, определившей непосредственную цель, поставленную перед ней, положений ранее действовавшего (отмененного) законодательства, предусматривавшего соответствующее нормативное положение. Так, изначально установление уголовной ответственности за хищение чужого имущества «с проникновением в жилище» (ст. 89, 144 УК РСФСР 1960 г.) было вызвано стремлением усилить уголовно-правовую борьбу с квартирными кражами. Поэтому придание более широкого значения термину «жилище» путем отнесения к нему не используемых для проживания людей надворных построек, погребов, амбаров, гаражей и других помещений, обособленных от жилых построек, в историческом контексте есть отступление от изначального смысла уголовного закона.

По объему толкование принято делить набуквальное, ограничительное, расширительное. Первое из них представляет собой истолкование смысла уголовного закона в точном соответствии с его буквой, не отступая от общепринятого понимания использованных в нем терминов и понятий. В принципе, учитывая репрессивную сущность уголовного права, нормы уголовного закона, как правило, должны толковаться именно буквально.

Два других приема (способа) толкования могут применяться тогда, когда законодатель вложил в уголовно-правовую норму более широкий или, наоборот, более узкий смысл, чем это вытекает непосредственно из текста уголовного закона. В этой связи следует отметить, что приемлемость расширительного (распространительного) толкования уголовного закона вызывает серьезные сомнения, так как необоснованно расширяет рамки уголовно-правовой репрессии. Если буквальное и ограничительное толкование уголовного закона необходимы для интерпретации уголовно-правовых норм, то расширительное толкование, исходя из сути уголовного права, ему не должно быть свойственно. Так, римские юристы выработали правило «уголовный закон не должен толковаться расширительно». В уголовном законодательстве некоторых зарубежных стран это положение возведено в ранг нормы закона (например, ст. 111-4 УК Франции, ст. 4 УК Испании). И в этом заключен глубокий смысл: пределы применения уголовной репрессии не должны расширяться за счет интерпретации положений закона судом, прокурором, следователем; лишь законодатель полномочен придать закону более широкий, чем прежде, смысл, изменив его текстуально. Поэтому расширительное толкование уголовного закона может использоваться только при условии, что с его помощью не расширяются, а сужаются пределы уголовной репрессии (улучшается положение лица, привлекаемого к уголовной ответственности).

Толкование уголовного закона

Понятие и значение толкования уголовного закона. Для того чтобы правильно применять уголовный закон, необходимо его верно понять, точно определив в нем волю законодателя. Уголовно-правовые нормы в определенной степени абстрактны, поскольку представляют собой общие правила, рассчитанные на многократное использование в сходных конкретных ситуациях. Избежать ошибки в выборе нужной нормы уголовного закона помогает его толкование.

Под толкованием уголовного закона понимается всестороннее и глубокое уяснение его смысла, а также смысла терминов, употребляемых законодателем. М. Д. Шаргородский раскрывал понятие толкования как «объяснение уголовного закона, выяснение его смысла, определение того содержания, которое вкладывал в него законодатель».

Субъектами толкования признаются юридические и физические лица, разъясняющие закон. К числу этих лиц относятся государственные органы, общественные организации, должностные лица, отдельные граждане.

Существует несколько простых и общепризнанных правил толкования уголовного закона: закон всегда толкуется диалектически, т.е. его нормы берутся в совокупности, без отрыва друг от друга, в связи с конкретной исторической обстановкой; толкованию подлежит только официальный акт закона с учетом всех внесенных в него изменений и дополнений; при толковании не могут создаваться новые уголовно-правовые нормы.

Значение толкования уголовного закона проявляется:

1. в учете законодателем возможностей толкования закона при его изложении; в отказе от громоздких законодательных конструкций и повторов, которые могут быть легко преодолены различными видами толкования;

2. в возможности одинакового понимания и применения уголовно-правовых норм в различных регионах страны и различными правоприменителями;

3. в возможности устранения отдельных законодательных огрехов путем использования некоторых видов уяснения смысла закона.

Толкование уголовного закона в зависимости от субъекта толкования. По субъектам толкование делится на легальное, судебное и доктринальное.

Легальное толкование понимается в науке как официальное толкование уголовного закона, даваемое органом, в компетенцию которого оно входит согласно федеральному законодательству. Одна из форм легального толкования — толкование аутентичное, т.е. даваемое органом, принявшим закон.

В настоящее время Конституцией РФ не предусмотрено возможности аутентичного толкования каких-либо законов, в том числе уголовного. Очевидно, это правильно, поскольку толкование, даваемое законодательным органом, должно быть облечено в форму закона. Закон же не может толковать другой закон, не может быть актом толкования. Он содержит новые нормы, общеобязательные для исполнения. К такому справедливому выводу пришел Конституционный Суд РФ.

