double arrow

СОПРОТИВЛЕНИЕ МАТЕРИАЛА

1

Я врезался в возраст учета

Не сдавшихся возрасту прав,

Как в город из-за поворота

Железнодорожный состав…

А.Тарковский

Год 2014, июль, четверг, утро. Из окна кухни, где стол с компьютером, за стеной зелени едва просматривается дом напротив. Двор, поросший травой и большими кленами, режет серая диагональ асфальтовой дорожки, по которой люди двигаются налево к проспекту Жукова и направо, в жилой массив. Взор мой ловит у деревьев за дорожкой скамейку, облюбованную двумя дамами. Расположив ингредиенты на целлофановом пакете, они выпивают и закусывают, ведя визгливую беседу.

- В это время, приняв по разу, мы упражнялись с дружком в иронии, а пока расслабляли разумы, апокалипсис проворонили.

Степень их потасканности и песьи модуляции впечатляют даже отсюда. Вполне вероятно, что не так уж они и стары, просто давно и регулярно квасят, что не может не отразиться на облике.

- С утра выпил – весь день свободен. А она, жизнь, все текёт меж пальчиков паутинкой тонкою, и чем больше проходит – тем меньше остается в запасе.

Все задумываются об этом рано или поздно, не оттого что умные, а потому, что приходится. С одной стороны популярен тезис о том, что человек – это звучит гордо. Но Микеланджело, например, так сказал о себе в определенном возрасте: - Я нищая падаль, я пища для морга…

Хотя он, быть может, как гений и ощущал острее других физическое несовершенство старости, и это угнетало его? Не знаю. Слишком многих сегодня оно не угнетает, скорее наоборот. Летом на нудистских пляжах Серебряного бора, чем отвратительней с виду отморозок, тем более непринужденно он обнажается и фланирует по окружающей среде.

Комплекс полноценности, однако. Никакой, в лопатки им дышло! – философской горечи, типа:

- И пока свой путь бесчеловечный над землей вершит парад планет, сквозь меня просвечивает вечный, но меня не помнящий скелет.

Когда-то в институте была у нас такая легендарная дисциплина – сопромат, которой не то чтобы боялись, но сильно уважали. Это отразил даже студенческий фольклор в виде трех юморных законов. Первый: где тонко, там и рвется. Второй, с легким оттенком брутальности, о вращательном моменте пары сил: была бы пара – момент найдется. И третий, актуальный до невозможности, только мало кто врубается в него смолоду: всякое сопротивление временно.

Чудные умозаключения возникают, когда примеряешь сегодня, в шестьдесят шесть лет отроду, эту шуточку к себе и окружающим.

- Дай побыть счастливым - хоть миг, хоть час, хоть куда укрыться от вечной дрожи, убежать от жизни, забыть, что нас ожидает то же.

В жизни человека всегда есть две взаимоисключающие тенденции. С одной стороны мы желаем непрерывных изменений, постоянного развития, как там? - посадить дерево, написать книгу, дом соорудить в каком-нибудь заштатном Майями, вырастить умных детей, счастливых внуков и так далее.

С другой стороны, сами мы хотим при этом оставаться физически неизменными, такое стремление особо присуще прекрасному полу. Недаром классик резанул, как по живому, лет триста тому назад: - Преисподняя для женщин – это старость.

И если в смысле одном время работает как бы на информационное обогащение и развитие личности, то в том, что касается «харда», материальной оболочки (в древней Индии ее обозначали термином «деха», плоть) – исключительно против. И оно, время это, идет очень быстро, после пятидесяти ускоряясь до тошноты.

- Сколько лиц дорогих канет в ветре бессонном, сколько нитей тугих оборвётся со стоном. Ни в глаза поглядеть, ни губами коснуться – всё лететь и лететь без надежды вернуться.

- Но время шло и старилось. И рыхлый, как лед, трещал и таял кресел шелк.

Каким бы не был человек - бедным, богатым, успешным по жизни или неудачником, известным миру гением либо нулем без палочки, каждому приходится противостоять времени в одиночку. Собственно, начинается это с момента рождения, но до какого-то возраста процесс субъективно незаметен, хотя энтропия системы непрерывно нарастает.

- Старение! Здравствуй, мое старение! Крови медленное струение. Некогда стройное ног строение мучает зрение. Я заранее область своих ощущений пятую, обувь скидая, спасаю ватою. Всякий, кто мимо идет с лопатою, ныне объект внимания.

Достаточно рано, будучи студентом, я впервые ощутил необъяснимое беспокойство, тем более странное, что посетило оно меня на Голубовских камнях Алушты, в разгар летнего дня, когда мы купались, загорали, пели под гитару и были абсолютно счастливы. Жизнь прекрасна и удивительна, жизнь бьет ключом, все впереди. Но вдруг на какой-то миг ослепительный день померк, и я ощутил буквально всем нутром, как бездарно и невозвратимо уходит время.

- Где свистуны свистели, и щелкал щелкопер, я сам свое веселье отправил под топор.

Этой же осенью мы начали занятия йогой, и было это сорок с лишним лет назад. А потом – Москва.

В левой части Донского монастыря есть захоронения, которым от ста пятидесяти и выше. Впечатляющий вид - останки их оград, прутья литого чугуна в два пальца толщиной книзу сошли на нет и стали острыми, как иглы. Металл истаял, подобно ледяным сосулькам и ушел в землю – зримая работа времени.

- Как поутру тупа возле метро толпа! – это правда, зато можно наблюдать людей в самых различных временных срезах.

Что меня поражает, так это лица. Радостных или хотя бы просто умиротворенных просто нет. Вселенское безразличие – это еще хорошо. Более или менее позитивный облик у тех, кто, закрыв глаза, вырубился с бананами в ушах.

-Уитни Хьюстон плавает в ночи…

Отсутствующие лица в основном у молодежи и людей средних лет, безостановочно манипулирующих гаджетами. У контингента от сорока до шестидесяти вид сонный, усталый или замученный. От шестидесяти и выше – в основном погребальный.

- Есть лица, подобные пышным порталам, где даже великое чудится в малом, есть лица – подобия жалких лачуг…

Молодые девицы, которых судьба одарила миловидностью и хорошей фигурой несут себя с небрежным достоинством, снисходительно поглядывая на окружающих. Они еще не успели ощутить и понять, что красота физическая – товар скоропортящийся, и, кроме того: - Нет ничего печальнее участи женщин, которые умели быть только красивыми.

Дамы послебальзаковского возраста пытаются хоть как-то замаскировать разруху, уже начинающую проступать в облике. Время – самый мощный абразив, стачивающий человека во всех смыслах, если, конечно, он не конкурирует с ним в деле саморазрушения.

Женщины и вовсе пожилые, которым железный голос в вагонах призывает уступать места наравне с инвалидами и детьми, являют собой зрелище грустное.

Где плеч атлас? Где губ бальзам? Где глаз манящих поволока? Где тело, чтимое как храм, куда приходят издалека?

Мужская часть населения с годами – по моим наблюдениям – все больше вырождается. Парни уже годам к двадцати начинают распухать от пива. Изредка мелькают в подземке, не к ночи будь помянуты, метросексуалы – современные денди, с явными признаками полной утраты гендерной принадлежности. Молодежь такого толка смотрится эпатажно и еще хоть как-то терпимо, но подобные мажоры среднего возраста оскорбляют взгляд.

Вообще мужчины в массе выглядят очень так себе. Уму нерастяжимо, как у тех, кому сильно за сорок хватает наглости афишировать выпирающие утробы, по которым давно тоскует харакири!

Но самое главное, подавляющая часть контингента подземки выглядит, а, значит, и является, хронически переутомленной. Что является признаком необратимой утраты жизненного ресурса.

- Утро. Изморось. Горечь сырая. От ворот угасшего рая день и голод жесткою плетью гонят нас в бетонные клети. По ночам провидцы и маги, днем корпим над грудой бумаги, копошимся в листах фанеры - мы, бухгалтеры и инженеры.

Человек конечен, это банальность. Мы рождаемся на время, а погибаем навечно. У всего живого есть начало, старт, соответственно, неизбежен и финиш. Классики характеризуют этот моменту различно:

Талмуд: - Время стоит, проходим мы.

- Дни сочтены, утрат не перечесть, живая жизнь давно уж позади, передового нет, и я как есть, на роковой стою очереди.

- Идешь, на меня похожий, глаза устремляя вниз, я тоже БЫЛА, прохожий, прохожий - остановись!

- Когда я вечную разлуку хлебну, как ледяную ртуть, не уходи, но дай мне руку и проводи в последний путь. Постой у смертного порога до темноты, как луч дневной, побудь со мной еще немного - хоть в трех аршинах надо мной.

- Я потихоньку все-таки сдаю, хотя не часто в этом признаюсь. Я по утрам себя не узнаю, и отраженья в зеркале боюсь…

- Вот и подходит пора расставанья с телом, а заодно со средой обитанья плоти…

- Правильно! Тело в страстях раскаялось. Зря оно пело, рыдало, скалилось…

- Мы непростительно стареем, и приближаемся к золе…

- Дни текут и улетают, часы бегут и не останавливаются, в стремительном течении времени мир приближается к концу своему. Ни один день не дозволяет другому идти с ним вместе, ни один час не ждет другого, чтобы лететь заодно. Как воду невозможно удержать и остановить перстами, так не останется неподвижной и жизнь рожденного. Бог определил меру жизни человека, и ее дни делят на части. Каждый день, незаметно для тебя, берет свою часть из жизни твоей, и каждый час со своей частицей неудержимо бежит путем своим. Дни разоряют жизнь твою, часы подламывают здание ее, и ты спешишь к концу своему, потому что ты – пар. Дни и часы, как тати и хищники, скрадывают и расхищают тебя; нить жизни твоей постепенно отрывается и сокращается. Дни предают погребению жизнь твою, часы кладут ее во гроб, а вместе с днями и часами исчезает на земле и жизнь твоя. Жизнь, которой живешь ты сегодня, уходит и улетает с концом этого же дня, потому что каждый день берет свою часть из твоей жизни и с ней уходит, и в быстром полете времени часы уходят, исчезают и обращаются в ничто! Как спешно текут дни, так быстро пролетает и жизнь: нет ей возможности остановиться и стать на одном месте!

Маяковский отрицал время в свойственной ему манере:

- У меня в душе ни одного седого волоса, и старческой нежности нет в ней! Мир огромив мощью голоса, иду - красивый, двадцатидвухлетний.

- В этом мире, где наша особа выполняет неясную роль, мы с тобою состаримся оба, как состарился в сказке король.

- Но чем дольше я здесь ошиваюсь - не ведаю, для чего, - тем менее ошибаюсь насчет себя самого. Вашей горестной вереницы не спасти от посмертной тьмы, я не вырвусь за те границы, в которых маемся мы.

- На закате меркнут дома, мосты и небес края. Все стремится к смерти — и я, и ты, и любовь моя. И вокзальный зал, и рекламный щит на его стене — все стремится к смерти, и все звучит на одной волне.

- Мы пол отциклюем, мы шторки повесим, чтоб нашему раю ни края, ни сноса, а где-то по рельсам, по рельсам, по рельсам колеса, колеса, колеса, колеса…

И дальше: - …Уходит наш поезд в Освенцим, наш поезд уходит в Освенцим сегодня, и – ежедневно. Здесь Освенцим является синонимом окончательного и бесповоротного исчезновения всего живого в бездне времени.

- Сквозь жизнь ты шел в наглазниках. Пора бы хоть раз послать их к черту, наконец! Вон, на снегу, приземистою жабой спит крематорий, - серый, как свинец. Здесь чинно все: безверье, горесть, вера... Нет ни берез, ни липок, ни куста, и нагота блестящего партера амбулаторной чистотой чиста. Пройдет оркестр, казенной медью брызнув... Как бой часов, плывут чредой гроба, и ровный гул подземных механизмов послушно туп, как нудный труд раба. А в утешенье кажет колумбарий сто ниш под мрамор, серые как лед, где изойдет прогорклым духом гари погасших "я" оборванный полет.

Все это - правда, причем самая что ни на есть правдивая правда. Но, тем не менее, легендарный товарищ Сухов в ответ на вопрос унтера: - Тебя как? Сразу прикончить? Или желаешь помучиться? – рассудительно ответил: — Лучше, конечно, помучиться! - подтверждая, тем самым, неистребимую тягу человека к существованию.

- Боже, как хочется жить!.. Даже малым мышонком жил бы я век и слезами кропил свою норку, и разрывал на груди от восторга свою рубашонку, и осторожно жевал прошлогоднюю корку.

- Я к вам травою прорасту, попробую к вам дотянуться, как почка тянется к листу вся в ожидании проснуться, однажды утром зацвести, пока ее никто не видит, а уж на ней роса блестит, и сохнет, если солнце выйдет. Оно восходит каждый раз, и согревает нашу землю, и достигает ваших глаз, а я ему уже не внемлю. Не приподнимет мне оно опущенные тяжко веки, и обо мне грустить смешно, как о реальном человеке. А я – осенняя трава, летящие по небу листья, пусть мысль об этом не нова, принадлежа к разряду истин. Желанье вечное гнетет – травой хотя бы сохраниться, она весною прорастет, и к жизни присоединится.

- После смерти моей я хочу превратиться в снег, чтоб лежать на земле голым взглядом, лишенным век и ресниц. И смотреть, не мигая, как тот, другой, оставляет свой след, наступив на меня ногой.

— О твое усталое тело притупила жизнь острие, губы смерти нежны, и бело молодое лицо ее.

Всех переплюнул в первой трети прошлого века поэт Михаил Светлов:

- Каждый год и цветет и отцветает миндаль... Миллиарды людей на планете успели истлеть... Что о мертвых жалеть нам! Мне мертвых нисколько не жаль! Пожалейте меня! - мне еще предстоит умереть!

Есть такая шутка: - Йог по законам жил суровым, и умер он вполне здоровым!

С моей точки зрения именно такой вариант наиболее интересен и потому он является лейтмотивом данной статьи – возможность долго жить здоровым и в том же качестве отойти в мир иной!

Что же такое здоровье?Об этом достаточно сказано в ЙИК, потому буду краток: это когда тело не напоминает о себе и, тем самым, не мешает жить!

Если не подкачала наследственность, то где-то с пятнадцати до пятидесяти лет мы не обращаем на тело особого внимания, пребывая в нем с относительным комфортом. За исключением тех, кто пытается подогнать его под личные представления либо слабоумные тенденции фитнес-моды. Нередко, кстати, именно такое стремление порождает проблемы, которых раньше не было, и начинается преждевременная борьба за жизнь в горячечной рубашке плоти, в тоске телесной тесноты.

На Святой горе Афон в усыпальнице храма целителя и великомученика Пантелеймона есть надпись:

- Мы были такими, как вы. Вы будете такими, как мы.

Главным невосполнимым ресурсом является время существования личности и ее носителя – физического тела.

А уже затем мы сталкиваемся с вопросом качества этого ресурса, а также интенсивности его расхода. Вот пример.

- Джеймс Кеннеди (1860 – 1894). В 1893 году в Нью-Йорке состоялся конкурс на звание «Чемпион мира по поднятию тяжестей”. На конкурс съехались сильнейшие атлеты того времени. Из Канады прибыл Лу и Сир, из Европы – Евгений Сандов. Победителем оказался американец Джеймс Вальтер Кеннеди, который дважды поднял железное ядро весом 36 пудов 24,5 фунта (примерно 587 кг), оторвав его от помоста на 4 дюйма. Ни один из силачей не смог повторить это. Установленный рекорд оказался роковым для 33-летнего атлета: он надорвался и после этого вынужден был выступать только с демонстрацией мускулатуры. Умер он в возрасте 34 лет.

Как не вспомнить Ганса Селье, сказавшего золотые слова: - Жить следует не менее интенсивно, но более разумно.

Как правило, величина и качество здоровья определяется наследственностью, выйти из ее рамок практически невозможно. Хотя, когда детей в семье несколько, генетическая бомба срабатывает обычно в отношении только одного из них.

Например, Михаил Булгаков прожил сорок девять лет и умер от склероза почек. От той же самой болезни в возрасте сорока восьми лет скончался его отец.

Владимир Ульянов прожил без малого пятьдесят четыре года, и скончался от кровоизлияния в мозг. От той же причины и почти в том же возрасте умер и его отец, Илья Николаевич, переживший сына на восемь месяцев.

Здесь мы не принимаем в расчет заболевания, обусловленные повреждениями ДНК на уровне гена, результаты дефектов в наследственном аппарате клеток и пороки развития, вызванные внешними и внутренними факторами.

Диабет, варикозное расширение вен, астма, аллергии и ряд иных массовых заболеваний имеют высокий риск повтора в последующем поколении. И чтобы этого не произошло, нужна грамотная коррекция жизненных условий и поведения субъекта, о чем и пойдет речь ниже.

Встречаются индивиды удивительным образом оптимизирующие жизнедеятельность, примером может быть Александр Любищев, описанный в книге Гранина «Эта странная жизнь». Имея здоровье слабое, Любищев прожил, тем не менее, за восемьдесят, а объем полезной работы, проделанной им в науке невероятен. Но феномены - это исключения из среднестатистических выборок, рядовому человеку такое поведение не под силу. Да оно и не нужно, поскольку обыватель не имеет перед собой задач такого масштаба, какие были у Любищева, Луки Войно-Ясенецкого или Микеланджело.

Итак, каждый живущий располагает временем бытия в интервале между процессами рождения и смерти. Как известно, на длительность жизни влияют четыре базовых фактора:

- наследственность;

- условия среды обитания;

- образ жизни, формируемый интеллектом и характером либо отсутствием оных;

- случай.

Предположим, что некий усредненный типаж, обитая в Москве, ежедневно тратит среднестатистические пятьдесят минут до места трудовой деятельности, суть которой описывается так:

- Бери больше, кидай дальше, отдыхай, пока летит, а конечный результат нанайской мудростью:

- Тяжело в работе – легко в гробу.

Возраст типажа – немного за тридцать, съемная квартира, семья, маленький ребенок, ипотека, умственные способности обычные.

Он с детства не приучен следить за здоровьем, оценивать его уровень и текущее состояние, и, кроме того, игнорирует симптомы расстройств, которые подает тело либо самочувствие.

Многие страдают, упорно не обращаясь к официальной медицине, памятуя крылатый афоризм:

- Ну что, пусть живет, или будем лечить?

Состояние медицины отечественной в комментариях не нуждается, считается, что на Западе все это устроено несравненно лучше.

Но вот небольшой этюд (http://a-nikonov.livejournal.com/1311757.html).

Занимательная статистика по США:

Количество врачей - 700 000.

Количество смертей по причине медицинских ошибок - 120 000.

На одного врача приходится 0.171 смерть.

А теперь об оружии.

Количество людей, владеющих оружием в США - 80 миллионов!

Количество случайных смертей, связанных с использованием оружия в год среди всех возрастных групп 1500.

Количество смертей на одного владельца оружия 0,000188.

Таким образом, врачи примерно в 9000 раз опаснее владельцев оружием.

Помните, оружие не убивает, убивают врачи!

Интересно бы поместить здесь для сравнения аналогичную статистику по России, но кто ж ее даст, даже если она есть?

Мало кто из молодежи глядя на стариков способен подумать о том, что они тоже были когда-то юными, здоровыми и красивыми. Что приходит конец всякой кости его, сухожилью, что старик и юнец - все равны перед звездною пылью, и в путях роковых завивается небо, как свиток, - это тело живых превращается в камеру пыток.

Поэтому логично предпринять действия для сохранения здоровья еще до начала проблем, ибо, чем старше становится человек – тем больше он в нем нуждается. В детстве у меня была серьезная домашняя обязанность - топить печь в холода. Однажды в отсутствие родителей прибыл самосвал с антрацитом, и полторы тонны его выгрузил прямо на улице у ворот. Я решил сделать доброе дело и до их прихода перенести в сарай столько угля, сколько сумею. Нагрузил с верхом два больших ведра и едва доволок. В каждом было около пуда, а для второклассника это слишком. После второго раза задумался, понял, что надорвусь точно, и вес уполовинил. И после каждого захода делал перерыв до тех пор, пока не успокаивалось дыхание. Таким образом, к возвращению родителей дело было закончено, а утомился я не так, чтобы уж очень. Конечно, утром мышцы болели, но к концу дня я о них забыл.

Но чем бы это кончилось, если б я так и таскал непосильную тяжесть? Или работал без отдыха?

Задуматься заставляло и море. Так классно летом упасть с пирса «ласточкой» в теплую воду и чесануть к далекому горизонту без остановки, до полного изнеможения. А потом, когда оглядываешься, а берег черт знает где, - уже и дома неразличимы, - то понимаешь, что сил уже нет, а обратно плыть еще столько же!

Жизнь всегда подбрасывает разные ситуации, надо лишь извлекать из них полезный опыт.

Если человек расходуется в течение дня, но затем получает полноценное восстановление, то, скорее всего, он проживет данное ему наследственностью количество лет. Если этого нет, и усталость накапливается, то с какого-то момента начинает гореть, уменьшаться, как шагреневая кожа, сам жизненный ресурс. Это как форсаж – режим повышенного расхода топлива для достижения большей, чем обычно, высоты либо скорости полета. Однако самолет можно заправлять горючим неоднократно, а запас здоровья не возобновим и конечен. Если же интенсивность расхода оптимизирована, есть шанс прожить именно то количество времени, которое отвела природа.

Преждевременно изнашивает тело хроническая усталость, вызванная неверным представлением субъекта о своих возможностях, ошибочная стратегия и тактика поведения, а также неумение восстанавливаться эмоционально и физически.

Хемингуэй сказал когда-то: - Мир ломает каждого. Он убивает самых добрых, и самых нежных, и самых храбрых без разбора. А если ты ни то, ни другое, ни третье, можешь быть уверен, что и тебя убьют, только без особой спешки.

Однако сам он застрелился в шестьдесят один, страдая одновременно диабетом, гипертонией, депрессией, которая, кроме прочего, была спровоцирована слежкой ФБР и нарушениями памяти от лечения электрошоком.

Но, даже отбросив в сторону фактор депрессии, можно задаться вопросом: - Почему этот человек уже в среднем возрасте имел такое скверное здоровье? Ответ однозначен: - Не следил за физической формой и злоупотреблял алкоголем.

Вспомним замечательную песню:

- Смешно, не правда ли? Ну, вот, - и вам смешно, и даже мне. Конь на скаку, и птица влет, по чьей вине, по чьей вине, по чьей вине?

Действительно, кто виноват в том, что, начиная с 1977, Высоцкий пристрастился к выходу из запоев посредством инъекций морфия? И последние три года жизни с него не слезал, водка уже стала только фоном. В связи с этим вопрос: случайно ли он умер в сорок два, или к этому привело его упорно саморазрушительное поведение?

Конечно, всегда есть искушение оправдать его, например, говоря именно о таких, как Высоцкий:

- Не эталоны образцовости, в век, вызревший на человечине, они от анемии совести лечились до цирроза печени....

Итак, человек живет, вкладывая ум, способности и силы в окружающий мир с тем, чтобы достигать целей. Тело во всех этих действиях – слуга, а его состояние – фактор, на который не обращают внимания, пока оно не напомнит о себе самым неприятным образом.

Тем не менее, люди до упора игнорируют сигналы бедствия, и лишь когда не остается больше сил терпеть, начинают предпринимать что-то для изменения ситуации к лучшему. Только теперь осознавая, что пришла пора вкладываться не во что-то внешнее, а в себя. А если этого не сделать, то любые цели станут ненужными и достигать их будет некому.

Немедленно возникает два вопроса: что вкладывать и как?

Варианты есть традиционные – водка, фитнес, спорт, или эксклюзивные, например, йога. Пациент западной формации идет, как правило, сдаваться врачу, который, согласно легенде, мастер своего дела, все о тебе знает досконально и предпишет нужное лечение. Субъект, глотая таблетки, соединяет организм с достижениями фармакологии, и должен по идее выздороветь. При этом сохраняя тот самый образ жизни, который и привел к необходимости лечиться.

Самые впечатляющие последствия такой стратегии я наблюдал в розовом секторе мексиканского Монтеррея, где сосредоточены фешенебельные отели и виллы. Именно там полно калек, их возят, носят и сопровождают толпы слуг, поскольку хозяева сами передвигаться не могут. Это весьма состоятельные люди, их обслуживают лучшие врачи мира, использующие новейшие достижения медицины, но сами они в сохранении своего здоровья не участвуют. Таковы принципы тупых и богатых.

Однако среди богатых встречаются и умные, минимально прибегая к медицине, они меняют отношение к своему телу, чтобы не заболевать и не лечиться впредь. Эти люди восстанавливают здоровье, и стараются поддерживать его качество грамотным образом жизни и физической нагрузкой.

Люди среднего экономического статуса ведут себя на тернистом пути оздоровления по-разному. К сожалению, среди них широко распространена порочная тактика избегания. Конечно, отказ от алкоголя, табака и всякого рода стимуляторов нужен, в этом сомнений нет. Но многие необоснованно уменьшают количество и качество еды, доходя в этом до идиотизма, как это произошло с веганами.

Не справляясь с буднями, люди уходят в дауншифтинг, противопоставляя трудоголизму и корпоративному безумию философию «снижения оборотов», отказа от чужих целей и жизни ради себя. Идея интересная, но реализуется позитивно только в том случае, только если есть на что переключиться, иначе душу и тело будет убивать уже не бессмысленная суета, но полное безделье:

– Мне дали вчера свободу – что я с ней делать буду?

- Кроме отношений с богом, все остальное, согласно Паскалю, только отвлечение, развлечение. Голое, предназначенное к уничтожению бытие и отвлечение от него. Выносимо ли существование в чистом виде? — смотря по тому, как это повернуть. Непостижимый дар жизни, самый факт жизни — удивление и счастье. Другой поворот - страх перед непонятным и смертельным существованием. Человек отвлекается, потому что иначе ему остается нестерпимое, попросту невозможное, чистое ожидание конца.

Но если один отвлекается в продуктивном действии, оставляя этому миру то, чего раньше в нем не было, другой погружен в непрерывную заботу об окружающих, дальних и ближних, то прочие, которых, к сожалению, абсолютное большинство, умеют только потреблять. И особо продвинутые индивиды достигают в этом деле по-настоящему маньяческих высот.

Кстати, непрестанная забота о своем драгоценном здоровье тоже один из способов отвлечения от тоски безделья и экзистенциальной пустоты.

Анализируя воздействие практической йоги, обеспечивающей ее адепту долголетие и здоровье, я не задаюсь вопросами: - Зачем вообще это нужно? – или: - А что с долголетием делать?- и не собираюсь отвечать на них. Взрослый, большой и умный человек должен на подобные вопросы ответить себе сам, это не моя печаль. Но истина неизменна, и от нее никому не уйти:

- Все в этом мире по-прежнему, месяц встает, как вставал, Пушкин именье закладывал или жену ревновал. И ничего не исправила, не помогла ничему смутная, чудная музыка, слышная только ему.

Отметим, что наиболее грамотная поведенческая стратегия – разумное избавление от текущих вредностей. А затем следует, не уклоняясь от бытия, включить в жизнь нечто полезное, направленное на защиту тела от давления времени. В противном случае ты слишком рано остаешься один на один с оболочкой, качество которой исключает нормальное взаимодействие с окружающей действительностью.

Отдельная головная боль, это любители острых ощущений - молодое поколение, которое в основном не думает, а чувствует. Оглядевшись внимательно при включенном мозге, они нашли бы вокруг множество сверстников, которые в процессе драйва слегка оступились, не долетели, не вовремя дернули за кольцо и так далее. И теперь не живут, а доживают, обременяя своей немощью родных и близких.

То же самое относится к любителям кайфа – интенсивные переживания удовольствия, не вызванного собственными действиями и получением полезного результата, ведут к необратимому распаду. Здесь также субъект соединяет себя с продуктами технологии – наркотиками и прочей химией, получая досрочный летальный исход.

Медицина в тандеме с фарминдустрией предназначена вовсе не для оздоровления, но для сбыта непрерывно растущего спектра лекарств. Это – бизнес, заинтересованный в том, чтобы как можно большее количество людей непрерывно болело и лечилось. Для восстановления и сохранения здоровья нужно изменить образ жизни, а не идти на поклон к отечественной медицине. И в первую очередь нужно восстановить продуктивное взаимодействие с телом и психикой, а лучшим средством для этого является йога, древнейшая технология самонастройки.

Вопрос: - Почему и что со мной не так? – надо обращать к себе, а не к миру. Только собственные действия трансцендируют человека в иное качество. А йога как раз и выводит тело на границы подвижности, а сознание – на пределы обычного восприятия. Хотя коммерциализация не оставила от подлинной йоги камня на камне, люди чувствуют, что за Эверестами эзотерического мракобесия скрывается нечто исключительно ценное и к нему тянутся. Но ситуация опять-таки описана классиком:

- Кусок лишь хлеба он просил, и взор являл живую муку, но кто-то камень положил в его протянутую руку…

Этим камнем оказалась суррогатная йога, подаваемая под видом технологии личностного роста. Судя по всему, тема эта является соцзаказом, ее модификациями забит Интернет и скудный ментальный досуг офисного планктона. В Яндексе по запросу о личностном росте выскакивает белее полумиллиона ответов, народ твердо верит, что этому можно научить и научиться. Мало кому приходит в голову мысль о том, что болтовня не подразумевает реальной деятельности, именно потому сущностью данных тренингов являются беспредельное словоблудие и ложь. Речь – самый энергетически выгодный способ дистанционного управления людьми в своих интересах.

Самый популярный и массовый метод личностного роста в СССР показал классик:

- Вот - справа, у окошка - сидят двое. Один такой тупой-тупой и в телогрейке. А другой такой умный-умный и в коверкотовом пальто. Тупой-тупой выпьет, крякнет и говорит: "А! Хорошо пошла, курва!" А умный-умный выпьет и говорит: "Транс-цен-ден-тально!" И таким праздничным голосом! Да. Больше пейте, меньше закусывайте. Это лучшее средство от самомнения и поверхностного атеизма.

В наши дни личностный рост вполне может быть описан так:

– А что такое Бон с практической точки зрения? – спросил Аристотель Федорович. – Мы ведь люди в этом вопросе совершенно темные.

– Тренировка духа, – ответил Борис. – С целью обрести свободу от привязанностей. Только в реальности кончается тем, что вместо одной тачки с говном человек катит по жизни две – свою родную и тибетскую. Сначала на работе отпашет, как папа Карло, а потом сидит у себя в каморке и начитывает заклинания на собачьем языке, чтобы умилостивить каких-нибудь нагов, которых ни для кого другого просто нет. И психоз бушует сразу по двум направлениям.

Личностный рост это то, чем selfmademan занимается самостоятельно, все прочее – суета и безумство. Измениться реально и восстановить исходное качество психосоматики без отрыва от социума позволяет только йога.

Но все не так просто, как хотелось бы, ведь занимаясь ею ежедневно, я теряю возможность ничегонеделания! Потому свободы в абсолютном смысле не существует.

Причем не только в отношении «харда»! Если мы хотим сохранить когнитивные способности, то нельзя напрягать одно лишь тело. При просмотре визуального ряда больше загружены затылочные доли мозга, при прослушивании музыки – височные. Если постоянно преобладает активность физическая, а степень и разнообразие умственной падают ниже критического уровня, кровоснабжение в моторных полях будет всегда усиленным, а в ассоциативных ослабленным. И это запросто может спровоцировать ранний склероз.

Сегодня культура Запада и России пропитана Нью эйджем суррогатом «духовности» Востока, жвачкой для бедных. Огромное количество москвичей посещает клубы, центры, курсы, школы, академии и т.д., обозначающие себя самым диким набором слов, среди которых неизменно присутствует термин «йога». Причем вменяемого представления об аутентичной йоге в народе нет и близко.

Она зародилась в Индии, но по ряду исторических причин аннигилировала, расколовшись на философию и магию (Тантру). На древнем Индостане не было обществ, обремененных когнитивными и психоэмоциональными перегрузками, как это имеет место сейчас в социумах западного формата. Временное торможение ментальной активности было прерогативой мизерного количества философов, которые пытались познать сущее путем устранения погрешностей, вносимых Эго в процесс восприятия. Народу же были понятны и желанны чудеса, демонстрируемые факирами и теми, кто поднял Кундалини, ухитрившись при этом остаться в здравом рассудке. Впоследствии философы использовали молчание ума для изощрения метафизических построений, в которых и погрязли, тантрики же под маркой йоги разработали процедуры нервно-психического раздрая, ведущего к острым психозам, выдаваемым за состояние святости. Переживания такого «просветления» неординарны, необъяснимы, незабываемы и сопровождаются яркими изменениями восприятия. Перечень сиддх приведен в Сутрах, а также у комментаторов, потому останавливаться на них не будем. Кстати, сиддхи наблюдают у своих пациентов и нейрохирурги, имеющие дело с терминальными стадиями опухолей мозга. В таких случаях некоторые больные определяют вкус и цвет наощупь, видят сквозь преграды, предсказывают будущее и т.д. Понятно, что в этих случаях раздрай системы носит характер фатальный, но в Кундалини-йоге о необратимости процедур, выбивающих из нормы психику адептов, говорить не принято, хотя их нередко постигает «священное безумие».

Традиционная йога дает именно то, что ищут очень многие – полное психосоматическое восстановление и «перезагрузку» личности, но кто знает, где эту йогу искать и как найти?

И в этом случае, как сказал классик:

- Миром правит не тайная ложа, а явная лажа.

Я считаю, что сегодня на Западе, включая Россию, доступ к подлинной йоге блокирован. Как и к технологиям иным, позволяющим личности-полуфабрикату стать «изделием» завершенным.

Неясно, какова здесь доля умысла, а что сложилось в процессе естественного хода событий. В конце концов, если Управление стратегических служб США в свое время успешно реализовало проекты «Хиппи» и «Битлз», почему это исключено в отношении йоги? Тем более что в данном случае надо всего лишь перехватить управление, легенда уже есть, да еще какая!

Первый вариант блокировки - это полномасштабный комфорт для богатых. Можно покупать без устали все, чего душа пожелает, жить на моднейших курортах, посещая элитные клубы, не вылезать из сафари, а когда придет время – сдаться светилам медицины.

Второй способ блокировки поисковой активности для бесталанных, жадных и неумных – пропаганда неограниченных возможностей обогащения. Попытки выбиться «в люди» со временем лишают этих людей последних остатков и здравого смысла, и здоровья. И никакая йога их спасти не в состоянии уже только потому, что они никогда не узнают о ней.

Имеется также в социуме небольшая прослойка креативных личностей, любящих свою профессию либо успешно реализующих природные способности, рано или поздно они также задумываются о своем здоровье.

Интеллектуально развитые индивиды встречаются в политической и культурной элитах, но для них, как и всех прочих, предусмотрен барьер третий – эзотерика.

Сегодня на информационный рынок выброшено такое количество подделок на тему йоги, что, не обладая критериями различения, человек неминуемо запутывается! Засилье мошенников, кретинов и лжеучителей не дает возможности найти сталкера - проводника к йоге настоящей. Разница между шарлатанами и подлинными учителями стёрта. В условиях информационного удушья люди доверяют только сами себе, далеко не всегда качественно разобравшись в предмете.

Все подлинное делается медленно, трудно, требует времени и усилий. В бесчисленных же «школах», группах и руководствах по «йоге» предлагается что-то быстрое, понятное, доступное и почти даром. Неофитов заманивают на поле эзотерики, используя естественное стремление человека к лучшему. Людям дают негодные средства, и они ими пользуются.

Классик сказал: - Свобода – это разбудить жажду и показать путь к колодцу.

Тем, у кого есть все, йога не нужна. Вернее, они так считают. Собственно говоря, всем нужна не обязательно йога, но любой качественный способ самосохранения. К сожалению, йога сегодня слишком на виду, а псевдойогическая эзотерика – огромный рынок сбыта лжи, которая дешевле бумаги, на которой она напечатана. Это крутой бизнес, и он никогда не закончится.

Забота государства заключается в том, чтобы люди не соприкоснулись с йогой подлинной. Поскольку освоивший ее индивид эффективно мыслит, плохо управляем в силу адекватной самооценки, имеет свое мнение и не склонен воспринимать указания извне как аксиому. А это категорически не нравится носителям власти!

Кто образует идеальный социум? Конечно немыслящее большинство! Посредственность, обладающая детским мироощущением, прекрасно адаптируется к окружающему миру, каков бы он не был! Однако высокая социализация лишает субъекта воли и не оставляет шансов на продуктивное мышление, таким образом пополняется масса бездарных приспособленцев.

Йога устраняет возникающую у людей при высоком социально-экономическом давлении выученную беспомощность – депрессивное состояние, благодаря которому СМИ управляют массами.

Когда человек оптимизирует себя посредством йоги, он начинает понимать происходящее вокруг и задает неудобные вопросы. А зачем это властям?

Семь сотен корпораций дергают за ниточки марионеточные правительства, которым намного проще манипулировать стадом, нежели совокупностью людей, способных продуктивно мыслить.

Как отметил профессор Савельев: - Чтобы управлять людьми, надо апеллировать к инстинктам. Ведь что обещают политики? Каждому мужику по бабе, каждой бабе по мужику, каждому мужику по бутылке водки. Мы вам изменим социалку - вы будете лучше жить. Мы вам сделаем доступное медицинское обслуживание - вы деньги сэкономите и здоровье сохраните. Мы вам снизим налоги - у вас будет больше еды. Это все биологические предложения, связанные с энергией и продолжительностью жизни. А где социальные предложения? Почти никто из политиков не говорит об изменении социальной структуры общества, о ценностях. Вместо этого они говорят: мы дадим вам денег - а вы размножайтесь.

Подстегивая конкуренцию, крупные компании предлагают наемным служащим морковку из соцпакетов, материальная составляющая которых растет при переходе на более высокий уровень иерархии, и люди гонятся за этими бонусами. Не замечая, что с какого-то момента они продают уже не способности, а свое здоровье, которое потом не вернуть ни за какие деньги.

Предприниматели, так или иначе попадающие в Школу, поначалу утверждают, что йога асоциальна, поскольку, будучи очищен и оздоровлен ею, человек уже не станет беззаветно уродоваться, как раньше, на благо компании, но больше времени начнет тратить на себя. Однако потом признают это обвинение несостоятельным, поскольку, сохраняя здоровье, человек будет работать на ту же компанию не один десяток лет. А в противном случае быстро выйдет из строя, и вынужден будет всю оставшуюся жизнь лечиться. Кстати, по моим наблюдениям половина людей, попадающих к нам с функциональными расстройствами, на самом деле нуждается в элементарной коррекции эмоционального состояния, что достигается одной только глубокой релаксацией.

Целью Школы, сайта, моих книг является создание и поддержка информационного пространства, сквозь которое идет поток людей, осваивающих йогическую технологию. Они, благодаря ей, становятся здоровыми и психоэмоционально сбалансированными, иначе говоря – просветлёнными. И учат этому других.

Но в итоге все, так или иначе, упирается в отведенное каждому время жизни, точней – в ее активную или продуктивную фазу. Соответствующая проработка харда – «железа», физической компоненты индивида, всегда остается задачей первостепенной важности. И ее решение также обеспечивает йога, к специфическим аспектам которой мы теперь переходим.

Хорошо известны сиддхи физические – железное здоровье и, соответственно, долгая жизнь. А также потребление малого количества пищи, произвольная регулировка физиологических процессов и восстановление сбоев здоровья без медикаментов и лекарственных средств. Способность переносить сильный холод либо жару, на долгое время задерживать дыхание, легко переносить или вовсе не чувствовать боль, в широких пределах изменять массу тела и т.д.

Правда ли это? Доверяя исключительно его величеству факту, опишу то, с чем довелось соприкоснуться в результате собственной практики мне и ученикам, занимающимся йогой от десяти лет и выше.

Но сначала небольшая ремарка. Следует помнить, что при передаче информации возникают искажения трех видов:

- уменьшается общий информационный объем - люди воспринимают далеко не все, что автор хотел бы им донести;

- у автора и читателей могут не совпадать способы представления в уме и переработки информации;

- у автора и читателя может быть совершенно не совпадающий культурный багаж, вследствие чего текст может быть воспринят и понят неожиданным и неприемлемым для автора образом.

Ну и, конечно, сущность практических аспектов йоги будет ясна новичку ровно в том объеме, который коррелирует с его личным опытом. То есть, сказанное ниже может быть непонятно вообще. Отдельные слова – да, но то, что автор пытается выразить их сочетанием – нет. Учитывая эти моменты, прошу непредвзято отнестись ко всему, изложенному ниже.

Первое, и самое заметное следствие классической практики, это, конечно, эвристика. Работая в одной из мастерских ЦНИИЭП Мезенцева, мне, как и другим инженерам-разработчикам, приходилось разбираться с задачами довольно сложнми. Порой решения никак не выстраивались, сколько не ломай голову. Но после качественной утренней йоги, когда я неторопливо шел на работу, они приходили сами собой, ниоткуда. Впоследствии это стало нормой.

Все адепты йоги после овладения глубокой релаксацией отмечают то же самое. Причем, ответы по различным аспектам бытия приходят даже на незаданные самому себе и не оформившиеся в сознании вопросы. Кто-то запоминает полезную мысль и занимается дальше, не теряя молчания ума, кому-то приходится записывать.

С началом медитативной практики асан начинаются проявления малых сиддх, постоянное их присутствие характеризует качество психоэмоциональной отстройки. Подавляющая часть бытовых обстоятельств и процессов складывается теперь оптимальным образом, хотя адепт не прилагает к этому усилий. Порой возникает странное ощущение, что из любых твоих действий исчезла некая погрешность, как у мастера дзэн, который выходил на охоту только с одной стрелой - он не мог промахнуться.

В какой-то момент я поймал себя на том, что вообще не устаю. После дневного сидения за чертежной доской, перемежаемого специфическими расчетами, мои коллеги по бригаде были выжатыми. Я же готов был взорваться, не зная, куда девать энергию. Пяти часов сна хватало за глаза, больше не было нужно. Организм работал, как часы, регулярность, количество и качество еды не имело значения.

После того, как в 1985 я подключил к практике полное дыхание, стало еще интересней. Вкратце об этом сказано в статье «Дао ВСБ», здесь изложу подробнее. Как известно, в состоянии покоя взрослый человек средних физических данных, возраста и здоровья дышит в пропорции примерно полторы секунды вдох, две с половиной – выдох. То есть около пятнадцати дыхательных циклов в минуту. Где-то года через полтора после начала освоения ПД мне удалось выйти на пропорцию одно дыхание в две минуты, без задержек, сорок секунд вдох, восемьдесят – выдох. Уровень психоэмоционального покоя стал нереальным, ничто практически не могло вывести меня из равновесия, и это стало даже угнетать. Напоминая состояние чурбана или столба, каштха, которое, согласно текстам, на каком-то этапе должен пережить йогин. Кстати, метафора столба ассоциируется также с бессмертием. Состояние это мне и без того не нравилось, а усугубил его эксперимент.

Когда двухминутный цикл ПД стал свободным, я решил попробовать задержки с учетом рекомендаций Б.Л.Смирнова в его комментариях на «Книгу о Бхишме».

- Следующее общее очень важное правило касается задержки дыхания — закрывая голосовую щель, нельзя ослаблять напряжение вдыхателей и утрачивать над ними контроль. Если вдыхатели расслабляются, то вес рёбер и мышц туловища начинает повышать внутригрудное давление, и, таким образом, создаётся очень серьёзная помеха для венозного кровообращения, особенно в системе нижней полой и воротной вен. Неправильная задержка дыхания может свести на нет всё положительное действие дыхательных упражнений.

Дабы не искушать судьбу, была выбрана бахья кумбхака. Непосредственно перед сном, лежа на твердой постели, я практикую ПД в полном релаксе. После пятого цикла начинаю задержку на выдохе. Вскоре возникает потребность вдохнуть, и сознание проясняется. Затем удушье растет, начинает напрягаться тело, лицо, глаза. Желание вдохнуть становится нестерпимым, но я непрерывно расслабляю тело, отпускаю лицо и глаза, и, в какой-то момент, словно куда-то проваливаюсь - сознание одномоментно выключается. И затем, когда приходишь в себя, дышать уже не хочется. В организме – мертвая тишина. Сознание прозрачное и спокойное. Пауза неправдоподобно затягивается, и я наблюдаю светящуюся стрелку секундомера, включённого в начале задержки.

Минута, вторая, третья, четвертая, пятая. И только к средине шестой в ушах появляются медленные и глухие, словно подводный колокол, удары сердца. Тогда я снимаю блокировку в горле, и начинается медленный и спокойный вдох, словно задержки и не было вовсе. Пять обычных циклов ПД, и следующая пауза. Больше четырех задержек я делать не стал, потому что на последней из них время уменьшилось до пяти минут, значит, переносимость организма к экстремальному воздействию исчерпалась.

Несмотря на то, что этим я занимался через день, следствия были интересными. О явной утрате эмоциональности я уже упоминал. Зато на море появился приятный бонус – возможность плыть под водой не спеша и с удовольствием около трех минут. Правда, это ощутимо напрягало тех, кто видел, как ты ныряешь.

Бежать в среднем темпе я мог часами, даже в предгорьях дыхание не сбивалось. Если крутизна явная, через какое-то время начинало сводить мышцы ног, но одышки все равно не было. Зимой перестал ощущаться холод, я никогда не носил то, что называют нижним бельем. Во время работы в Евпатории круглый год купался. Хотя когда зимой мы поднимались на Хамар-Дабан при минус пятидесяти трех, спортивное трико под джинсы меня все-таки надеть заставили.

Перчатками и шапкой не пользуюсь до сих пор, исключая, опять-таки, ту давнюю эпопею в Прибайкалье. В крайнем случае, при сильном морозе и ветре надеваю капюшон куртки.

Инфекции и простуды, как правило, проходят мимо, а если что-то и цепляет, то в форме чисто символической.

Конечно, это результат не только пранаямы, но многолетних занятий в целом. Может я и сохранил бы систематическую практику ПД с задержками, если б не сопутствующие глюки, которые оказались весьма неприятными.

Однажды, прекрасным летним днем в период расцвета застоя я не спеша топал на работу в свой НИИ по правой стороне улицы Кравченко, от Ленинского к проспекту Вернадского. Вечером, перед сном выполнил двадцать дыхательных циклов и четыре задержки, это заняло ровно час, ПД – сорок минут, задержки – двадцать. Спал с двух ночи, до шести утра, проснулся огурцом. Ничего необычного не отметил, разве что сознание полностью вырубалось в «стоячих», что бывает не часто. Состояние такое, словно ты промыт внутри до малинового звона. Проспект Вернадского уже недалеко, по правую руку от меня двор кирпичной восьмиэтажки, слева через дорогу серая башня общаги МГУ, за ней озеро.

Вижу издали поток авто, идущий слева направо от улицы Новаторов к Университетскому проспекту, он исчезает за домами в конце улицы Кравченко. Поток обратный, справа налево, из-за этих домов появляется.

Вдруг, без всякой преамбулы начинается мелькание, в поле зрения словно чередуют два слайда, то, что я вижу впереди, перебивается другой картинкой - видом сверху, как с вертолета! Вот налево плывет в левой полосе потока крыша ярко-красного авто, сейчас оно должно появиться впереди. И, действительно, машина эта возникает в поле прямого зрения, уносясь к улице Новаторов. Но ведь бред, как можно наблюдать что-то с двух точек обзора одновременно?!

Мелькание не прекращается, начинает кружиться голова, в ногах слабость, по спине щекотно сбегает пот. Пересекаю газон и присаживаюсь на бордюр у дороги, обнимая колени руками, утыкаюсь в них лицом, людей утром на Кравченко, слава Богу, мало. Ну, устроился человек отдохнуть, подумаешь. Испуга нет, скорее недоумение, смешанное с любопытством. Перед внутренним взором просто вспышки света, как сварка, разве что треска и шипения не хватает, глазные яблоки неприятно дергаются в такт. Изо всех сил зажмуриваюсь и напрягаю тело, до упора задерживая дыхание на вдохе. Затем расслабляюсь и повторяю это несколько раз. Дурнота и головокружение затихают. Глаза режет, но мелькание кончилось. Через некоторое время встаю и продолжаю путь, голова шальная, все вокруг как чужое. На работе в этот день я был дурак дураком.

Повторилось это и еще раз – снова после пранаямы с задержками. К счастью, я не успел выйти из дому. То же головокружение, но в этот раз мелькали и наслаивались картины прошлого и настоящего. Закончилось это быстро, но потом весь день клонило в сон и мучала изматывающая тревога. Короче говоря, задержки я прекратил и больше к ним не возвращался.

Сейчас, 20 августа 2014, когда я пишу эти строки, в Сети появилось сообщение о смерти Б.К.С.Айенгара. Причина - сердечная недостаточность. Прожил этот человек на свете девяносто пять лет, семь месяцев и шесть дней.

Соблюдая негласную заповедь, согласно которой о мертвых либо хорошо, либо ничего, я разместил на форуме следующее:

Моя личная мотивация к изучению йоги сформировалась благодаря И.А.Ефремову, книга Б.К.С.Айенгара дала возможность приступить к практике в 1971. Неважно, какой была тогда эта практика, на то и дана голова человеку, чтобы разобраться во всем самостоятельно. Во время занятий в ЦНИИМСЕ он лично походил по грудной клетке и животу своими узкими ступнями, дожимая мою поясницу к полу в Супта Вирасане. А 24 октября 1989 года около четырех часов был у меня в гостях на Ленинском проспекте, дом 90, квартира 248 вместе с Фаеком Биреа и Еленой Федотовой, которая выполняла функцию переводчика. Общение получилось интересным, и я хорошо запомнил этого человека, который абсолютно верил в свое предназначение. А по вере нашей воздается нам. И пусть земля ему будет пухом...

Израиль в лице Алекса отозвался так:

Несмотря на то, что он внес в йогу много чего, чего там, по определению быть не должно, все-таки, он помог бренду йоги разойтись по миру, Он был настоящим бойцом-тапасином-йогином, за что ему большой респект.

Желаю ему кайвальи!

Ginger возразил:

Ну-ну... Это мы тут с вами такие умные сейчас, пришедшие разными путями к йоге классической. А есть ещё в мире тысячи людей, которым стало хуже от "йоги" этого борца и мастера. Но обычно они просто тихо и разочарованно отползают от этой йоги, зализывая новые или старые травмы. А есть ещё тысячи инструкторов этой школы. Всякие есть - от разумных людей, отдающих себе отчёт в качестве преподаваемой ими "йоги", до бездумных фанатов и беспринципных жуликов, пользующих популярную методику. А есть ещё тысячи тонн макулатуры и Учебных Пособий, в которых преподносится авторский стиль индийской физкультуры и эзотерики под видом идеальной для западного человека йоги. И всё это будет продаваться, и продвигаться учениками и последователями, пока не передерутся и не распылятся наследники его самого и его учения. Для меня Айенгар - это Корпорация. А цель её - получение прибылей на ходовом нынче бренде, коим является "здоровый образ жизни". Пусть земля ему будет, как тут говорилось... История рассудит. Или забудет.

Что можно добавить к сказанному на форуме, не стесняя себя политесом?

Те, чьи мнения приведены выше, в том числе и я, одновременно правы, и неправы. Поклонники и адепты запомнят Айенгара как рыцаря йоги без страха и упрека, в сверкающих доспехах гуру, победителя жизни, поднявшегося со дна жуткой индийской нищеты в десятку самых известных людей мира. Каков он был на самом деле как личность, знает лишь его ближайшее окружение, но, я думаю, вскоре будет создан официальный вариант легенды. Таковы правила бизнеса, и, тем более, индийская специфика. Корпорация стопроцентно утилизировала жизнь основателя, и соответственно должна поступить с его кончиной.

И уже тут как тут обывателей ряд, тех, что завтра умрут, а сегодня – стоят.

Известен второй вариант комментария Б.К.С.Айенгара на Йога-сутры, первый был издан в переводе на русский в 2005 иркутским издательством «Петров и сыновья». Мне представилась возможность ознакомиться с этим более поздним вариантом - «Core of the Yoga Sutras» (2012), и я ужаснулся. Разобраться в данном тексте и вынести из него что-то полезное – невозможно, он напоминает шизоидные заклинания Грабового.

Я вовсе не утверждаю, что пропагандируя свою «йогу» гуру вводил людей в заблуждение преднамеренно. Однако она абсолютно не коррелирует с Йога-сутрами, а создание и эпидемическое распространение Айенгар-йоги обусловлено социальными и групповыми интересами, а также духом времени, он сам верил в то, что делал, говорил и писал.

Есть две общности связанных между собой индивидов, это параноики – продуцирующие идеи, и фанатики, их распространяющие. Данные группы объединяет комплементарность, одна без другой существовать не может. Это отлично просматривается на примере сект вообще и российских в частности – Порфирия Иванова, Евдокии Марченко и множества других. Их апологеты, фанатики, абсорбируются сектами из социума по признаку слепой веры обещаниям, особенно «духовно» возвышенным.

Заражение продуктами незамкнутых онтологий в отсутствие критичности их применения передается по людям, на этом и стоит Айенгар-йога. Ее адепты в нашу Школу попадают нередко. Спрашиваю, например, изможденную женщину среднего возраста:

- Сколько времени вы посещали группу Айенгар-йоги?

- Около четырех лет.

- А зачем пришли сюда?

- Ну, начала болеть спина и суставы…

- Что же это за йога, от занятий которой становится хуже, чем было? И вы сразу перестали посещать эту группу?

- Нет, я надеялась, что все наладится, еще год ходила, но становилось только хуже.

- А на каком основании надеялись?

- Не знаю, верила, наверное.

- А когда впервые туда попали, было хоть какое-то собственное представление о том, что такое система Айенгара и йога в целом?

- Нет, я думала, что раз этого так много и везде рекламируется, то полезно. Думала, что приду, и мне все расскажут…

- А сами не захотели утруждаться предварительным сбором информации, и ее анализом?

- Ну, знаете, если никому не веришь, как вообще жить?

Что тут сказать? Средний человек привыкает к своим граблям, сколько бы на них не наступал.

Когда-то, в эпоху расцвета застоя, исполнял Владимир Трошин песню на стихи Долматовского и музыку Мурадели:

- Жить и верить - это замечательно, перед нами небывалые пути, утверждают космонавты и мечтатели, что на Марсе будут яблони цвести.

Мне кажется, что скорее зацветут яблони на Марсе, чем люди в массе научатся думать своей головой, а не тупо верить тем, кто сулит златые горы.

Наследие Б.К.С.Айенгара – это даже не конструктивный миф, а псевдойогический фаст-фуд, гарантирующий его фанатам множество опасностей и рисков, о которых они до поры не подозревают.

Из материала обозримой истории известно лишь несколько информационных оболочек, оказавшихся способными к автономному существованию и развитию. Это Вавилонская башня, Атлантида, алхимия, астрология, «Титаник», теософия, Агни-йога, сайентология, кастанедовщина и сегодняшняя псевдойога, основанная Кришнамачарьей.

Есть такая книга о наркоторговле - «Королева юга», созданная на документальном материале. И там сказано коротко и ясно: - В этом деле убивать – просто часть работы.

Многолетнее наблюдение за адептами Айенгар-йоги полностью подтверждает эту печальную истину. Хотя, конечно, с философской точки зрения любая смерть является естественной, противоестественно только бессмертие.

Однако, вернемся к технологии классической. Как известно, чтобы затормозить привычный процесс произвольного мышления при бодрствующем сознании, необходима первичная привязка внимания к телу либо его процессам.

Иными словами – в организме надо отыскать триггерные точки, фиксация внимания на которых ведет к молчанию ума. Такой поиск является процессом сугубо индивидуальным и требует времени, порой – немалого. Попробую привести примерный перечень типовых точек доступа к состоянию ментальной релаксации, а затем и к ЧВН.

1.Переносица либо межбровье. У определенной категории людей фокусировка внимания на этих местах сразу вызывает отклик. Вначале появляется давление и тяжесть, затем пятно ощущения на коже, которая начинает немного саднить. Потом может начаться разогрев или даже легкая пульсация. Возможна не переносица, а точка между бровями, или даже посредине лба. И ощущение не тепла, но прохлады.

Напомним: внимание и сознание это одно целое, внимание – оперативная часть сознания, подчиняющаяся произвольному контролю. Человек направляет внимание на внешние либо внутренние объекты, активируя при этом необходимые органы чувств (восприятия). Кроме того, внимание может быть сведено в точку либо рассеяно, это будет, соответственно, концентрация либо деконцентрация. Обычно, внимание фиксируется на одном месте без усилий около пятнадцати секунд, затем человек начинает напрягаться. У новичков внимание, как правило, моментально соскальзывает, уходит с переносицы, отклоняясь куда попало. Поэтому приходится удерживать его в неподвижности усилием воли. После многократных повторений, оно, в конце концов, останавливается и залипает на точке либо области доступа, становясь однонаправленным (экагра) и не напряженным.

И лишь через некоторое время после того, как внимание обездвижилось, сознание также начинает расплываться, утрачивать обычную четкость. Это и есть начало ментальной релаксации.

Кстати, в некоторых ашрамах ученикам йоги наносят на межбровье либо переносицу капельку скипидара, чтобы усилить сенсибилизацию. Можно с этой целью применить, скажем, вьетнамскую звездочку, но я не считаю это эффективным. Если в переносице отклика нет, то лучше искать более легко «включающиеся» точки доступа, а не упираться во что-то одно. Японская пословица гласит: - Закон, как телеграфный столб, перепрыгнуть его нельзя, но обойти – можно.

Встречаются случаи экзотические, дама в одной из моих субботних групп обнаружила точку доступа не на поверхности переносицы, а как бы в нескольких сантиметрах перед лицом. Из этой точки начинался как бы теплый ветерок, тело окутывал жемчужный туман, оно тут же полностью расслаблялось, мысли теряли четкость и начинали путаться.

Обычно новички, осваивая асаны, вынуждены, так или иначе, разбираться с телом, обучаясь выполнять их так, чтобы конечная форма была практически неощутима. Время удержания позы, на протяжении которого тело не проявляется в восприятии, является полезным, равно как и работа в нем, производимая спонтанным «стеканием» к границам гибкости, изменением топологии внутренних органов, специфической мышечной, суставной, сосудистой работой и т.д. У новичков мышцы напрягают три фактора – непривычная форма, ее неподвижность, а также психоэмоциональный тонус. Чтобы реализовать самую простую релаксацию – мышечную, субъект вынужден сканировать лучом внимания тело, порой неоднократно. Потому что когда он отпустит, скажем, мышцы ног, то обнаруживает, что снова затвердело лицо. У некоторых точкой доступа оказывается все тело целиком, оно отражается на экране ума как своеобразный экран. Я уже упоминал такой вариант в ЙИК. Как только в асанах либо в паузах между ними адепт «сотрет» на этом экране пятна локальных напряжений, тело становится однородным и расслабленным, а сознание обнуляется.

2.Ещё одним удобным местом привязки внимания бывают ладони, по крайней мере, каждый второй способен ощутить их запросто, одно только направление внимания туда сразу вызывает давление, тяжесть и тепло, которое иногда сопровождается легкой пульсацией в ладонях либо кончиках пальцев.

Хочу предостеречь: ни в коем случае эта пульсация не должна быть ударами сердца! Если это так, и сердце проявляется именно пульсацией в ладонях, кончиках пальцев либо где-то еще, эти точки для привязки внимания использовать категорически запрещено! Вы спросите – почему? Потому что если специально наблюдать работу сердца, очень велика вероятность того, что впоследствии от этой привязки внимания не уйти! Вы окажетесь обреченными чувствовать его работу даже во сне. Я видел несчастных, которые дорого бы отдали за то, чтобы отделаться от этого наваждения. Если же тепло в пальцах или ладонях пульсирует, но в своем ритме, не имеющем отношения к сердцу, тогда все в порядке и ладони являются полноценными триггерными точками.

3.Следующая область, которая поначалу может мешать освоению релаксации, а впоследствии становится триггерной зоной – живот. У многих людей с перегретым психоэмоциональным фоном мышцы пресса находятся в постоянном гипертонусе, причем таком привычном, что субъект этого не замечает. Стоит напряжение в этой области однажды уловить и сбросить, дальнейшее освоение полной, в том числе и ментальной релаксации происходит без проблем.

4.Известно, что в нижних отделах задней центральной извилины представлены чувствительные функции поверхности тела, особенно большую площадь проекционных зон коры мозга занимают лицо и руки. Потому их произвольное расслабление приводит к спонтанному уравниванию потенциалов коры. Последовательность действий, описанная ниже, реализуется сначала в полной неподвижности, т.е. для новичков – в паузах между асанами, сидя в удобной позе либо лежа. При этом надо учесть, что примерно у четверти начинающих релаксация наступает проще сидя, чем лежа. Устроившись удобно с закрытыми глазами так, чтобы тело ушло из восприятия, я отпускаю всю нижнюю часть лица, а точнее – нижнюю челюсть, которая слегка отвисает. При этом расцепляются зубы, и дальше мы расслабляем подбородок, рот, уголки рта, скулы, щёки, лоб, виски и веки глаз. Язык также расслаблен и неощутим.

С глазами история особая. У некоторых глаза напрягаются сразу, стоит только обратить туда внимание. Для таких индивидов описанная ниже последовательность действий подходит лишь частично, с глазами они смогут взаимодействовать (если смогут вообще) только когда те в процессе практики когда-то расслабятся сами по себе. При этом глазные яблоки куда-то подворачиваются, у кого-то вверх, у кого-то – книзу, находят удобное положение и пропадают из восприятия.

А теперь – типовой сценарий для тех, кому они не мешают. Попробую описать свою утреннюю практику как бы изнутри, из ее процесса. Находясь в Сиддхасане и отрешенно наблюдая за расслабленным и тяжелым лицом, замечаю, что каждая очередная смена хода мысли сопровождается подергиванием глазных яблок. Как у любого кинестетика при закрытых глазах экран у

1

Сейчас читают про: