Студопедия


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

НЕПОНЯТНОЕ ВСЕГДА СТРАННО 6 страница




По дороге к поселку между ним и Гором произошел крутой разговор, который изредка срывался на повышенные ноты.

– Это когда же состоялись выборы? – начал он.

– Ты имеешь в виду Эолу?

– Кого же еще!

– Еще в первый день после освобождения, на первом привале, – просто ответил Гор и спросил с веселой усмешкой:

– Ты разве недоволен?

– Дело не в этом. Почему меня даже не спросили? А во-вторых, я же тебе говорил, что я женат.

– Во-первых, тебя не надо было спрашивать. Все было видно по тебе самому. Неужели ты думаешь, что наши женщины делают свой выбор, не зная чувств того, кого они выбирают в мужья? Ты забываешь, что нам не надо для этого слов. А то, что ты имеешь "во-вторых", по нашим законам не имеет никакого значения.

– Но то по вашим! А я ведь не элианин!

– Живя здесь, ты элианин и должен подчиняться законам нашего народа. Никакие заслуги перед народом не освобождают человека от подчинения его законам.

Сергей был вынужден признать справедливость слов друга, однако еще пытался возражать, правда, больше для успокоения собственной совести.

– Но… – хотел было он продолжить спор.

– Никаких "но"! Либо ты наш и подчиняешься нашим законам, либо ты уходишь… как это ни горько для всех нас и как это ни опасно для будущего нашей планеты…

Гор остановился и пристально посмотрел в глаза Сергею. Тот не выдержал укоризненного взгляда и опустил глаза. Гор понял его и ласково положил ему руку на плечо. Они некоторое время шли молча. Сергей видел, что Гор хочет ему сказать что-то важное. Наконец тот промолвил:

– Я был против твоего брака с Золой!

– Почему? – Сергей остановился он неожиданности и вопросительно посмотрел на друга.

– Я хотел, чтобы первой женой была моя сестра Стелла. Теперь она, – грустно продолжил Гор, – будет только второй, хотя все права имела быть первой!

– О Господи! – вырвалось у Сергея. – Как, еще? Ну, знаешь… – Он остановился и даже пошел назад, тем самим подчеркивая, что большего от него не дождутся. Гор некоторое время недоуменно смотрел ему вслед. Потом догнал и, схватив за руку, горячо заговорил. В его голосе слышалась даже ярость:

– Ты не смеешь мне в этом отказывать. Еще тогда, когда ты спас меня, там, на ракетодроме, я решил, что моя сестра будет твоею женою. Все знают это. Ты не захочешь, чтобы я и весь мой род покрылись позором отказа. Тем более, что Стелла знает все и ждет тебя! Она полюбила тебя еще там, на твоей земле. Она несколько раз приходила туда, издали наблюдала за тобою, когда ты со своей женой купался в море.

Гор остановился и вдруг с умоляющей тоскою в голосе проговорил:

– Я прошу тебя, не губи мою сестру. Она для меня самое дорогое на этом свете!




Ошеломленный и растроганный, Сергей молчал.

– Но почему, – начал он спустя некоторое время, – почему Стелла обязательно должна погибнуть. Разве она не сможет выбрать себе другого?

Гор, видя, что Сергей уже сдается, заговорил более спокойно:

– Дорогой Эрик, тебе предстоит еще многое узнать о нашем народе. Я уже тебе говорил, что мы не такие, как вы. У нас, если девушка полюбит и встретит отказ, переживает такое сильное душевное потрясение, которое лишает ее разума. Она рано или поздно гибнет. Чувства наших женщин настолько сильны, что сжигают им душу. Наши жены преданы и верны своим мужьям. У нас нет измен. Бывает, правда, очень редко, когда эти чувства угасают. Тогда жена уходит от мужа. Вот почему у нас разрешается развод со стороны жены, но запрещается развод со стороны мужа, так как последнее равносильно убийству и наказывается как убийство.

– Но как же они уживаются вместе, ведь они должны испытывать ревность!

Гор, видя, что его друг уже сдался, весело рассмеялся:

– А ты сам это увидишь скоро!

Сергей тяжко вздохнул и последовал за ним.

Поселок гудел, как разбуженный рой пчел. Посреди площади, образуемой полукругом стоящих хижин, стоял целый караван вьючных животных, чем-то напоминающих верблюдов. Рядом лежала большая груда снятых уже с них вьюков. От стоящей толпы отделилась группа людей во главе с высоким седовласым элианином в длинной белой одежде и направилась навстречу подходящим Сергею и Гору. Подойдя на расстояние пяти шагов, старик остановился. Сергей почувствовал невольное почтение к старцу и низко склонил перед ним голову. Старец подошел и по-отечески обнял его, приложившись щекой к щеке землянина. Затем отступил на шаг и, в свою очередь, склонил перед ним голову, украшенную тяжелым золотым обручем, посреди которого сверкал огромный, с голубиное яйцо, бриллиант.



Это был отец Гора, почтенный Дук, глава племени.

– Великий Эрик! – произнес старик глубоким и звучным голосом. – Народ Элии приветствует тебя и благодарит за спасение его сынов и дочерей. Будь нашим сыном и располагай всем, что мы имеем.

– Спасибо, отец! – с чувством ответил Сергей.

– Народ Элии просит тебя, Эрик, остаться с ним навсегда.

– Отец, – проникновенно произнес Сергей, называя так старика с большой теплотой и радостью, – я не могу сказать тебе "да"! Там, на моей земле, меня ждут жена и дети. Я не могу их оставить совсем. Но я останусь здесь до тех пор, пока ненавистные вам и мне грязные пришельцы из чужого мира не будут уничтожены. В этом я тебе торжественно клянусь и выполню свою клятву, даже если мне придется остаться здесь навсегда, живым или мертвым!

Старик вновь приблизился к Сергею и ласково обнял его. Так они стояли с минуту под радостные и приветливые крики столпившихся вокруг элиан. Затем старик осторожно высвободился из объятий и жестом обратил внимание Сергея на привезенные тюки. Часть их уже успели распаковать. Здесь была одежда, ткани, утварь.

– Это должно хватить вам на первое время, – произнес Дук. – Затем мы пришлем еще. Но, – продолжал он, – мы ждем тебя вскоре у себя дома.

– Я непременно, как только позволят дела здесь, приеду.

– Пойдем, я покажу тебе еще кое-что, – предложил Дук и направился через площадь за пределы поселка. Сергей с Гором и частью элиан последовал за ним. Они прошли метров пятьсот и свернули за выступ скалы. Здесь находился обширный луг, на котором раньше, до прихода людей в долину, было пастбище диких оленей. Сергей остановился, не веря своим глазам. На лугу перед ним пасся табун прекрасных лошадей, по своим статьям не уступающим лучшим породам земных Ахал-текинов. Высокий, могучегрудый, тонконогий жеребец с пронзительным ржанием выбежал им навстречу и, изогнув хвост, начал галопировать вокруг табуна.

Тут же, под навесом из толстой шерстяной ткани, лежала груда искусно изготовленных седел, уздечек и всей необходимой экипировки для верховой лошади.

Еще до отлета на Счастливую любимым видом спорта Сергея было пятиборье. Поэтому он понимал толк в верховых лошадях и даже при беглом осмотре вынужден был признать, что подобных красавцев видит впервые в жизни.

Растроганный Сергей горячо поблагодарил старца, еле сдерживая из-за вежливости желание взнуздать и опробовать жеребца – вожака табуна, который ему сразу же приглянулся. Дук, словно угадывая его желание, вышел вперед и остановился, глядя в сторону табуна. Сейчас же послышалось ржание и дробный топот копыт. Вороной жеребец выбежал из табуна и поскакал к старцу. Приблизившись, он остановился и без всякого сопротивления дал себя взнуздать. Старик протянул уздечку Сергею.

Еще раз воочию Сергей стал свидетелем необычных свойств этого народа, которому охотно покорялось все живущее на планете.

Пока он приходил в себя от удивления и восхищения, элиане приготовили вторую лошадь. На нее, проявив неожиданную ловкость, сел верхом Дук. Сергей не заставил себя ждать и, вспомнив былые навыки, буквально взлетел в седло, заслужив одобрение зрителей.

 

 

НЕПОНЯТНОЕ ВСЕГДА СТРАННО

 

Дук пробыл в поселке несколько дней. Он с большим интересом наблюдал за занятиями заградительного отряда, много расспрашивал Сергея о свистунах и концлагере. Жил он со своими спутниками в больших шатрах, которые разбили невдалеке от поселка.

Вскоре случилось событие, вызвавшее тревогу и заставившее в корне изменить все выработанные уже планы.

Сторожевой отряд, посланный на разведку, наткнулся внезапно на группу свистунов. В завязавшемся бою отряд потерял убитыми тридцать человек, т. е. больше половины всех бойцов. Свистуны были уничтожены, а что самое главное, двух из них удалось взять в плен, применив ружья с паралитическими пулями. Этот бой показал, что подготовка бойцов заградотряда пока слабая. Элиане значительно уступали свистунам в боевой сноровке и умении вести открытый бой.

Для Сергея это не было полной неожиданностью, так как со стойкостью противника в бою он уже встретился при разгроме концлагеря, но все же такие большие потери встревожили его. Элиане при неожиданной встрече с противником проявили растерянность и дали ему возможность первому открыть огонь. Сторожевой отряд продвигался не рассредоточено, как того требовали обстоятельства несения сторожевой службы, а скученно, толпою, не выставив впереди боевого охранения. Казалось, все уроки и наставления Сергея были бойцами отряда начисто забыты. Утешало одно, что арсенал пополнился еще десятью бластерами и, несмотря на тяжелые потери, которые понес отряд, ни один из врагов не ушел живым, а следовательно, противник оставался в неведении. Большой удачей был также захват двух пленных, от которых можно получить сведения о ближайших намерениях противника.

На допросе пленные показали, что после разгрома обоих концлагерей и уничтожения вычислительного центра на звездолете не утратили полностью надежды связаться с базой и вызвать подкрепление. Для этого там решили начать строительство нового вычислительного центра и передатчика сигналов с выходом в гиперпространство, но уже непосредственно на космодроме, под охраной его вооружения. Поэтому были посланы отряды с задачей захватить пленных в качестве рабочей силы и, как они сказали, источника сырья для создания передатчика. Их отряд был одним из посланных.

Сергея обрадовало известие, что система спутника вышла из строя и у свистунов нет возможности запустить новый, так как необходимое для этого оборудование повреждено при посадке звездолета на планету. Это, пожалуй, была самая радостная весть. Сергей боялся, что доведенные до отчаяния свистуны, лишенные возможности покинуть планету, обрушат на поселения Элиан удар ракет с ядерными боеголовками. Теперь, хотя угроза такого удара и оставалась, исключалось прицельное наведение. Звездолет противника ослеп и ослеп навсегда. Была и другая, на этот раз крайне неприятная новость. Оказывается, что свистунов значительно больше, чем рассчитал Сергей. Помимо оставшихся трехсот на космодроме, еще сто свистунов находились на построенном еще до концлагеря небольшом заводе, где изготовлялись дюралевые листы, из которых построены бараки и произведена сборка платформ. Сейчас на космодром взято больше половины рабочих, а оставшаяся часть занята тем, что пытается собрать новые платформы, что, правда, затруднительно из-за отсутствия главных комплектующих элементов управления и мощных двигателей, уничтоженных вместе с платформами восставшими элианами. Эти двигатели, вернее, все, что от них осталось после того, как по ним прошлись лучи бластеров, были доставлены при помощи бронетранспортера на завод, и там пытаются их отремонтировать.

Сергей мысленно выругал себя за беспечность. Ему надо было проверить, говорил он себе, оставшиеся на опушке леса платформы и лишний раз пройтись бластером по их вскрытым внутренностям, довершить разрушение. Теперь же свистуны смогут из трех-четырех поврежденных двигателей сделать один работающий. Но, как говорится, после драки кулаками не машут. Необходимо решить, что делать дальше. Надо готовиться к штурму самого космодрома. Все это Сергей изложил на срочном совете, на котором, кроме командиров групп, присутствовал Дук. Судя по всему, силы противника исчислялись теперь в 390 человек. Элиане имели в своем распоряжении 430 бластеров. Если учитывать соотношение потерь при столкновениях с опытными и закаленными бойцами противника, то силы были явно недостаточны, и прямой штурм звездолета приведет к уничтожению нападающих, даже если им удастся скрыто подойти и неожиданно начать атаку. Противнику надо предложить такую тактику, к которой он совсем не готов. Но какую? Ни Сергей, ни присутствующие на совете, включая самого Дука, ничего реального предложить не могли. Пока же было решено усилить патрулирование сторожевых отрядов. Им вменялось уничтожение мелких групп свистунов и их экспедиции по захвату пленных. Одновременно Дук послал несколько человек в селения, расположенные ближе двухсот километров от базы пришельцев, с настоятельным требованием немедленной эвакуации в область двуречья через перевал или же в другие отдаленные места. Населению покидаемых поселков предписывалось уничтожение посевов, огородов и по возможности всей растительности и животных в покидаемой области. Источники водоснабжения, колодцы, родники должны быть отравлены или завалены трупами убитых животных. Травяной покров надо было сжечь, чтобы не оставлять пищи для диких животных. Таким образом, вокруг космодрома должка быть создана мертвая зона, не дающая пришельцам ни воды, ни пищи.

Сергей рассчитывал, что голод вынудит свистунов к посылке экспедиции для добычи продовольствия. Эти экспедиции должны быть встречены сторожевыми отрядами и уничтожены. Решено было также не отпускать людей из поселка, создать из остающихся новые рейдовые отряды и усилить с ними занятия по боевой подготовке. Дук обещал в ближайшее время прислать еще двести человек подкрепления и строителей для постройки домов. Регулярно в поселок будет доставляться продовольствие и предметы первой необходимости.

Тут же было сформировано еще три отряда по пятьдесят человек. Теперь на патрулирование посылались сразу три отряда. Два из них предназначались для глубоких рейдов и один для прикрытия.

Постепенно стали вырисовываться черты четкой военной организации. Ежедневно от сторожевых отрядов приходили посланцы со сведениями о противнике и о расположении самих отрядов. В качестве первой крупной акции Сергей планировал нападение на завод и его уничтожение. Работы у него значительно прибавилось. Сто пятьдесят строителей снова стали бойцами вновь организованных отрядов, и их еще предстояло хорошо обучить. Сергей возвращался домой только поздно ночью, обедая в расположении учебных групп. Обычно на занятия его сопровождал Дук, проявляя все больший и больший интерес ко всему происходящему на учебных площадках.

За день до отъезда Дук утром зашел к Сергею домой.

– Я завтра уезжаю, – сказал он, – и хотел бы поговорить с тобой до отъезда. Разговор будет долгий.

Сергей крикнул ожидавшему его возле крыльца Ларту, что сегодня он будет занят, и попросил заменить его на занятиях.

Дук предложил прогулку верхом, они выехали за пределы поселка и углубились в ущелье. Некоторое гремя они ехали молча. Дук, видно, обдумывал предстоящий разговор, и Сергей не стал ему мешать. Ущелье постепенно суживалось, дорога вилась вдоль берега быстро бегущей речки. Дук свернул направо, на едва заметную тропинку, и стал по ней подниматься. Сергей последовал за ним. Тропа вела вверх, в горы.

Вскоре они поднялись на вершину столообразной горы, с которой открывался вид на всю долину. Внизу, словно картонные, стояли маленькие домики, вокруг которых сновали точки-люди. Был виден луг, на котором пасся скот, а несколько поодаль – плац, где Ларт проводил занятия. Дук слез с лошади и пустил ее пастись, сам же уселся на большой камень, знаком предлагая Сергею последовать его примеру. Сергей отпустил своего вороного и присел рядом со стариком.

– Сергей Владимирович, – произнес внезапно Дук на чистейшем русском языке.

Сергей от неожиданности чуть ли не вскочил и пристально посмотрел на старца. Тот спокойно продолжал, не разжимая, впрочем, губ:

– Успокойся, Сергей! Так нам лучше будет беседовать. На нашем языке нет таких слов, которые мне понадобятся в беседе с тобой, так что лучше, если мы будем говорить на твоем языке. Вернее, ты будешь меня слушать.

Сергей, конечно, знал о существовании телепатического способа общения. На Земле этот метод был уже давно освоен, но владели им очень немногие, и сам он лично только сейчас встретился с этим явлением. Поэтому его естественное удивление быстро прошло, и он, немного сосредоточившись, стал отвечать.

– Не надо напрягаться, – поморщился Дук. – Расслабься. Вот! Так-то значительно лучше. – Я, – продолжал он, – знаю все о тебе. Не удивляйся. Для меня читать мысли человека и даже то, о чем он в это время не думает, не представляет большого труда. Я знаю о том, что ты летал к звездам. Знаю и о том, что все товарищи твои погибли. Все это заложено в твоей памяти, которая для меня – раскрытая книга.

– Нет, конечно, – отвечая на мысленный вопрос Сергея, продолжал старик, – не все умеют у нас вот так вторгаться в чужой мозг и читать его записи. Только немногие имеют этот дар с рождения, и из этих только некоторые могут развить его к старости. Я из тех, кто это смог сделать. Я пригласил тебя вот зачем. Страшная беда обрушилась на мой народ, и только ты его можешь спасти. Я исследовал твой мозг. У тебя есть центр, называемый вами центром агрессии. Благодаря ему ваш мозг становится изобретательным и предприимчивым, побуждает вас к решительным действиям. Наш мозг тоже имеет такой центр, но он значительно слабее и немного по-другому устроен. Я наблюдал за вашими военными занятиями. Во время них твой мозг излучал энергию, которая заряжала бойцов, и они были полны решимости. Но когда ты уходил и тебя заменял Ларт, этого подъема уже не было. Они повторяли все по памяти, не проявляя при этом той необходимой энергии, которая нужна в бою. То, что сторожевой отряд потерял больше половины своих бойцов, – не случайность, а скорее закономерность. Твои люди в бою будут прекрасными исполнителями, если ты будешь рядом, но они будут беспомощными и безынициативными вдали от тебя. Там, в концлагере, им никогда бы не пришла идея восстания. Самое большее, на что они были способны, – это побег. Я изучал также мозг свистунов, пленных, которых доставили в поселок недавно. Он полон злобы и грязи, но это инициативный и очень агрессивный мозг! В создавшемся положении контакта двух противоположных цивилизаций неизбежно уничтожение нашей. Когда-то, может быть, сотни тысяч лет назад, строение нашего мозга, возможно, не отличалось от твоего. Но эволюция у нас пошла другим путем, и мы утратили необходимую агрессивность, так как в условиях нашего существования она нам не нужна. Теперь же мы вынуждены платить за эту утрату тяжелую дань…

– Так что же? Разве вам не хватает злости и ненависти к захватчикам? – спросил Сергей, имея в виду бойцов отряда.

– Что-что, а злости и ненависти у них больше чем достаточно. Я имею в виду другое, не эмоции, а напротив, твой трезвый, холодный расчет и способность мгновенно превращать его в действие. К этому мы, элиане, не способны по своей природе. В твоей памяти я прочел образ одной большой птицы. У нее сильные длинные ноги и атрофированные крылья. Вот теперь всплыло ее название – страус. Так вот, как эта птица не сможет подняться в воздух, так и мы, элиане, не сможем быть хорошими воинами, так как подобно тому, как страус утратил крылья, так и мы утратили те структуры мозга, которые могли бы сделать нас солдатами.

– Я же дал клятву, что не покину вас до тех пор, пока свистуны не будут уничтожены!

– Дело не только в этом. Пришельцы смогут появиться на нашей планете и тогда, когда тебя не будет с нами. Мы теперь поняли, что мы не одни в бесконечной Вселенной, что кроме нас в ней живут существа, противоположные нам по своей природе, несущие зло и уничтожение.

– Чем же я могу помочь вам?

– Сначала я хочу рассказать тебе о своем народе. Для этого я и пригласил тебя с собой на прогулку. Наша цивилизация очень древняя. Сотни тысяч лет прошло с тех пор, как разрозненные маленькие племена охотников, вооруженных каменными топорами и копьями с костяными наконечниками, стали селиться по берегам рек, приручать скот и возделывать поля. Вначале наша цивилизация развивалась подобно вашей. Мы воевали друг с другом, делали набеги, угоняя скот и захватывая в плен женщин. Мы научились выплавлять металл и делать из него первые изделия. Может быть, наша цивилизация, в конечном итоге превратилась бы в подобную вашей, и мы жили бы сейчас среди грохота машин и истощенной природы, если бы не произошли события, которые все в корне изменили. Давным-давно среди нашего народа стали появляться люди с новыми свойствами, теперь я могу сказать, свойствами мозга, а тогда их вначале принимали за колдунов, боялись, но не преследовали, так как они служили хорошую службу племени. Эти люди могли разговаривать молча, как это мы делаем сейчас с тобою. Они приманивали дичь, видели в природе вещей то, что недоступно другим. Сначала эти свойства появились у мужчин, а потом их получили и женщины, отцами которых были эти мужчины. Женщины передавали их своим детям, и постепенно таких становилось все больше и больше. Потом произошло такое, что резко ускорило развитие моего народа в этом направлении к определило путь, по которому пошла наша цивилизация. Женщины получили способность предсказывать качества своего будущего потомства, включая его здоровье и развитие в нем этих новых свойств, которые вы называете телепатией, хотя это не одно и то же. Когда это произошло, а это было более десяти тысяч лет назад, женщина получила право выбора отца своих будущих детей, и это право выбора стало первым и основным законом нашего общества. Благодаря ему мы не знаем болезней, мы живем долго, очень долго. И так же долго сохраняем молодость и здоровье. Мне, например, давно уже исполнилось триста лет, но я еще думаю пожить. Я еще легко езжу верхом, и у меня целы все зубы. Благодаря врожденному знанию природы вещей мы вывели новые растения, которые с избытком дают нам пищу, новые породы домашних животных, а те, в свою очередь, – много молока, мяса, шерсти. Что такое голод, мы давно позабыли, так же, как и позабыли, что такое тяжелый труд. Все, что нам надо, нам предоставляет щедрая природа нашей планеты, и мы берем у нее столько, сколько нам необходимо, не истощая ее запасов и живородящих сил. Можно сказать, что нашу цивилизацию создала женщина, хотя она не принимает у нас участия ни в труде, ни в обсуждении вопросов внутренней жизни народа. Вся ее деятельность ограничивается семьей – мужем и детьми. Все работы выполняются мужчинами, которые возделывают землю и пасут скот. Впрочем, если ты поживешь у нас подольше, то увидишь, что этот труд не занимает много времени и не истощает сил благодаря власти над силами живой природы, которую мы получаем с самого своего рождения. Поэтому наше развитие и наше благополучие всецело зависят от нашего потомства, от закрепления и развития наших возможностей управления живой природой.

Как и раньше, все новые свойства появляются сначала у мужчин, но некоторые из них с рождения лишены этих приобретенных в эволюции свойств и, следовательно, не способны передать их своим детям. Эти мужчины обречены у нас на безбрачие, так как ни одна женщина не захочет иметь от них детей. Да и не в интересах всего народа, чтобы они оставляли после себя потомство.

Как видишь, наша эволюция идет не по пути развития техники и машин, как у вас, а развития нас самих. Вы ведь не будете производить на своих заводах устаревшую технику, если в вашем распоряжении будут ее новые, более совершенные образцы.

– Тебя, я чувствую, волнует моральная сторона вопроса? Но что такое мораль, как не освященные обычаем правила оптимального приспособления общества к условиям его существования? В истории вашего народа были периоды, когда моральным считалось убийство пленного, затем моральным стало считаться обращение его в рабство. Менялись условия, менялась и мораль! У вас долгое время, да, наверное, и сейчас организация общества содержит в себе элементы насилия. Это вами принимается как должное. У нас же насилие человека над человеком уже тысячи лет назад стало невозможным. У нас нет власти, как таковой. Я являюсь вождем племени, но меня избрали и в любой момент могут лишить этого звания, если появится другой, более мудрый. Да я и сам безропотно уступлю ему свою должность, не испытывая при этом ни малейшего чувства обиды. Обман среди нашего народа просто невозможен, как невозможно скрыть темные мысли от окружающих. Если такой и появляется среди нас, то о нем говорят, что он человек с черным лицом… Такой человек обречен у нас на полное одиночество. Его все знают, и никто ни в чем не захочет иметь с ним дело. Ни одна женщина не войдет в его дом. Таким образом, наша мораль вытекает из тех особых условий, в которых развивается и живет наш народ.

В то же время, здесь я хочу развеять твои сомнения, которые, я знаю, гложут тебя. У нас моральным считается, когда у мужчины есть несколько жен. Женщины сами выбирают его в мужья, если видят, что их потомство от этого мужчины будет здоровым и сможет обладать полезными свойствами. Их никто не заставляет этого делать. Женщина, если она этого хочет, может вообще не выходить замуж и оставаться одинокой. Но этого никогда не происходит. Дело в том, что чувства наших женщин по их глубине и силе во много раз превосходят чувства мужчин. Женщина, которая не получит удовлетворения в своих чувствах, испытывает такие сильные переживания, которые несовместимы с ее дальнейшим существованием. Это самый сильный из инстинктов, неудовлетворение его равносильно смерти. Это сделала с нами эволюция. Поэтому по нашему закону ни один мужчина не имеет права отказать женщине в любви. Это считается самым тяжким преступлением.

– Но если женщина заранее знает, какое у нее будет потомство и делает в соответствии с этим выбор, откуда у вас появляются обратные мутации? Я имею в виду появление потомства, лишенного приобретенных вашим народом свойств.

– Этого никто не знает! Может быть, источником их является сама женщина, которая не может полностью определить наследственных свойств своего собственного организма, как она определяет их у мужчины. А может быть, здесь что-то иное, в чем мы не смогли еще разобраться.

– И много таких?

– Не очень, но встречаются!

– А потомство этих обратных мутантов?

– Оно полностью лишено приобретенных свойств.

– Но, может быть, среди этих обратных мутантов и будут встречаться люди с выраженной агрессивностью, именно тем, что сейчас так важно вашему народу?

– К сожалению, это исключено.

– Из чего это видно?

– Трусливость, – просто ответил старец. – Элиане, как ты заметил, довольно храбрые люди. Они лишены агрессивной инициативы и предприимчивости, но их нельзя обвинить в трусости. Эти же – обычно жалкие и несчастные люди. Конечно, не у всех трусость выражена одинаково, и только женщина может определить их истинную принадлежность к обратным мутантам, но определяет безошибочно. Ее природа так устроена, она чувствует к ним предельное отвращение.

– Какова же их судьба?

– Они тихо живут в племени, не доставляя ему особых хлопот. Иногда уходят и поселяются отдельно. Обычно они тоже не испытывают влечения к женщинам. Впрочем, я вижу, у вас тоже есть такие выродки… По-видимому, это одно из общих свойств живого, так как встречается и у животных. К счастью, они живут недолго.

– Возможно, – печально продолжал Дук, – гены, выражаясь твоим языком, формирующие центр агрессивности и активности, утрачены нашим народом полностью в процессе его эволюции. Нам слишком хорошо жилось на нашей планете, и мы думали, что так будет всегда… Я не могу не думать о будущем своего народа и прошу тебя быть его спасителем.

– Но как? – не понял Сергей. – Я ведь не могу жить вечно. Даже если я останусь с вами навсегда, на что мне трудно решиться, когда-нибудь настанет время, и я умру. А мертвый я уже ничем не смогу помочь вам при всем своем желании.

– Но с нами останутся твои дети! Они унаследуют твою силу характера и станут во главе нашего народа, если ему будет угрожать опасность со стороны пришельцев из далекого космоса. Наш народ бережно вырастит их – твоих, детей, внуков и внуков их внуков. В этом единственное наше спасение, и ты не можешь нам в этом отказать.

– Так вот к чему ты все клонишь!

– Да! Я не вижу другого выхода. Если ты его нашел, то скажи!

– Но мне как-то не по себе… Мне даже стыдно! Пойми меня, отец! Все мое сознание протестует!

– Тебе стыдно? Сейчас, извини меня, ты говоришь пошлость! Стыдиться можно подлости, насилия, но как можно стыдиться любви и рождения детей?! Как можно стыдиться того, что принесет спасение всей планете? Вот если ты откажешь нам в нашей просьбе, то тебя всю жизнь будут преследовать стыд и угрызения совести за гибель нашего народа, за концлагеря, которые покроют нашу планету. за вскрытые черепа мужчин и чрева женщин!

– Отец, ты мудр, и я не могу ничего возразить тебе, – проговорил наконец Сергей после некоторого молчания.

– Сын мой! – старик ласково обнял Сергея. – Мой народ никогда не забудет своего спасителя! Мы дадим тебе все, что имеем. Самые красивые и лучшие дочери моего народа придут в твой дом, который мы тебе построим, и среди них будет и моя дочь. Но береги себя. Не дай возможности врагу поразить тебя в будущих боях, которые, я чувствую, скоро настанут и унесут много жизней.

– Я вот что думаю, – задумчиво промолвил Сергей. Смутная мысль промелькнула у него в голове и сразу же как-то растаяла, оставив еле заметный намек на что-то особо важное.

Дук внимательно посмотрел на Сергея, но тоже ничего не уловил конкретного.

– Я думаю, – продолжил Сергей, тщетно пытаясь поймать конец мысли, – нельзя ли противопоставить пришельцам что-то такое новое, к чему они совсем не готовы. Мне показалось, что это новое как-то связано с особенностями вашего народа. Нет! Не могу уловить!





Дата добавления: 2017-12-14; просмотров: 134; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Как то на паре, один преподаватель сказал, когда лекция заканчивалась - это был конец пары: "Что-то тут концом пахнет". 8342 - | 7965 - или читать все...

 

3.85.214.0 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.012 сек.