Нет в настоящее время и возможностей для других разновидностей легального толкования уголовного закона, поскольку ни один орган, согласно Конституции РФ, не наделен правом его толковать. Следует в то же время заметить, что в той или иной мере, через толкование положений Конституции, осуществляет толкование отдельных положений уголовного закона Конституционный Суд. Однако это в большей степени толкование судебное, хотя и специфическое по значению и по последствиям.

Судебное толкование бывает трех видов:

1. толкование, которое дает Конституционный Суд РФ, является конституционно-судебным толкованием, которое является обязательным для всех органов, организаций и лиц;

вынося приговор по конкретному делу, суд всегда толкует закон применительно к казусу. Поэтому такой вид судебного толкования уголовного закона называют казуальным. Казуальное толкование обязательно для всех должностных лиц, учреждений, организаций и граждан, к которым оно имеет отношение. В ряде случаев его защита гарантируется законодателем. Так, по УК неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта влечет за собой уголовную ответственность (ст. 315). В то же время значение прецедента выходит зачастую за рамки конкретного казуса, поскольку при поддержке конкретного судебного решения вышестоящими судами, прежде всего Верховным Судом РФ, в ряде случаев определяет подход к разрешению подобных уголовных дел в регионе или даже в стране;

2. наконец, третий вид судебного толкования осуществляет Пленум Верховного Суда России, облекая его в форму разъяснений по различным категориям дел. Названный вид судебного толкования содержится, например, в постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от4 мая 1990 г. «О судебной практике по делам о вымогательстве» и др. Эта разновидность судебного толкования имеет большое значение для единообразного применения уголовных законов, хотя в настоящее время правовой статус такого толкования окончательно не определен. Ранее в судебном законодательстве (например, в Законе о судоустройстве) оно признавалось безусловно обязательным для всех судов, поэтому им руководствовались и другие правоприменительные органы. Однако такое положение, очевидно, противоречит положению Конституции РФ, согласно которому судьи независимы и подчиняются только Конституции РФ и закону (ч. 1 ст. 120). В то же время, согласно ст. 126 Конституции РФ, Верховный Суд РФ дает разъяснения по вопросам судебной практики, и они, видимо, исходя из конституционного статуса, должны быть обязательны для нижестоящих судов. Но разделить разъяснение по уголовному законодательству и разъяснение по судебной практике, которая опять-таки основана на этом законодательстве, в целом ряде случаев не представляется возможным.

Доктринальное, или научное, толкование включает в себя все виды разъяснения закона со стороны ученых и практических работников. Оно выражается в научных статьях, монографиях, других исследованиях, обобщениях судебной практики, докладах, сообщениях и т.п. Обязательной силы для работников правоохранительной системы такое толкование не имеет. Однако велика его роль в подготовке нового уголовного законодательства, в достижении соответствия уголовно-правовых норм современной уголовной политике. Доктринальное толкование также способствует формированию и развитию правового сознания всего общества.

Кроме названных видов толкования, выделяемых по субъекту, иногда в науке упоминают еще и об обыденном толковании, которое может быть дано любым лицом. Юридически значимым оно не является.

Толкование уголовного закона в зависимости от приемов толкования. По приемам (или способам) толкования выделяют, как правило, следующие его виды: грамматическое, систематическое, историческое и логическое.

Грамматическое толкование — это уяснение уголовного закона в соответствии с правилами грамматики, синтаксиса, этимологии, пунктуации и др. При этом производится определение буквального смысла употребляемых законодателем терминов, что в ряде случаев отнюдь не просто. Науке уголовного права известны долгие споры по понятиям кары, вины, уголовной ответственности и т.п. Чаще грамматическое толкование не составляет особого труда для лиц, применяющих закон.

Так, при изложении многих диспозиций статей законодатель пользуется соединительными и разделительными союзами. Применяя правила грамматики, можно заключить, например, сколько самостоятельных составов преступления находится в них. Например, в ст. 221 УК, употребив разделительный союз «либо», законодатель предусмотрел два состава преступления: хищение и вымогательство ядерных материалов или радиоактивных веществ. Используя тот же прием толкования, можно выделить четыре состава преступления и в ч. 1 ст. 325 УК: «Похищение, уничтожение, повреждение или сокрытие официальных документов, штампов или печатей, совершенные из корыстной или иной личной заинтересованности». Грамматическое толкование может осуществляться всеми субъектами.

<>Систематическим признается толкование, при котором уголовно-правовая норма сопоставляется с другой, рассматривается как часть единой системы норм. При этом сопоставление может производиться с другими

нормами Особенной части уголовного права, с нормами Общей части, с нормами других правовых отраслей, например, административного права, или налогового, гражданского, и т.д. Так, например, части вторая и третья многих статей Особенной части УК начинаются со слов «те же действия». Уяснить их смысл можно при сравнении названных частей с частью первой статьи, где формулируется определение состава. Такой прием помогает понять, что, избегая терминологических повторов, законодатель дифференцирует уголовную ответственность за одно и то же деяние в зависимости от наличия или отсутствия смягчающих или отягчающих вину обстоятельств.

При историческом толковании также происходит сопоставление уголовно-правовых норм. Однако сравниваются действующие нормы с существовавшими ранее или же с проектами уголовного законодательства. Историческое толкование позволяет оценить развитие законодательной мысли, эффективность действия ряда положений закона, результативность научных исследований. К историческому следует относить и толкование нормы в зависимости от исторических (в том числе временных) условий ее принятия.

Логическое толкование способствует уяснению уголовного закона на основе законов логики. Элементы логического толкования имеются и при систематическом и историческом толкованиях. С помощью логических приемов производится устранение возможных неясностей закона, уточнение его смысла, заложенного, но не выраженного в нем четко.

Примером логического толкования может служить следующее. В соответствии с законом суд должен назначать наказание с учетом отягчающих обстоятельств. В их числе предусмотрено совершение преступления в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору, организованной группы или преступного сообщества (см. п. «в» ч. 1 ст. 63 УК). Эти же обстоятельства указаны в диспозициях статей, предусматривающих уголовную ответственность за квалифицированное убийство (ч. 2 ст. 105 УК), умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (ч. 2 ст. 112 УК), квалифицированную и особо квалифицированную кражу (ч. 2 и ч. 4 ст. 158 УК) и др. Очевидно, суд не должен в данном случае принимать эти обстоятельства во внимание дважды: это противоречило бы принципу гуманизма, значительно ухудшая положение виновного.

Толкование уголовного закона в зависимости от объема толкования. По объему толкование бывает буквальным, распространительным (расширительным) и ограничительным. Последние два вида толкования осуществляются в том случае, когда законодатель вложил в уголовно-правовую норму более широкий или более узкий смысл, чем это вытекает из примененного им термина.

Буквальное толкование предполагает истолкование смысла закона в точном соответствии с его буквой. Именно оно и является, по нашему мнению, единственно верным и приемлемым с точки зрения принципов

уголовного права. Поэтому следует, видимо, согласиться с А. Н. Игнатовым, который полагает, что «в правовом, демократическом государстве недопустимо ни ограничительное, ни расширительное толкование закона, которое ведет к субъективизму в оценке положения закона и, по существу, к его коррекции незаконодательным путем. Толкование закона должно соответствовать его тексту, его смыслу и не допускать сужения или расширения действия толкуемого закона».

Однако в силу несовершенства примененной при создании уголовного закона законодательной техники буквальное толкование в ряде случаев просто невозможно, ибо оно расходится с духом закона.

Распространительное (расширительное) толкование придает закону более широкий, чем буквальный, смысл. Примером распространительного толкования являлось толкование ст. 13 УК РСФСР «Необходимая оборона». Уголовный кодекс 1960 г. не знал статьи о задержании преступника с причинением ему при этом вреда.

Статья о необходимой обороне толковалась распространительно; в соответствии с п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств» действия народных дружинников и других граждан, выполняющих общественный долг по поддержанию правопорядка и причинивших вред лицу в связи с пресечением его общественно опасного посягательства и задержанием или доставлением посягавшего непосредственно после посягательства в соответствующие органы власти, должны были рассматриваться как совершенные в состоянии необходимой обороны.

Распространительное толкование закона недопустимо, поскольку оно, по сути, близко или тождественно аналогий закона.

Ограничительное толкование очерчивает более узкий, чем буквальный, смысл уголовного закона: последний подлежит применению в меньшем количестве ситуаций, чем это вытекает из него. Пример для ограничительного толкования можно найти в ст. 127 УК, предусматривающей ответственность за незаконное лишение свободы. Незаконно поместить человека в исправительно-трудовое учреждение означает также незаконно лишить его свободы. Однако этот смысл не вложен законодателем в состав ст. 127 УК, поскольку подобное деяние является преступлением против правосудия (ст. 301 УК).

14. Понятие и признаки преступления. Отличие преступления от иных правонарушений.







Сейчас читают про: