double arrow

Запуск процессов самоорганизации


Как уже отмечалось выше, к моменту работы группы социологов существовавший до этого Совет территориального общественного самоуправления (СТОС) утратил права юридического лица, так как не оформил заново всю необходимую документацию для перерегистрации.

Состоявшееся стихийное собрание жителей, инициированное небольшой группой активистов и Советом ветеранов войны и труда, обнаружило их общее стремление к поиску людей, которым можно доверить представительские функции. Неформальным лидером собрания стал человек, назовем его условно К. Р., который взялся после собрания подготовить все документы. Однако внутри инициативной группы, состоявшей из бывших «стосовцев» возникли коммунальные конфликты (в большей степени эмоционально-психологического характера), в результате которых К. Р. утратил лидерские позиции и был смещен с председательского «поста». За время лидерства он успел выпустить несколько листовок, призывающих жителей к борьбе за свои права, а также обвинил социологов, создавших ИЦСС в дезинформации жителей. Одновременно он просил социологов оказать ему консультативную (в том числе и юридическую) помощь в подготовке документации. Такая помощь была ему оказана, после чего инициативная группа пригласила социологов к сотрудничеству, пообещав в дальнейшем не дискредитировать их профессиональные действия.




Следует отметить, что появление группы социологов на территории начавшейся стройки привлекло внимание не только местной общественности и неформальных лидеров, но и многих жителей, населяющих дома, оказавшиеся в зоне ее влияния. Им было неясно, какова роль социологов в ситуации нарастающего противостояния инициативной группы строительству. «Не свои», «чужие», получающие зарплату у заказчика, то есть у одной из конфликтных сторон, ясно, что они будут защищать интересы заказчика» — таково было распространившееся мнение, совпадающее с суждением: «Кто платит — тот и музыку заказывает!». При встречах с инициативной группой социологам задавались открытые вопросы и предложения; «Если Вы будете бороться с нами за запрет строительства, тогда мы будем с Вами сотрудничать». Это стало началом процесса самоорганизации, который усиливался на фоне неприятия «чужих». Это была защитная реакция в отстаивании своего права на влияние и формирование общественного мнения у жителей. Группа социологов и инициативная группа начали действовать параллельно.

Информационный листок о работе Центра социологического сопровождения (затем буклет), а также организованный социологами прием жителей в ИЦСС активизировали процессы самоорганизации инициативной группы и одновременно усилили некоторое «окукливание», но и разотождествление инициативной группы с жителями. В бывший Красный уголок на встречи с инициативной группой, что ранее практиковалось, жители ходить перестали. В то же самое время они стали все чаще приходить в ИЦСС, вносить свои предложения, высказывать свои опасения и страхи. Социологи перешли в режим индивидуального консультирования, позволяющий работать с каждым членом инициативной группы и с жителями индивидуально.



В этот период инициативная группа начала сплачивать свои ряды, выходя на пикеты. Однако динамика участия жителей в пикетах подтвердила оторванность инициативной группы от жителей. Активность инициативной группы в основном была направлена на:

• поиск «слабых» мест в той документации, с которой инициативная группа знакомилась в ИЦСС;

• написание и рассылку в различные инстанции писем-жалоб и обвинений заказчика и группы социологов в том, что и те, и другие не учитывают интересы жителей;

• привлечение новых сторонников в инициативную группу;

• подготовку и организацию пикетов, оформление плакатов и транспарантов;

• привлечение внимания СМИ и политиков.

Ядро инициативной группы состояло из 9-10 человек и не увеличивалось на протяжении двух месяцев. При встречах с социологами, инициативная группа старалась создавать имидж сплоченной группы, однако внутренние конфликты и противоречия не позволяли им действовать сплоченно. Многие из них не знали нормативно-правовых актов в области градостроительной деятельности, а также были неспособны построить коммуникацию с оппонентом; не унижая и не оскорбляя другую сторону. К тому же преобладание протестных настроений в сознании инициативной группы не способствовало углубленному анализу процессов самоорганизации и поиску адекватных форм поведения в сложившейся ситуации.



Здесь важно отметить, что помимо бывшего СТОСа жители домов располагали еще двумя видами общественных организаций, обладавших в настоящем или прошлом юридическим статусом, а именно: Советом ветеранов войны и труда (который, как и СТОС, не успел вовремя пройти перерегистрацию, и по этой причине, потерял свой юридический статус) и тремя гаражно-строительными кооперативами (ГСК).

Активно действовавшая инициативная группа помимо нескольких бывших активистов СТОСа, включала в себя несколько человек из Совета ветеранов войны и труда. Представители же ГСК игнорировали действия инициативной группы, так как были достаточно уверены в том, что они свои права будут защищать сами, без посредников.

Жители домов, в основном признававшие прошлые заслуги СТОСа, вновь созданную инициативную группу, в качестве приемника СТОСа не приняли. В итоге процессы самоорганизации в инициативной группе проходили замкнуто, на фоне противостояния не только строительству, но и значительной части жителей.

Рационально мыслящих людей среди жителей оказалось достаточно, однако в инициативную группу они входить не желали. Причин этому несколько. И главная из них состояла в том, что инициативная группа а большей мере руководствовалась лишь своими собственными соображениями, целями, не отражая настрой большинства жителей обследованных домов. Тем более, что из-за недостаточного числа здравомыслящих жителей инициативная группа порождала страхи, слухи, сплетни, провоцируя тем самым психически и эмоционально слабых жителей на агрессивные формы поведения при организации пикетов и митингов.

Признавая важность активных действий органов территориального общественного самоуправления и их собственной самоорганизации, необходимо учитывать, что уровень правового сознания, наличие знаний в области управления на муниципальном уровне, культурные образцы поведения в конфликтных ситуациях являются определяющим фактором в развитии конфликтной ситуации. Вот почему профилактические действия в процессе самоорганизации жителей, направленные на снижение агрессивности форм поведения., должны всегда включать в себя целый ряд процедур, которые при нынешнем состоянии самоуправления реализовать очень трудно.

Тем не менее, социологи занимались:

• обеспечением инициаторов местного самоуправления (на уровне жителей домов) всей необходимой информацией о проекте строительства, всеми соответствующими экспертными заключениями и нормативно-правовыми актами;

• формированием и вовлечением в процессы самоорганизации инициативных групп рационально мыслящих людей, способных здраво оценивать ситуацию и включаться в процесс переговоров без нагнетания страхов и паники;

• консультированием наиболее активных и авторитетных членов инициативных групп;

• включением в планы деятельности обучающих программ (для инициативной группы и местной Управы).

Это позволяло представителям городской власти вести переговоры с учетом интересов как города в целом, так и тех социально-территориальных сообществ, интересам которых может быть нанесен ущерб в результате изменения среды их непосредственного обитания.

Перечисленные действия социологов следует рассматривать как апробированный результат социально-проектной работы в зоне городского конфликта, а значит и как рекомендацию социологам, которым подобная работа будет поручена.







Сейчас читают про: