double arrow

В.И.Аннушкин 3 страница


***


...Признаться, когда смешинка попала в рот первой старушке, мной овладело нехорошее желание уронить её носом в суп. Когда искренне заржали все, ребята вцепились в меня, Христом Богом умоляя не хвататься за меч. С большим трудом взяв себя в руки, я как можно вежливее спросил у хозяйки:
- Сколько стоят ваши услуги?
- Вы готовы на любую плату?
- Да. Сколько помнится, у меня в этом мире есть поместье, частный дом в Вошнахаузе, лошади, карета и неограниченный кредит у коронованных особ. - Лия и Жан согласно закивали.
- Золото здесь не в цене... - покачала головой хитрая ведьма. - Боюсь, что вам придётся пожертвовать несколько большим. Хотя... с другой стороны, разве головы ваших слуг могут стоить жизни вашего сына?
- На Алтарь их! Мы должны причаститься кровью пленников! - восторженно завопили людоедствующие пенсионерки, мгновенно взяв нас в кольцо ножей, вилок, зубов и когтей.
- Старые дуры! - Тихая, слепая ярость медленно захлестнула моё неуравновешенное сознание. - Да будь здесь Горгулия Таймс и Вероника...
- Успокойтесь, лорд Скиминок! Никто не угрожает вам лично. Все отлично знают, как к вам относится наша начальница и её воспитанница, - мягко вмешалась Гнидакс. - Но насчёт пажа и оруженосца никаких чётких указаний не поступало. Должна признать, что мне, например, они глубоко симпатичны, но... Мы не можем нарушать вековые традиции Тихого Пристанища. Вы ведь знаете, как это бывает - там поблажка, здесь поправка, тут исключение, и постепенно весь налаженный строй катится в тартарары!
- Милорд, они не посмеют... - тонким фальцетом пропищал трусливый рыцарь, хватаясь за табурет.
Щуплая старушка в синем бархате щёлкнула пальцами, и Жан замер в параличе. Лия ничего не сказала, но мгновенно отправила бабке в физиономию миску со свекольным салатом и мухоморами. Большего она не успела, окаменев так же, как и её супруг, в отчаянной попытке дотянуться до блюда с пирогом. Мадам Гнидакс быстро отступила от меня, и ведьмы счастливо захихикали. Я схватился за меч, сделал шаг вперёд - бам! Надо же так треснуться лбом... Елки-моталки! Они успели засадить меня в купол. Прочная прозрачная сфера, не пробиваемая никаким оружием, - магия! Неоднократно сталкивался в прошлом... Моих неподвижных друзей радостно волокли к Серому Алтарю. Я бился в куполе, как вобла в аквариуме, едва не вопя от бессильной злобы.
- Сожалею, ландграф... Меч Без Имени вам не поможет. Спасения ждать неоткуда. Впрочем, если вы и вправду тот, за кого себя выдаёте... Кто же может остановить лорда Скиминока? - ободряюще улыбнулась Гнидакс, демонстративно посмотрев мне под ноги. Потом величественно повернулась и ушла.
Я опустил глаза. Рядом, справа валялась тонкая золотистая палочка со звёздочкой на конце. Неужели это... Вот так удача! Теперь мне стали понятны её многозначительные взгляды. Да, ничего не скажешь, мисс Горгулия нашла себе достойную заместительницу. Столь изощрённое коварство по плечу не многим...
Ладненько... Давайте просто предположим, что этот брошенный сувенир - волшебная палочка. Как же ею управляют? Не помню... Вот ведь незадача - мало того что не знал, так ещё и забыл! Что же делать? Махнуть, что ли...
Я размахнулся от плеча, палочка со свистом разрезала воздух. Больше никакого результата. Купол на месте. Тьфу, может, сказать что-нибудь надо?
- Гром и молния! Да как же она функционирует?! Последовавший грохот заставил меня слегка присесть, сфера лопнула, а серебристая молния в щебень разнесла глыбу, ещё недавно именовавшуюся Серым Алтарём. Разгорячённые ведьмы ошалело заморгали. Пенсионерки после четырёхсот пятидесяти вообще считают себя шибко умными. Они жизнь прожили, они знают... Ага, как же!
- Сейчас же отпустите моих друзей, или я вам тут в две минуты устрою праздничную карусель с поголовной раздачей Оскаров за лучшую женскую роль третьесортного пошиба!
Ой... махать-то не надо было! Что я наделал? Территория Тихого Пристанища вмиг покрылась качелями и каруселями, на которые неведомая сила безапелляционно рассадила негодующих бабок. А потом ещё каждая получила по макушке хорошенькой позолоченной статуэткой высшей кинематографической награды Голливуда. Лия и Жан попытались уползти в кусты - они уже могли двигаться, - но, похоже, совсем не хотели попасться мне под горячую руку. Я вошёл в раж...
- Значит, не нравится?! Я вам покажу, как третировать мирных ландграфов! Да чтоб у вас у всех носы поотвалились! Чтоб вас приподняло да прихлопнуло! Чтоб вас всех в смоле искупало и в перьях вываляло! Чтоб у вас икота началась! (Это я на случай, если кто из старушек вздумает чирикнуть против меня ответное заклинание.) Чтоб у вас остатки волос навек дыбом встали, вот! Чтоб вы все окосели до неприличия! Чтоб... А, ладно, хватит с вас! Так, значит, ещё хочу вот сюда, на полянку, сауну с бассейном и гидромассажем. Столик на троих, свечи, шампанское из Парижа, чёрную икру, ананасы... Ещё чтобы блюз играл и певицу в шелестящем платье с декольте, как у Лолобриджиды. Спасибо! Да, чуть не забыл - мороженое, три порции, пломбир с малиновым вареньем...
- Остановитесь, лорд Скиминок... - Едва дыша от смеха, из-за кустов вышла мадам Гнидакс, размахивая белым платком парламентера. - Палочка не может выполнить всё сразу. Любая магия нуждается в восполнении ресурсов. Не сердитесь... Я пошутила. Мне столько рассказывали о вас... Простите, грех было бы не воспользоваться таким случаем и не поглядеть, каков вы в деле, став личной свидетельницей ваших подвигов.
Прочие ведьмы вряд ли разделяли её энтузиазм. Потом мы добрых минут двадцать убили на то, чтобы привести Тихое Пристанище в более-менее сносный вид, а старушкам вернуть прежний облик. Но всё равно при возврате и делёжке отпавших носов двое или трое бабулек ворчали, что им подсунули чужие, а у них были и меньше, и изящнее, и красивее во сто крат!






***


- Милорд, как же я рада вас видеть! - Свалившаяся с небес черноволосая девчонка повисла у меня на шее, восторженно болтая ногами. - Эге-ге-гей! Лорд Скиминок вернулся - танцуют все!
- Вероника, что ты наделала?!
- Я? Да ничего особенного, просто...
Всё Тихое Пристанище, включая моих ребят, пустилось в пляс. Бабки костерили юную ведьму на чём свет стоит! Бульдозер пытался сбацать зажигательное испанское фламенко, что несколько затруднялось тяжёлыми латами. Лия носилась вокруг вприсядку, матерясь, как ошпаренный кришнаит. Старушки дружно наяривали прибалтийскую летку-енку, бросая на меня самые многообещающие взгляды, не сулящие, впрочем, ничего хорошего... Красная мадам Гнидакс с выпученными глазами реалистично изображала партию умирающего лебедя.
- Сейчас же прекратить бардак! - Гневный голос верховной ведьмы Тихого Пристанища нарушил идиллию спонтанной дискотеки. Вероника схлопотала подзатыльник.
Запыхавшаяся Горгулия Таймс встала напротив меня, уперев руки в бока:

- Ну, ландграф, что ты тут на этот раз учинил?! Я пожал плечами. Ну, не ябедничать же, будто нас опять хотели съесть, а на самом деле всего лишь шутили? Тем более что у некоторых ещё не прошла икота и аристократическое китайское косоглазие было чересчур заметным.
- Глаза бы мои тебя больше не видели, - жалобно всхлипнула верховная ведьма. - Пошли за стол, поговорить надо. Вероника, распорядись насчёт вина и фруктов. Я сказала - распорядись! Только посмей наколдовать!
Счастливые бабульки дунули в разные стороны, спеша спрятаться от неосторожных заклинаний несносной практикантки. Мы впятером сели за дубовый стол, и мисс Горгулия начала свой нервный рассказ:
- Детей я нашла.
- Где?!
- Не перебивай! И так настроение хуже некуда... Лечу домой, тут всё вверх дном, персонал в смоле и перьях, все икают и косятся на меня так, что аж спотыкаются! Как же здесь тихо было... Без тебя!
- Не отвлекайтесь, ради Бога! Где Иван?!
- Там, где давно бы следовало быть тебе, - в Аду! Наверно, у меня подкосились ноги. Бульдозер подставил плечо, Лия плеснула вина и заставила выпить. Мир вокруг стал блекнуть, краски расплывались... Значит, его всё-таки утащили черти. В памяти всплыли картины Кровавого озера с кипящей водой, злобная рогатая нечисть с острыми вилами и... мой сын! Совсем ребёнок...
- Не переживайте, милорд, мы спасём его!
- Она права, сбегаем и спасём. Вы ведь помните, как мы ходили во Тьму, - ничего страшного, прогуляемся ещё раз.
- Хватит языками молоть! - прикрикнула на супругов мрачная ведьма. - Во Тьму они собрались... Это вам не по Лабиринтам разгуливать, не бронзовую куклу до поноса изводить и даже не Зубы штурмом брать. Вот что, ландграф... Уходи! В этом деле замешаны такие силы, что Ризенкампфу с Гнойленберг и не снились. Поверь. На Катариаду свою тоже не надейся. Она, может, грудкой да попкой и ничего, но драка здесь не того масштаба. От такого уровня богинь только перья летят! Говорила же тебе, дураку, нельзя так долго сражаться на стороне Добра. Надо же и Злу побеждать когда-то. А ты за два недолгих приезда привёл всё королевство прямо-таки к райской жизни! Ризенкампфа убил, Раюмсдаля прогнал, от кришнаитов избавил, Гнойленберг вообще испарилась невесть куда после того, как её мумию разорвало. Нечисть прячется, люди мирно блаженствуют, и даже моё родное Тихое Пристанище, вместо того чтобы лишний раз тебя съесть, Луна-парк себе устроило! Кто ж такое потерпит?! Не зли владыку Ада!..
- Где мой сын? - тупо выдавил я. Горгулия стушевалась, но не отступала:
- Сначала хотели украсть именно тебя. Потом, когда посланцы вернулись с твоим мальчишкой, в Аду все прямо с ума посходили от радости. Надо же, такой случай - поймать ребёнка свирепого ландграфа! Сразу повязать тебя по рукам и ногам. Зная твой чистоплюйский характер, готова держать пари - ты сам, как послушная собачонка, к чертям побежишь, лишь бы Ваньку твоего не тронули. Не тронут, не бойся... Там на него другие виды.
- Вы... его видели?
- Нет. А если бы видела, то притащила бы сюда к тебе, несмотря ни на что! Вероника, налей ещё вина, хочу напиться... Ты думаешь, раз я ведьма, то мне это нравится? Чушь! Мы все разные, у каждой своя территория, своя сфера влияния, свой кодекс чести и свод законов. Мы на поверхности, черти под нами, ну а эти молодцы, заварившие всю кашу, они ещё ниже. Но именно они контролируют всё! Я против такой силы не полезу. Я лишь малая её частичка и не дерзну дразнить остальное поголовье. Мне хочется жить...
- Вы хотите сказать, что похищением сына милорда руководил сам... - ахнула Лия.
- Люцифер! - безжалостно докончила верховная ведьма. Мои ребята побледнели и всерьёз призадумались, а не упасть ли в семейный обморок?
- Послушайся моего совета - уходи. Уходи, пока цел... Сына ты не вернёшь, сам погибнешь во цвете лет. Стены лбом не прошибают. Смертные не дерутся с бессмертными. Меч Без Имени не может убить Владыку Ада. Он расплавится в лужицу металла от одного взгляда Светоносного. Я ещё не знаю, как они намерены использовать мальчика, более точной информации получить не удалось. Могу лишь предположить, что из него вырастят хорошего колдуна, или чернокнижника, или кого-то ещё в этом роде. Должен же кто-то исправить всё, что вы с мечом здесь понатворили... Ты всё понял?
- Всё.
- Вот и умница. Поезжай и ни о чём не думай. Мы тут быстренько справим тебе курицу на обратную дорогу, - облегчённо зачастила мисс Горгулия Таймс.
- Я пошёл.
- Куда?
- За Иваном!

***


Впервые на моей памяти верховная ведьма Тихого Пристанища села и безысходно заплакала. Вероника бросилась её утешать, все смотрели на меня самыми осуждающими взглядами, а я разглядывал облака. Плевать!
- Ну вот за что? За что он со мной так? Я же по-хорошему... Разве я ему враг какой? Я его хоть раз предала, бросила, укусила? Зачем он так со мной... при всех... Можно подумать, мне мальчика не жалко. Да на моих руках Танитриэль выросла! Я всегда детей любила и не ела их никогда. Слышишь, ты, - никогда! Но нельзя... Нельзя бороться с самим Люцифером... Он - везде! Мы говорим, а он всё слышит. Мы думаем, а он всё знает. Мы шагу не можем ступить, чтоб ему не было об этом известно. И нечего на меня обижаться - я правду говорю! Смотрит на меня, как на эту... Понаразвели ландграфов!..
- Милорд, успокойте её, - включилась Вероника, - скажите, что вы больше не сердитесь!
- Я ни на кого не сержусь. Отправьте меня во Тьму сию минуту!
- Во Тьму? Во Тьму! Он опять хочет шагнуть во Тьму! - истошно заголосили старушки.
- Мы с вами, лорд Скиминок! - тут же подскочили мои храбрецы. - Возьмите нас с собой, мы здесь не останемся.
- Вы слышали, что сказала верховная ведьма? Это даже не безнадёжное дело, а просто верная гибель. Вернётесь домой...
- Ха! - бросила Лия. - Всем известно, что если Меч Без Имени в руках у моего господина, то и самому Владыке Ада лучше поразмыслить о своём поведении. Пока ещё не поздно... Милорд, вы ведь ему покажете?
- Ага, вот сейчас достану и покажу! - Горгулия Таймс зарыдала ещё громче. Мадам Гнидакс накапала ей валерьянки в белое вино и удивлённо уточнила:
- Скажите, ландграф, такая безрассудная отвага или такое безапелляционное хамство - это что, основной критерий отбора ваших спутников?
- Нет! - обрезала Лия, не давая мне даже рта раскрыть. - Обычно мы вежливые и скромные, но мы любим милорда, и нам больно смотреть на его душевные страдания. Человек сына ищет, а вы его каким-то Люцифером пугаете. Да если бы у меня ребёнок пропал, так я бы весь Ад на уши поставила. Они бы у меня все ходили в белом, с крылышками и распевали псалмы из воскресного курса церковно-приходской школы! Правда, Жан?
- Истинная правда, - подтвердил трусливый рыцарь. - Сын милорда - он и наш сын. Не для того мы кровь проливали и в окопах гнили, чтоб всякие интервенты нашим детям светлое будущее заслоняли!
- Понятно... - кивнула задумчивая заместительница и покрутила пальцем у виска. - Вы все здесь немного... Скиминоки.
И вот, охая и ахая, все ведьмы Тихого Пристанища удалились на закрытое совещание. Им многое стоило обсудить. Помочь мне значило вызвать гнев Владыки. А поскольку вся нечисть так или иначе подчиняется именно ему, то дельце попахивало революцией. Тихое Пристанище едва ли было готово заявлять такой суверенитет... Но если рассмотреть проблему иначе, получается, что, отправив нас во Тьму, ведьмы совершают самое чёрное злодеяние. В любом достоинстве есть свои недостатки... Ведь нас наверняка ждёт страшная смерть, и старушки лишь коварно открывают к ней дорогу. Это, с ведьмовской точки зрения, очень хорошо и правильно. Я дал приказ седлать лошадей. Ясно, что ребята меня не оставят. Пусть... такова их планида. У меня особенного выбора нет, а им не привыкать к походной жизни. Тем более что Лия Тьму ещё толком и не видела. Она же в прошлый раз проспала всю дорогу...
- Вероника!
- Да, милорд.
- Остановись на минутку. У тебя всё в порядке с этим... ну, с замужеством?
- Я объявила развод Якобсу ещё при вас. Пока вновь лезть под венец мне неохота.
- Тогда о каких бредовых фантазиях, забивающих тебе голову, мне говорила мадам Гнидакс?
- Ах, это... - Юная ведьма смутилась и начала ненавязчиво грызть ногти, есть у неё такая дурная привычка. - Так, просто... мне показалось... Я там летала на метле, ну и...
- Чего?
- Ну и вот!
- Вероника, не юли! Я тебя не первый день знаю. Что ты там нашла, летая на своём осиновом "боинге" с опасной для дельтапланериста скоростью и наверняка без парашюта?
- Я... я видела Локхайм.
- Подумаешь... Могла бы заскочить в гости к Танитриэль. Я, кстати, тоже туда собирался.
- Он был далеко. Но мне показалось, что на борту стоял...
- Кто?
- Раюмсдаль!
Так... а я-то думал, что хуже уже некуда. Вероника, конечно, сумасбродка, но далеко не дурочка. В Ристайле говорили, что Тающий Город слишком давно не даёт о себе знать. Возможно... Да нет! Этого не может быть! Даже если предположить, что склочный принц уцелел, то... Как же он мог захватить Локхайм?! Там боевой гарнизон, опытные гвардейцы, система сигнализации и охраны, да и на землю они спускаются довольно редко, по очень уж большой надобности. Нет, на этот раз глаза подвели юную ведьму. Пожалуй, я соглашусь с мнением мадам Гнидакс - девчоночьи фантазии. По крайней мере, пока соглашусь...
Заседание продолжалось до глубокой ночи. Мы болтали за столом, напряжённо ожидая исходного решения. Я рассказал о своей неровной жизни в моём мире, ребята поделились своими невеликими проблемами. Потом мы повспоминали былые подвиги, обильно приукрасив все события в свою пользу. Враги получались ещё страшнее и могущественнее, а наш личный героизм просто не вмещался в рамки человеческого понимания. Хвастуны... Но мне это почему-то нравилось. Жан после долгих уговоров исполнил-таки длинную балладу с продолжением о храбром лорде Скиминоке. Вероника показала новые карточные фокусы. Время тянулось медленно. Когда наконец уважаемая Горгулия Таймс вышла к нам с делегацией помрачневших коллег, мы уже откровенно зевали.
- Идите спать. Завтра вам предстоит трудный путь на тот свет...

***


С утра пораньше я отправился к Горгулии Таймс потолковать о том о сём. Бабульки-красотульки готовили завтрак, Жан ещё спал, Лия с Вероникой куда-то намылились по своим делам, так что за мной особенно никто не присматривал.
Верховная ведьма, всё ещё дуясь, сортировала разноцветные порошки и была настроена не самым дружелюбным образом.
- Чего надо?
- Поговорить хочу.
- О чём?
- О жизни.
- Слушай, ты мне дашь помереть спокойно, а? Уйди, ландграф, сейчас что-нибудь перепутаю, и полетишь ты мимо Тьмы - к негру в то место, где у него так же темно!
От восхищения у меня перехватило дыхание. Вот уж не думал, что она может так изысканно и поэтично послать. На вид очень приличная женщина...
- Ладно, сядь. Слушай внимательно. Во Тьму пойдёте всей компанией. Я бы не хотела отпускать Веронику, но прекрасно знаю, что она тут устроит, если ей запретить. А если вдруг сбежит следом и вылезет со своими экспериментальными штучками не там, где надо... В этом случае даже я боюсь предположить, что может выйти. Между нами говоря, у девчонки невероятно огромные возможности. Магия ещё "сырая", но мощь и запасы и впрямь способны перевернуть вверх дном не только Ад! Отвечаешь за неё головой. Понял?
- Как всегда... Мы хорошо смотримся с ней в паре.
- Так вот, лишних вещей не брать. Где, что - сообразишь на месте. Не забывай, что русской дружины там больше нет, и на помощь не рассчитывай. Ты моё кольцо с рыбой и розой куда дел?
- Не помню... давно было. Наверно, потерял где-то в бегах. Мы ведь тогда прорывались с боем.
- Плохо. Второго у меня нет. Если сумеешь забрать мальчишку - мотай оттуда не оглядываясь! Бросай всех и беги. Я не уверена, что смогу вернуть тебя в твой мир, но хоть как-то попытаюсь спрятать в этом. Потом уж молись своей Катариаде, она поможет... Что там ещё за шум? - Мисс Горгулия поднялась и, сделав мне знак оставаться на месте, пошла уточнять первопричину радостного возбуждения персонала. Вернулась она быстро, я даже не успел соскучиться.
- Так, ерунда... Поймали какую-то девушку на тропе. Я и не посмотрела толком.
- И что с ней теперь?
- А вот это не твоё дело! Ты и так нам все традиции переломал, все обычаи перебаламутил, довёл до внутренних разборок... Уже не прохожих грызём - сами на себя бросаемся!
- Но...
- Всё! Вопрос закрыт. Нечего здесь свои порядки устанавливать. Что-то ты всё время забываешь, где находишься... Это, милый мой, заповедное место ведьм!
- Ладно, ладно... Тоже мне - Аскания-Нова! - Я раздражённо встал, вглядываясь в бодрых старушек, запихивающих в деревянную клетку связанную... Луну. Что? Луна! Боже мой, это действительно она! Моя кареглазая наёмница...
- Лу-на-а-а!
Я не бежал - летел. Впервые в моей жизни я был настолько груб с пенсионерками, что попросту выхватил меч и расчищал себе дорогу серебристой молнией клинка. Ведьмы увёртывались, шипя, как сиамские кошки. От толстых дубовых досок только щепки полетели...
Она смотрела на меня, одновременно и смеясь и плача. Я шагнул внутрь, потом почему-то замер, не решаясь её обнять. Мы стояли друг против друга опустив головы, едва не касаясь лбами, и молчали. Вокруг возмущённо гомонили раздосадованные старушки. Горгулия Таймс что-то им втолковывала, ругая всех влюбленных махом. Господи, сколько раз я представлял себе эту встречу... Сколько слов хотел сказать, а сейчас...
- Это ты? - чуть слышно спросила она.
- Я.
- Привет.
- Привет. Я люблю тебя.
- Я знаю. Я тоже тебя люблю...
- Всё! - Тяжёлая ладонь властительницы Тихого Пристанища хлопнула меня по спине. Я обернулся, прижав к себе Луну. - Хватит телячьих нежностей. Бери всё, что хочешь, но уходи. Сию же минуту! Иначе у меня будет настоящий мятеж!
- Простите, что причинил столько хлопот. Эй, Лия, Жан, Вероника, смотрите, кто к нам пришёл! - Ещё какое-то время мы вынужденно потратили на охи, взвизги, поцелуи и обнимания. Впрочем, очень недолгое, так как терпению старых ведьм тоже имелся предел. Не дожидаясь бунта взбесившихся старушек, я дал команду взяться за руки. Горгулия Таймс насыпала порошок на пылающую жаровню и напевно зачитала заклинание. Со второго куплета его подхватили остальные. Хоровое заклятие ведьм - это запоминающееся по музыкальности, голосовой гамме и масштабности зрелище. Луна крепко держала меня за левую руку, правой я держал Бульдозера, за него, на правах жены, уцепилась Лия, а уж Лию поддерживала Вероника. В самый последний момент я вдруг вспомнил, что хотел спросить у Горгулии, но оборачиваться было небезопасно, поэтому пришлось просто крикнуть в небо:
- Так для чего им нужен Мой сын?
- Из него создадут нового Ризенкампфа... - Ответ затерялся где-то на стыке миров или измерений.
Мы обернулись... Всё как и в прошлый раз. Только что никто не просит соблюдать осторожность, выходя из последней двери последнего вагона, а в остальном - очень похоже. Конечная станция, прибыли...

***


Пейзаж не изменился ни на йоту. Всё как в Петербурге - серое небо, грязные облака, бесплодная земля и непонятное ощущение всеподавляющей тоски. К одинокой горе впереди шли молча. Впереди Вероника с помелом на изготовку, следом мы с Луной, замыкающими Лия с Жаном. Похоже, они так и не успели позавтракать, потому что белобрысая грызла яблоко, а мужа подкармливала семечками.
- Что они хотят сделать с твоим сыном?
- Видимо, попытаются воспитать из него очередного злодея. Сволочи...
- Не надо. - Пальцы наёмницы мягко сжали мою ладонь. - Я тогда... напрасно ушла. Мне показалось, будто между тобой и королевой что-то есть. А потом, когда во всеуслышанье объявили о вознесении лорда Скиминока живым на небо рукой богини Катариады... Я сначала не поверила, но оказалось, что свидетелями были многие. Твои друзья всем рассказывали о чуде, виденном собственными глазами. Тогда я ушла в монастырь.
- Куда?
- В женский монастырь Святой Елены.
- Господи помилуй, так ты теперь не наёмный убийца, а так называемая Христова невеста?
- Уже нет! - рассмеялась она. - Я ведь сбежала. Перелезла через стену и пошла по твоему следу, как собачонка, едва только услышала о том, что ландграф вернулся. Мы разминулись на несколько часов в той деревеньке, где ты дрался с ведьмой... - В её глазах неожиданно блеснули слёзы.
- Что случилось? - забеспокоился я.
- Ничего... глупый, тебя могли убить. Если мне в третий раз объявят о твоей смерти, я... поверю!
- Милорд, - прервала романтическую мелодраму практикантка, - разрешите доложить - проход свободен, засады нет. Однако в почтовом ящике вас дожидается новый конверт.
Если помните, слева у входа в пещеру всегда висит синий почтовый ящик. Кому и для чего он служит, затрудняюсь предположить. Ни одним почтальоном здесь и не пахнет. Но лично до меня корреспонденция всегда доходит. В прошлый раз это был письменный договор об обоюдном прекращении боевых действий между мной и Ризенкампфом. Интересно, что же там на этот раз? В простом белом конверте без всяких подписей и адресов лежал плотный лист бумаги с одним коротким словом "Уходи...".
- Как лаконично... - фыркнула Лия. - Кто-то кому-то написал "уходи", ландграф нашёл бумажку, прочёл, тут же послушался и ушёл? Недалёкий тип этот Люцифер...
- Достаточно близкий, чтобы мы не теряли бдительности, переоценивая себя, - строго напомнил я. - Предупреждаю всех, там, в Аду, ничего хорошего нас не ждёт. Вернуть Лию было несложно, учитывая мои панибратско-алкогольные отношения со Смертью. И то Жан схлопотал вилами в плечо, а Веронику поначалу вообще украли. Мы, как Бурбоны, упорно лезем под гильотину.
- Странное ощущение... - повела плечами наёмница. - Ведь нам наверняка устроена засада. Противник предупреждён, а значит, вооружён. Они знают, где мы, сколько нас, чего хотим и зачем пришли. Почему же мне так... спокойно?
- Потому, что милорд с нами! - счастливо выдохнули все остальные. Я покраснел, а Луна продолжала:
- Я только волнуюсь - не сделают ли они что-нибудь с мальчиком. Спрячут, заколдуют, да мало ли...
- Не посмеют! - уверенно отрубил Бульдозер. - Им наверняка известно, что легче уговорить сплясать брейк рассвирепевшего медведя, чем рисковать попасть под хмурый взгляд лорда Скиминока...
- Жан, если доживешь до старости, то напиши роман о наших подвигах. У тебя врождённый стиль и тонкое умение польстить в нужной мере. Без таланта вранья нет таланта писателя, - отметил я, пока мы выходили к арке, заполненной галактической темнотой. Это и была знаменитая Тьма. Не зная дороги, можно было плутать целую вечность. Эдакий Вселенский Лабиринт, никогда не знаешь, куда идёшь, куда выйдешь и выйдешь ли вообще. Местечко памятное... Оп! Вот оно, вспомнил! - Эй, братва, хочу спросить всех, пока опять не забыл: ведь мисс Горгулия сказала: "Я нашла детей"?
- Да...
- Но ничего не уточнила о принцессе Ольге? Если она вправду "нашла детей", значит, обоих. Я чувствую, что дочка Злобыни где-то рядом. Будем брать и её. Всё! Проверить снаряжение, заправиться, причесаться, подвести глазки - вперёд!
Мы крепко держались друг за друга. Вероника знала дорогу и, как всякая нечисть, прекрасно ориентировалась в кромешной темноте. Я крепко схватил её за воротник, а наёмница держала за пояс меня. Её обхватила за талию Лия, ну а Бульдозер замыкал строй, неуверенно топая железными башмаками по натёртому полу. Все молчали - знали, куда шли... По-видимому, нашей белобрысой спутнице стало совсем страшно, потому как уже через пару минут она яростно зашепталась с Луной. В невероятной тишине её голос звучал громкой симфонией:
- А вот, например, если он потеряется? Ну, выпустит сейчас мою руку и свернёт не туда - я ведь тогда буду вдовой? Да? В смысле это официально? Соответственно, всё поместье моё. Или же надо будет непременно звать нотариуса, искать труп заблудившегося супруга и лишь после утрясания всех формальностей приступать к домовладению? Хлопотно... А перестроить замок на правах хозяйки я могу? Правда, папа Бульдозера ещё жив... Но ведь можно заявить опекунство и оформить его как иждивенца. А то я всё уговариваю, уговариваю мужа повесить занавески в спальню. Но он, как дурак, хочет красные! Если этому быку нужно на что-то бросаться - да ради Бога! Только где-нибудь подальше, на скотном дворе например. А я вот хочу такие розовые с рюшечками и розанами. У, дубина... Вот брошу тебя здесь, стану весёлой вдовой и наведу везде шик с блеском. Устрою этот... как его... милорд говорил, а - евроремонт! Да не жми мне так руку, синяки останутся... И не щекочи! Не щекочи меня, хам, - это мещанство!
Впереди замаячил свет. Вот и вышли.
Вероника промывала холодным чаем с мятой воспалённые глаза.
- Постарайтесь не шуметь, мы на враждебной территории... - предупредил я, а потом трусливый рыцарь чихнул.

***


- Будьте здоровы! - хором поприветствовали нас черти, впечатляющей толпой высыпавшие из всех переходов. Скучаю я от этого антиквариата, насмотрелся уже. Драться с ними вполне можно, если бы не количество. Однако моя команда не проявила ни малейших признаков страха. Поэтому, прежде чем Лия открыла ротик и обхамила всех так, что без мордобоя бы не обошлось, я соизволил внести мирное предложение:
- Всем привет, чуваки! А я парень не местный, где тут мой старый кореш поручик Брумель? Только не надо ля-ля... Ну, что у него там - типа девочки, или баки не подстрижены, или он срок мотает за гоп-стоп?
- Лорд Скиминок, - из толпы выдвинулся толстый чёрт с голубыми глазами и хвостиком на затылке, - мы вас хорошо помним. Печально, что нет возможности пообщаться в иной, более уютной обстановке, но увы... Не могу сообщить ничего утешительного. Если уделите нам немного времени, то присядем побеседуем...
Моя команда привычно отошла в сторону, поясняя слегка ошарашенной Луне, что перед дракой милорд любит потрепаться о философии с потенциальным врагом. А уж заболтать может хоть Папу Римского. Со стороны наши дипломатические переговоры выглядели очень трогательно... Налево грозными боевыми рядами выстроились разномастные черти, взяв вилы на плечо, суровые и неподкупные. Направо вольготно развалилась Лия, пристроив Бульдозера вместо дивана, Вероника демонстративно чистила ногти карманным кинжалом для пентаграмм, Луна неторопливо разминала пальцы - судя по форме рукавов, в них были спрятаны метательные ножи. Посередине на камушке уселись мы с Дембелем, так звали толстого рогоносца с коричневым пятачком. Этакий криминальный междусобойчик двух мафиозных группировок по вопросу разделения сфер влияния.
- Поручик Брумель под арестом. Между нами говоря, он, конечно, здорово поразвлёкся в вашем первом приключении. Мы все ему безумно завидовали. Надо быть невероятным авантюристом и обладать врождённым чутьём фаворита, чтобы в те смутные времена поставить не на могущественного Ризенкампфа, а на столь тёмную лошадку, как вы...
- Не отвлекайтесь от насущного, где Брумель?
- Сидит. Уже больше года... За пособничество тринадцатому ландграфу и участие в Битве Пятнадцати Королей.
- Паршиво... Кстати, этот год, если вы заметили, вообще очень тяжёлый для творческих личностей. У меня прошли два нудных судебных процесса. Господи, сколько нервов это попортило... Да, а кто умудрился упечь за решётку бравого героя с бакенбардами?

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: