Студопедия


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

ФЛАГ-ОФИЦЕРАМ, КАПИТАНАМ И КОМАНДИРАМ КОРАБЛЕЙ ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА, КОИМ СИЕ БУДЕТ ПРЕДЪЯВЛЕНО 22 страница




На рассвете вступили под паруса, мыс Манифолд был на StO, в 8 лигах от нас, а острова, замеченные накануне вечером, в том же самом направлении в 4 милях. Самый дальний мыс материка на NW 67° в 22 милях, но к северу от него видели еще несколько островов [острова Нортумберленд]. В 9 часов были на траверзе вышеупомянутого мыса, названного мною Тауншенд 164 (22°13' ю.ш., 209°48' з.д.). Мыс довольно высокий, кое-где виден лес. Несколько островов лежат к северу от мыса, в 4—5 милях от берега. В 3—4 лигах к юго-востоку берег образует залив, в глубине которого есть проход или небольшая [317]бухта. К западу от мыса земля простирается на SW1/2S. Здесь находится большой залив [бухта Шолуотер — Мелководная], берег которого отклоняется к востоку и, возможно, соединяется с берегом той бухты, о которой я упоминал; таким образом, мыс, возможно, является островом.

Обогнув мыс, держали круто к ветру на запад, чтобы подойти и многочисленным островам, расположенным в заливе и далеко в море. Однако мы недолго держались круто к ветру, так как вошли на мелководье и вынуждены были сразу же повернуть на другой галс, чтобы избежать мели. После этого я послал вперед шлюпку, и мы легли на WtN в сторону от островков, скал, мелей, находящихся между нами и материком, и группой более крупных островов, лежащих в стороне от нас.

Глубина от 14 до 17 саженей, дно песчаное. Незадолго до полудня приняли со шлюпки сигнал о мелководье, после чего привели к ветру и легли на OSt, но неожиданно очутились на глубине 3 1/4 сажени, немедленно отдали якорь, имея все паруса установленными. Глубина 4 сажени, грунт — крупный гравий. Обнаружили сильное течение, идущее к NWtW1/2W со скоростью 2—3 мили в час, которое быстро несло нас на отмель. Обсервованная широта 22°8' S. Мыс Тауншенд был на SO 16°, в 13 милях, а самая западная часть материка — на WtN1/4W; везде вокруг нас были рассеяны острова.

Вторник, 29-е. Очень крепкий ветер от SSO и OSO. Туман, иногда в течение дня дождь. Замерив глубину вокруг судна и убедившись, что она достаточно велика, снялись с якоря. Шли на запад в направлении, в котором простирается земля, однако послали вперед шлюпку для промеров глубин. В 6 часов отдали якорь на глубине 10 саженей, грунт — песок, до материка почти 2 мили. Самая западная часть его на WNW, в стороне от нас лежит группа островов.

В 5 часов утра послал под командой штурмана две шлюпки для замера глубин у входа в бухту, лежащую на западе почти в лиге от нас; туда я собирался ввести судно, пробыть там несколько дней до начала приращения луны и обследовать местность. Поставив паруса и приняв со шлюпки сигнал (нам указывали место якорной стоянки), мы направились ко входу в бухту. Пройдя почти лигу в глубь прохода, который мы приняли за реку, берущую начало далеко отсюда, отдали якорь на глубине 5 саженей.




Я тщательно наблюдал за приливом и отливом, ибо хотел поставить корабль на осушку и очистить его днище. С этой целью отправился со шкипером на берег, чтобы подыскать удобное место и найти пресную воду; последней мы не обнаружили, зато видели несколько удобных и безопасных мест, где можно поставить корабль на осушку. [318]

Среда, 30-е. Днем снова отправился на поиски пресной воды, но они оказались безуспешными, поэтому отбросил мысль об очистке днища и решил не задерживаться здесь надолго. Бухта далеко вдается в сушу; учитывая ее благоприятное положение, я решил проникнуть в глубь страны и осмотреть местность.

Утром я готовился к этой экскурсии; еще до восхода солнца поднялся на высокий холм, лежащий у северо-западного входа в залив, чтобы обозреть побережье и острова, лежащие близ берега, и по пеленгам определить их расположение. Стрелка сильно отклонялась от обычного положения, иногда больше чем на 30°, местами это расхождение было меньшим. Заметил, что положение стрелки менялось в двух точках, лежащих всего лишь на расстоянии 14 футов друг от друга. Камни, которые лежали на поверхности, не могли оказать никакого влияния на стрелку, поэтому я заключил, что на холме, должно быть, имеются залежи железной руды 165. Признаки ее отмечены были не только здесь, но и в других местах.

Закончив наблюдения, я в начале прилива отправился вверх по заливу и задолго до отлива прошел больше 8 лиг. Ширина залива в направлении SWtS от 2 до 5 миль; в этом направлении он расширяется и напоминает большое озеро, соединяющееся на северо-западе с морем. Мне удалось обнаружить сильное приливное течение, идущее от NW. Я заметил, что от залива отходит к востоку рукав, вполне возможно, что он соединяется с морем в заливе, лежащем к западу от мыса Тауншенд. Вдоль южного берега залива тянется гряда довольно высоких холмов. Мне хотелось побывать там, но день клонился к вечеру, наступил отлив, кроме того, я опасался ночью заблудиться среди мелей (это не сулило ничего хорошего, особенно в такую дождливую погоду), поэтому решил возвратиться на корабль.



Во время этой прогулки я видел вдали двух туземцев; правда, ранее мы обнаружили следы костров и в стороне заметили дымок. Залив я назвал бухтой Терсти (Жажды), ибо мы безуспешно искали здесь пресную воду (22°5' S и 210°24' W). Его легко узнать по группе островков, находящихся у берега, в 2—5 лигах к северо-западу от пролива. Неподалеку есть и другая группа островов, лежащих непосредственно перед бухтой в 3—4 лигах. По обеим сторонам входа поднимаются высокие округлые холмы, на северо-западе лежит полуостров. При полной воде море омывает его со всех сторон. Расстояние от одного холма до другого около 2 миль, и под каждым из этих холмов есть хорошие якорные стоянки с глубинами от 7 до 4 саженей, кроме того, на берегу есть места для осушки судна.

Весной уровень воды поднимается по крайней мере на 16—18 футов, и прилив наступает в полнолуние и новолуние около [319] 11 часов. Однако мы не нашли ни пресной воды, ни необходимых припасов, видели двух черепах, но поймать их не удалось; не было здесь ни рыбы, ни птицы, не считая нескольких птичек. Водоплавающие же птицы здесь те же, что и в заливе Ботани-Бей. Они настолько пугливы, что приблизиться на расстояние выстрела к ним невозможно. Никаких признаков, указывающих на плодородие, мы не обнаружили; на высоких местах почва твердая, глинистая, красноватая; растут здесь некоторые разновидности деревьев, подлеска нет. В низменных местах много мангровых зарослей, я полагаю, что во время сизигийных приливов и в дождливый сезон море затопляет эти низины. Во многих местах мы видели вымоины, образованные низвергавшимися с окрестных холмов водными потоками.

Мы с д-ром Соландером высказали мнение, что местность около пролива образовалась в результате поднятия морского дна. Трудно, правда, себе представить, что такой большой отрезок суши был дном моря. В проливах и лагунах, должно быть, есть пресноводные раковины, которыми и питаются немногочисленные туземцы. Мы обнаружили на скалах много устриц, но они были столь малы, то не имело смысла собирать их.

Четверг, 31-е. Ветер южный и юго-восточный, сплошной туман, днем дождь. Нас ничто не задерживало здесь, поэтому в 6 часов утра подняли якорь и вышли в море. Шли на NW при свежем ветре от SSO, держали мористее группы островов, лежащих у берега и к северо-западу от бухты Терсти.

По-видимому, между островами и материком нет удобного прохода. В стороне далеко в море виднеются острова; глубина 10, 8 и 9 саженей. В полдень северо-западный мыс у бухты Терсти, который я назвал мысом Пир-Хед, был на SO 36°, в 5 лигах; восточная оконечность другого прохода, который, как я упоминал выше, соединяется с первым, — на StW, в 2 1/2 лигах от нас. Упомянутая группа островов лежала между нами и этим мысом, наиболее отдаленный участок материка на противоположной стороне залива был на северо-западе. Обсервованная широта 21°53' S.

Пятница, 1 июня. В 12.30 дня со шлюпки, посланной вперед для измерения глубины, приняли сигнал о близости мели. Привели к ветру на NO. Глубина 7 саженей, затем уменьшилась до 5, затем до 3 саженей. Отдали якорь; северо-западная оконечность бухты Терсти, или мыс Пир-Хед, была на юго-востоке, в б лигах от нас. Мыс лежит на полпути между островами, находящимися у восточной оконечности западной бухты и тремя островками, расположенными сразу же за этим проходом. Обнаружили приливное течение в направлении на NWtW1/2W. [320]

Глубина на мели оказалась меньше 3 саженей, но за мелью глубины были значительны. Снялись с якоря и обошли вокруг трех островков. Отдали якорь на глубине 15 саженей со стороны, защищенной от ветра берегом. Густой туман, дождливая погода, так продолжалось до 7 часов утра, когда снялись и со свежим ветром от SSO легли на NW при ясной погоде. Впереди лежала земля, а со всех сторон нас окружали острова, некоторые из них находились далеко в море. Хорошо был виден западный проход (бухта), о котором я уже говорил, на карте он показан как Брод-Саунд (Широкий пролив). Ширина его при входе 9—10 лиг. Перед входом или в самом проливе лежит несколько островов; я думаю, что там есть мели, ибо глубина колебалась от 10 до 4 саженей. В полдень обсервованная широта 21°29' S. Долгота от мыса Тауншенд 59' W. Мыс, образующий северо-западный вход в Брод-Саунд, был на WtN, в 3 лигах от пас. Я назвал его мысом Пальмерстон (21°27' ю.ш., 210°57' з.д.). Между ним и мысом Тауншенд лежит залив Бей-оф-Инлетс (залив Бухт), названный так из-за обилия мелких бухт 166.

Суббота, 2-е. Слабый ветер от SSO и SO. Шли под малыми парусами на NW и NWtN — в направлении, на котором лежит земля. Впереди на шлюпке замеряли глубину, которая колебалась от 9 до 4 саженей, по затем стала более постоянной — от 9 до 11 саженей. В 8 часов, будучи почти в 2 лигах от земли, отдали якорь на глубине 11 саженей, грунт — песок. Вскоре заметили первые признаки прилива. Приливное течение шло к западу. В час была малая вода. В 2.30 корабль развернуло на восток, и в этом направлении он стоял на якоре до 6 часов, когда уровень воды поднялся на 11 футов; снялись с якоря и легли на NNW в направлении, в котором простирался берег.

Судя по наблюдениям, проведенным прошлым вечером, удалось определить, что приливное течение идет с NW, между тем как вчера и несколько дней тому назад оно шло с юго-востока. Мне приходится впервые наблюдать подобное явление. Это, однако, легко объяснить, что я и сделаю ниже. По восходу солнца определили поправку компаса — 6°45' О. Идя вдоль берега между островом и материком на расстоянии 2 лиг от материка и в 3—4 лигах от острова, измеряли глубину; она изменялась от 12 до 9 саженей. Около 11 часов снова вышли на мелководье [отмель Блэквуд], но прошли его без отдачи якоря, хотя при промерах был случай, когда глубина оказалась меньше 3 саженей. В полдень находились почти в 2 лигах от земли и примерно в 4 лигах от островов, расположенных мористее нас. Обсервованная широта 20°56' S. Долгота от мыса Пальмерстон 16' W. Довольно высокий мыс, названный мною мысом Хилсборо, был на WtN1/2W, в 7 милях от нас. [321]

Поверхность материка не одинакова; горы чередуются с холмами, равнинами и долинами, и местность, видимо, лесистая. Острова, лежащие параллельно берегу, в 5—8—9 лигах от него, отличаются не только по высоте, но и по форме и едва ли какой-нибудь из них превышает в окружности 5 лиг.

Помимо группы удаленных островов, имеются и мелкие, лежащие ближе к берегу. Кое-где на побережье поднимались дымки.

Воскресенье, 3-е, Слабый ветер от StO и SO, ясная погода. Днем шли вдоль берега на NW1/2W, держась в 2 лигах от него. Глубина при регулярном измерении 9—10 саженей. На закате самый дальний, по нашему мнению, выступ материка был на NW 48°. К северу от него простирается довольно высокий участок суши, который я принял за остров; северо-западная оконечность его была на NW 41°. Но поскольку я не был уверен, существует ли там проход, в 8 часов мы отдали якорь на глубине 10 саженей, грунт — ил.

Двумя часами позже начался отлив, отливное течение шло к северу. К 2 часам уровень воды упал на 9 футов, а затем стал подниматься. Приливное течение шло с севера от островов, лежащих далеко в море, это показывает, что на северо-западе не существует никакого прохода. На рассвете, когда мы снялись с якоря, это еще не было ясно, поэтому мы легли на северо-запад и к 8 часам обнаружили низкую землю, лежащую как раз поперек мнимого прохода между материком и островами. Таким образом, пролив оказался на самом деле заливом протяжением в 5—6 лиг.

Держась круто к ветру, легли на восток, обошли северную оконечность залива, которая в этот момент была на NOtN, в 4 лигах от нас. От этой точки берег простирается к NtW1/2W; воспользовавшись отливом, направились в пролив, или проход, между землей и большим островом или островами, лежащими параллельно суше. В полдень были как раз у входа в этот проход. Обсервованная широта 20°26' S.

Мыс Хилсборо был на StO, в 10 лигах, а северная оконечность упомянутого мною залива — на SW 19°, в 4 милях от нас. Я назвал ее мысом Конуэй (широта 20°30' S, долгота 211°28' W), а залив — бухтой Рипалс. Он образован этими двумя выступами берега; наибольшая глубина 12 саженей, везде можно найти надежную якорную стоянку. Я думаю, что если обследовать залив, то можно обнаружить несколько бухт, особенно на северной стороне, около мыса Конуэй. Вблизи него лежат два или три островка, защищающие этот берег залива от господствующих, видимо, здесь юго-восточных и южных ветров или пассатов. Среди многочисленных островов, лежащих у берега, выделяется один небольшой с остроконечной вершиной. Он [322]лежит на OtS, в 10 милях от мыса Конуэй, в южной части вышеупомянутого пролива [Passage].

Понедельник, 4-е. Слабый ветер от SSO и SO, ясная погода. Днем шли по проливу, ширина его от 3 до 6—7 миль, длина 8—9 лиг, и простирается он к NtW1/2W. Он образован материком, лежащим на западе, и островами, расположенными к востоку, один из островов достигает по крайней мере 5 лиг в длину. Глубина от 25 до 20 саженей, везде удобные якорные стоянки. Действительно, весь этот проход представляет собой надежное убежище для судов, не говоря уже о группе маленьких заливов и бухт по берегам, где корабли могут стоять как в бассейне. Так мне казалось, но убедиться в этом не было возможности, ибо время было позднее; я решил воспользоваться лунной ночью.

Острова и материк (последний в особенности) довольно высокие, холмы чередуются с равнинами, леса сменяются лугами, зелеными и приветливыми. На прибрежной песчаной полосе одного из островов заметили двух туземцев в каноэ с противовесом. Каноэ отличалось не только по размеру, но и по форме от тех лодок, которые доводилось видеть до сих пор. В 6 часов почти достигли северного конца пролива. Северо-западный выступ берега был на NW 54°, а северная оконечность острова — на NNO; между ними открытое водное пространство. Я назвал проход проливом Уитсандей [пролив Троицына Дня], ибо мы открыли его в день этого праздника, а острова, образующие его, нарек в честь Его Высочества герцога Камберлендского.

Шли под малыми парусами, ночью опускали лот, глубина 21, 22 и 23 сажени, расстояние до берега 3 лиги. На рассвете находились на траверзе высокого мыса, о котором я уже упоминал. Я называл его мысом Глостер (широта 19°57' S, долгота 211°54' W). Его легко узнать по острову, лежащему в море на NW1/2W, в 5—6 лигах от мыса, и названному островом Холберн. Между берегом и проливом Уитсандей рассеяны острова. С западной стороны мыса берег простирается к SW и SSW, образуя глубокий залив; с марса я мог осмотреть его. Местность очень низкая и является как бы продолжением не менее низких берегов бухты Рипалс.

Не заходя в залив, который я назвал заливом Эджкомб, продолжали путь к западу, к самой западной земле, которая была перед нами; она находилась на WtN1/2N и казалась очень высокой. В полдень были почта в 3 лигах от берега. Обсервованная шпрота 19°47' S. Мыс Глостер был на SO 63°, в 7 1/2 лиги от нас.

Вторник, 5-е. Слабые ветры юго-восточных румбов, ясная погода. В 6 часов утра были на траверзе западного мыса земли, о которой я уже говорил (в 3-х милях от нее). Я назвал [323]ее мысом Апстарт (Выдающийся мыс), ибо он заметно возвышается над окружающей низменностью (19°39' S, 212°32' W). Мыс лежит на WNW в 14 лигах от мыса Глостер; он довольно высок, и его видно на расстоянии 12 лиг, заметен он так хорошо и потому, что прилегающие к нему участки берега очень низки, их можно рассмотреть, только подойдя вплотную к побережью. В глубине поднимаются высокие холмы или горы, которые, как и мыс, голы и пустынны.

Миновав мыс, продолжали идти под малой парусностью на WNW в направлении берега; глубина от 16 до 10 саженей. В 2 часа ночи глубина уменьшилась до 7 саженей, поэтому изменили курс на север; я полагал, что мы находимся близ суши, так оно и оказалось. На рассвете находились на расстоянии немногим больше 2 лиг от берега. Но мы ошиблись в высоте земли; она едва выдавалась над уровнем моря, хотя на этих низинах кое-где встречались холмы. В полдень глубина 15 саженей, мы были почти в 4 лигах от суши. Обсервованная широта 19°12' S. Мыс Апстарт был на SO 38°30', в 12 лигах от нас.

Генеральный курс NW 48°45'. Прошли 53 мили. Незадолго до 12 часов дня и в полдень над низиной поднимался дым. Поправка компаса по восходу солнца 5°35' О. Вчера на закате она равнялась 9°. Поскольку оба наблюдения проводились близ мыса Апстарт, я считал, что такое расхождение объясняется залежами железа или других металлов.

Среда, 6-е. Слабый ветер от OSO. Шли на WNW вдоль берега. Глубина 12—14 саженей. В полдень обсервованная широта 19°1' S. Долгота, по счислению от мыса» Глостер, 1°30' W. Генеральный курс WNW. За сутки прошли 28 миль. В полдень были в 2 лигах от входа в бухту, которая простиралась с StO1/2S на SW1/2S. Я назвал ее бухтой Кливленд, длина ее почти 5—6 миль. Восточный от входа мыс я назвал мысом Кливленд, а западный, который образует выступ или остров (скорее мыс, похожий на остров), назван мною Магнетикел-Хед: близ него стрелка компаса показывает неправильно. И тот и другой мысы относительно высокие, тоже самое можно сказать о местности вблизи них; в общем это сплошные скалы, и более неприветливой земли нам еще не приходилось видеть. Однако здесь живут люди, ибо кое-где в глубине залива мы видели дымки. Самая северная земля была на северо-западе, мы приняли ее за остров или группу островов, ибо дальше на WtN ничего не было видно.

Четверг, 7-е. Слабые ветры юго-восточной четверти. Шли на WNW. По борту была видна земля, на закате самый крайний ее выступ был на WtN от нас, а в стороне от нее лежала другая земля, которую мы приняли за острова. На рассвете, огибая ее с востока, убедились, что это действительно группа [324]островов, лежащих почти в 5 лигах от материка. Мы в это время находились между материком и указанными островами. Продолжали медленно двигаться на северо-запад. В полдень обсервованная широта 18°49' S. Находились в 5 лигах от материка, северо-западная часть его лежала на NtW1/2W. Остров протянулся с севера на восток, расстояние до ближайшей его оконечности 2 мили. Мыс Кливленд был на SO 50°, в 18 лигах от нас. Глубина сегодня колебалась от 14 до 11 саженей.

Пятница, 8-е. Ветер от SSO и S, в первой половине суток тихий ветер. Днем кое-где над сушей поднимался дым, видели людей, каноэ, а на одном из островов — деревья, которые мы сочли кокосовыми пальмами. Нам следовало пополнить запасы кокосовых орехов, и я послал на берег лейтенанта Хикса. М-р Бенкс и д-р Соландер отправились с ним, желая осмотреть местность, одновременно я повел корабль к острову. В 7 часов, не встретив ничего любопытного, путешественники вернулись на борт. Деревья, которые мы видели издалека, оказались небольшими капустными пальмами. Наши люди слышали голоса туземцев, но те удалились в глубь острова, поэтому ни одного увидеть не удалось.

Подняв на борт шлюпки, легли на NtW к самой северной видимой нами земле и в 3 часа утра, миновав за 3—4 часа до этого все острова, были на траверзе ее. Мыс этого побережья я назвал Пойнт-Хиллик (мыс Холмик). Он довольно высок и легко опознаваем по круглой горе или скале, которая, по-видимому, находится несколько в стороне от самого мыса, но, как мне казалось, соединяется с ним. Между этим мысом и Магнетикел-Хед лежит большой залив, названный мною Рокинхем. Перед заливом находится группа островов, о которых я уже упоминал; близ берега расположен еще ряд островов, защищающих залив от ветров. В нем имеется хорошая якорная стоянка; прибрежная полоса низкая и лесистая; дальше в глубь земли тянется гряда пустынных возвышенностей.

Миновав мыс Пойнт-Хиллик и воспользовавшись лунной ночью, продолжали идти на NNW в направлении берега. В 6 часов утра были на траверзе мыса, лежащего на NtW1/2W, в 11 милях от Пойнт-Хиллик. Берег между этими точками скалистый. Я назвал мыс в честь графа Сандвича; мыс легко узнать не только по высокой горе, но и по островку, лежащему на расстоянии одной мили к востоку, и нескольким островкам, которые расположены в 2 лигах к северу от него 167. От мыса Сандвич берег простирается на запад, а затем на север, образуя прекрасный большой залив, названный мною заливом Халифакс 168.

Этот залив защищен от ветров, и, как мне показалось, в нем есть удобная якорная стоянка. [325]

Ничто не соблазняло меня высадиться или продолжать знакомство с местностью, поэтому мы направились вдоль берега дальше к северу, к группе островков, лежащих у северной оконечности залива. Между тремя дальними островами и островами, лежащими у берега, проходит канал шириной в милю. На одном из ближайших островов заметили группу туземцев, которые внимательно следили за кораблем; они были совсем голые, кожа у них темная, волосы короткие.

В полдень обсервованная широта — 17°59' S, мы находились на траверзе северной оконечности залива Халифакс, который лежал на западе в 2 милях от нас. Частично залив образован высоким островом, показанным на карте как остров Данк; он лежит так близко к берегу, что совсем сливается с ним и различим лишь на очень близком расстоянии. Долгота 213°57' W. Мыс Сандвич был на в StO1/2O, в 19 милях от нас, а самый северный видимый нами мыс — на N1/2W. Глубина в течение дня не превышала 16 и не опускалась ниже 7 саженей.

Суббота, 9-е. Слабые ветры юго-восточной четверти, ясная погода. Шли на NtW в направлении берега, самый северный его выступ на закате был на NW 25°. Под малыми парусами всю ночь шли тем же курсом, глубина от 12 до 15 саженей, расстояние до берега приблизительно 3—4 лиги. В 6 часов утра были на траверзе нескольких больших островов, названных нами островами Франкленд 169. Они лежат почти в 2 лигах от материка, их северная оконечность была на NtW1/2W, но затем оказалось, что это был относительно высокий остров, в окружности почти 4 мили. Он находится милях в двух от выступа материка. Мы пошли между этим островом и берегом материка и в полдень достигли середины пролива. Обсервованная широта была 16°55' S. Глубина 20 саженей. Находились на траверзе мыса, который я назвал мысом Графтон 170 (16°55' ю.ш., 214°11' з.д.). Мыс сравнительно высок; то же самое можно сказать обо всем побережье, простирающемся на 20 лиг к югу,— оно скалистое, кое-где растет лес. Ночью на берегу видели огонь, а незадолго до полудня заметили туземцев.

Воскресенье, 10-е. Обогнув мыс Графтон, увидели, что берег простирается к NWtW. В 3 милях к западу от мыса имеется залив; там мы отдали якорь милях в двух от берега на глубине 4 саженей; дно каменистое. Восточный мыс залива был на SO 74°, западный — на SW 83°. Низкий лесистый остров, лежащий в море на NO 35°, в 3—4 лигах на NtO1/2O от мыса Графтон, показан на карте как Грин-Айленд (Зеленый остров).

Как только отдали якорь, я, м-р Бенкс и д-р Соландер съехали на берег. Прежде всего я решил найти пресную воду; [326]с этой целью мы на шлюпке направились к мысу, ибо на берегу в глубине залива — низком и поросшем манграми — вряд ли можно было что-либо встретить. По пути попалось два источника, но из-за прибоя и скал на берегу до них было трудно добраться. Обогнув мыс, на берегу песчаной бухты обнаружили небольшой ручей, но подойти на шлюпке к этому месту было нелегко, поэтому мы не высадились. Едва ли мы смогли бы продвинуться в глубь страны, ибо местность холмистая, много крутых скал. Кроме того, у нас не было времени, чтобы добраться до равнины, поэтому ничего примечательного мы не увидели. Я намерен был задержаться здесь по крайней мере на день, осмотреть местность, отыскать источник пресной воды в удобном месте или какие-либо припасы. Но надежды оказались напрасными. Чтобы не тратить времени и не упустить возможности идти дальше при луне, в полночь снялись с якоря и направились к северо-западу при слабом ветре и дожде.

В 4 часа подул свежий ветер от StO, прояснилось. Продолжали идти в направлении берега на NNW1/2W. Глубина 10, 12, 14 саженей, расстояние до берега 3 лиги. В 10 часов, желая пройти мимо небольшого низкого островка, направились на север; остров лежит почти в 2 лигах от берега. Прилив достиг высшей точки, и большая часть острова находилась под водой. Почти в 3 лигах северо-западнее острова у берега лежит другой, относительно высокий остров. В полдень он был на NW 55°, в 7—8 милях от нас. Широта 16°20' S. Мыс Графтон был на SO 29°, в 40 милях от нас, а самая северная оконечность берега — на NW 20°. Глубина 15 саженей. Между мысом Графтон и этой оконечностью берег образует большой, но не очень глубокий залив, который я назвал заливом Тринити (Троицы) в честь дня его открытия, а северный мыс — мысом Трибыолейшн (мыс Невзгод), ибо именно здесь начались наши страдания. Широта 16°6' S. Долгота 214°39' W.

Понедельник, 11-е. Ветер от OSO, шли вдоль берега на NtW, на расстоянии 3—4 лиг от него. Глубина от 14 до 10 и 12 саженей. В 6—7 лигах от берега заметили два островка, их широта 16°0' S. В 6 часов самая северная видимая нами земля была на NtW1/2W, а два низких лесистых острова, которые кое-кто принял за скалы, выступающие из воды, — на N1/2W. Убавили паруса и легли круто к ветру, от берега на ONO и NOtO. Чтобы избежать возможных опасностей и убедиться, нет ли в море каких-либо островов, — тем более что мы вошли в те шпроты, где Кирос открыл землю, которую некоторые географы по причине, неведомой мне, присоединяют к материку, — я решил идти под малыми парусами всю ночь при свежем ветре и лунном свете. [327]

Между 6 и 9 часами мы отошли от берега и вступили в воды, где глубина возросла с 14 до 20 саженей, затем стала уменьшаться до 12, 10 и 8 саженей. Все были на своих местах, готовые в любой момент изменить курс или отдать якорь, но мне не повезло — глубина снова возросла, и я полагал, что можно продолжать путь. Незадолго до 10 часов мы шли при глубине 20—21 сажени, а около 11 часов она упала до 17 саженей, и прежде чем матрос на лоте успел сообщить результат нового замера, раздался треск, и корабль прочно на что-то сел.

Сразу же убрали все паруса, спустили шлюпки и замерили глубину близ судна. Оказывается, мы наткнулись на юго-восточный край гряды коралловых рифов. В некоторых местах глубина была 3—4 сажени, в других же — всего несколько футов, а на расстоянии длины корабля по правому борту (нос корабля был направлен на северо-восток) — 8, 10 и 12 саженей. Спустив баркас, убрали реи и стеньги и завели становой якорь вперед по правому борту, затем спустили в шлюпку якорь с тросом, чтобы завести его в том же направлении. Но, промерив глубину второй раз, обнаружили, что больше воды у кормы, и поэтому решили завести якорь по правому борту с кормы. В том же направлении завели верп, но все попытки были безуспешны: судно прочно сидело на рифе. Как можно скорее надо было облегчить «Индевр» — это была единственная мера, которая могла спасти нас, так как мы сели на риф в полную воду.

Мы освободились не только от запасов пресной воды, но и сбросили за борт пушки, чугунный и каменный балласт, бочки, клепку, банки с маслом, испорченные припасы (многие из этих грузов служили нам балластом), внутрь корабля вода пока почти не проникала. В 11 часов утра, когда прилив достиг высшей точки, попробовали сняться с рифа, но безуспешно. Не продвинулись ни на фут, несмотря на то что к этому времени корабль был облегчен на 40 или 50 тонн. Этого было недостаточно, поэтому всеми возможными способами продолжали разгружать его. Когда прилив стал спадать, вода в трюме начала прибывать так быстро, что две помпы едва справлялись с нею. К полудню корабль имел крен на правый борт, 3—4 пояса обшивки ушли в воду. Обсервованная широта была 15°45' S.

Вторник, 12-е. На наше счастье, ветер был тихий, погода ясная, а море спокойное. Это дало возможность днем завести два носовых якоря: один по правой кормовой раковине, а второй прямо по корме. На канаты заложили блоки и тали, ходовые концы взяли на корму и выбрали втугую. Было уже 5 часов дня. Вода стала подниматься, течь увеличивалась, и мы были вынуждены установить третью помпу, четвертую же нам не удалось пустить в ход. В 9 часов корабль [328]выпрямился, но помпы уже не справлялись с водой, хлынувшей в пробоину.

Это было тревожное, я бы даже сказал ужасное осложнение, которое нам грозило немедленной гибелью в момент, когда корабль окажется на плаву. Однако я решил пойти на риск и стянуть судно, если это окажется возможным, поэтому поставил на шпиль и брашпиль всех людей, которых можно было освободить без ущерба для работ по откачке воды. Приблизительно в 10.20 корабль всплыл, мы вывели его на глубокое место, при этом в трюме уже было 3 фута 9 дюймов воды. Надо было выбрать становой якорь, для этой цели направил баркас, матросы выполнили мое распоряжение, но среди рифов потеряли якорный трос. Пробоина увеличивалась, приказал всем встать на помпы.





Дата добавления: 2017-12-14; просмотров: 2750; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Как то на паре, один преподаватель сказал, когда лекция заканчивалась - это был конец пары: "Что-то тут концом пахнет". 8336 - | 7954 - или читать все...

 

3.228.24.192 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.007 сек.