double arrow

В.И.Аннушкин 9 страница


***


- Жан, балбес, сейчас же отпусти милорда! - Так... судя по сопению, Лия не в лучшем настроении. Что ж он и в самом-то деле меня не отпускает? Я по-прежнему сидел на плечах трусливого рыцаря, прижимаясь спиной к стене, голову опускать не надо - потолки высокие. Луна запирает дверь на второй засов. Света в доме нет. Тишина. Наверно, они углядели нас в щели между ставнями. Господи, живые! Как же я за вас переволновался... - Ну и руки, как железо, - пыхтела ворчливая наша, безуспешно пытаясь отогнуть пальцы мужа с целью спасения моих ног. - Ты прекратишь надо мной издеваться или нет?! Отпусти сейчас же!
- У него глаза завязаны и уши, - догадался я. Хорошо хоть вообще вспомнил.
Ох и денёк, все нервы на пределе. Вдвоём с Луной они быстро распаковали голову бедного Бульдозера. От бешеной смены событий в течение всего одного дня парень окончательно обалдел. Он с трудом заставил себя разжать пальцы, и я с затёкшими ногами рухнул с его плеч, повалив на пол девчонок, пытавшихся меня поймать. Это никак не улучшило их настроения.
- Лорд Скиминок, будьте столь любезны снизойти до честного разговора со мной по поводу вашего непонятного бегства в общеизвестный бордель имени Чёрной Сукки.
- Лиечка, отвяжись! Я занят... - Слова давались мне с трудом. Счастье, как и горе, сдавливает горло. - Луна... любимая моя, дай я тебя поцелую.
- Ах, любимая?! - Наёмница тигрицей прыгнула мне на грудь и, вцепившись руками в воротник, затрясла меня, как грушу. Я слишком устал, чтобы активно сопротивляться. К тому же её карие глаза, пусть и наполненные гневом, были так близко... - А когда на нас, мирно принимающих ванну, напали черти, где ты был?! Мы отбивались от бронированных воинов мокрыми полотенцами! Мы звали на помощь! Если бы не мыльная вода и скользкий пол... Они бы убили нас! Теперь ты приходишь невесть откуда, не стоишь на ногах, едва ворочаешь языком, пахнешь смесью духов и дыма, грязный, как будто тобой полы мыли, и говоришь мне: "любимая"! А где ты был, когда мы через окно лезли на крышу и меня поймал за ногу уцелевший гад?! Хорошо ещё Лия успела уронить ему кусок черепицы на шлем. А то, что мы просидели голышом на этой крыше до самой ночи?! Мы же видели, как вы верхом дунули от харчевни неизвестно куда. Обрадовались свободе?! И только в темноте, вновь рискуя свернуть шею, мы спустились обратно, раздобыли кое-какую одежду, а потом осторожненько пробрались вниз искать вас. Хозяин и слуги, превратившись в суккубов, ушли ловить жертвы на улицах, потому что умные люди покинули харчевню ещё вечером. Так где ты был всё это время? Где, где, где...
- Луна, не покалечь милорда! - вступилась Лия, на минуту оторвавшись от хлестания по щекам мужа. Оригинальный способ привести мужчину в чувство... Женщины его очень любят. - Лучше помоги мне, эта дубовая колода никак не хочет понять, что я, его законная жена, уже здесь и требую ответа!
Наёмница устало вздохнула. Потом молча обняла меня за шею, уткнулась носом в плечо. Я тихо погладил её по спине. Вот и всё... всё хорошо... всё в порядке...
- Лиечка! Дорогая, ты жива! - неожиданно тонким голосом возопил прозревший Бульдозер, хватая супругу в охапку. После чего, заплакав, он сжал её так, что у бедняжки глаза выпучились и рёбра захрустели.
- За-а-ду-ши-и-ишь, мед-ве-е-едь...
Ну, слава Богу, свиделись! Вот так, в обнимку, мы все четверо и уснули. В городе, полном суккубов, в харчевне, принадлежавшей им же, без всяких часовых, без охраны. Хотя нет! Наш крепкий сон охранял Меч Без Имени, при первых же признаках опасности он бы попросту обжёг мне руку. Впрочем, без малейшей гарантии, что меня это разбудит...
Мы проснулись уже поздним утром от настойчивого стука в дверь. Там стоял хозяин, его семья и прислуга. Я открыл, в светлое время суток это были милейшие люди, всячески старавшиеся услужить таким щедроплатящим клиентам. О том, кем они были ночью, достойные представители сферы обслуживания наверняка даже и не помнили.
Душевный народ!
Нас уважительно сопроводили в наши прежние комнаты, уже вымытые и прибранные. Туда же быстренько доставили плотный завтрак. Мы с Жаном позволили себе умыться и переменить одежду. Большей роскоши для отдыха я не допустил, памятуя, что нахожусь на вражеской территории. Бульдозеру попроще: Лия, быстренько смотавшись на соседнюю улицу, достала ему две новые рубашки, зашила штаны. А прочие вещи были аккуратно сложены в уголке. Луна, в свою очередь, позаштопала кучу дыр на моей знаменитой рубашке и лично выстирала джинсы. Пока они сохли на подоконнике, я фланировал по комнате, задрапированный в простыни, как римский патриций. Самый нелепый костюм для свирепого ландграфа, смею вас уверить.
Брумель исчез в неизвестном направлении и, хотя, помнится, был ранен в ногу, надеюсь, ускользнул от смертельной любви суккубов. Но самое паршивое - мы ровно ничего не узнали о судьбе маленькой принцессы Ольги...






***


- Милорд, давайте уедем! Если вам не жаль себя, подумайте о своём сыне. Такой милый воспитанный мальчик, я ему ещё кинжал подарила... Знаете, сколько стоит? Но дело не в этом. Может, Повар и воспитает из него настоящего рыцаря, но каково ребёнку без отца? "Где папа?" - спросит он. А папа погиб в объятиях развратной нечисти ради непонятного обещания - вернуть дочку другому папе. Ей-то как раз суккубы никакого вреда не причинят. Ну, воспитают в своём духе, подумаешь! Будет чуть более кокетливой девочкой - вот и всё. Лорд Скиминок, я не вижу причины - зачем вам это? Денег не платят, славы и так на три поколения вперёд, в ранг святых вас уже возвели, чего же больше? Заметьте, я ничего не говорю о себе и о Жане. Мы старые волки, прожжённые герои, опытные фронтовики, можно сказать... Мы не первый раз стоим за вашей спиной и всегда пойдём туда же, куда и вы. Нам это нравится, мы не мыслим иной жизни, хотя... Но вам пора бы задуматься о своём будущем. Взгляните на эту милую, красивую девушку. Вы дороги ей. Разве её любовь и преданность не стоят того, чтобы хоть на время забыть об осточертевших подвигах и денёк-другой пожить мирно? Нет, я ни на чём не настаиваю, но Жан уверяет, что вы очень расстроились, решив, будто мы погибли. А ведь при такой суматошной жизни ей могут запросто расцарапать пальчик. Ну и, в конце концов, раз дело так обернулось - почему бы просто не сообщить всё князю и королю? Мы ведь знаем, где она? У суккубов! Пусть собирают войска и чешут всю местность частым гребнем. Они её в два дня найдут. Вы только представьте, как будет счастлив наш друг Злобыня Никитич, собственными руками спасая свою дочь! Он же завалит вас подарками в невероятной благодарности. Его Лиона, поди, уж совсем запилила за бездействие... Вы не хотите помочь князю сбросить тяжесть с груди? Стыдитесь, милорд! Благородному ландграфу Меча Без Имени не пристало быть таким чопорным. Нельзя же всё время все подвиги совершать самому, надо что-то и другим оставить! А то у вас так никогда друзей не будет. Они же чувствуют себя ущемлёнными, ущербными, бездарными и бесполезными. Нет слов, среди всех известных мне героев вы - наипервейший! Но поймите и меня... В нашем мире вы человек приезжий. Сегодня здесь, завтра там. Как только где беда, так тут сразу и вы на белом коне, с Мечом Без Имени, красивой богиней за плечами, да ещё попросту фантастическим везением. Ведь народ явно привыкает к тому, что можно рук об оружие не мозолить, - случись что, придёт отчаянный тринадцатый ландграф, погонит плохих и всех спасёт! Рыцарство расхолаживается. Они лишь бегают по прекрасным дамам, тешат их самолюбие преувеличенными серенадами да раз в год разминают кости на турнирах. Я не настаиваю, но в какой-то мере даже убеждена, что своим безрассудным стремлением к одиночному вершению справедливости вы здорово подорвали обороноспособность нашей страны в целом. Вас ведь скоро будут называть вредителем, милорд! Подумайте об этом. Стоит ли рисковать всей страной ради маленькой девочки, из которой ещё неизвестно что вырастет? Мы её спасем, а она возьмёт да и переплюнет мамочку по части сумасбродства! Весь мир будет стонать под каблуком новоявленной деспотички. Ну так что? Кому всё это надо? Напрашивается лишь один ответ - Дьяволу! Не Богу - это точно... Мой господин, одумайтесь и совершите богоугодное дело. Отступитесь от всего этого! Давайте уедем! Ну пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста!..
Мы молча выслушали весь монолог, после чего Бульдозер, вздохнув, пошёл надевать доспехи, Луна надела пояс с ножами, а я поставил перед своим отрядом прежнюю боевую задачу.

***


- Главное - вести себя тихо и незаметно. Никто не должен знать, зачем мы здесь. До любых известий о Брумеле - никаких активных глупостей не предпринимать. Драк избегать, в кабаки не лезть, знакомств не заводить, тёмных мест избегать, в одиночку не шляться. Разбиваемся на две группы и делим город пополам. Не такой он большой, между прочим, тут частных домов-то не больше сотни. Пара замков, один храм... был. Это здорово сужает круг поисков. Приметы девочки вам известны. Любого, кто обладает хоть какой-нибудь информацией, хватать за шиворот, крутить руки за спину и тащить сюда на правёж. Если попадётся что-то сверхсрочное, велю лезть на крышу и жечь там костёр, будет чёрный дым, видно издалека. Это сигнал общего сбора! Вопросы есть?
- Один момент, начальник, - подняла руку Лия, сбившись на излюбленный жаргон. Ей он казался очень оригинальным, но я знавал многих дворцовых дам, падавших в искренние обмороки при уголовных выраженьицах нашей белобрысой подружки. - Значит, мы, в натуре, гоним всех подряд, наводим шорох и не чураемся гоп-стопа. Вы шебуршите по другому классу, а я беру этого мокрушника с собой. Тут всё чики-чики! Но, если дело вянет на корню... короче, назначьте время и место встречи, которое изменить нельзя.
- Собираемся здесь за два часа до заката. Строим баррикаду и держимся до утра. Суккубы не страшны, если их не видеть и не слышать. Что ещё?
- Всё ясно, милорд, только скажите Лие, чтоб она не задерживалась в торговых рядах, а то...
- Да?! Не слушайте его, лорд Скиминок, именно в лавках, у лотков и на базаре мы почти наверняка выясним, где принцесса. Купцы всегда всё про всех знают. Обычно я изображаю рядовую покупательницу, всё меряю, всё смотрю, ко всему прицениваюсь. Ну так, слово за слово, постепенно выуживаю из продавцов то, что мне необходимо. Милорд, поверьте, уже через пару часов моего активного копания в их товаре они готовы выложить всё!
- Ещё бы! - сухо выдавил Жан. - Когда она перековыряет три корзины апельсинов, с тем чтобы выбрать один, но очень хороший, для больной бабушки. А потом, подумав, начнёт торговаться, а сбив цену, вдруг решит, что старушке в её возрасте вредны цитрусовые и лучше она купит яблочко, а для этого надо столь же тщательно исследовать последний яблочный обоз... Представляете, на что согласны продавцы, лишь бы она ушла?!
Хлопнув ладонью по столу, я задавил скандал ещё в зародыше.
- Напоминаю в последний раз: у нас серьёзная миссия! Не надо вовлекать общественность. Никто не должен знать, кто мы, зачем пришли, где живём и что делаем. Поняли наконец?
После чего быстренько вывел сладкую парочку на улицу и пустил налево. Чёткого плана действий, честно говоря, не было... Лично я сроду не пробовал найти маленькую девочку в чужом городе. Как хоть начать-то? Припоминая популярные сериалы, мы поинтересовались у хозяина нашей харчевни. Он ничего не знал, а может, врал, но убедительно. По его совету мы обошли ещё шесть ближайших забегаловок гостиничного типа. Тоже ничего. В смысле информации по поводу наших поисков, но зато разговоров о разрушении храма Великой Чёрной Сукки... Если верить общественному мнению, то там вчера произошла Страшная Битва Могущественных Богов! Причем о Катариаде не звучало ни слова, а вот о двух ужасных монстрах, свирепо напавших на беззащитную чёрную девушку, мы наслушались по уши! К вечеру, утомлённые до предела и огорчённые полным отсутствием результата, мы вернулись назад, на базу. По-моему, весь городок состоял из торгашей и трактирщиков. В их среде ничего полезного мы не нашли. Двумя высотными замками было решено заняться завтра. Сегодня умотались донельзя! Будем надеяться, что хоть у Лии с Бульдозером что-то получилось. Не знаю, что конкретно, но... над крышами знакомого района клубился столб дыма. Надо прибавить шаг. Скорее всего, ничего серьёзного нет, только оставлять их одних надолго тоже не стоит. В противном случае обязательно придётся кого-нибудь спасать. Вполне возможно, что именно суккубов...

***


- Эгей, милорд! - восторженно вопила упоённая Лия, размахивая руками и высоко подпрыгивая на крыше харчевни. От густого дыма её лицо приобрело ровный цвет мокрого асфальта. - Мы их всех повязали! Жан выбивает из скрытных мерзавцев истину, но там слишком много народу. Некоторые пока упорствуют...
- Господи! - ахнула Луна. - Что же они там натворили? Весь двор перед входом в харчевню был под завязку забит встревоженными людьми. Женщины плакали, дети звали родителей, мужчины сжимали кулаки, но, не до конца понимая, в чём дело, пока хранили терпение. С извинениями протолкавшись сквозь толпу, я забарабанил в дверь:
- Бульдозер! А ну, впусти меня сейчас же, хуже будет!
- Это вы, лорд Скиминок?
- Нет, это добрый налоговый инспектор!
- Сию минуту, отпираю... - Мы с наёмницей протиснулись в узкую щель, образованную приоткрытой дверью. Нас встречали уже спустившаяся с крыши Лия и ужасно смущённый Жан. Поглядев на дело рук шумной семейки, я в изнеможении опустился на пол. Луна в тихом хохоте, закрыв лицо руками, бухнулась на скамью. Харчевня более всего напоминала камеру предварительного заключения. Здесь толпилось столько народу, сколько это заведение не знало даже в свои лучшие дни многолюдных гуляний, общегородских праздников или национальных демонстраций. Мужчины и женщины, дети и старики, в большинстве связанные, а некоторые и со следами побоев, дружно уставились на меня. Кто с явной злобой, кто с надеждой, кто уже просто обречённо, в ожидании исполнения последнего приговора. Я остановил красноречивый взгляд на деятельных супругах. Оба мгновенно припухли, переминаясь с ноги на ногу.
- Позвольте, мы всё вам объясним...
- Да уж объясните! Растолкуйте мне, недалёкому, - на фига здесь столько народу?
- Это подозреваемые.
- Все?!
- А что, много? Да вы только взгляните на их хитрые рожи. Они же наверняка всё знают, но скрытничают.
- По каким критериям вы определяли степень их вины, Пинкертоны?
- Мы осторожненько выспрашивали: не слышали ли свидетели чего-нибудь о похищенной девочке с именем N, являющейся единственной дочерью князя N и любимой внучкой великого короля N из N-ского королевства? - пунктуально рапортовала Лия. - Милорд, дальше в дело вступает неумолимая женская логика, железная дедукция и просто банальная интуиция. Те, у кого начинали трястись руки, бегать глазки, а язык заплетался, сразу становились потенциальными подозреваемыми. Как, собственно, и те, кто после подхода Бульдозера, поигрывающего булавой, начинал заикаться, пытался бежать или изображал обильную потливость.
- Вы затащили сюда полгорода!
- К сожалению, меньше, но мы старались. С некоторыми, особо буйными, нам пришлось обращаться не очень корректно. Если Жан кого излишне пристукнул, то после справедливого решения суда он готов принести извинения.
- Бульдозер, - сдался я, - открой дверь и выпусти всех на свободу.
- Что?! Опомнитесь, милорд! - взвыли оба. - Столько трудов - и всё зазря?! Ну, не нравятся вам эти... Пусть посидят, пока мы других наловим. Ведь легче выбирать, когда знаешь, что основная масса подозреваемых уже под замком. Не начинать же снова-здорово?!
Но Луна молча отодвинула засов, и счастливая толпа народу рванулась навстречу своим близким. Сцена столкновения исстрадавшихся в разлуке людей была душераздирающей. Повесив головы Лия и Жан отправились наверх в наши комнаты, ожидая заслуженного разноса. Следом направились и мы, за нами увязался хозяин, уверяя, что обед будет подан сию же минуту, робко поскуливая по поводу затоптанных полов, потерянного рабочего дня, так как в "следственный изолятор" рядовые посетители не допускались. Я махнул рукой, пообещав выдать бедолаге двойную оплату. Войдя в комнату, я просто рухнул на кровать, позволив наёмнице обмахивать меня платочком. Супруги стояли рядом, ожидая разноса. Ну, вот... Хана всей секретной миссии!
- Луна, любимая, скажи им всё, что я о них думаю...

***


Она сказала. Жан пристыженно молчал, Лия пыталась пару раз протестовать, но, осознав, примолкла. Теперь весь город знал, что сюда заявился кровный враг всей нечисти, самонадеянный лорд Скиминок. Мало того, в первый же день приезда он не позволил рыцарям дружественного Ада взять себя в плен, учинив грандиозную баталию в приютившей его харчевне, переломав всю мебель, перебив всю посуду и не заплатив за ущерб ни копеечки. Думаю, что отныне к моему длинному титулу добавится ещё и звание Драчливого Скупердяя. Городок маленький, сплетни распространяются быстро, и если выжил хоть один бритоголовый евнух, то вскоре всем будет известно, кто именно приложил руку к разрушению храма Чёрной Сукки. Вряд ли местные возведут нас за это в ранг национальных героев. Фактически за уничтожение архитектурного памятника верховному божеству мучительная смерть будет казаться слишком лёгким наказанием, вроде постановки в угол. (Пользуясь случаем, я тут же приказал Луне поставить в угол Лию и Бульдозера...) Да и археологи будущего не поймут моих мотивов. Я насчёт храма... Кроме того, покажите мне глухого, слепого и тупого, который бы не знал, что мы ищем принцессу Ольгу. Если каждый отдельный гражданин, взятый в перекрёстный допрос моими умниками, расскажет об этом хотя бы одному знакомому... всё! Полгорода в курсе дела! А ведь они наверняка обиделись за необоснованный арест, да ещё не законноконтролируемыми органами, а чьим-то там пажом и оруженосцем. Уверен, что если прошлой ночью население разбрелось в поисках жертв по всей территории, то в этот раз они уделят такую честь исключительно нам! Отмахаться мечом от двух девушек-суккубов ещё кое-как, но можно... Что мы будем делать, когда возбуждённая толпа возьмёт злосчастную харчевню на абордаж?! Нам четверым не справиться с всепоглощающей чувственной магией похотливой нечисти. Бежать бы надо, да куда теперь? Это раньше мы могли легко закосить под безобидных путешественников, но сейчас стоит только выйти за дверь, как десятки добровольных шпионов быстренько сообщат заинтересованным лицам, куда мы направились и в каком месте за городом скрылись. За нами пойдут. За другими нет, а за нами - да! Потому что разобидели мы тут всех до кончика хвоста...
- Любимый, к нам стучат в дверь. - Голос наёмницы вывел меня из глубокой хандры и вернул в безрадостную действительность. Наказанные супруги с надеждой повернули носы - если что-то серьёзное, мне придётся их выпустить. Я взял в руки Меч Без Имени. Луна поправила пояс с ножами.
- Войдите.
- Э... Вы позволите? - В комнату осторожно ступил щупленький старичок с внешностью потёртого Казановы. Живые чёрные глазки маслено ощупали наших девушек и остановились на моём мече. - Я полагаю, что имею честь обращаться к единственному в своём роде лорду Скиминоку, Ревнителю и Хранителю, Шагающему во Тьму, тринадцатому ландграфу Меча Без Имени?
- Да.
Для оригинальности я решил быть краток. Тем более что это здорово экономило время беседы с такими вежливо-болтливыми типами. Дедок ещё раз огляделся в поисках, куда бы присесть, но не нашёл. На одном табурете сидела Луна, на другом были свалены доспехи Жана, а на кровати возлежал я. Не подумайте, будто мне неведом этикет или элементарное уважение к пенсионерам. Просто здесь другой мир, и, рассыпься я в придвигании стульчиков, меня бы перестали уважать.
- Моя фамилия - Жигало. Сутнер Жигало. Надеюсь, вы обо мне достаточно наслышаны?
- Угу... Жан, вышвырни негодяя за дверь.
- С радостью, милорд!
- Нет! Погодите! Ради всего святого, выслушайте меня! - По правде говоря, я блефовал. Мне было страсть как интересно узнать, зачем этот хрыч сюда припёрся. А Бульдозером я припугнул так, для острастки, чтобы быстрее переходил к делу. Знаем мы таких старичков, им только дай рот раскрыть. Весь день будешь слушать о симптомах его геморроя, усиленных радикулитом и щедро сдобренных склерозом. Господи, как я здесь грубею! Ужас... Жан демонстративно привалился широкой спиной к дверям, поигрывая кулаками.
- Господин ландграф, у меня к вам весьма заманчивое предложение. Судя по тому, как вы отреагировали на моё имя - вы меня знаете. (Отродясь о нём не слышал, но пусть так...) Следовательно, понимаете, что я занимаюсь очень деликатными делами.
- Краткость - сестра таланта, - напомнил я.
- О да! У вас, молодых, горячая кровь, вы не терпите промедлений, вы гоните коней до изнеможения, а в результате редко доживаете до счастливой старости. Я слышал, будто бы вы ищете себе девочку? Могу предложить...
- Что за грязные намёки?! Лорд Скиминок, можно я быстренько сбегаю за сковородой, она у меня в соседней комнате?
- Смилуйтесь, ландграф! - возмутился Сутнер. - Защитите же меня, наконец, от ваших не в меру агрессивных попутчиков.
- А зачем мне это? - хмуро зевнул я. - Пока вы не сказали ничего интересного, а заняли не меньше пятнадцати минут моего полноценного отдыха,
- Но... слухи о вашей справедливости...
- Сильно преувеличены! Увы, многое изменилось... Я уже не так хорош, как раньше. Да и ваш любвеобильный городок не способствует улучшению манер. Впрочем, уважая ваши седины, я готов отозвать оруженосца и позволить даме изящно спустить вас с лестницы. (Луна рассмеялась так, что он поверил...)
- Снизойдите к старику в последний раз. Буду краток. У меня есть информация о похищенной принцессе Ольге. Я понимаю, как неблагородно пытаться сделать на этом деньги, но все хотят кушать...

***


Мне ужасно хотелось дать шантажисту по уху, но существовала опасность того, что он попросту скопытится. Потом я вспомнил Ивана и даже слегка взгрустнул. Если бы для спасения моего ребёнка нужны были деньги - Злобыня не задумываясь отдал бы всё королевство. Хотя... не без задней мысли отвоевать его назад на следующей же неделе. За окном слегка потемнело. Наверно, уже часов семь вечера. До полуночи не так далеко, надо выяснять всё побыстрее и делать отсюда ноги.
- Сколько вы хотите?
- Пятьдесят золотых.
- Поселившись здесь, мы рассчитались за неделю вперёд, со столом и ванной это обошлось в две монеты. Причём хозяин ходит за нами на цыпочках - мы самые платёжеспособные клиенты. Вы уверены, что не ошиблись суммой?
- Никто другой не знает о её судьбе. Девочку привезли сюда тайно, держали под замком с наивысшим уровнем секретности. Следом за ней должен был быть доставлен мальчик, но, говорят, его держат в Аду как приманку.
- Держали, а птичка - раз и улете... - гордо фыркнула Лия, прежде чем Луна успела захлопнуть ей рот. Жигало сделал вид, что ничего не заметил. Я нахмурил брови. Хорошо, если у нас наберётся монеты три...
- Тот факт, что вы отказываетесь помочь нам безвозмездно, да ещё требуете совершенно нереальную сумму, ставит под сомнение вашу лояльность по отношению к похитителям.
- Что вы хотите этим сказать?
- Ландграф имеет в виду - почему бы нам не применить пытку?! - плотоядно улыбнулась Луна. Старичок затравленно огляделся по сторонам. Бульдозер по-прежнему закупоривал дверь, его милая жена охотно засучивала рукава, и при любом раскладе нас было четверо против одного. Вымогатель пустил слезу, решив бить на жалость.
- Я иду к вам... Добровольно! Предлагаю свои услуги, горю желанием помочь, а вы... Мне ведь тоже жаль девочку! Беленькая такая, симпатичная, улыбчивая... Пытки, угрозы, насилие - нет, не такая слава идёт о вас, милорд! Даже нечисть ценит, когда с ней обращаются по совести. Между нами говоря, после сегодняшнего ареста столь многих неповинных людей народ заволновался - вы ли это? Но ваш благородный жест - "Свободу всем без разбора!" - вернул симпатии населения. Горожане настолько зауважали вас, что этой ночью ни один честный суккуб не подойдёт к вашим дверям. Что будет, если хоть кто-то узнает о неосторожных угрозах пытками беззащитному старику, пытающемуся выпросить корку хлеба на пропитание?
- Постыдился бы, дедуля! На пятьдесят золотых можно весь город батонами завалить по самые крыши, - слабо огрызнулась Лия, но в целом он нас срезал. Бить его мы не могли, оставалось только торговаться. Хотя и в этом наши возможности весьма ограничены существенной нехваткой финансов. Все наличные честно легли на стол.
- Всего три?! Мало. Мы обсуждали сумму в пятьдесят монет. Конечно, могут быть некоторые скидки, но ведь не до такой же степени...
- Это всё, что у нас есть, - сухо обрезал я. - Или берете, или ищите других покупателей. Возможно, без вашей помощи мы провозимся на пару дней больше, но ведь всё равно найдём её, не сомневайтесь...
- Скорее всего, да. Но ведь девочка зовёт папу. Зачем травмировать детское сознание долгим ожиданием?
- Чего ты хочешь, троглодит?! Сказано же - это все наши деньги!
- Ну... вы могли бы добавить к ним что-нибудь ещё. Например, меч...
- Меч Без Имени необычное оружие, он сам способен принимать решения и выбирать себе хозяина. Это не та вещь, которую можно продать, обменять или подарить. Честно говоря, я даже удивлён, что он не снёс вашу пустую башку сразу же после таких слов. Ну-ка, повторите свое непристойное предложение ещё раз...
- О, тысяча извинений, ландграф! Я не хотел никого обидеть, - кланяясь, засуетился подлый Жигало. - Нет так нет. А если я только предположу, с вашего разрешения, что на оставшуюся сумму я мог бы ненадолго утешиться в объятиях одной из ваших милых... Понял. Молчу. Очень извиняюсь.
- Итак?! - сурово привстал я. Моя команда тоже надела самурайские выражения лиц.


- Всё или ничего! Да, речь настоящего мужчины. Старею... уже отвык от общения с рыцарями. Конечно, жалкие три монетки не спасут положения, но, возможно, как-то дадут мне шанс дожить до зимы. Без лишней роскоши, на хлебе и воде... Беру! - Старичок довольно хихикнул в реденькие усики, ловко сгрёб монеты, ещё раз пересчитал их и... повернулся к двери...
- Вы ничего не забыли, почтенный? - невозмутимо поинтересовался Жан.
- Вроде бы нет, сынок...
- Где принцесса Ольга, пыльный ты склеротик! - рявкнула Лия.
- А? Вот вы о чём. Ну, так... это... не волнуйтесь. Ждите меня завтра, на этом же месте, я приду, и мы обязательно всё обсудим. Чёстное слово!
- Сейчас! - Меч Без Имени грозно сверкнул у меня в руке.

***


Ему было некуда деваться. Если старый прохиндей решил купить нас столь дешёвым способом, то он отстал от времени. Очень возможно, что в моё первое путешествие по Срединному королевству я бы поверил "честному" слову. Просто обязан был как рыцарь, правила у них такие, но теперь... Меня столько раз обманывали, накалывали, предавали и продавали, что только законченный болван не научился бы шевелить мозгами на два хода вперёд. Не знаю всех планов Сутнера Жигало, но он явно не учёл наших непредсказуемых действий, мы давно научились работать командой, не задавая лишних вопросов, и понимали друг друга с полувзгляда. Жан сгрёб мерзавца в охапку, Лия, подскочив, оттянула его ухо и достала длинный кинжал мужа, а Луна быстрым движением медсестры нащупала пульс старца. Допрос вёл я лично.
- Где принцесса?
- Она... ну зачем всё это? Вы ведь культурный человек, ландграф... Ай! Не надо! Оставь моё ухо, девочка, я всё скажу. Её привезли в наш город четыре дня назад.
- Лия, пили! Он не хочет понимать вопроса...
- Не-е-ет! Я просто говорю по порядку. Если у меня что и западает в памяти - так ведь возраст... Восемьдесят шесть! Не шутка, молодые люди. Вот когда вы доживёте до моих лет, тогда поймёте, что значит... Ау-у-у-у!
- Лия?
- Милорд, у меня кинжал дернулся, непроизвольно. Он сам виноват.
- Слышали, господин Жигало? Вы сами виноваты. Продолжаем. Итак, где принцесса?
- Как вы жестоки... Я не намерен разговаривать в таком тоне!
- Лия, режь ухо.
- Нет! Не надо, я передумал. Она в лесу, за городом, там есть такая гора, в ней пещера, внутри глубокие шахты, девочка лежит связанная, в сундуке на дне самой глубокой...
- Он врёт! - экспертным тоном заявила Луна. Я вновь кивнул Лие. Старик окрысился:
- Не надо! Ну, господа, с вами, я вижу, не договоришься. Её здесь уже нет! Вашу противную девчонку увезли вчера вечером, сразу же после того как было доложено, что вы остановились в этой харчевне.
- Кто увёз? Куда?
- Не знаю...
- Опять врёт - пульс прыгает.
- Чего тянем, милорд? У меня уже пальцы устали держать это волосатое ухо. Можно, я его обрежу? Ну, пожалуйста... Там за окошком кошка мяукает, голодная, наверно... Угостим бедняжку хрящиком?
- Не знаю даже... Раз он так не хочет нам помочь... Наверно, да.
- Её увезли служители Чёрной Сукки! - с пулемётной скоростью затараторил перепуганный дед. - Они должны были дать ей приличествующее образование, воспитать настоящей королевой, научить колдовству и сделать достойной невестой бронзового Кришны...
- Что?! - ахнули мы хором.
- После великого разрушения Зубов несколько лет назад кришнаиты перенесли статую своего бога в безопасное место, за холмы Зингельгофера. Но где сейчас принцесса, я не знаю...
- Говори правду, старик, - сдержанно зарычал я. - Кто всё это придумал? Кто предложил украсть детей? Кому в башку втемяшился безумный план перевоспитания их в королей Тёмной Стороны?!
- Вовсе нет, у каждого своя задача. Мальчик, например, должен править всем Срединным королевством, принцесса с мужем станут духовным оплотом новой власти, Зингельгофер получит всю Тёмную Сторону, а хромому Раюмсдалю...
- Он жив?!
- Не трясите его так, задушите!
- Жив. За всем этим стоит Люцифер. Он хочет восстановить былое влияние Зла.
Ясно. Я тяжело повалился на кровать. Все мои враги живы. Они по-прежнему деятельны и намерены взять реванш. За окном уже глубокий вечер, бежать мы не успеем. Если я очень хочу жить, то надо продержаться до утра. Сейчас выдохну и сразу всё придумаю...
- Жан, отпусти его. Эй, Жигало! Последний вопрос: откуда вы всё это знаете?
- Ну, скажем... у меня есть несколько пленниц... Они иногда ходят в Ад по вызову. Постирать, прибраться, сготовить, ещё что-нибудь, в общем, любые услуги, в зависимости от оплаты. Вы меня понимаете? Кое-что из сонной болтовни их клиентов представлялось мне довольно интересным. Вот, собственно, и всё...
Я погрузился в тяжёлые размышления. Лия с Бульдозером увязались проводить старичка. Луна присела рядом.
- Поговори со мной. Просто поговори. Не молчи...
- Я не знаю, что делать. Их слишком много. Понимаешь, меня ведь не воспитывали для войн. Я. попросту художник, умею рисовать, лепить, всю жизнь прожил в маленьком провинциальном городке. Да, в своё время служил на границе, но тогда там было довольно спокойно. Занимался в секции каратэ, но это ближе к искусству и не связано с кровью. Меня забросили сюда против моей воли, дали самого могущественного врага, и всё время я рвался домой, хотя в целом ко мне здесь очень неплохо относились. Таких друзей, как здесь, я никогда не находил в своём мире. Во второй раз меня уже позвали. Я пошёл с удовольствием, мне было интересно. Несмотря на то что меня здесь даже убили, я не хотел возвращаться. Представляешь, каково мне сейчас? Я рвался сюда всем сердцем, я прикипел к этому миру, я уже не считаю себя здесь гостем, и ко мне относятся не как к чужаку. Но количество врагов увеличивается с каждым разом, их могущество растёт, война захватывает всё большие и большие территории, гибнут люди, уничтожаются редкие виды нечисти, катастрофически нарушается сама гармония вашего мира. Иногда мне кажется, что это может привести к уничтожению всего. Почему? Почему всё всегда так плохо? Потому, что я не настоящий ландграф?!
- Ты ландграф, любимый! Не сомневайся, ты самый настоящий ландграф. - Она гладила меня по руке и успокаивала, как ребёнка. - Не переживай, пожалуйста, всё будет хорошо. Я с тобой, твои друзья тоже. Мы никогда тебя не бросим. Ты будешь сильным и победишь всех плохих.
- Война во имя мира? Зло во имя Добра? Смерть во имя Жизни? - скептически подытожил я.
- Не знаю... Но в одном я абсолютно уверена: ты - ландграф! Меч сам выбрал тебя. Если ты победишь, то станешь героем. Если погибнешь - то достойно первого рыцаря. Это твой крест, твой рок, твой долг и твоя судьба.
- Вы ведь им покажете, милорд? - В дверях стояли мои ребята. Что делать?.. За что хвататься в первую очередь - ума не приложу. За окном уже ночь. Скоро двенадцать. Как-то очень уж неуютно в этом городке...
- Жан, высунь нос, посмотри, есть ли кто в харчевне?
- А... м-м... может, мы... в смысле... все пойдём погуляем? - замялся он.
- Лия, возьми за шиворот своего несусветного труса и доложи обстановку. Если никого не найдёте, то баррикадируйте двери.
- Слушаюсь, лорд Скиминок.
Когда они ушли, я воспользовался моментом и расцеловал наёмницу. Будь больше времени - охотно пошёл бы дальше, но, увы, общая обстановка, несмотря на насыщение чувственностью и страстью, не располагала к активным нежностям. А тут ещё Луна отодвинулась в сторону, виновато потирая красную щеку.
- Ты небритый... Я как-то не предполагала, что у тебя такая колючая щетина.
- Правда? Извини, пожалуйста. Окончательно одичал я в этих крестовых походах. Может, вообще бороду отпустить? Буду похож на Льва Толстого в джинсах.
- Нет. Рыцарь должен быть чисто выбрит. Борода обычно означает принятый обет. Например, не бриться до полной победы над врагами, хотя в этом случае положено и не умываться, не стричь волосы, ногти, не принимать ванн, не менять одежду.
- Очень мило, - вздрогнул я.
- Ещё борода может обозначать уход в разбойники, отца большого семейства или признак левой королевской крови. Я так понимаю, что ничего подобного у тебя нет.
- А значит, не стоит вводить людей в заблуждение и проще...
- Побриться! - победно докончила Луна, чмокнув меня в нос.
Ладно, время есть, дело нехитрое, а если ей так приятнее... Есть у меня в Астрахани одна знакомая, так вот та просто млела от мужчины с трёхдневной щетиной, но такие женщины более чем редкость. Достать мыльную пену и горячую воду оказалось несложно, длинный кинжал Бульдозера имел остроту опасной бритвы, но... Мы нигде не нашли зеркала.
- Милорд, харчевня пуста. Нет ни души. На всякий случай мы позапирали все двери и окна, перегородили дымоход и завалили вход столами. Получилось не хуже защитного купола у Вероники, - похвасталась подоспевшая Лия. Рядом тяжело дышал взмокший супруг. Ясно... она, как всегда, руководила, а он таскал. Неравноценное распределение труда, но ведь любят же друг друга и по большому счёту довольны оба.
- Молодцы. Сейчас я побреюсь, а потом будем держать оборону. У нас ещё есть время до полуночи.
- Не слишком много, любимый. Лиечка, вы с Жаном, случайно, нигде не встречали обычного зеркала?
- Вроде... нет.
- Странно. Как только захочешь выглядеть посимпатичнее - вечно чего-то не хватает. Слушай, подружка, а лавки уже закрыты?
- Давно...
- А ночных супермаркетов здесь не предусмотрено? Может, хоть кто-то торгует парфюмерной мелочёвкой?..
- Боюсь, что нет, милорд. Мы с Жаном днём толкались везде, где могли, но, сколько мне помнится, ничего напоминающего зеркала мы не видели. Да и зачем вам бриться? По-моему, с этой щетиной вы внушаете больший ужас врагам...
Прежде чем я решил всё-таки отвесить ей щелбан в лоб, входная дверь затряслась под градом обрушившихся на неё ударов.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: