double arrow
Этнические общности и индивид. Этническая инкультурация. Этнический (национальный) характер: миф или реальность?

Этнический образ нужно рассматривать вместе с проблемой личности, особенностями ее восприятия в разных культурах и в разные исторические эпохи. В этом направлении проделана очень большая работа, особый интерес для нас представляет тот акцент на генезис самосознания, который проводится в трудах Игоря Кона.

В работах, посвященных историческому развитию личности, прослежены диффузные истоки этого процесса, подчеркивается текучесть, множественность Я первобытного человека. Действительно, личность распадается на множество составляющих элементов, или, лучше сказать, на множество оболочек соматическое тело, одежда, украшения и другие вещи, социальная роль, а в верованиях — разные души, вроде души-дыхания и души-тени, двойника и личного духа-покровителя и т.д. Очевидно, множественность состава личности (эта распадающаяся множественность личностных начал) у носителей архаических культур закрывала путь к созданию целостного представления о личности, что могло бы стать в дальнейшем основой формирования этнического образа.

Исследователи часто подчеркивают роль восприятия соседей в кристаллизации собственного этнического самосознания. Такая идея была абсолютизирована Борисом Поршневым и положена им в основу гипотетически обрисованного состояния — взаимного этнического отталкивания. Этим разобщением им были объяснены процессы миграции и расселения человечества по всей ойкумене.

Перенесение противопоставления Мы — Они в столь глубокое прошлое спорно, конкретный этнографический материал заставляет в этом усомниться. У австралийских аборигенов отсутствуют резкие этнические границы. Зато меланезийские общества акцентируют мельчайшие различия в поведенческой культуре и в произношении, как бы углубляя пропасть (разрыв) между Мы — Они. А в полинезийской культуре даже более сильные различия не мешают сознанию единства.




Резкая отчужденность от соседей свойственна, как правило, замкнутым земледельческим обществам, особенно крестьянству классовых обществ Крестьянские общины враждебны всему внешнему миру. Как показал Поршнев, феодальное крестьянство вело всегда борьбу не «за», а «против».

Вывести основу этнического сознания (мышления) из установок к обособлению (различению) невозможно, надо искать другие пути. Они намечаются при более широком герменевтическом подходе этническое сознание — способ осознания тождественности, а точнее — способ осмысления целостности общности. Как показывают исследования психологов, осознание сходства предполагает более высокую степень обобщения и концептуализации, чем осознание различия. На историческом пути к осмыслению целостности (осознанию тождественности) стоит первобытная диффузностъ образа личности. Одни из путей перехода к осмыслению (осознанию) единства — идентификация с предками, реальными или божественными. Время, воспринимаемое как циклический процесс, это позволяло сделать «Вечным возвращением» назвал такое явление Мирче Элиаде. Но оно вечное только в определенном смысле, точнее, оно периодическое предки приходят ритуально, по праздникам, а затем удаляются в иной мир В реальном мире человек остается наедине с самим собой и снова решает проблему само идентификации с членами своего коллектива.



Личность как интеграция противоречивых семиотических структур предполагает осознание своей биологической субстанции. Людям осознать это было гораздо сложнее, чем собственные ментальные структуры. Ведь история последних — история идей. Осознание их человечеством лежит с ними самими в одной плоскости.






Сейчас читают про: