double arrow

Легенда Тристане и Изольде 21 страница


вновь вышла тут:

"Паруса, я вижу, черные

сюда плывут".

65 (Им судьба судила разлучиться.)

14. Подскочил Тристрам от боли,

сердце с тоски

слышно было за три мили

разбилось в куски.

70 (Им судьба судила разлучиться.)

15. Вы скорей, ладьи, причальте

к сырым пескам,

прежде всех сошла Изота

по мосткам.

75 (Им судьба судила разлучиться.)

16. К дому с берега Изота

спешила, шла,

всю дорогу ей звучали

колокола.

80 (Им судьба судила разлучиться.)

17. К дому с берега Изота

пошла скорей,

колокольный звон и пенье

слышались ей.

85 (Им судьба судила разлучиться.)

18. К церкви подошла Изота,

а там народ,

и над мертвым отпеванье

причет поет.

90 (Им судьба судила разлучиться.)

19. Очень много в этом мире

горя и зла,

припала к мертвому Изота

и умерла.

95 (Им судьба судила разлучиться.)

20. Клир церковный схоронил бы

вместе их,

но в душе Изоты черной

гнев не утих.

100 (Им судьба судила разлучиться.)

21. Сделать так Изоте черной

удалось:

схоронили их пред церквью,

да только врозь.

105 (Им судьба судила разлучиться.)

22. На могилах их два древа

взросли тогда,

они встретились пред церквью

навсегда.

110 (Им судьба судила разлучиться.)

РОМАН О ТРИСТАНЕ

Перевод со старофранцузского Ю. Н. Стефанова

ПРОЛОГ

После того, как я многократно прочел и перечел большую латинскую книгу {1}, в которой внятно изложена история о Святом Граале, весьма диковинным мне показалось, что никому до меня не пришло на ум переложить ее с латинского языка на французский. А ведь история эта такова, что ее охотно послушал бы всяк, бедный и богатый, ибо кому не хочется узнать и проведать о деяниях славных и достопамятных, что вершились в Британии во времена короля Артура и раньше, как о том истинная история о Святом Граале {2} повествует и свидетельствует.

И увидев, что никто не отважился взяться за это дело, по великой его многотрудности и многосложности, ибо весьма пространна эта история и диковинна, я, Люс {3}, рыцарь и владелец замка дель Гат, что неподалеку от Солсбери, решил перевести ее к пользе и удовольствию всего рыцарства и осмелился на это не потому, что много разумею во французском, ибо по языку и речи я скорее англичанин, чем француз, как и пристало тому, кто родом из Англии, но потому, что была моя воля и мое хотение перевести эту историю на французский язык, не ища в ней вымыслов, а стремясь показать свою правду и открыто всем поведать, что говорится в ней о храбрейшем рыцаре Тристане, равных коему не было в королевстве британском ни до короля Артура, ни после, кроме разве что славнейшего рыцаря Ланселота Озерного. И в латинской истории о Святом Граале ясно говорится, что во времена короля Артура было всего три добрых рыцаря, весьма чтимых всем рыцарством: Галаад {4}, Ланселот и Тристан. И о них эта книга поминает чаще, чем обо всех остальных, и больше их хвалит, и больше говорит о них доброго. И поскольку мне доподлинно известно, что так оно и было, я хочу начать здесь свою книгу о сеньере Тристане и рассказать о нем всю правду {5}.

222. Так переходило от наследника к наследнику королевство Корнуэльс, пока не взошел на престол король по имени Феликс; был он лукав и недобр, и так худо обходился со своими баронами, что в конце концов стал оскорблять их даже в главной церкви Норхольта {6}.

У короля Феликса было два сына и четыре дочери. Одного из сыновей при крещении нарекли Марком, ибо родился он во вторник и в месяце марте {7}. Король Феликс умер, и жена его тоже, но, почуяв предсмертные муки, передал он корону Корнуэльса сыну своему Марку. И народ Корнуэльса весьма был доволен новым владыкой.

223. Когда был он таким образом коронован, случилось, что король Леонуа, добрый рыцарь, преданный богу и милостивый к людям, взял в жены одну из его сестер, старшую, по имени Элиабель8; а короля звали Мелиадук9. Эта Элиабель была, поистине, красоты несравненной. Король полюбил ее такой великой любовью, какой не любил ни других, ни себя самого. Но сильно печалились они оттого, что бог не посылал им наследника. Как мне вам о том поведать? Немало времени прожили они вместе, прежде чем королева понесла. А когда понесла, народ Леонуа о том проведал и возрадовался великой радостью.

224. Однажды король Мелиадук отправился на охоту и взял с собой большую свиту. И когда он охотился, повстречал девицу, что жила в том краю и любила короля такой великой любовью, какой не любила никого, кроме него; и была она, поистине, весьма хороша собой. И ездила она по лесу и разыскивала короля Мелиадука, желая с ним поговорить. И вот смотрит она и видит, что король сошел с коня возле источника ради рыцаря, которого она умертвила.

И увидев короля, подходит она к нему, и, подойдя, приветствует его, а он ее. И заводит она речь и говорит: "Король, - говорит эта девица, - много доброго слышала я о тебе. И коли ты впрямь так мудр, как о тебе идет молва, и если станет у тебя храбрости следовать за мной, я этой же ночью покажу тебе такие чудеса, каких ты никогда не видывал". Король, который был многомудр в сердце своем и которому весьма захотелось увидеть эти чудеса, отвечает: "Я охотно взглянул бы на них"."Я покажу вам их", - молвит она. И тогда король садится на коня и говорит: "Поезжай ты вперед, а я за тобой". И девица поехала и свернула в сторону с дорог и тропинок.

225. Когда они таким образом немного проехали и проплутали, настала ночь, и еще немного проплутав, подъехали они к башне, что стояла на вершине скалы. Девица направилась прямо к башне, а король за ней. И когда сошли они с коней, их радостно встретили слуги, ибо эта башня принадлежала девице. И девица говорит королю, чтобы он отстегнул меч, и тот отстегнул его. И вот она ведет короля в один из покоев, красивый и прекрасный и с великим тщанием убранный. И когда он попал туда, сердце его и желания разом переменились, так что он уже не помышлял ни о чем на свете, кроме той, что была перед ним. И да будет вам ведомо, что был он так околдован, что не помнил ни о жене, которая у него была, ни о земле, ни о земных делах, а лишь о той, что взяла его в полон.

И таким образом, как я вам рассказываю, остался король с этой девицей и так влюбился в нее, что забыл и самого себя и все на свете. А его слуги, увидев, что он не вернулся в замок, принялись повсюду его разыскивать и искали до тех пор, пока не выбились из сил, но сколько ни ездили, не смогли ничего ни услышать о нем, ни узнать. И вернулись в замок в великой печали и сокрушении, не зная, что и подумать об атом деле и что о нем помыслить; и некоторые полагали, что король был предательски убит.

226. Королева Элиабель, любившая своего господина так сильно, как ни одна жена не любила своего мужа, увидев, что он запаздывает, и узнав, что он отстал от свиты в лесу, и что нет о Яем~~яикаких вестей, сказала одной из своих служанок, что сама поедет его разыскивать, и просила, чтобы никто в замке о том не прослышал.

Как она сказала, так и сделала, ибо на следующее же утро пустилась в путь, а служанка за ней. И вот добралась она до леса и принялась искать там своего мужа. И когда она ехала, разыскивая его таким образом, повстречался ей волшебник Мерлин {10}, который спустился со скалы и шел один среди леса.

227. И, увидев королеву, он подходит к ней и приветствует ее. И королева, решив, что перед ней лесник, ни мало не медля, отвечает на его приветствие и вопрошает его голосом жалобнейшим и печальнейшим: "О лесник, нет ли у тебя вестей или новостей о господине моем, короле Мелиадуке, что пропал в этом лесу, и никто не ведает, по какой причине?"- "Госпожа моя, отвечает Мерлин, - что пропало, того не вернешь. Однако супруг ваш сыщется". - "Ах, друг мой, - молвит королева, - если есть у вас вести о нем, поведайте их мне и скажите, жив ли он". - "Госпожа моя, - отвечает Мерлин, - поистине говорю я вам, что жив он и здоров, и весел сердцем, как никто из людей. Но истинно также, что никогда больше вам его не увидеть".

С этими словами он повернулся и в мгновение ока исчез, так что не успела понять королева, что с ним сталось. И тогда закручинилась она из-за услышанных от него вестей, и так возросла и усилилась ее кручина, что не может она ехать дальше, а сходит наземь меж двух дерев в месте весьма глухом и диком.

228. И вот плачет она и тоскует, и ломает руки, и кручинится, и проклинает час, в который была рождена, и час, когда услышала, что не видеть ей больше своего господина. И так сокрушается королева, и так она убивается, что настигают ее родовые муки, ибо она была уже на сносях.

И когда начались у нее боли, она сказала о том своей служанке. И та плачет от жалости к ней и говорит: "Госпожа моя, неужто нет у вас сил доехать до города?" - "Нет, - отвечает королева, - видно здесь надлежит мне дожидаться разрешения от бремени". И тогда начинает она кричать громким голосом и призывает господа и Пречистую Деву. И становится ей так худо и тяжко, как если бы она умирала. И служанка видит, как ей худо, и сама чуть не умирает от печали и оттого, что не может ей помочь.

229. Весь день и всю ночь промучилась королева. И наутро, когда занялась заря, разрешилась сыном, как было угодно господу богу. И так она исстрадалась, что почувствовала, что должна умереть. И молвит служанке, державшей ребенка: "Покажи его мне". И та показала. И королева берет его на руки и видит, что не бывало еще на свете ребенка краше ее сына. "Сын мой, говорит королева, - сильно мне хотелось увидеть тебя. И вот, благодарение богу, вижу прекраснейшее создание, когда-либо выношенное женщиной. Но мало мне радости от твоей красоты, ибо самд смерть покажется мне сладкой после тех мук, что я ради тебя испытала. В печали я тебя родила, печально твое появление на свет, и первая моя радость после родов обернулась горем и печалью. И раз ты появился на свет от печали, печальным будет твое имя; в знак печали я нарекаю тебя Тристаном. Дай-то бог, чтобы жизнь принесла тебе больше удачи и радости, чем принесло рожденье". С этими словами она поцеловала сына, и тогда изошла ее душа из тела, ибо умерла она от тех мук и тягот, о коих я вам говорил.

Таким образом, как я вам поведал, и был рожден Тристан, прекрасный и добрый рыцарь, которому потом пришлось вынести столько горя и мук из-за любви к госпоже Изольде. И повесть, которую мы вам о нем рассказываем, столь прекрасна и сладостна, что непременно должен ее услышать всякий благородный и высокородный муж, любящий любовь.

230. А служанка, увидев, что госпожа ее умерла, опечалилась неслыханно великой печалью; и вот стонет она и рыдает, да так громко, что вопли ее разносятся из конца в конец по всему лесу. И там, где печалилась она таким образом, как я вам рассказываю, случилось в ту пору проезжать двум рыцарям Леонуа, близким родичам короля Мелиадука; и ехали они лесом, разыскивая короля. И когда нашли они госпожу свою бездыханной и увидели ребенка, что лежал на земле, завернутый в ее плащ, то сошли с коней, и молвит один другому: "Королева умерла, а король пропал; и нечего нам бояться, что он вернется. А если бы еще умер этот ребенок, то королевство досталось бы нам по праву, ибо мы - ближайшие родственники короля. Убьем же ребенка, чтобы завладеть страной". - "Смилуйтесь, смилуйтесь бога ради! - закричала служанка. - Не убивайте его, а отдайте мне, и клянусь вам спасением души, я немедля скрою его в таком месте, где никто никогда о нем не услышит. Сделайте так во имя господне и во имя милосердия, ибо если вы убьете его, это будет поистине величайшим злодейством и величайшим бесчестьем, невиданным в наше время".

231. Так умоляла рыцарей служанка, и обещали они ей оставить его в живых, если только она поклянется им скрыть его в таком месте, где никто никогда о нем не услышит. Тогда взяли они королеву и отвезли ее в город, и показали народу, и сказали, что нашли ее мертвой в лесу.

И придворные дамы, которым доподлинно было известно, что, отправляясь туда, королева была на сносях, видят, что она разрешилась от бремени и умерла в родах. И говорят рыцарям: "Вы должны были привезти ребенка живым или мертвым". А те отвечают, что знать об этом не знают и ведать не ведают. И старейшины той страны говорят им: "Добрые господа, вам надлежит вернуть наследника". А придворные дамы переговариваются между собой: "Либо у этих двух рыцарей наследник, либо у той девушки, что пошла с королевой".

232. И не успели они это сказать, как вдруг, откуда ни возьмись, появился среди них Мерлин и молвит им: "Эти два рыцаря достойны смерти. Схватите их, и я поведаю вам про их вероломство, и какую службу они сослужили". И начинает рассказывать, как хотели они убить ребенка, чтобы завладеть страной, и как оставили его в живых по просьбе служанки. Все их речи передал Мерлин слово в слово. И услышав свои собственные речи из его уст, были они так изумлены, что не знали, что и сказать, а только признались во всем и подтвердили, что так оно и было. И тотчас же были схвачены и брошены в темницу. И все единодушно решили, что выйдут они из нее не раньше, чем отыщется ребенок, живой и невредимый.

233. И молвит Мерлин баронам Леонуа: "А еще я открою вам, как найти короля. Отправляйтесь в лес и ступайте прямо к Корнуэльской скале. Там вы найдете короля Мелиадука, который так околдован, что не помнит ни о вас, ни о ком другом, а забыл про все на свете и все выкинул из сердца. И все это из-за одной девицы, что владеет тем местом и любит короля так, как никого другого. Схватите ее и заставьте снять с него чары, тогда король придет в себя. А потом убейте эту девицу, иначе околдует она его снова, как околдовала теперь".

А бароны вопрошают Мерлина: "Сир, кто вы такой и откуда все это вам ведомо?" - "Я чужестранец, - отвечает он, - но не обо мне ваша забота, а о моих словах: делайте то, что я вам сказал, не ради моего, а ради вашего собственного блага". И они обещали, что сделают. И все-таки им хотелось узнать, кто он таков. Но так ничего и не узнали, ибо не пожелал он им открыться.

234. И когда они всем множеством, с оружием и без оружия, отправились к той башне, о которой им было поведано, Мерлин молвил: "Радуйтесь, ибо наутро увидите вы своего господина". Потом подозвал к себе оруженосца из тех, что там были, рассудительнейшего и храбрейшего; и был он валлиец знатного рода, но из-за своего брата, которого он убил, пришлось ему бежать за море, ибо опасался он мести. Оруженосец этот был так пригож, так смел и так во всем сведущ, что любили его все, кто его знал, кроме тех, кто ненавидел его из зависти; и звали этого оруженосца Горвеналом.

235. Мерлин, знавший его лучше, чем любой из тех, кто там был, повел такую речь, подозвавши его к себе: "Друг мой, - молвил он, - будь я уверен, что станешь ты беречь, как зеницу ока, наследника Леонуа, которого, как ты слышал, требуют с двух рыцарей, брошенных в темницу, да так, чтобы в детстве не приключилось с ним никакой беды по твоей оплошности, я бы вверил его тебе".

Услышав эти слова, Горвенал ответил Мерлину: "Не знаю, кто вы такой, но кто бы вы ни были, вверьте мне этого ребенка, и я сделаю все, что могу, чтобы уберечь его от всяческих напастей, и нечего ему будет бояться беды, пока буду я с ним". - "Я вверяю его тебе, - сказал Мерлин, - смотри же, храни его, как зеницу ока".

236. Тут покинули они это место и на следующий день рано утром подъехали к источнику, что звался Бесплодным, ибо, поистине, ни одна женщина, напившись из него, уже не могла понести; потому его и назвали Бесплодным.

Возле этого источника лежала мраморная плита, и поверх нее в давние времена высечена была надпись, гласившая: "Съедутся сюда трое добрых рыцарей. У этого источника соберутся они и станут держать совет о Гордом Звере". А потом шла надпись, гласившая: "Галаад, Ланселот, Тристан". Тут Мерлин идет к источнику и подходит к плите и показывает надпись Горвеналу и молвит ему: "Видишь эту надпись?" И тот отвечает: "Вижу, и преотлично, только невдомек мне, кто те трое добрых рыцарей, о которых здесь говорится" - "Это будут, - говорит Мерлин, - храбрейшие рыцари на свете, столь искусные в ратном деле, что молва о них пройдет по всей земле, и не напрасно, ибо подвиги их превзойдут их славу. И знай, что наследник Леонуа, которого ты воспитаешь, будет одним из них. Береги же его, чтобы не погиб он по твоей вине". И тот клянется исполнить все, что обещал.

237. Тут поехали они прочь от источника и ехали до тех пор, пока не повстречали служанку, что хранила ребенка. И она уже окрестила его и нарекла тем именем, что ей заповедала королева. Мерлин молвил служанке: "Отнеси этого ребенка в город Альбину ", ибо не пристало тебе держать его у себя; и не успеешь ты прийти туда, как отец его уже будет там". Та испугалась и ужаснулась, что ее убьют, если захочет она удержать при себе ребенка силой. И взяла его и отнесла в город Альбину и отдала королю, который уже прибыл туда; и сильно печалился он о том, что не нашел королеву в живых. Но когда увидел ребенка, отлегло у него от сердца, ибо почитал он его пропавшим.

238. Увидев Мерлина, люди той страны говорят королю: "Сир, мы отыскали вас благодаря ему. Если б не он, вовеки бы нам больше не увидеться". "Король, - молвит Мерлин, - знайте, что это доброе дело я сделал не столько ради вас, сколько ради вашего сына. Но ради вашего же блага и вашей чести надлежит вам беречь его, ибо говорю я вам, что ему еще предстоят великие дела".

Удивившись тому, что Мерлин говорит с ним так уверенно, король восхотел проведать, кто бы это мог быть. И отводит его в сторону и умоляет именем господним открыть ему, кто он такой. И молвит ему Мерлин: "Я скажу тебе, кто я такой. Я тот, кого зовут прорицателем Мерлином. И пришел я к тебе ради твоей великой нужды, чтобы вызволить тебя из позорного плена, в который ты попал, околдованный этой девицей. Но сделал я это не столько из любви к тебе, сколько из любви к твоему сыну, который весьма мне люб". - "Тогда скажи мне, Мерлин, добрый друг мой, - говорит король, - что ты думаешь о моем сыне? Выйдет ли из него когда-нибудь толк?" - "Да, - отвечает Мерлин, он станет одним из славнейших рыцарей на свете. Весь свой род превзойдет он в рыцарской доблести, но много выпадет на его долю мук и тягот. Прикажите же о нем позаботиться, ибо он еще нуждается в попечении верного человека, и смотрите, чтобы не было у него другого наставника, кроме Горвенала Уэльского". И король обещает сделать все так, как ему было сказано.

239. Тогда Мерлин покинул короля, сколько тот ни упрашивал его остаться. И король подходит к ребенку и спрашивает, принял ли он крещение. "Да, сир, - отвечает служанка, - его зовут Тристаном. Этим именем нарекла его мать, когда умирала, и от нее у него такое имя". И король зовет к себе Горвенала и говорит ему: "Горвенал! Возьми сына моего Тристана и береги его всю свою жизнь, как зеницу ока". И тот взял его и берег всю свою жизнь, как зеницу ока, так что никто не мог его ни в чем упрекнуть. И приказал он отыскать кормилицу, чтобы поить его и кормить той пищей, что пристала такому ребенку. Но здесь время оставить рассказ о Тристане и короле Мелиадуке, его отце, и рассказать о короле Марке, как и каким образом и с каким коварством убил он у Львиного источника брата своего Пернегана {12}. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

244. И гласят предания, что после смерти королевы Элиабель долго оставался король Мелиадук без жены. А когда решил жениться, то взял в жены дочь бретонского короля Хоэля {13}. Была она весьма хороша собой, но завистлива, коварна и ветрена, как никто. И с первого же года замужества стала изменять своему супругу.

К тому времени Тристану исполнилось уже семь лет, и был он так пригож, что какая из дам на него ни взглянет, так и скажет, что краше его нет никого на свете. Какими словами описать вам его красоту и как о ней поведать? Скажу кратко: был он так прекрасен лицом и телом, что на всем свете в то время не сыскалось бы отрока, что сравнился бы с ним в красоте, кроме разве что Ланселота Озерного. Они, поистине, превзошли красотой всех остальных; а рыцарственность их была такова, что о том надлежит знать любому благородному мужу.

245. Видя, что Тристан подрос и похорошел, и что каждый любуется им, мачеха его не знает, что ей делать и как быть, ибо у нее есть от короля годовалый ребенок; и рассудила она, что Тристан не потерпит, чтобы страной владел его брат, и лишит его наследства. И поэтому замыслила она погубить Тристана любой ценой, как только представится ей случай. Но не знала, как ей это сделать, разве что отравить его.

246. На том она и остановилась и решила извести его ядом, ибо это такая вещь, от которой трудно уберечься. В то время как она о том размышляла и думала, как бы ей довести это дело до конца, и уже приготовила яд в серебряном кувшинчике и спрятала его в изголовье постели и ждала только, когда Тристан заглянет к ней в опочивальню, случилось так, что зашла туда служанка, держа на руках маленького королевича. Было жарко, и младенец стал плакать от мучившей его жажды. И не было там никого из кормилиц, ибо спали они в своих покоях.

Увидев, что он изнывает от жары и жажды, принялась она шарить по всей опочивальне, не отыщется ли там воды, чтобы дать ему. И когда искала она ее там и сям, попался ей серебряный кувшинчик с каким-то питьем; и знайте, что питье это было столь искусно приготовлено, что и вам показалось бы холодной и чистой ключевой водой. Служанка взяла кувшинчик и дала испить младенцу. И едва он отпил из него глоток, как нашли на него судороги и корчи, и тотчас испустил он дух на руках той, что его держала.

247. Увидев это, служанка запричитала громким голосом: "Увы мне! Увы мне! Горе, горе!" И собрались челядинцы и сбежались посмотреть, что там происходит. И найдя ребенка мертвым, закричали и подняли столь великий шум, что в ту пору не услышать было бы и грома небесного, ибо схватили они эту служанку и говорят, что убьют ее и умертвят за то, что она лишила жизни младенца, над которым сжалился бы всякий.

И туда, где поднялся столь великий шум и крик, как я вам рассказываю, прибежала королева. И когда нашла она мертвым своего сына, которого любила такой великой любовью, как никого на свете, обуяли ее корчи и грянулась она оземь. И когда отпустили ее корчи, говорит она служанке: "Зачем ты убила моего сына? Разве сделала я тебе что плохого?" И та, не зная, чем ей оправдаться, отвечает: "Госпожа моя, не я убила его, а тот, кто спрятал здесь этот яд. Было это сделано со злым умыслом, и вот зло обернулось против меня и меня в нем винят. Пусть же замышлявший зло получит то, что заслужил".

248. Служанку схватили и отвели к королю, который весьма был опечален тем, что произошло, ибо ему уже обо всем донесли. И когда привели ее к королю, он расспросил ее, как это все приключилось, и молвил: "Не ты повинна в этом злодействе, а тот, кто спрятал яд. И знайте, что не для этого ребенка был он уготован, а для другого".

Король повелел отпустить служанку и сказал, что не будет она предана смерти за это злодейство, ибо не ею было приготовлено зелье, а другими. И Горвенал, который был весьма мудр и прозорлив, молвил к королю и сказал: "Знайте, сир, что этим зельем хотели извести либо вас, либо сына вашего Тристана, и что это дело рук дамы или девицы. Берегите же себя, если дорога вам жизнь, а о Тристане, воспитаннике моем, позабочусь я сам, если это будет угодно господу".

249. Король рассудил и заметил, что Горвенал сказал ему правду об этом деле, и уразумел, что яд был приготовлен для него или для Тристана, и сказал об этом одному из своих приближенных и спросил у него, кто бы мог это сделать, ибо весьма ему хотелось проведать, как это дело было подстроено. Тот ему отвечает: "Нелегко это будет узнать. Но раз этот замысел не удался, так что не пострадали ни вы, ни Тристан, вам остается только беречься, ибо знайте, что ищущий вашей погибели находится среди вашего окружения". Король говорит, что побережется, если сможет, и умолкает и больше не поминает об этом. Но был он устрашен свыше меры, ибо не знал, кого ему нужно опасаться.

250. А королева оплакивает своего сына, погибшего от ее рук и по ее вине. И так она печалится, что хочет умереть. И говорит себе, что навеки она опозорена, убив своего сына и потерпев неудачу в том, что было ею задумано. Сильно томится она и казнится из-за этого дела; и когда видит проходящего мимо Тристана, вся ее боль и весь ее гнев обращаются на него. Мнится ей, что из-за Тристана погиб ее сын. Из-за Тристана все ее муки. И решает она во что бы то ни стало отомстить ему.

Таким образом и по такой причине, как я вам рассказываю, воспылала королева Леонуа к Тристану таким гневом и такой злобой, что согласна была пойти на смерть и бесчестье, лишь бы его извести. И стала она всеми силами искать его погибели.

251. Горвенал, который был весьма мудр и весьма во всем осмотрителен, заметил, что королева ненавидит Тристана всем своим сердцем, и понял, что ею-то и был приготовлен яд. Тогда отзывает он в сторону Тристана и молвит ему: "Тристан, - говорит он, - держись подальше от королевы, а еду и питье принимай только из моих рук. Не пей ничего, что она тебе поднесет. Что еще тебе сказать? Делай все, что она прикажет, только не ешь и не пей; еду и питье не принимай без меня". И отрок ему обещает, что никогда не нарушит его повеления.

Так наставляет Горвенал своего питомца, и тот во всем ему послушен. А королева, которая ничего о том не знает, ждет своего часа, чтобы извести Тристана. И да будет вам ведомо, что она уже приготовила яд и решила дать его ему, как только придет подходящее время.

Тристану шел восьмой год, и был он так мил и пригож, что казался среди своих сверстников розой среди прочих цветов, и был он лучшей отрадой королю, своему отцу, который любил его так, как не любил ни других, ни себя самого.

252. Однажды уединился король у себя в опочивальне, так что не было с ним никого, кроме Тристана, его сына. Было жарко, и король томился великой жаждой, и попросил напиться. "Тристан, - молвит он, - пойди принеси мне воды". И отрок повернулся к окну, и тут попался ему на глаза серебряный кувшинчик, в котором был яд. И, не ведая о том, налил он яду в чашу и подал отцу.

Не успел тот ее принять, как вошла в опочивальню королева и, увидев кувшинчик, что держал Тристан, закричала: "Сир, не пейте, иначе умрете!" Услышав эти слова, король отвел руку от чаши и спрашивает: "А что это за питье?" И ей страшно признаться, что это яд, ибо тогда король может подумать, что она хотела его отравить. "Сир, - говорит она, - вам негоже его пить". - "А для чего же тогда, - спрашивает король, - вы его здесь держите?" И она не знает, что на это ответить. И королю пришло на ум, что она приготовила это зелье, чтобы его извести, и говорит он ей: "Выпейте его сами, не то я вас казню". А она в ответ: "Можете меня казнить, ибо ни за что я к нему не притронусь". - "Не притронетесь? - говорит король. - Тогда придется вам умереть не той смертью, какую вы для меня готовили".

253. И созвал король своих баронов и поведал им о том, что случилось. И услышав, что ее обвиняют в этом деле и в этом злодействе, королева так опешила, что едва вымолвила: "Сир, не для вас я приготовила его". - "А для кого же? - вопрошает король. - Мне надлежит это знать". И та, увидев, что некуда ей деваться, молит его о пощаде. "Напрасны ваши мольбы, - говорит король, - мне надлежит знать, для кого вы его приготовили".

И королева плачет, видя, что с ней так обходятся и что придется ей поведать королю о всех своих замыслах. А король, разгневавшись и разъярившись, берет меч, что лежал там на постели, вынимает его из ножен, идет прямо к королеве и говорит, что убьет ее немедля, если только не скажет она правды об этом деле. И объял ее страх и ужас перед смертью, когда увидела она, что король так разгневался, и невмочь ей стало таиться от него, и поведала она ему, как все было, и рассказала, что содеяла это, чтобы извести Тристана. "Клянусь господом, - говорит король, - злое же дело задумано вами! Вы достойны смерти, и если мои бароны скажут, что вы должны умереть, вы умрете, ибо не будет вам оправдания на божьем суде. Тристан ничем не провинился перед вами, чтобы вы искали его смерти".

254. Тогда велел король своим приближенным взять ее под стражу и держать до тех пор, пока не будет она оправдана или осуждена, ибо, сказал он, "мнится мне, что она повинна в этом деле".

И те взяли ее под стражу. А король велит позвать самых многомудрых своих баронов и рассказывает им, как все было, и заставляет побожиться, что свершат они правый суд. "И знайте, - говорит он, - что если уклонитесь вы от правого суда, я казню вас всех вместе с нею". Те посовещались между собой и потом ответили и сказали, что она достойна смерти. И король говорит: "Итак, она умрет, ибо не было ей дано оправдания на суде". И прослышав, что суд свершился, и что не избежать королеве смерти, придворные дамы принялись горевать и печалиться неслыханно великой печалью.


Сейчас читают про: