Студопедия


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

Село Низы на довоенной карте.




Эстонская юрисдикция места по Тартускому договору 1920 г.

Государственная граница между СССР и Эстонией.

В округе существовало множество эстонских хуторов.

 

Во время большого террора 1937-1938 гг. на волне борьбы с «национализмом» и «шпионажем» в Ленинградской области были полностью ликвидированы остатки обществен­но-культурной жизни всех этнических меньшинств. В соответствии с постановлением ЦК ВКП(б) от 15 июня 1938 г. «О ликвидации и преобразовании искусственно созданных нацио­нальных районов и сельсоветов», в области были ликвидированы все 125 национальных сель­советов, в том числе 17 эстонских. Преподавание в национальных школах со второго полугодия 1937-1938 учебного года было переведено на русский язык. Были также закры­ты национальные театры, дома просвещения и другие культурно-просветительные учреж­дения, прекратились выпуск периодических изданий и прочей литературы и радиовеща­ние на «национальных» языках. Последний номер газеты «Эдази» вышел 22 декабря 1937 г. Эстонское издательство, полосы на финском и эстонском языках в районных газетах были ликвидированы к марту 1938 г. Разгон национальных общественно-культурных учреждений нередко сопровождался репрессиями в отношении их сотрудников. Так, директор эстонско-финско-ижорского педтехникума, закрытого в 1936 г., член ВКП(б), эстонка М.Г. Михельсон и несколько преподавателей были арестованы и расстреляны. Арестован был и быв­ший директор финско-эстонского сельхозтехникума Рейнвальд. В конце 1937-х репрессиям подвергся ряд деятелей эстонской печати, в том числе ответственный редактор газеты «Эдази» О. Рястас.

По мнению некоторых исследователей, подавление общественно-культурной жизни эстонского меньшинства в СССР было связано не только с общим пересмотром советской национальной политики, но также с усилением напряженности в отношениях с Эстонией, и явилось своего рода ответной мерой на репрессии, предпринятые в середине 1930-х гг. в Эстонии по отношению к русскому меньшинству, когда использование языков национальных меньшинств и обучение на русском языке в этой стране были резко ограничены. Здесь, как и в ряде других случаев, проявилось взаимодействие внешне- и внутриполитического факторов.

Большое количество репрессированных в период «великой чистки» среди представителей национальных меньшинств, включая эстонцев, не было случайностью. В обстановке шпиономании «шпионов» искали и находили прежде всего среди лиц, принадлежавших к «титульным» национальностям иностранных государств, особенно тех, с которыми у Советского Союза были напряженные отношения. В адрес А.А. Жданова поступали донесения о разоблачении и ликвидации на территории области «националистических» и «шпионских» группировок, которые по заданию иностранных разведок вели в деревне «активную повстанческую и диверсионно-вредительскую деятельность». В одном из них, к примеру, говорилось о ликвидации эстонской националистической группы в поселке Тарахино Окуловского района. Руководитель группы Юргенсон на нелегальных собраниях группы якобы призывал организовывать отряды из эстонцев и «после объявления войны Эстонией СССР выступить против советской власти с целью добиться отторжения от СССР эстонских национальных районов». Продолжались и выселения из приграничных районов. К 1939 г. в частности, было выселено до 6о % населения эстонских деревень Гдовского района.




1930-е гг. были также десятилетием тотального наступления советского государства на религию и церковь, включая лютеранство. В начале 1930-х гг. церковь рассматривалась властя­ми как оплот крестьянского сопротивления политике коллективизации, лютеранские свя­щенники в сельских районах Ленобласти якобы вели антиколхозную и шовинистическую пропаганду. Уже тогда несколько лютеранских приходов было закрыто, начались аресты и высылки священников.

 

…Последний удар по лютеранской церкви на Северо-Западе России был нанесен в конце 1930-х гг. когда все остававшиеся действующими приходы, в том числе эстонские, были ликвидированы, прекратили свое существование лютеранские консистории, священнослу­жители подверглись жестоким репрессиям. Всего в 1930-е гг. от высылок и репрессий пострадало до 10 тысяч этнических эстон­цев — жителей российского Северо-Запада. Общая численность эстонского населения Ле­нинградской области к 1939 г. сократилась до 6о тысяч человек. Испытания для эстонцев и других меньшинств на этом, однако, не закончились. Во время Великой Отечественной войны многие эстонцы, оказавшиеся на оккупированной немецкими войсками территории, были перевезены в Эстонию, а затем некоторые из них вместе с ингерманландскими финна­ми были переправлены в Финляндию. После заключения советско-финляндского переми­рия в сентябре 1944 г. советские власти усиленно добивались репатриации всех советских граждан из Финляндии. Из более чем 62 тысяч перемещенных лиц, находившихся на территории Финляндии, около 55 тысяч были возвращены в СССР.Общее число этнических эс­тонцев — уроженцев Ленобласти, оказавшихся в 1943-1944 гг. в Финляндии, определить пока не удается. Известно лишь, что по данным на 18 января 1945 г., когда репатриация из Фин­ляндии была завершена в основном, но не полностью, среди репатриантов насчитывалось 172 эстонца. Вернуться в места прежнего проживания в Ленинградской области репатриантам, однако, не позволили: они были расселены по нескольким областям Центральной России. Лишь в 1954 г. ограничения по прописке были сняты и бывшие репатрианты полу­чили возможность легального возвращения в Ленинградскую область.



К середине XX в. эстонское население Ленинграда и области по сравнению с началом столетия сократилось в результате репрессий, принудительных перемещений и ассимиляци­онных процессов, в несколько раз. По данным переписи населения 1959 г., численность эс­тонского населения составила: в Ленинграде — 7350 человек, в Ленинградской области — 5826 и в Псковской области — 7813.

 

* В Сланцевском районе в д. Нагинщина до ВОВ существовал колхоз «Нацмен», труженики которого эстонской национальности в 1930-е гг. подверглись репрессиям.

 

БВИ. М. 2009.

 





Дата добавления: 2017-10-31; просмотров: 217; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Студент - человек, постоянно откладывающий неизбежность... 10206 - | 7230 - или читать все...

 

34.238.194.166 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.002 сек.