double arrow

Клятва Вечности. Инициация


Глава Четвёртая

 

Вторник двадцать восьмое норда.

Вы, должно быть, спросите, почему я так подробно описываю именно первые дни жизни в Ордене. Наверное, потому, что именно первые три дня стали переломными. И тот злополучный вторник не стал исключением. Несмотря на то, что вчерашний день был наполнен событиями, мне практически ничего не снилось, и проснулся я за полтора часа до звонка будильника - выспавшимся и посвежевшим. Давно я не просыпался в столь приподнятом настроении. Сперва я отправился в ванную комнату, где нежился под душем не менее получаса. С недавних пор я стал замечать за собой нездоровую тягу к горячей воде. Затем вернулся в комнату, быстренько оделся заправил постель и, напевая себе под нос, вышел в коридор. Мне захотелось получше изучить наш корпус, тогда я еще не знал, что в каждом учебном корпусе располагались две группы учеников и на нашем этаже но с обратной стороны была расквартирована еще одна группа. Поэтому услышав чей-то злобный шепот и тихий стон, я слегка замедлил шаг.

- Ну что, Кармен? Нравится чувствовать себя умным? Я же говорил тебе, сиди тише воды и не высовывайся!

Стараясь ступать как можно тише я двинулся вперёд и стал свидетелем крайне безобразной сцены. В коридоре на полу валялся, иного слова я подобрать не могу, мальчишка, примерно моего возраста, может на год полтора старше. Красивый. В столице чаще встречались рыжеволосые или темноволосые мальчишки, а этот был блондин с правильными чертами лица. Золотистые волосы струившиеся по плечам в тот момент были спутаны, под правым глазом зиял фиолетовый синяк, а губы были разбиты в кровь. Но даже в столь незавидном положении, он не утратил присутствия духа, его голубые глаза были наполнены не страхом, а скорее мрачноватой радостью, а губы он кривил скорее в усмешке, нежели от боли. Рядом с ним, потирая руки, стоял инквизитор, самый настоящий инквизитор, вот только мне он не понравился. Он был высоким, худощавым и мерзким. Не могу сказать почему мне так показалось, может быть, все дело в его надменности, - он смотрел на избитого мальчишку высоко вздернув подбородок, - или в выражении лица, безжалостном и злобном. А может быть и само лицо, вроде бы утончённое, - в инквизиторе чувствовалась эльфийская кровь, - но само по себе гадкое с глубоко посаженными глазами, посмотрев в которые я поежился. Такие глаза больше подошли бы змее или какой-нибудь рептилии. Тонкие губы злобно кривились

Минуту назад у меня было хорошее настроение, а теперь я весь напрягся, мышцы словно налились сталью, а в висках застучало. Я немного растерялся, не зная что делать, но инквизитор резко выбросив ногу ударил мальчика по лицу, и во мне что-то щелкнуло, заставив двинутся вперёд.

- Эй ты, а ну отойди от него немедленно! - сказал я, выходя из тени.

- Иди куда шёл, щенок, и не мешай мне, - не поднимая глаз, приказал инквизитор.

- Я шел именно сюда, а вот ты, видимо заблудился, инквизитор. Шел бы ты подобру-поздорову, пока я наставников не позвал. – слова словно сами сорвались с языка, но что-то подсказывало мне, что так нужно.

- Беги отсюда, - прохрипел вдруг мальчишка. - Это сын Хабека Могучего… - очередной удар ногой оказался настолько сильным, что у мальчишки из носа брызнула кровь, и это подтолкнуло меня к действиям, я чуть напряг правую ногу, изготовившись к броску.

- Лежи, мразь! Я с тобой разберусь чуть позже, а вот ты, щенок… - Пока инквизитор разглагольствовал я бросился вперед, врезаясь плечом ему в грудь.

На моё счастье на нём не было доспехов, хотя судя по звуку и ощущению, кольчугу под камзолом он всё же носил. Уж что-что, а подобные удары с разбегу мне приходилось применять с самого детва и устоять на ногах инквизитору не удалось. Он отлетел от меня врезавшись в стену.

- Ты нарвался на крупные неприятности, паскуда! - прошипел инквизитор, поднимаясь на ноги и его ультрамариновые очи зажглись недобрым огнём. - Моё имя Стейлер Андерсен, Инквизитор третьего ранга, тринадцатого уровня, восьмой ступени. Ты только что приобрёл себе очень могущественного врага, щенок!

Доспехи, подаренные мне накануне, возникли прежде чем я успел про них вспомнить. Инквизитор Стейлер нахмурил брови и даже сделал шаг назад, а я сощурив глаза ответил:

- А меня зовут Экзель Джемал, ученик группы Керина Андерсена, восемнадцатый уровень девятая ступень посвящения. И мне почему-то кажется, что тебе со мной лучше не связываться. - Мне понравилось наблюдать за искренним изумлением на лице моего недруга.

- Ты… Я впервые слышу о тебе. Джемал? Её сын? - Стейлер качнул головой и погладил гладко выбритый подбородок. - Послушай, уходи. Не мешай мне, иди своей дорогой, и сделаем вид, что не видели друг друга. И каждый останется доволен - Инквизитор предпринял героическую попытку решить дело миром на свой лад, но у меня было на это счёт совсем другое мнение.

- У меня есть встречное предложение. Ты разворачиваешься и уходишь отсюда так быстро, как только можешь, а мы делаем вид, что тебя здесь не было и ничего не скажем наставникам.

Глаза инквизитора запылали от ненависти, и я понял, что переговоры окончены. Латная перчатка инквизитора зажглась алым пламенем. Я напрягся, понимая, что против магического удара мне не выстоять, а единственное сознательное заклинание которым я владел из боевых было базовым заклятьем огненного мяча, который сформировался у меня в ладонь. Однако битвы не получилось, властный и немного раздраженный голос магистра Сейти прозвучал как гром среди ясного неба:

- Позвольте поинтересоваться, что здесь происходит, мои юные господа?

- Магистр Сейтиас, я требую ареста этого мальчишки! - Стейлер развернулся к нему. - Экзель Джемал избил этого мальчика и напал на меня, когда я попытался остановить его.

- В который раз это уже происходит, Стейлер? - вопрос Магистра носил скорее риторический характер. - Опять явился в северное крыло, напал на ученика, угрожал второму ученику, а теперь ещё пытаешься свалить на него свою вину. К счастью Экзель Джемал находится под особой протекцией и не может быть арестован. Что же до тебя, я приказываю тебе немедленно покинуть это место, если не хочешь, чтобы я сообщил членам Конклава.

- Сообщай, магистр. Они сделают постные морды пообещают разобраться, и ничего не сделают. Они даже не посмеют сообщить Лидеру.

- Я посмею, - спокойно заметил ваш покорный слуга. - Не пройдёт и нескольких часов, об этом случае я извещу Лидера Конклава.

- Уже накоротке с моим дорогим папочкой? - Стейлер расхохотался, увидев, как изменилось выражение моего лица. - Ладно, магистр, я ухожу, но это не означает, что я не вернусь. Мы с тобой обязательно побеседуем позже, Кармен. А ты, Экзель Джемал берегись! Я запомнил тебя хорошо.

- Иди-иди, ублюдок. - Стейлер даже не обернулся и отправился прочь

Магистр неодобрительно покачал головой и слегка стукнул своим посохом оземь.

- Экзель, разве тебе не говорили о том, что с инквизиторами высокого ранга следует говорить с подобающим уважением?

- Говорили, Магистр. Вот я с «подобающим» уважением и говорил. И да простят меня боги, но этот хмырь позор рода человеческого, а не Инквизитор. Если все выходцы из нашего Ордена похожие на него ублюдки, то мне здесь нечего делать.

Магистр улыбнулся в усы, а я подошёл к лежащему мальчишке и помог ему подняться.

- Привет. Моё имя Экзель, - я протянул ему руку. Его пожатие оказалось сильным, почти стальным.

- Спасибо тебе за помощь. Меня зовут Лайл. Лайл д’Кармен. - Голубые глаза слегка сощурились, словно он ожидал моей реакции.

- Редкое имя, - подивился я, - А за что он на тебя взъелся?

- Я стал свидетелем того, как он обращается с некоторыми моими друзьями, и донёс его отцу.

- Понятно. А ты смелый парень. Моя комната угловая в крыле А. Если найдёшь время, заходи в гости, я всегда буду рад тебя видеть.

- Спасибо за предложение. Я обязательно зайду, - улыбнулся он.

Какая причудливая ирония заключалась в этой встрече. В тот день я даже представить себе не мог что повстречаю того, кто станет моим другом. Моим самым верным и преданным другом на долгие времена.
Лайл кивнул мне, и отправился восвояси, а Магистр одобрительно посмотрел на меня.

- Молодец, Экзель. С одной стороны ты приобрел могущественного врага, но с другой, нашел верного друга. Однако я рекомендую тебе научиться самоконтролю и дисциплине.

- Я непременно последую вашему совету, просто я не ожидал, что инквизиторы такого ранга позволяют себе развлекаться подобным образом.

- Мне не следует этого говорить, Экзель, как наставнику, но поскольку ты уже сделал то что сделал, тебе следует знать кое-что о Стейлере. Он не простой инквизитор. Он один из тех, кто отмечен знаком Видяшего и является любимчиком Кайрика мудрого, одного из самых влиятельных членов Конклава. У Лидера Конклава с сыном очень непростые отношения, у тебя еще будет шанс самому увидеть, но даже он, при всём своем могуществе почти не может влиять на Стейлера, потому что он необычный Видящий. Его дар настолько силён, что позволяет смотреть вперёд и назад на десятки, а то и на сотни лет. Для Ордена такая сила бесценна, вот он и распоясался.

- Я читал о Видящих, магистр, можете не рассказывать. Но с Лидером Хабеком я все равно поговорю.

- Остерегайся его, Экзель, он может доставить тебе множество неприятностей. И, кстати, очень хорошо, что я нашел тебя. Керину дали выходной, поэтому вашу группу принимаю я. Приведите себя в порядок, позавтракайте и отправляйтесь в мою аудиторию. Надеюсь, мне не придется вас встречать?

- Не беспокойтесь магистр, я всё сделаю.

Побродив по коридорам ещё какое-то время, я вернулся к себе, друзья уже выстроились возле комнат, ожидая прихода Керина. Я передал им слова магистра, и после завтрака мы направились прямиком в аудиторию наставника.

- Доброе утро, ученики, - поприветствовал магистр уже после того, как мы вошли в его кабинет, и расселись по местам.

- Доброе утро Магистр Сейтиас, - поприветствовали мы.

- Как вам уже сказал Экзель, сегодня у Керина выходной и вашу группу до обеда веду я. У нас сегодня будет довольно обширная лекция, но тема её будет несколько необычна для первого года обучения. Не люблю водить хороводы. Первая причина, разумеется, ты, друг мой Экзель.

- Почему-то я не сомневался. Будем разбирать мои вчерашние прегрешения?

К моему удивлению, Магистр не разозлился, лишь согласно кивнул.

- Если ты про ваш с Тористаном загадочный бой – нет. О том, что произошло он тебе расскажет сам, это его область и к магии имеет очень опосредованное отношение. Но дело в том, что в вашей команде ты обладаешь самым высоким уровнем, и это без инициации. Я не смогу правильно вас учить при таком колоссальном разрыве. Лидер Конклава дал мне разрешение, поэтому сегодня в процессе лекции мы проведем обряд инициации и я научу вас азам объединения сил.

- Магистр, это не опасно? - решила уточнить Пенелопа.

- Частично. Такая магия требует определенного навыка, поэтому я непременно прослежу за процессом. Так что, думаю ничего страшного не произойдет.

- Магистр, расскажите, пожалуйста, что это за ритуал и требуется ли дополнительная подготовка к нему. - Уточнила Пенелопа.

Магистр удовлетворённо посмотрел на одарённую ученицу и кивнул головой.

- Разумеется, я расскажу, юная леди. Я думаю, мне следует начать рассказ с воспоминаний. Видите ли, ученики, я не совсем инквизитор, я именно маг, и я принадлежу знаку Ветра, это источник из которого я пью, а вы из источников пить не можете. Прежде чем продолжить я должен объяснить, что же такое магия. Кто-нибудь из вас может мне объяснить? Как она действует, и что с ней нужно делать?

- В каком смысле, Магистр? – переспросил я, и наставник горестно вздохнул.

- Похоже, ваша матушка все же пренебрегла некоторыми уроками. Итак, магия наполняет собою весь мир и связана с магическими потоками других миров. Каждый по-разному использует магию, но есть общие принципы. Для начала представьте себе, что вы – мех с водой. Вы можете вместить в себя только определенное количество воды, в данном случае, магической энергии. Если вы попробуете вместить в себя больше чем можете вынести, мех порвется, и магическая энергия сожжет вас дотла.

- Жутковато. – Поежился Нильсен. – Может ну её, эту магию?

- Не беспокойся, такое грозит магам, а не Инквизиторам. Первый базовый принцип - нельзя пить больше чем можешь вынести. Однако мех, с которым я вас сравнил, накапливает магию и постепенно откладывает в резерв. Чем усерднее маг тренируется, тем больше резерв. Магией, до определенного уровня, а именно до десятого, можно пользоваться неосознанно, не проходя инициацию, за счет небольшого резерва который скапливается в течение жизни. Об инициации я вам вскоре расскажу. Второй базовый закон: когда человек проходит инициацию он открывает себя Силе и может сообщаться с ней. Он зачерпывает из мирового потока определенное количество энергии, пропускает через себя и превращает её в заклинания, но нельзя зачерпывать больше чем ты можешь вынести, как я и сказал. Есть заклинания, которые можно сотворить своей собственной, внутренней силой, но они очень опасны и могут убить неподготовленного мага. Вербальные заклятья более эффективны, но они колеблют пространство и могут нанести больше вреда щиту, нежели заклятья мысленные. Вчера Экзель ты очень наглядно нам это продемонстрировал, – Я покраснел, - Итак повторим ученики. Принцип первый: Нельзя выпить больше чем выдержит мех с водой. Принцип второй: Заклятья идущие из внешнего источника безопаснее заклинаний основанных на внутренней силе. И теперь, когда вы знаете эти принципы, я могу продолжить. Когда вы изучаете именно магию, рано или поздно возникает вопрос, как подняться на очередной уровень, откуда взять силу для освоения новых заклинаний?

- Что значит где? Разве источник, из которого вы пьете, не насыщает вас силой?

- Нет, Пенелопа. Источник способен утолить жажду, наполнить знанием, но есть предел, о нем я уже сказал, когда уже не можешь пить из него, но для дальнейших исследований это необходимо. Что тогда делать, ученики? - Магистр поочерёдно пронзил нас внимательным взглядом. - А ничего не делать. Приходится ждать годы, долгие годы для того, чтобы получить доступ к запретным знаниям. Тренировки, медитации, снова тренировки, в надежде получить новый уровень. Увеличить объем могущества. Посмотрите к примеру на меня, мне сто шестнадцать лет, и что я имею? О да, я являюсь Архимагистром зелёных мантий, но в сравнении с тем, чем я мог бы обладать, будучи простым магом, моя сила ничтожна. Вот если бы я мог объединять и делить силы с кем-нибудь из магов, или Архимагов, я уже сам стал бы Архимагом.

Бедный Сейти, столь сильно одаренный, но так чудовищно проклятый. Магия была его мечтой и смыслом, он всю свою жизнь посвятил тайному знанию, но безжалостный молот проклятья Аркасана третьего лишил его времени и порой, магистр сожалел о своём выборе.

- Магистр, а почему вы не стали объединяться силой? Разве не нашлось у вас друга, который согласился бы на это? - подивилась Мелена.

- Дело не в этом, дитя. Стихийным магам нельзя объединять силу. Всегда есть риск, что маг служит источнику антагонисту. Да и внутри школы это не приветствуется. Это очень опасно и порой даже смерть может показаться милосерднее. А вот инквизиторам, даже входящим в разные стихийные категории, это не страшно, поэтому я за вас и не боюсь.

- Магистр, а кто первым научился объединять силу, и откуда это пришло? - Алтенион очень редко задавал вопросы, но, как правило, они всегда попадали в точку.

- Начало этому ритуалу, или обряду, называйте как хотите, положено не в нашем мире, источники его отследить невозможно. К нам оно пришло абсолютно случайно, как и большая часть Инквизиторской магии, это произошло в разгар Смутного Времени, и обязаны такой возможности мы второму Великому Инквизитору.

Диамонд и Нильсен синхронно вздрогнули. Не сразу старший из братьев осмелился задать вопрос. Он склонил голову, смежил веки и, выровняв дыхание, шёпотом спросил:

- Магистр, вы имеете в виду Великого Предателя?

- Ах, да, я и забыл… Да, я имею в виду Зигулуса-Лейлайа Аркасана, второго Императора империи Имелхарон. Первого Императора в истории, который смог стать Великим Инквизитором и привести страну к процветанию, а затем и к разрушению.

- Магистр, а что такого произошло на самом деле? Я читал самые разнообразные трактовки тогдашних событий, но всё равно не понял, что такого натворил Зигулус? – заинтересовался я.

- А ты и не найдешь. Информация скрыта от прочтения церковью Эркхаэля, как порочащая честь рода Аркасан. Для тех кто слабо знает историю, я поясню, Император Зигулус Фейтон Аркасан был сыном Дьяволика Сатена Аркасана. Второе его имя - Лейлайа, было даровано ему в честь Ордо Лейлайа, лучшего друга Сатена Аркасана, и главного стратега Империи.

- Он был недостоин того, чтобы носить это имя! После действий этого подонка, империя погрузилась в Хаос! - выругался Нильсен и вопреки ожиданиям, Сейти не рассердился.

- Нильсен, не спеши судить, дай мне закончить. Зигулус-Лейлайа Аркасан действительно повинен в гибели рода Лейлайа, он же виновен в массовой резне и разжигании войны, но не стоит считать его вселенским злом. Всё началось с того, что Зигулус трудился на благо своей страны, не покладая рук. Он старался сделать Империю сильной, достойной внимания страной, чтобы люди стремились жить в ней. Он так и не смог понять причину безумия своего отца, которое толкнуло его убить всю верхушку нашего Ордена. Со временем он принял решение получше узнать, что такое Инквизиция и вопреки всем правилам, вступил в её ряды. Он проявил себя талантливым воином и магом и со временем он стал Великим!

- Скажите это тем, кого он убил, Магистр! Я до сих пор не могу поверить, что благородная кровь Аркасана текла в этом ублюдке. Моя семья очень хорошо помнит о содеянном.

- Я понимаю, Нильсен. Твой гнев, как я уже говорил, вполне оправдан, но это не повод перебивать старших! - Сейтиас резко напомнил о своих правах. - Вы хоть понимаете значение слова Великий Инквизитор? Великий Инквизитор не просто старший инквизитора Ордена, или воитель хорошо владеющий мечом. Великие Инквизиторы посвящают себя изучению и постижению знания. Подчас даже самого запретного.

- Запретного? Насколько запретного? – вырвалось у меня.

Сейтиас странно улыбнулся, и на миг мне показалось, что он смотрит на меня.

- Силы Хаоса, к примеру. В те годы мы еще не сознавали насколько опасны слуги «Золотого Лорда». Зигулус был первым Инквизитором, который предложил нам исследовать Хаос на возможность его применения в целях Ордена.

- Магистр, но это же безумие, - подала голос, кто бы вы думали, Елена. - Я, конечно, мало разбираюсь в магии, но идея изучать Силу Хаоса поклоняясь Равновесию самая безумная из идей.

Магистр одобрительно кивнул и достал какой-то свиток из сумы, до поры висевшей у него на поясе. Развернув его он начал читать нам отрывок чьей-то записки.

- Восемнадцатого дня девятого месяца двести тридцать первого года со дня основания моим отцом пресветлой империи Имелхарон, пишу я эти строки. Я больше не могу ждать и видеть этот кошмар. Уже девять десятилетий миновало со дня моего восхождения на престол. Девять десятков лет, с того страшного дня, когда проклятое безумие сразило и привело к гибели моего несчастного отца, Дьяволика Сатена Аркасана. Видят Боги, отец, как же мне не хватает твоего дружеского участия и совета. Я старался сделать всё, что можно было сделать для укрепления моей державы, но в последнее время мне кажется, что мои усилия напрасны. Постоянные распри между странами, между светлыми магами и темными магистрами, бесконечная война за Договор, истощили мою страну. Мои верные вассалы заботятся только о своём благополучии, никто кроме моего старого и преданного друга Фестилиана не в силах меня понять. Отец, я старался сделать все, для того чтобы спасти мою страну, я даже вступил в Орден в надежде понять, каким идеалам он служит. Я изучил силу Света и Тьмы, я познал Равновесие, но я так и не смог понять природу Хаоса. Теперь у меня есть шанс вплотную заняться его изучением. Я уже поставил первые опыты, но теперь я стою на грани, и даже Фестилиан просит меня, чтобы я одумался… Мне так не хватает Ее. Я все эти годы так старательно глушил тоску по ней, что отвык называть ее имя даже мысленно. Но все же, как жаль, что она снова ушла. Она поняла бы меня, и, может быть, дала бы мне совет. Но отступать поздно, «Золотой Лорд» уже шепчет мне слова ненависти, но я борюсь с ним. Сегодня я поставлю последний опыт, опыт над самим собой. Я знаю, что, скорее всего, это означает мою смерть, но если есть хоть один шанс на то, что моя Империя сможет жить счастливо, я сделаю это. Тот кто читает эти строки… Возможно, всё пойдёт совсем не так как я хочу, и если так и произойдет, молю не суди меня строго, просто извлеки урок из моей ошибки.

Сейтиас смолк. Нильсен тяжело засопел, а вот Диамонд поднял взгляд.

- Это то самое завещание Зигулуса, о котором мне рассказывал отец? Магистр, я всё хочу о нём узнать!

- Конечно-конечно, ваше высочество, - шутливо поклонился Сейти. - Но если говорить серьёзно, никто точно и не знает, что произошло. Как видно из этой записи найденной в чудом сохранившемся дневнике, война между Орденами раздирала страну, и Зигулус всеми силами пытался остановить её. К несчастью даже помощь самого верного друга Зигулуса, герцога Фестилиана Ордо Лейлайа, не могла изменить ситуацию. Я сам порой задаю себе вопрос, откуда Зигулус получил доступ к силам Хаоса, но факт остаётся фактом, он приобщился к его источнику и начал пить из него, записывая результаты в свой дневник. Благодаря его усилиям мы знаем о Хаосе столько, сколько мы не смогли бы узнать даже к нашему с вами времени. К несчастью, Зигулус решился на совмещение с Хаосом, но этот процесс считается одним из самых опасных, а потому запретных. Зигулус слился с Золотым Лордом, а утром остался только Золотой Лорд. Он воспользовался телом Зигулуса-Лейлайа, убил его семью, уничтожил опору власти - магическую башню Кармиана, и в довершении всего этого, устроил безжалостную бойню полностью уничтожившую семью Лейлайа.

- Вы хотите сказать… - Диамонд был озадачен.

- Зигулус не виновен в гибели ваших предков. По сути дела, Зигулус погиб в тот самый момент, когда писал это. Тот, кто правил страной следующие тридцать пять лет Зигулусом уже не являлся - Магистр потряс свитком. - Так что не особо скальтесь, Нильсен.

На некоторое время воцарилось неловкое молчание. Нильсен и Диамонд погрузились в глубокие раздумья, а я решил задать вопрос.

- Магистр, а кто эта загадочная Она, о которой писал император?

- Это довольно щекотливый вопрос, Экзель. Известно, что у Сатена Аркасана была фаворитка, с которой он познакомился ещё на службе у Коэна Фалендора. Позже леди Янрин расскажет вам о ней. Её звали леди Ирэнион, она была первой леди Империи. О ее происхождении известно не так много, её персона окутана тайнами и сплетнями, но, если верить старым архивам, она была не только любовницей, но и подругой императора, и он поручил ей воспитание своего единственного сына Зигулуса Лейлайа. Скорее всего, Зигулус пишет именно о ней.

- А в чем подвох? – спросил я. – Почему вы назвали этот вопрос щекотливым?

Близнецы одновременно хихикнули.

- Видишь ли, Экзель, - Архимагистр спрятал улыбку в бороде и старался говорить серьезно, - Зигулус, как и все представители его семьи отличался пылким нравом, а леди Ирэнион, вдобавок ко всем своим талантам, была на редкость хороша собой и любвеобильна.

Вопросы, как говорится, излишни. Я покраснел и замолк.

Магистр позволил себе небольшую передышку, промочив горло глотком ключевой воды из висевшей на поясе фляжки. Я пошевелил затекшими плечами и украдкой поцеловал руку Лите, пока магистр не видит. Та благодарно кивнула.

- Продолжим лекцию, ученики. Нильсен, Диамонд, не забивайте себе голову. Я попрошу Янрин, и завтра вы сможете провести целую дискуссию на её уроке, так как моей лекции завтра не будет. А сейчас мне необходимо чтобы вы были как можно более сосредоточены на моём предмете. Договорились?

- Так точно, Магистр. - Диамонд моментально вырвался из размышлений, его брат на несколько секунд позже.

- Итак. Объединение силы стало возможно только после исследований запрещённых дневников Великого Императора-Инквизитора. Светлые и темные маги делают это по-разному, но основы ритуала открыты с помощью Хаоса. Это, как я уже говорил, не опасно, но прежде чем мы начнем, нужно решить один важный вопрос.

- Какой вопрос, Магистр? - надо же, Пенелопа, оказывается, записывала слова в блокнот, почти такой же, как у Керина.

- Во-первых, вы все ещё даже не умеете пользоваться силой. О да, она уже проснулась в вас, начала расти, но вы не можете входить с ней в контакт, не то, что использовать. Вот этот пробел мы с вами сейчас попробуем исправить.

Сначала было не слишком интересно. Магистр усадил нас в кружок, мановением руки убрав парты с глаз долой. Несколько минут он читал нам лекцию на тему ответственности и о том, что нам нужно внимательнее относиться к занятиям и только сочный зевок Нильсен заставил его умолкнуть. Буркнув что-то про возмутительную расхлябанность, Магистр решил приступить к занятиям.

- Как я уже говорил на вчерашней лекции, ученики, существуют разные Силы и со временем я перечислю их все. Мы чтим три источника, Свет, Тьму, Равновесие и воюем с Хаосом - четвёртой Силой. Есть также Сила Безмолвия и Сила Вечности, о них мы поговорим чуть позднее. Никто точно вам не скажет как боги отмеряют таланты своих детей, но факт остается фактом – Сила течет в каждом из нас, но постигать магию могут лишь особо одаренные, хотя бытовые чудеса никто не отменял.

- Писать может каждый человек, Магистр, но слагать легенды и творить чудеса стихосложения может далеко не каждый. Принцип тот же? - немного нескладно спросила Пенелопа.

- Верно. Принцип тот же, но с некоторыми отличиями. Скажите мне, ученики, а вы хотите постигать силу? Поймите, я могу научить вас чувствовать её, разговаривать с ней, прибегать к её услугами, но однажды вы можете пожелать того что запрещено любому Инквизитору, вы можете пожелать знаний и власти которую дарит Архимагия. Но вам позволят набирать силу только до определенного предела. Вас это не пугает?

- Нет, Магистр, - подала голос Елена. - У каждого из нас был выбор на свой лад, и все мы его уже сделали. Я сама дочь Ведьмы, но почему-то власть или магия меня особенно не прельщают. – Сейти особенно внимательно посмотрел на нее прежде чем продолжил.

- Прекрасно. Если все вы думаете также, я думаю можно начинать. Ритуал, который позволяет сознательно использовать и впускать в себя Силу называется Инициацией. Наш с вами мир примечателен также и тем, что зачастую, одаренные юноши и девушки проходят ритуал самопроизвольно, без помощи наставников. Это действительно редко случается в других мирах и является одним из тринадцати феноменов Астаха, о которых я вам расскажу позднее. У представителей Темной и Светлой школы разные методы инициации. Светлые маги и маги стихийные способны входить в определённый транс и будить Силу, если человек к этому готов, а вот тёмные маги… хм, учитывая что большинство из них зависят от силы страсти, то излюбленный метод инициации это совращение, они будят силу во время соития.

Ну, это не было особым секретом для меня. Уж про это я читал.

- Мы предпочитаем инициировать учеников более нейтральными методами, хотя порой получается очень забавно, ведь встречаются ученики, которые предрасположены именно к тёмному методу. Будем надеяться, что среди вас такие не попадутся.

- Магистр, а что представляет собой наша инициация? - обеспокоено спросила Селена.

- Не пугайтесь так, юная леди, ничего особенного. Сейчас вы войдёте в ментальный контакт друг с другом, это поможет мне работать. Вы испытаете немного странные ощущения, возможно, будете видеть несколько иначе, чем вы привыкли видеть. Самое главное, не бойтесь, во время Инициации, на моей памяти, ещё никто не умирал. А теперь, если никто не против, мы начнём процесс.

По команде Сейти мы сели в круг, взялись за руки и попытались отрешиться от посторонних мыслей. Мы должны были настроиться друг на друга. Сам не знаю, как у нас получилось это с первой попытки, просто в какой-то момент я ощутил в моём сознании присутствие моих друзей. Мы ещё не могли говорить друг с другом, обмениваясь простейшими эмоциями. Готов спорить, никто из них не почувствовал как Сейтиас начал работать, а вот я почувствовал, это было похоже на недавнее исследование нашей общей силы. Магистр потянулся к неведомым струнам, сокрытым в нас и начал то, что люди того мира называли Инициацией.

Прошло столько лет и столько миров, долгие годы учения и пути, но тот волшебный миг Астахской инициации, ни с чем несравнимый и сладостный я не могу забыть даже сейчас. Это было…

Нас всех охватило пламя, пламя чудовищного, низменного, но потому-то и сладкого желания. Я пылал охваченный пламенем страсти, подобной той, которую я испытывал первой нашей ночью с Литой. А затем пришло ощущение сладкого успокоения, но в тот самый момент, когда оно окутало всех нас, я почувствовал Силу. Та сила, о которой говорил Магистр потекла по моим венам вместе с моей кровью, и меня пронзило знание - это моя Сила. Теперь я могу обращаться к ней в любой момент, когда пожелаю, теперь она ответит на мой зов, когда мне будет нужно».

Возвращение в реальности было подобно падению с небес на грешную Землю. Всё тело ломило, пространство перед глазами расплывалось, и первые несколько секунд ушли только на то, чтобы привести себя в порядок. Похожие ощущения терзали каждого из нас, ну, кроме разве что, Джерома, который мрачно поглядывая на нас сидел в стороне.

- Удивительно. У меня уже давно не было такого, чтобы инициация проходила столь легко. Правда, я не ожидал, что ты окажешься уже инициированным, Джером. Кто тебя инициировал?

- Это не то чтобы я хотел обсуждать, Магистр, особенно в этих стенах. - В гневно сузившихся глазах Джерома стояла мука. Похоже попытки повторной инициации довольно болезненна для того, кто её уже прошёл.

- Ладно, оставим это, - согласился Сейтиас, но на заметку Джерома взял. - Ну, как ученики? Поздравляю вас с рождением Магии. Инициация для мага является вторым рождением, так что, можете записать этот день в свой личный календарь.

- Господи, - Нильсен сладко потянулся, и в его глазах мелькнула эйфория. - Я не знаю, что это было, но, по-моему, так сладко не может быть даже в постели с женщиной.

- Может, Нильсен, уж поверь мне, - Сейтиас позволил себе улыбнуться. - Просто тебе не с чем сравнивать, иначе ты не сказал бы такую глупость.

Прежде чем кто-либо рассмеялся, Магистр хлопнул в ладоши, привлекая наше внимание.

- Не думайте, что это всё, господа. Позвольте мне описать то, что вы сейчас чувствуете. Вы чувствуете свободу, силу, власть. Кажется, что сами горы готовы склониться перед вашей мощью. Это далеко не так. Когда сила просыпается, она будит скрытые опасные желания, ваша задача не поддаваться увещеваниям силы. Не случайно я позволил себе инициировать вас всех, да ещё и сразу. Вам предстоит объединение, а для того чтобы вы смогли делиться силой, вы должны быть на неё настроены. Поэтому сейчас самое подходящее время. Моя задача подготовить вас к входу в иное измерение. Астральный план Ордена.

- Я что-то читал об этом, но не могу быть уверен. Что такое астральный план, магистр?

- Вам пока не знакомы понятия пространственного перемещения, структурирование врат и порталов, а также сам принцип существования иных планов. Но мир Астаха удивителен тем, что на его просторах пересекаются самые разные измерения. Планы стихий, планы демонов, ангелов, иных народов. Орден владеет особой магией, которая позволила нам создать особый магический план на территории всей Империи. В ином измерении, или же Астральном плане возможно творить довольно разнообразные магические ритуалы и заклинания без ущерба для Договора, что особенно важно. Через иные измерения можно найти дороги ведущие к вратам между мирами. Обычно мы начинаем обучать этому гораздо позже, но раз уж среди вас оказалось столько одарённых юношей и девушек, я решил сделать исключение.

- Магистр, простите, может это неуместный вопрос, но что вы говорили про какой-то план, между которым можно перемещаться? - смущенно уточнил Рагнор.

- Это правильный и своевременный вопрос, юноша. Места где живут народы и духи, которые по тем или иным причинам неуютно чувствуют себя в нашем мире и окрестностях, называются планами бытия, или иными измерениями. К примеру, на Астахе очень явственно прослеживается связь с планами стихий. Вам следует запомнить их названия. План Огня и огненных созданий, подобно элементалам, фаринам, ифритам или джинам называется Арнориан.
План воздуха, и его элементалей, а известен нам как утес Вельхарит.
План земли и её могучих созданий называется Тарионис. Ну а план воды и её жителей называется Эльаракнит. О других планах и самом понятии других измерений вы узнаете на моих занятиях, когда наступит время.

- Спасибо Магистр, - поклонился Рагнор и смущённо сел на своё место.

- Не стоит смущаться, Рагнор Настелл. Вовремя заданный вопрос, возможно, поможет вам избежать ошибок в будущем. А мы с вами поговорим об Астральном плане Ордена.

В тот день магистр лишь приоткрыл нам завесу тайны, да и то, навёл тень на плетень, опасаясь сболтнуть лишнего. Иные измерения и Астральный план это любопытнейшая тема для изучения во все времена. Астральный план позволял творить многое, в том числе и постигать магию. Здесь же маги проводили особо опасные эксперименты, тренировки и даже дуэли, что было весьма рисковано. Находясь здесь во время тренировок или ритуалов маг оставлял своё тело в том мире откуда ушел и погибнув мог лишиться его навсегда. А ведь тогда мы и близко не представляли, какими тайнами наполнен наш мир. Хабек, разумеется, хотел, чтобы Сила моя увеличилась и дал разрешение на объединение, но даже он вряд ли ожидал такого рискованного шага от Сейти. Знай он, возможно предупредил бы меня и я не совершил бы ту страшнейшую ошибку. Но мы не знали, и менять что-либо было поздно.

Магистр заставил нас достать из шкафчиков сосуды с какой-то краской и лично начертил особые символы и защитную печать, вокруг нас. Прошептав несколько заклинаний он усадил нас и заставил взяться за руки.

- Ученики, в первый и последний раз я так поступаю. Обычно каждый ученик должен сам попытаться войти в иное измерение, но после инициации это почти невозможно, а времени у нас не так много, поэтому я вам помогу. Но только в этот раз. Вам всё равно предстоит этому научится. Сейчас мы повторим нашу тренировку и вы войдёте в транс. Только теперь вы должны представить себе, что ваш дух покидает тело и летит ко мне. Магическая печать поможет вам и защитит от случайностей. Если всё получится вы увидите меня как светлячок зелёного цвета. Летите ко мне, и я провожу вас в наше особое измерение.

После инициации это оказалось легко. Гораздо легче чем наша первая попытка перед инициацией. Я словно со стороны увидел аудиторию, и нас сидящих кружком вокруг магистра, который расположился в центре печати. Вот огонёк Литы коснулся меня и мы словно светлячки полетели вверх с бешенной скоростью, к огромным разноцветным вратам в небесах, возле которых нас ждал магистр. Его Сила пылала словно зелёный факел, от которого отделилось несколько языков пламени устремившихся к вратам.
Врата распахнулись и мне в глаза ударил яркий свет. Но мы не сразу вошли, нас остановил голос магистра звучащий словно отовсюду.

- Вы дошли. Это то место, которое отделяет наш мир от иного плана. Сейчас он огражден от любых угроз, так что вы вне опасности, но внутри этих врат следите за тем что делаете и говорите. Объединившись Силой вы неизбежно сблизитесь, ученики. В нашем Ордене уже давно не было такого, чтобы целая группа прибегала к подобному ритуалу. Я советую вам, поговорить и рассказать друг другу правду о себе и найти ответ готовы ли вы стать не просто членами одной команды, а братьями и сёстрами. Помните, что обратного пути не будет. Если после разговора вы не передумаете, я покажу вам, как объединить ваши Силы и получить новые возможности. Идите. Я буду недалеко.

Свет стал еще ярче и заполонил собой всё. Я зажмурился не в силах его выносить, а когда открыл глаза с удивлением увидел, что стою в центре прекрасного сад разбитого возле нашего с матерью дома. Я потряс головой и потёр глаза, но, нет, ничего не изменилось. Я и мои друзья стояли в центре цветочного сада разбитого моей матерью за многие годы до моего рождения. Вокруг разливался аромат роз, самых любимых её цветов. Я узнал веранду неподалёку и узнал дом… Дом, в котором я родился и жил.

- Ух ты, классно! - Восхищённо произнёс Нильсен, подходя ко мне. - Где это мы?

- Честно говоря, это мой дом, только вот мне интересно, как мы сюда попали

- Ничего удивительного, любимый. В подобных местах пространство размыто, оно приобретает форму наиболее привычную для сильнейшего из вошедших внутрь. У тебя самый высокий уровень, вот мы и попали к тебе домой.

Я кивнул немного смущённый, даже не заметив, что Лита проявила необыкновенные познания об этом месте.

- Ну что же, соратник, - почему-то вырвалось у меня. – Похоже астральное измерение приняло образ нашего с матерью дома. Конечно я могу вам тут всё показать, но не знаю с чего можно начать рассказ.

До сих пор не знаю, случайно или намеренно магистр поступил именно так. Он сказал нам что мы должны делать, но не объяснил как. Всех нас в Орден привела не самая легкая судьба, и большинство из нас не ведало дружбы или доверия. А иные были скованы запретами, которые диктовала необходимость выживания в среде Имперской аристократии. Но Пенелопа, хоть и выглядела едва ли не младшей из нас, всё же была самой старшей и опытной и рассказывать начала именно она.

- Меня терзают сомнения, мои юные друзья, но с чего-то начинать придется. Пожалуй, я начну свой рассказ, а вы сами решите, рассказывать что-либо о себе или нет. Помните, я рассказывала вам о том, что я отказалась участвовать в варварских обрядах моих сородичей и ушла? Так вот это ложь. Я дочь Нианора Ликрилиллиона, Верховного жреца Солнечного Света. Я должна была стать духовной опорой нашего народа и со временем выйти замуж за одного очень знатного эльфийского лорда. Я отринула эту долю, затушила жертвенное пламя и отринула свой народ, отправляясь в изгнание. Я должна была погибнуть не один раз, и так, наверное, и случилось бы, не возьми меня под свою опеку моя богиня, Лайа’Хазар. Она богиня отверженных, под её крыло попадают все - люди и нелюди, светлые и тёмные, все кто отверг и был отвергнут. Я стала её жрицей, и она направляла меня. Моим домом на долгое время стал домен благородной миледи Сильваны. Она помогала мне развивать мои таланты, её люди и эльфы хранили меня в мои путешествиях, а за эти годы их было ни мало. Но, знаете, сколько бы раненых я не исцеляла, мне не удалось найти гармонию. Я была несчастна. Не так давно, моя священная богиня явилась мне и указала дорогу, сказав, что на этом пути я потеряю едва ли не всё, но смогу обрести то, о чём так давно мечтаю. Я знаю, я эгоистка, ведь я соврала Керину позавчера. Я пришла сюда не из-за судьбы мира, я пришла в Орден в надежде заслужить себе право на счастье. Эти двадцать лет добровольного изгнания стоили мне слишком дорого. Возможно, это безответственно, я и не спорю. Знаете, у меня никогда не было настоящих друзей, если не считать Сильвану и мою богиню. Были временные соратники, благодарные мне за мои жреческие таланты. А мне нужны друзья, я же тоже живая, а не кукла. Если вы сможете принять меня такую какая я есть, весёлую, грустную, эгоистичную и понимающую, я никогда этого не забуду и сделаю всё для того, чтобы наша дружба не рассыпалась горстью пепла.

Стоило Пенелопе смолкнуть, как на её место вышла Лита. Она едва заметно улыбнулась мне, но потом её взгляд помрачнел.

- Ты знаешь, я могу тебя понять, Пенелопа. Отчасти я на тебя похожа, хотя моё изгнание добровольным назвать трудно. Я уже рассказала Экзелю эту историю, а вам ещё нет, но думаю, что стоит. Пенелопа, ты и я принадлежим к народу Эльфов, пускай к разным, пускай в разной степени, но мы с тобой эльфийки и обе со жреческим талантом. Ты выбрала изгнание - добровольное изгнание, и тебя приняла богиня отверженных, а я хотела стать жрицей храма ветра, но была отвергнута и переведена в изгои. Я была любима, как и ты, принадлежала к одному из правящих домов, моя династия первой пришла в этот мир чтобы со временем стать его опорой, но вот что странно, я оказалась не нужна своей династии из-за одной маленькой детали - человеческой крови текущей в моих венах. Ты говоришь, что ты эгоистична, а, на мой взгляд, мы с тобой просто хотим взять у жизни то, что она у нас отняла. Скажи мне, я виновата в том, что во мне не осталось бессмертия моих предков?

- Нет, Лита, это не твоя вина, - Пенелопа покачала головой. - Ты не можешь отвечать за деяния твоих родных.

- Ты тоже не виновата в том, что твоя природа воспротивилась обычаю твоего народа и заставила тебя уйти. Знаете, соратники, мы с Пенелопой не принадлежим к народу людей, и возможно вам будет сложно понять нас, но одно я могу сказать с точностью, мы, эльфийки не предаём своих клятв. Я ещё не совсем понимаю, чего хочет добиться наш Магистр, но вы знаете, мне кажется, что я могу ему доверять. Да и вам, если уж говорить на чистоту. В моей жизни уже было двойное предательство, от любимого эльфа и от любимой семьи, и не сказала бы я вам сегодня всего этого, если бы не один человек

Я затрепетал от взгляда, которым меня наградила Лита. До сих пор с удивлением вспоминаю, что только у неё получалось так возбудить меня одним лишь взглядом своих лучистых зелёных глаз.

Ещё несколько секунд нас окружало молчание, Лита выдохлась, Пенелопе было просто нечего добавить, а остальные не стремились начинать рассказ, до тех самых пор, пока тишину не нарушил шепчущий голос Джерома.

- Восхитительная исповедь, миледи. Вот только поверьте мне, вам двоим и в страшном сне не приснится такое предательство, которое ведомо мне. - Джером начла неторопливо ходить взад-вперёд и на наших глазах его одежда таяла, обнажая тело Тайного.

- Джером, что ты творишь? - попытался я приструнить его, но замер на месте прикованный его взглядом.

Мой драгоценный и темный братишка, Джером. Сколько всего нас связывало, о чём я непременно расскажу. Ты был самым необычным, даже странным, в нашей команде, но только ты умел усмирять моё пламя, даже если гнев мой был направлен на тебя. Когда ты смотрел на меня, своими нечеловеческими глазами, в которых всегда скрывались отблески боли, я терялся и гнев мой угасал. Вот и в тот день, ты впервые посмотрел на меня этим взглядом и я не нашёлся, что сказать.

- Милые леди, я знаю, это в высшей мере неприлично, но я обнажился отнюдь не для того чтобы развратить несовершеннолетних девушек видом обнажённого тела безродного ублюдка из народа Тайных. Вот, например вы, мальчики. - Джером сделал паузу. - Сколько раз, заходя в ванную комнату, вы обращали внимание на меня? Готов поспорить - ни разу, потому что стоило вам попристальнее вглядеться и магический барьер, который я держу, лопнул бы как мыльный пузырь. Посмотрите, что такое настоящее Предательство!

Кожа Джерома странно засветилась, и на ней начали проступать…

- Матерь всех богов, Джером… Кто посмел пытать тебя Этим?! - Диамонд во все глаза смотрел на шрамы уродовавшие тело Тайного. Вся спина была располосована и не абы чем. Я такие раны видел на картинках, которые мне показывал декан Фаредус, когда преподавал мне основы анатомии. Палаческий кнут, особо изощрённое оружие, оставляющие чудовищные рваные раны при минимальном уроне здоровью, если такое сравнение вообще допустимо. На запястьях и щиколотках зияли шрамы оставленные узким клинком, возможно ритуальным кинжалом.

- Это имя лучше вслух не произносить, даже в стенах Ордена. Однако могу сказать, что в Империи он широко известен и презираем. Он меня инициировал, но рассказывать об этом я не хочу и не буду. Но ваши речи, леди, заставили меня плеваться ядом. Отверженные! Не приняты в жреческую школу. Преданы сородичами. Что за детский лепет?! Я пятнадцать лет провёл в рабстве, и святая богиня отверженных не пришла мне на помощь. Никто не пришёл! Что за бред! – похоже слова девочек задели какие-то старые раны, Джером пылал гневом и болью, и я прочувствовал его всем телом не зная, что можно сказать в такой ситуации. Как можно успокоить того, кто пережил подобное? Но нам на выручку пришёл Диамонд, чьё спокойствие оказалось сильнее гнева.

- Джером, ты жил в аду, с этим никто не будет спорить, но, может быть, ты попробуешь рассказать о том, как ты из него выбрался? - Джером смолк и пронзил Диамонда гневным взглядом, но тот невозмутимо продолжил. – То что с тобой сотворили омерзительно и ужасно. Возможно я не прав, но если ты станешь нашим другом, однажды, смею надеяться, мы совместно уничтожим то чудовище, которое так с тобой поступило. Но если это не слишком тяжело, расскажи, что случилось.

- Да, Джером. Я тоже хочу узнать, кто сотворил с тобой такое. И клянусь тебе, когда наступит нужный день, я отомщу за нашего друга и соратника! – вырвалось у меня. – Подобная мерзость не должна существовать на свете.

Мои слова вызывали улыбку Тайного, он даже рассмеялся, а напряжение скопившееся в воздухе угасло.

- Простите меня за эту сцену, - отсмеявшись, бросил Джером. - Просто, мне было необходимо выговориться. Я приношу извинения, юные леди, я был очень резок. На самом деле, эти два дня я пристально присматривался к вам, и, следует заметить, я дал вам весьма положительную оценку. Вопрос Диамонда прозвучал весьма цинично, но, вынужден заметить это правильный вопрос. Я не буду называть имён, но однажды, у моего Хозяина гостил один очень необычный человек, который быстро понял, что к чему. Я не знаю как, но он вытащил меня из логова Барона… - Джером смолк, поняв, что проболтался, а я навострил уши.

- Я всё понял. – Диамонд потемнел лицом, а глаза зажглись недобрым огнём. – Имён можешь не называть, но мне понятно. Не думал, что может быть настолько мерзостно.

- Твоя проницательность поразительна, Диамонд Эгерейя. Короче, спасший меня человек сопроводил меня в столицу и отдал на воспитание лорду Асториану. Благородный человек, этот лорд Асториан. Он приютил меня, помог оправиться, но чётко дал понять, что я сам должен двигаться дальше и выбирать дорогу. Меня не очень привлекал путь мага, да и пробиться в академию не так просто, а идти в армию он мне отсоветовал. Как-то так вышло, что я услышал об открытом наборе в Орден, и решил попытаться. Спасибо Асториану, он подписал рекомендательные письма и я оказался здесь. К тому же Орден то место, где Он до меня добраться не сможет.

- Не доберётся, уж поверь мне! - поклялся я.

Наверное нашу откровенность можно называть исповедным днём. Наша команда состояла из людей, в чьей жизни было много боли и лжи, я уж молчу про интриги, которые скрывались за именами Эгерейя и домом д’Стар. Но наши братья-воришки, открывшие правду о себе, тоже были весьма непросты.

- Ребята, возможно сейчас не самое подходящее время, но… мы с Альтом больше не можем молчать. - Насториан глядел на нас во все глаза, а вот Алтенион всеми силами пытался спрятать взгляд.

Я присмотрелся к этой двойке попристальнее отмечая, что они постоянно находятся вместе и как-то поодаль от остальных.

- Как я уже рассказывал, мы вместе с Альтом воспитывались в приюте в деревне Азмарах, но это только половина правды. От деревеньки до Антигорска три часа пешим ходом, мы с Альтом очень часто воровали у деревенских, и однажды наткнулись на одноглазого Самуа, лидера тамошней воровской гильдии. Он взял нас в оборот, ввёл в теневое дело и начал натаскивать как профессиональных уличных головорезов. Скажу честно, жить стало легче, в те дни нам казалось, что лучше глотки резать, чем голодать, хотя Самуа частенько поколачивал нас, по пьяни, да и вообще, чтобы не распускались, а однажды… - Насториан замолчал и речь моментально перехватил Алтенион. Нет, они определённо постоянно работали парой.

- В тот злополучный вечер Самуа нажрался, как последняя свинья. И совершил целый ряд роковых ошибок, одна из которых, он попытался затащить Ториана в постель. Я услышал его крик, он просил о помощи. Я вступился за него и был очень жестоко избит, но вот только Самуа совершил вторую роковую ошибку - Он оставил меня жить. Я впал в ярость и тогда… - Нильсен подавился смешком, когда увидел пламя ненависти в глазах юного воришки. Алтенион полностью погрузился в воспоминания.

- Я помню это, словно всё это произошло только вчера. Альт поднялся, по лицу стекала кровь, а в глазах стояло безумие. Я хоть и был в незавидном положении, так испугался его сильнее, чем этого ублюдка Самуа. - Насториан сглотнул. - Альт достал свои кинжалы и ударил. Господи, - по щекам Насториана покатились слёзы, - я впервые в жизни увидел, как человеку отрубают голову одним ударом, я раньше считал, что это невозможно, а тут, меня всего забрызгало кровью. Прежде чем остальные хоть что-то поняли, он метнул ножи и грохнул ещё двоих. Я понял, если они опомнятся, нам придёт конец. Я уже давно связался с алхимиками, и у меня на поясе всегда было несколько баночек с зажигательной смесью, вот я и…

Матерь всех богов, а ведь они сказали чистую правду. Алтенион впал в безумие и убил главу воровской Гильдии и его помощников, а, убегая, они сумели поджечь штаб гильдии. За ними отрядили погоню и ребят зажали в одном из городских трактиров.

- Я думал нам придёт конец, - Алтенион возвращался из глубин своей памяти, - но судьбе было угодно иначе. На наше счастье в трактире сидел Инспектор Инквизиции, курировавший отбор скрытых талантов. Он некоторое время молча наблюдал за нами, а когда ублюдки ворвались отомстить нам, ему хватило одного взгляда для того, чтобы они потеряли к нам интерес и попрятались по своим норам. Он и поставил нас перед выбором. Назад в приют, на виселицу, а некоторые мои грехи тянули именно что на казнь, или, ещё один шанс. Я мог не рассказывать об этом, но я хочу, чтобы вы с самого начала знали обо мне всё. Да, я убивал людей, и возможно я заслуживаю вашего презрения, но если после всего сказанного вы всё же сможете меня принять, я клянусь вам, более верного друга вы не найдёте и по ту сторону жизни.

Не знаю почему, но так называемые грехи братишек не вызвали в нас никакого гнева или презрения. Даже у Корнелии, с её ярко выраженной «правильностью. Диамонд лишь заметил, что прошлое должно храниться в прошлом.

- Простите за несколько странный вопрос, но, того Инквизитора звали случайно не Фейриан? - тихим голосом спросила Селена.

- Да! Как ты узнала? - удивлению двойки не было предела.

- Похоже, моя очередь исповедоваться, - Селена усмехнулась горькой усмешкой. - В моей жизни всё было далеко не столь ужасно как у вас. В Антигорске в приюте не намного лучше, чем в Азмарахе, для того чтобы хоть как-то прокормиться я устроилась служанкой в один из трактиров. Платили не то чтобы очень, но зато кормили хорошо. Там у меня появилась подруга, Эльза. Вот только идиллия моя продолжалась недолго. В один из дней через наш город проходили так называемые искатели приключений. Они остановились в нашем трактире и за три часа превратили нашу жизнь в ад. Они здорово перепились, начали драку, издевались над слугами, громили столы, посуду, а затем, они обратили свой взор на нас. - Селена не смогла сдержаться и всхлипнула. – Хозяин пытался их остановить, когда эти твари потащили нас наверх, но ничего не смог сделать. И тогда… - Меня передернуло. Про такое бесчинство в Империи я даже не читал. Бедная Селена, а тут еще Нильсен влез:

- Тебя изнасиловали?! - вопрос Нильсена был воистину бестактным, мы пронзили наглеца пламенными взглядами и от комментариев нас удержало только выражение бесконечного ужаса, потрясения и сочувствия в его бесстыжих (как правило) очах.

- Да. Меня и Эльзу. Вот только Эльзу они убили, а меня спас Фейриан. Я не знаю, кто сумел выбраться из трактира и сообщить Инквизиторам, но когда Фейриан пришёл, он устроил самую настоящую бойню. Из этих горе искателей приключений не выжил ни один, так что, несмотря на сжигающее меня горе, я почувствовала, что Эльза отомщена. Первые несколько месяцев я прожила у него. Фейриан поселил меня в своем горном домике и долгое время пытался исцелить мою боль, а потом предложил отправиться в Орден, сказав, что мои таланты помогут мне выйти в люди. Я была немного влюблена в него, как в моего спасителя, и не смогла отказаться, даже зная, что в столице мы расстанемся навсегда. Теперь я хочу начать жизнь заново, и, возможно в один прекрасный день я стану похожа на него. Вы поможете мне, если станете моими добрыми друзьями.

- Обещаю! - пылко вымолвил Нильсен и тут же покраснел, устыдившись своего порыва.

Да, паренёк действительно влюбился в Селену, и нужно было быть совсем слепым, для того, чтобы этого не заметить. Я с удивлением отметил, что Селене понравилось отношение Нильсена, и она весьма высоко оценивала его шансы, насколько это вообще возможно в подобной ситуации.

- Раз уж заговорил мой младший брат, то, думаю, и мне пришло время рассказать кое-что о себе. - Диамонд выглядел задумчиво.

- Брат, ты собираешься рассказать им всё? Отец нас прибьёт, если узнает. - Тревожно заметил Нильсен.

- Не имеет смысла скрывать, Нильс. Я точно знаю, что им можно доверять. Я думаю многие из вас, в особенности ты, Экзель, стали замечать, что я кажусь куда более осведомленным, чем следует. Не так ли?

- Да, пару раз такое бывало. - Согласился я.

- Хорошо. Позвольте представиться полным именем, я Диамонд Алессандр Истриэль Лейлайа Эгерейя, старший сын Виктора Алессандра Хариона Эгерейя, Третьего Легата войска его величества Императора, двоюродного брата Фредерика Аркасана. Мой отец один из трёх самых влиятельных людей при дворе его величества, помимо моего отца подобным влиянием обладает только канцлер Киран Маэдсон и Верховный Архимаг Крисстас Аэллон. Если вы ещё не поняли, я попытаюсь объяснить. Мой отец является сыном Хариона Аркасана, брата ныне покойного Томаса Аркасана и Герцогини Эльмираэльды Эгерейя. Сейчас всю империю лихорадит, за последние пять лет было предпринято восемнадцать попыток убийства его величества, а при отсутствии у него законного наследника, его смерть может привести к гражданской войне. Мы с Нильсеном являемся прямыми родственниками императора, а значит претендентами на Императорскую корону. А если учесть, что за последние пять лет при весьма загадочных обстоятельствах погибли сыновья приближенных к Аркасану домов, наше положение очень и очень незавидно. Я уж молчу про то, что мы последние представители рода Лейлайа.

- Подожди, - я потряс головой, пытаясь усвоить столь обширную информацию своими и без того загружёнными мозгами. – Вы племянники Императора, это я понял. Спасибо учителям, в геральдическом науке я немножко разбираюсь. А Лейлайа тут причем? Согласно историческим документам семья Лейлайа была уничтожена еще во времена правления Зигулуса. Или я чего-то не знаю?

- Приятно видеть, что в нашей команде есть люди знающие историю Империи. Без шуток – это здорово. У нас некоторые аристократы не знают даже имен своих предков. Да, род Лейлайа официально был уничтожен, но наша мать являлась прямым потомком незаконнорожденного сына Ордо Лейлайа.

- Ваша мать? Она была значимой персоной? - неосторожно спросил я, причинив боль Нильсену. Он как-то резко съёжился и осел на землю. А Диамонд взмахом руки остановил наши попытки помочь ему и узнать в чём дело.

- Да. Наша мать была знаменита, правда, к несчастью, далеко не так, как хотелось бы. Её полное имя было Миранда Истриэль Арминоэль Лейтиан. – я только ахнул, ибо имя это действительно было известно в Империи.

- Герцогиня? - Корнелия внимательно слушавшая эту историю встрепенулась и посмотрела на Диамонда изумлёнными глазами. - Вы сыновья Герцогини Смерти? Я ведь её знаю.

- Да, я заметил ещё вчера, но смолчал. Со вчерашнего дня мой взор приковывает реликвия Дома д’Стар. – Диамонд кивнул на брошь, которую Корнелия приколола к ученической униформе.- Наша мать часто рассказывала нам о своей возлюбленной, и хотя я был маленьким, я помню. В нашем замке, в её покоях, до сих пор висит портрет благородной Милории д’Стар, женщины, которая оказала нашему роду такую великую услугу, и которая была любима больше чем наш отец. Именно трагедия нашей семьи и имя моей матери стали той причиной, по которой мы с Нильсеном пришли в Инквизицию.

- Диамонд, прости если я бестактен, - пробасил Рагнор, - но почему вашу мать называют герцогиней смерти?

- Рассказывать историю нашей семьи очень долго, да и не хочу я вспоминать, но на твой вопрос отвечу. Моя мать была не только герцогиней знатного рода и женой императорского кузена. Её тайным ремеслом было служение ордену Ниистар’Сэ. Моя матушка была очень могущественной ведьмой и ей были ведомы тайны тёмного ремесла. А Ниистариты, враги Ордена и Империи с её помощью сотворили много зла. В частности кровавый мятеж, который случился восемь с половиной лет назад, был организован Ниистаритами, и моя мать со своей верной компаньонкой приняли в нём живейшее участие.

Кровавый мятеж. Да, эту страницу Имперской истории я читал, тем более что с момента трагедии не прошло и десяти лет. Орден хаоситов Ниистар’Сэ с помощью могучих ритуалов и коварных интриг сумел организовать внутри столицы восстание чародеев недовольных деятельностью Ордена и Императора. Последний раз такой ужасный мятеж случался только весной 1121 года, когда погиб старый Император Томас и был коронован Фредерик. Мятеж был подавлен, причём очень быстро, спасибо боевым монахам церкви Эркхаэля, которые пришли на выручку и не допустили нападающих до дворца. Но в ту ночь погибло несколько тысяч человек, до того сильна была магия нападавших.
Поняв, что план провалился, Ниистариты сбежали оставив на растерзание верных последователей. Тех кто уцелел привезли на суд Ордена и судьба их была незавидной.

- Мать и ту ведьму поймали… - Диамонд сглотнул. - Ведьме в какой-то мере повезло, её признали одержимой собственной силой и приговорили к сожжению на костре, а вот нашу мать приговорили к Экстремиллиону. – Да, я упоминал об этом ритуале, даже среди черни ходили жутковатые слухи об ужасной казни, которая пугает магов больше чем костер. Мать рассказывала, что чародей пробивший в барьере брешь, мог избежать казни, подписав контакт на изготовление магических лицензий, аж на 50 лет. Но в особых случаях мага убивали и вся его Сила и разорванная на части душа поглощалась щитом служа материалом для восстановления. Это и был ритуал Экстремиллион. Смертным действительно не дано понять всего ужаса. Диамонд словно прочитав мои мысли мрачно покивал.

- Да, твоя мать наверняка тебе рассказывала, что это такое. Страшнейшая казнь, которая для магов ужаснее всего. А моя мать в подробностях рассказала отцу. Во всяком случае мне так кажется, иначе я не могу объяснить его дальнейшее поведение. Он подкупил судей, использовал всё своё влияние и сумел заменить казнь на пожизненное изгнание. Она служила нашим врагам, тем по вине которых погиб наш дед и его братья. Ниистариты враги рода Аркасан, а он всё равно её спас. На несколько лет мы покинули столицу, отец переправил нас в Алессандрию, свой домен и какое-то время мы жили там в мире и согласии. Пока не случилось страшное.

Рассказ Диамонда нас захватил, мы не решались прервать его, хотя было в нем много боли и обиды. Он гневался на своего отца и был обижен до глубины души, но трудно сказать чем больше, спасением матери или её гибелью.

- Безумие, которое поразило мою мать дало о себе знать. Она стала очень замкнутой, постоянно уходила в себя и её терзали странные видения. Помню она часто звала Милорию, хотя той уже не было в живых. А однажды ночью, она сотворила нечто страшное. – За время рассказа Нильсен ни разу не прерывал Диамонда, но когда он дошёл до заключительной части, младший брат снова сжался в комок и всхлипнул. – Она заманила Нильсена в подвал и начала творить над ним какой-то странный тёмный обряд. Я не помню подробностей, всё было как в тумане. Но в самый разгар таинства ворвался наш отец и убил её. Он убил нашу мать у нас на глазах.

Чудовищное воспоминание. Мне даже представить страшно было, что такое могло произойти со мной. Если бы моя мать погибла у меня на глазах, да еще убитая мужем, я наверное рехнулся бы. Диамонд выдержал, но цена оказалась высока.

- После этого всё изменилось. Отец изменился, ситуация в Империи изменилась. Какое-то время от пережитого шока Нильс утратил возможность говорить, нас лечили очень хорошие менталисты, но всё что им удалось, это слегка приглушить боль от воспоминаний. Потом мы вернулись в столицу и начали учиться в одном из Орденов, под присмотром очень мудрой женщины. Она здорово помогла нам с Нильсеном, хотя отец стал к нам достаточно суров. Но когда началась возня с делами престола, я понял, что так больше не могу. Это мелочное интриганство изрядно меня достало и я уговорил отца отпустить меня в Инквизицию. В этих стенах мы находимся в гораздо большей безопасности, чем в любой имперской школе или академии. Лидер Конклава оберегает нас, и учителя тут очень хорошие. И мы вместе, - Диамонд тепло улыбнулся брату помогая ему подняться с земли. – И никто не посмеет причинить нам вреда.

- Ну, а я напросился на учебу вместе с братом и отец скрепя сердце, согласился. Похоже ему тоже не очень по нраву то, что творится вокруг престола. Во всяком случае, отпуская меня он ругался меньше обычного. Я не так умён как мой высоколобый братец, - Нильсен увернулся от братского подзатыльника, - но надеюсь что смогу заработать себе имя, и стать достойным человеком, у которого будут настоящие друзья, а не ублюдки жаждущие примазаться к наследнику престола. И возможно я найду девушку, которая будет любить меня, а на станет постельной… - Нильсен грязно выматерился, - жаждущей получить место при дворе.

Наверное уже тогда мне следовало обратить внимание на знаки судьбы. Я читал очень много книг, учителя не поощряли наличие у меня времени на безделье. И если математика мне давалась не очень хорошо, то философские и исторические трактаты я поглощал от корки до корки. Ну и конечно сказания Кила Аванхеля, которые сформировали мои мечты о войне за справедливость. Такая встреча была необыкновенна, да что уж там – невозможна, без хитросплетений судьбы, чтобы так не говорил Хабек. В конце концов, в одной группе с племянниками Императора очутились два вора, крестьянин и простолюдинка, не говоря уж о других. Видимо я оказался недостаточно прилежным учеником, не заметив грозных знамений, хотя, возможно я был просто ребенком, который безумно хотел обрести друзей и добиться хоть чего-то значимого.

- Нильсен Эгерейя, я понимаю вас с братом, даже больше, чем вы думаете. - Корнелия вышла вперёд, и её мелодичный голос зазвенел. - Вы с братом получились такими одарёнными. Нильсену Боги даровали чистое и храброе сердце, открытость и мужество, а тебе Диамонд, терпение и власть. Я вижу, что ваша мать действительно очень хорошо позаботилась о вашем воспитании. Я и не подозревала, что встречу вас обоих в этом Ордене. Диамонд, ты узнал мою реликвию, - Корнелия прикоснулась к едва заметной алмазной брошке приколотой к рубашке возле самого сердца. - Моя мать любила твою и, даже умирая, она звала её по имени. Столь сильное чувство очень редко посещает наш народ. На смертном одре моя мать рассказала мне… Ты знаешь?

- Мы знаем, - кивнул Нильсен, а Диамонд помрачневший ещё сильнее, кивнул.

- Aedro So Taely Ilayones.

Бедные мои побратимы, привлеченные судьбой. В этих словах, которые трудно перевести на человеческий язык скрывалась потаенная грусть. И хотя звучала фраза как «Суть души моей – любовь» она была наполнена трагедией, которая преследовала правящие дома Нервендаан-Шари и семью Аркасан.

- Я понимаю, Daen So Arto Ilayones. Теперь


Сейчас читают про: