double arrow

В.И.Аннушкин 7 страница

- Молчать! - взвизгнул несчастный, а зря. Орать на нас никому не рекомендуется. Ничего хорошего из этого пока не получалось. Мы только завелись...
- Лорд Скиминок, позвольте я обломаю ему рога. Мне подойдёт на украшение для шлема, - задумчиво прогудел трусливый рыцарь. - Или папе подарю, как сувенир на стену, он обычно развешивает там свои охотничьи трофеи. А может быть, я займусь резьбой по кости? Сделаю из рогов фигурные зубочистки. Лия считает, что у меня есть задатки художника...
- Беги к мамочке, недоумок, пусть она снимет с тебя эту дурацкую тряпочку и научит правильно надевать подгузник! - добавила наёмница.
Черти глядели строго, но едва сдерживали улыбки. Люцифер был настолько ошарашен нашей неизмеримой наглостью, что даже не пытался возражать.
- Я на свободе! Никто не в состоянии задержать честного чёрта, если его помощь требуется легендарному ландграфу! Я покидаю Ад по срочному делу. Честь имею, господа...
- Папа, дай я тоже им скажу! - вдохновившись примером Брумеля, полез с критическими высказываниями и мой сын. - Вы... нечестно играете в карты! Козыри так не ходят, а тётя Лия мне настоящий кинжал подарила, вот! А с вами я больше не играю.
- Все выговорились? Люцифер, нам пора. Примите совет на прощанье - идите домой, выпейте чего-нибудь утешительного и придумайте более полезное для здоровья развлечение, чем ловля ландграфов. Пивные банки пособирайте, что ли... Ну, присядем на дорожку?
- Нет!!! - взревел обиженный в лучших чувствах Владыка Ада. - Вы никуда отсюда не уйдёте! Вы умрёте прямо здесь! Все! - Он поднял посох, и из него ударили голубые лучи, кроша потолок у нас над головами. - Я уничтожу вас! Смешаю с пылью, сотру в порошок, не оставлю даже мокрого места!
Мы невольно пригнулись. Меч Без Имени упорно требовал пустить его в дело, но врагов было слишком уж много, все даже не вмещались в зале, толпясь в ближайших коридорах. Надо было что-то делать...
- Эй, поручик! Что там у него за волшебная палочка?
- Посох Разрушения! Им ничего нельзя создать, но можно легко сломать любую стену, любую скалу, любую крепость. От этого оружия нет защиты!
Ну, нет так нет... Умрём героями - нам не привыкать. Я оглядел своих храбрецов, как-то не сразу сообразив, кого не хватает... Лия!

***


Пока мы, тихо поругиваясь, готовились к неотвратимой битве, наша белобрысая недотрога, подозрительно пошатываясь и подпрыгивая, держась за стеночку, пошла на Люцифера. Все замерли! И наша банда, и боевые части чертей, и сам Владыка Ада с тупым рассеянным любопытством следили - дойдёт или всё-таки хряснется? В нависшей тишине предельно громко звучало сбивчивое бормотание Лии:
- Т...ты! Эт-от, бык! Ты ще-е-е, вконец о-хре-не-л, а?!!
У Люцифера отвисла челюсть...
- Милорд, она же пьяная! - ахнул Бульдозер. Не то слово... Она уже ни-ка-ка-я! В доску, в стельку, в дым, в накатый! Но когда? Ещё пару минут назад девчонка была трезва как стёклышко, а сейчас лыка не вяжет. Ничего не понимаю...
Лия дочикиляла-таки до Владыки и, покачиваясь, как подсолнушек, высказала всё, что она о нём думает. Опуская лишние эпитеты, скажу, что всем стало ясно: если сей же час Люцифер не покончит с собой, совершив показательное харакири, то он опозорен навеки! Его заплюют соседи, ибо жить после таких оскорблений попросту невозможно. В целом Лия уложилась, коротко и содержательно, в полминуты.
- Кы-зел! Обр-р-р-ва-не-ц! Т-т-тр-ра-ка-н наду-т-тый! Психо... этот... пат! Шиз-френик! Дэ-бил! И во-о-ще, чё я с то-бой р-р-азгова-ри-ва-ю? Даун, даун, даун...
По-моему, у Владыки стало плохо с сердцем. Пока он ловил ртом воздух и озирался в поисках кислородной подушки, Лия сделала ещё шаг вперёд, подпрыгнула и шлёпнула крепкой ладошкой по багровому от стыда пятачку! Все ахнули... Люцифер страшно побледнел, Лия хрюкнула и, теряя равновесие, схватилась обеими руками за золотой посох Разрушения. От неожиданности Люци разжал пальцы... Пьянь зелёная так и покатилась в сторону в обнимку с посохом. До нас не сразу дошёл весь ужас происходящего... Лия тоже ничего не поняла. Она лишь попыталась встать и удержаться на ногах, размахивая этой гаубицей на манер китайского канатоходца. Через минуту пещера напоминала знаменитое полотно Брюллова "Последний день Помпеи"! Стены рушились, с потолка валились целые глыбы, пол покрывался страшными трещинами, пыль стояла столбом, гром и молнии висели в воздухе. В относительно небольшом зале началась давка. Хорошо ещё, что мы все стояли плечом к плечу друг с другом, и никто не потерялся. Чертям пришлось хуже! Уж не знаю, кого и сколько позадавило, но от дикого воя просто резало уши. Рогатая нечисть топтала своих же, носясь взад-вперёд по телам раненых. Лия вцепилась в посох мёртвой хваткой и, вопя от страха, подпрыгивала вместе с ним, как студентка строительного колледжа с отбойным молотком.
- Я остановлю её! - крикнула Луна, кувырком бросаясь вперёд. Она подкрадывалась к ней раз шесть (это с боевым опытом профессиональной наёмной убийцы!), но была вынуждена вновь и вновь откатываться обратно, ибо нетрезвая жена Бульдозера творила совершенно непотребные вещи. Казалось, она задалась сознательной целью уничтожить весь Ад к чертям собачьим!
- Тётя Лия, дайте и мне попробовать! - счастливо верещал мой сын.
Рушилось всё! Никто не знал, что именно ахнет по голове в следующую минуту, сползёт ли стена за спиной или пол разверзнется под ногами. Вероника тайком решила что-то колдонуть, и в результате шаровая молния, влепившись в посох Разрушения, отрикошетила прямиком по арке Тьмы. Левая сторона свода начала распадаться по кирпичику! Юная ведьма пискнула и присела... Луне наконец-то удалось сцепиться с Лией и выбить из её рук страшное оружие. Посох покатился по камушкам, допрыгал до трещины и... Уф! Там ему и место.
- Все за мной! Уходим во Тьму!
Брумель с Вероникой встали впереди, я взял Ивана на плечи, а Луна, передав Лию под арест трусливому рыцарю, перешла в тыл. Напоследок целый столб ярко-оранжевого пламени вертикально ударил из той трещины, куда провалился посох. Наверное, он долетел до дна и всё-таки сработал. Потолок рухнул! Мы шагнули во Тьму...
С проводниками это не страшно. Я больше волновался за ребёнка, но от обилия впечатлений он свернулся калачиком, сполз мне на руки и засопел.
- Бульдозер, как она? - тихо спросил я в темноту.
- Спит, милорд. Самым невинным сном, аки агнец Божий.
- Что такое на неё нашло? - подала голос Луна. - Обычно милая, спокойная девочка, а учинила просто пьяный дебош!
- Я никогда её такой не видел, - подтвердил Жан. - Но ведь она и не пила ни капли, вот что самое удивительное! Мы приняли понемногу на вечеринке у Дембеля, а она только ела фрукты. Я точно помню...
- Действительно загадка... Наваждение какое-то! Причём ни с того ни с сего, резко, как будто... Стоп! - Меня осенило. - Она же пила! Позавчера Вероника выдала ей стакан колдовского вина для сугрева! Помните, как она замерзла, когда мы вырубали её изо льда?! Я тогда только лизнул капельку и до вечера ходил умилённый, как сантехник, а Лия выпила всё!
- Но... милорд, прошло почти двое суток... Почему бы ей тогда не захмелеть сразу? - недоверчиво пробубнил мой оруженосец. Похоже, ему всё-таки было стыдно за женитьбу на потенциальной пьянице.
- Откуда я знаю? Ты об этом Веронику спроси. Ну, длинноносая краса, говори, чего ты ей туда намешала?!
Ответом был короткий жалобный вздох и невнятное бормотание о том, что её никто не любит, не ценит и не понимает... Луна сзади погладила меня по руке, я размяк... Впереди неясно забрезжил свет. Люблю, когда всё кончается хорошо...


...и тогда у героя был украден сын, а у его друга - дочь.
Словно пелена Тьмы опустилась на души горожан, ибо не было такого раньше. Зло вновь подняло голову, и хохот демонов звенел в небесах. Но даже все силы Ада не могли остановить тех, кто шёл за тринадцатым ландграфом Меча Без Имени...
Хроники Локхайма


Многим покажется, что я пишу сбивчиво и сумбурно, не утруждая себя обязательным растолковыванием непонятных мест. Это не так! Я пишу правду! Вот в чём проблема. Не моя вина, что чаще всего мне достаются лишь голые факты, и ни одной учёной крысе с аналитическим умом или профессорским званием не приходит в голову расставить все точки над "i". Зачем? Нам всем и так весело. Спросите у Бульдозера, что есть Зло. Он ответит: это очень плохо, по законам рыцарства с ним надо бороться. Всё. Дальнейшие философствования его не интересуют. А как насчёт единства и взаимопроникновения Добра и Зла? Многообразие их внешних и внутренних проявлений? Взгляд на Зло с позиции буддизма, даосизма, иудаизма, йоги и Камасутры? После третьего вопроса Жан шарахнет вас булавой, считая это наилучшим ответом. И он не одинок в своей категоричности! Умствования никого не интересуют. Признаться, и меня тоже. Свет впереди становился розовым.
Мы вышли навстречу закату. Пейзаж напоминал пасторальные картинки Древней Греции. Неподалёку виднелись развалины какого-то храма с желтеющими колоннами и обломками статуй. Старый резной мрамор оплетался вьюнками и лианами, вокруг море цветов, кипарисы рвутся ввысь, тёплый воздух благоухает ароматами, а в ультрамариновом небе загораются первые созвездия. Они были невероятно яркими. Господи, какая красота...
- Это земля суккубов. Край Свободной Любви, - пояснил Брумель. - На ночь глядя здесь ходить не стоит. Вы никогда не слышали о кастратках?
- Хм... не надо о грустном. В своё время Вероника помогла мне укокошить одну такую с... выразительными глазами.
- Помогла? Вам? Укокошить?! - округлила глаза юная ведьма. - Вы всё забыли, лорд Скиминок! На самом-то деле, если бы я не учуяла её запах, не схватилась за меч и не ударила вовремя... Милорд, у вас бы никогда не было детей!
- Всем привал! - шумно засуетился я, прекращая неприятное для меня развитие темы и уточнение деталей. - Поручик разводит костёр, Лия с Вероникой готовят ужин, Бульдозер на страже до полуночи, Луна присмотрит за Иваном, а я пребуду в глубокомысленных размышлениях о стратегии и тактике нашего похода.
- Как скажете, милорд... - поклонились все, но Луна потянула меня за рукав. Мы отошли в сторонку, она быстро поцеловала меня и сразу же перешла к деловому разбору:
- Здесь не место для ребёнка.
- Сам знаю, но ничего не могу поделать...
- Скиминок, ребёнку всего пять лет. Если даже он выглядит постарше, ведёт взрослые разговоры и размахивает настоящим кинжальчиком. Таскать малыша по таким злачным местам - невозможно! Я уж не говорю о том, что дети должны воспитываться в родительском доме, под присмотром и заботой, читать книги, играть в догонялки и слушать сказки на ночь. Но не скакать с буйным отцом верхом на Бульдозере, воюя с чертями в самом сердце Ада. У ребёнка должно быть детство!
- Понимаю. Даже не спорю. Только уточни мне, дорогая, куда его в данный момент деть?
- Ты отец, тебе и решать. Ну, лично я на твоём месте быстренько бы отвезла его домой, а потом вернулась и...
- Луна, у тебя температуры нет? Или ты просто издеваешься?
- Не знаю! Но мальчика всё равно нужно отправить в безопасное место.
Пришлось объявлять общий сбор и устраивать срочный военный совет. Ивана действительно требовалось куда-то спрятать. Лия с Бульдозером наперебой рекламировали собственный замок. Но не думаю, что престарелый отец Жана очень обрадуется. Он и сам-то на ладан дышит, а уж присматривать за реактивным мальчишкой, приехавшим специально совершать подвиги... Да мой сын сбежит от него на войну в тот же день, как пронюхает, что в ближайшем лесу гуляет страшный волк-оборотень или огнедышащий дракон до смерти напугал двух куриц в соседней деревеньке. Вероника от всей широты души предложила отдохнуть в пансионате Тихого Пристанища. Дескать, там ребёнку и режим, и питание, и уход, и бабульки будут просто счастливы потискать такого симпатичного ландграфчика. Конечно, свои плюсы в этом варианте есть, но... Они ведь его попросту избалуют за неопределённое время моего отсутствия! И потом, Иван воспринимает наши приключения как страшную сказку с хорошим концом, для него всё это очень весело. Ему всё хочется попробовать, потрогать, лизнуть... Запустите такого умника в заповедник ведьм и дайте возможность добраться до волшебной палочки - скучно не будет! Он всех на уши поставит... Нет уж, не пойдёт. Можно, конечно, к Злобыне в Ристайл, но, с другой стороны, они там и свою собственную дочь не уберегли... А если Люцифер вновь захочет мне досадить, то первым делом сразу же проверит столицу. Матвеич мужик светский, но пьяница, ребёнка ему не доверишь - в этом мы единодушны. Де Браз? Ну, это ещё куда ни шло, хотя... Вошнахауз портовый город, и слишком много всякого хамья шляется по тамошним улочкам. Не уверен, стоит ли. В конце концов, все всё равно сошлись на кандидатуре Повара. Там отдаленный замок, так что сразу не найдут. У него двое взрослых сыновей, следовательно, опыт воспитания мальчиков есть. Правда, как и отмечалось, достойный сэр Чарльз Ли имеет одну маленькую, но малоприятную привычку - любит сидеть в осаде. Ну... даже в этом можно найти свои плюсы - Иван никуда не удерёт и наберётся полезных знаний по геральдике и псовой охоте. Собак он любит...

***


- Не поеду!
- Иван, послушай меня хорошенько...
- Не поеду! Я с тобой хочу!
- С Вероникой тоже интересно. Я ведь тебя не домой отправляю, а в гости. Помнишь, как я рассказывал о сэре Поваре? Том самом, что спасал меня от казни? Да, мы ещё дрались вместе на турнире в честь святой Жануарии? А я тут быстренько разберусь и за тобой приеду.
- Не хочу! - упёрся неслух. - Вы, значит, дальше пойдёте, суккубов смотреть, а меня, значит, не берете? Так нечестно! Дядя Бульдозер обещал меня на лошади покатать...
- Да в замке Ли этих лошадей штук пятьдесят - катайся, пока не надоест!
- А ещё тётя Лия говорила, что у неё есть на меня настоящий пажеский камзол. И она обещала показать мне живого царя.
- Кого?
- Царя Плимутрока!
- Во-первых, короля! Царей здесь нет. Во-вторых, Лия - трепло! Ой, извини... Я хотел сказать, что она иногда увлекается и даёт необдуманные обещания. К Плимутроку в столицу я тебя сам свожу. Зато недалеко от поместья Повара, в горах водятся драконы!
- Настоящие?
- Нет, синтетические! Мы же в средневековье, тут всё настоящее. Я напишу записку, и тебе разрешат полетать на Кролике. Он мой друг, надеюсь, вам будет приятно познакомиться.
- Это тот Змей Горыныч, который шепелявит?
- Тот самый. Только не вздумай его передразнивать, всё-таки он дракон. Добрый, но обидчивый...
- Ну ладно, - с показной неохотой великодушно согласился Иван. - Только ты возвращайся побыстрее.
- Обещаю.
- А тётя Луна со мной поедет?
- Нет, она мне здесь нужнее. Я отправлю с тобой Веронику. Ты ведь ещё ни разу не катался на метле?
В общем, дело сделалось. Пока я уговаривал Ивана, все остальные хором уламывали юную ведьму. Господи Боже! Такое впечатление, будто ума у них абсолютно одинаково. Убедить несносную авантюристку бросить такое захватывающее приключение на самом интересном месте... Это вам посложнее, чем оторвать Лию от критиканства, Бульдозера от сосиски, Кролика от вертолёта, а Матвеича от армянского коньяка. Сколько было горьких слёз, громовых раскатов, несправедливых упрёков, необоснованных обвинений, трогательных жалоб! Я уж думал, они с ней так и не справятся! Но в конце концов Вероника сдалась и согласилась подвезти в замок сэра Чарльза Ли пятилетнего лорда Скиминока-младшего. По прикидкам поручика дорога туда-сюда должна была занять дня три-четыре, а за это время мы можем и не успеть погибнуть. Я торжественно обещал, что до её возвращения мы будем вести себя тихо, оставив суккубов в покое, следовательно, веселуха начнётся лишь по её возвращении. Так что в целом всё обошлось нормально. Брумель быстро пояснил ведьмочке её предполагаемый маршрут:
- Летите на северо-запад до горной гряды, потом вдоль головного хребта, оттуда через ущелье на север и прямо, прямо, прямо. Берегитесь горных великанов. Когда доберётесь до земель Голубых Гиен, будьте особенно осторожны. Они и так не переносят женщин, а уж молоденьких ведьм... Зато оттуда до замка вашего друга рукой подать.
- Стоп! - вклинился я. - Это что же получается - мы вышли на поверхность не где-нибудь, а в нескольких днях пути от Соединённого королевства?
- Так точно, господин полковник, - недоумённо пожал плечами чёрт. - А что в этом особенно удивительного? Переходы, совершаемые во Тьме, разнообразны и многочисленны. Подземный Ад тоже достаточно просторен. Например, взбунтовавшийся отряд нашего друга Дембеля можно ловить годами - пока ещё найдут... Но разве вам никто не доложил, что мы находимся невдалеке от территориальных владений короля Плимутрока?
- Да мы и сами толком не знали... - смущённо замялись мои ребята. - Мы ведь тоже, кроме Тёмной Стороны, нигде не были.
- Местная организация туризма и краеведения оставляет желать лучшего, - заключил я. - Ладно, объявляю тихий час. Бульдозер на страже, потом Брумель, потом я. Остальным спать. Завтра у всех напряжённый день...

***


Ночь прошла спокойно. Хотя и сумбурно. Луна уложила Ивана и спала рядом, охраняя его сон. Лия с ведьмочкой устроились с другого бока, свернувшись калачиком. От услуг защитного купола мы дружно отказались. Ну его! Дай Веронике волю - она их на каждом шагу возводить будет. Это одно из тех немногих заклинаний, где у неё почти никогда не бывает проколов. В том смысле, что из её куполов мы до сих пор удачно выбирались... Таким образом, мои тайные планы подкатиться к наёмнице под покровом ночи претерпели полный провал. Тоска-а-а... Сначала я спал спиной к спине с мохнатым чёртом, и мне было жарко. Потом Пришёл со стражи Бульдозер и занял нагретое место, а поскольку, следуя законам рыцарства, спал он в латах, то я замёрз. Сам Жан ни за что не простудится, он привыкший, а вот у меня утром запросто может быть насморк. До рассвета ничего не произошло. Часов в семь я поднял отряд на ноги. Нужно было хоть чем-то перекусить и двигаться в Путь. Брумель, взяв вилы на плечо, отправился раздобывать какую ни на есть съедобную дичь. Вероника предложила свои услуги, поэтому все разбрелись по кустам в надежде, что их не зацепит взрывом. Вопреки ожиданиям, ничего такого не произошло... Когда практикантка позвала нас к столу, уже была расстелена большая скатерть, на ней красовался самый удивительный завтрак на траве из всех виденных мною. Не знаю даже, с чего начать... Семь одинаковых бумажных вёдер, наполненных кислым молоком, в котором неаппетитно плавали немытые яблоки, апельсины в кожуре, куски свеклы, картофеля, репы и даже веточки вишни вместе с листьями. Запах - как из коммерческого туалета.
- Что это?! - с трудом выдавила Лия, приглушая первый позыв к рвоте.
- Йогурт! - гордо объявила длинноносая кулинарка. - Милорд, это событие надо отметить. Впервые у нас в стране лучшие блюда вашего мира! Скиминок-младший мне вчера всё рассказывал... Я приготовила завтрак в лучших традициях астраханской кухни. Конечно, кое-какие рецепты дались не сразу, но в основном...
- А это кто?
- Не кто, а что! Это - пицца! Любимое блюдо каких-то зелёных черепах. Отведав его, все сразу становятся такими сильными, смелыми и...
- Зелёными, - докончил Жан, медленно отступая от непропечённого пласта теста, усыпанного мятыми помидорами, горошковым перцем, сырым мясом с костями, политого сметаной, томатным соком и украшенного птичьими перьями (так Вероника перевела слово "анчоусы"). Весь этот гастрономический ужас венчал огромный круг солёного овечьего сыра.
- Папа! - перепуганно взвыл Иван, когда мы все повернулись в его сторону. - Я ей такого не говорил! Честное слово!
- Всё ясно, - вздохнул я. - А вот тут в ковшике, по-видимому, кофе? (Там пузырилась чёрно-коричневая гадость густоты варёного пластилина и с запахом свежего дёгтя.)
Вероника напряжённо закивала. До неё уже дошло, что, наверно, что-то всё-таки не совсем так. Ингредиенты положила не в той последовательности. Пока моя команда, тяжело сопя, прожигала бедолагу уничтожающими взглядами, милая Луна молча взялась за дело. Молча, потому что едва не давилась от хохота. Сыр удалось отмыть в ручейке, остатки нечищеного картофеля нашлись в кустах, апельсины, пройдя санобработку, тоже оказались пригодными в пищу. "Кофием" Бульдозер предложил смазать упряжь, чтобы отпугивать от лошадей слепней и мух. А тут ещё явился элегантный Брумель, притаранив двух толстеньких зайцев. Ими занялась Лия, готовила она, как всегда, отменно. Надутая Вероника обиженно отошла в сторонку, припрятав что-то под краешек скатерти.
- Не огорчайся, мартышка... - Я ободряюще потрепал её по затылку. - В следующий раз обещаю привезти тебе хорошую поваренную книгу. На Ивана тоже не сердись, он просто мало что смыслит в кулинарии, а помочь старался совершенно искренне, от всей души, по мере разумения.
- Я понимаю, лорд Скиминок. Не сердитесь на меня...
- Да брось, мы все тебя очень любим, но... один вопрос, последний...
- Давайте.
- Слушай, - я перешёл на драматический шёпот, - что такое ты сунула под скатерть? Смотри, оно шевелится...
- Это кулебяка, милорд, - откровенно призналась Вероника. - Я, правда, так и не поняла, из чего её делают и с чем едят... Но судя по названию...
Из-под скатерти выползло чешуйчатое непарнокопытное толщиной с батон на коротких ножках с бегающими глазками и длинным раздвоенным языком. Прошипев явную скабрезность, существо скрылось в траве. Я возвёл глаза к небу... Ну да, если судить по названию... Вот это она и есть - кулебяка!

***


Отправляясь в полёт на метле, Иван не капризничал, он мне верил. Никаких сопроводительных записок решили не писать, всё равно Повар неграмотный. Даже если вблизи и отыщется какой-нибудь образованный монах - лучшей рекомендации для моего сына, чем живая Вероника, всё равно не придумаешь. Я крепко привязал Ивана к её спине, плотно укутав фиолетовым плащом, завернув, словно в одеяло. Он слегка побрыкался, но остальные дружно загомонили, что настоящие рыцари только так и летают. Прощание было недолгим, но бурным. Лия изрыдалась, окончательно замучив Веронику осточертевшей просьбой "присматривать за сыночком милорда". Жан умудрился дать Ивану клятву вассальной верности как сыну своего господина. А на фига она ему? Можно подумать, ребёнку в пять лет только собственного оруженосца и не хватает... Брумель - тот корректно поклонился, витиевато крутанув хвостом и по-военному щёлкнув копытами. Луна обняла Ивана, попросила не скучать и сказала, что скоро приедет. Он кивнул, по-моему, наёмница ему нравилась. Мы же вообще не устраивали душещипательных сцен, хлопнулись ладонями - и вперёд. Метла взяла в карьер, наездники только взвизгнули от восторга. Эх, да и я не отказался бы немножко полетать в такую погоду! Солнышко вовсю светит, теплынь, пташки распевают, цветы покачиваются... А вот странно - ведь в столице сейчас осень, довольно прохладно. Их систему распределения погоды не разберёт ни один гидрометцентр - где тепло, где холодно, где какое время года вообще? Сплошные несуразности...
- Будем отправляться, лорд Скиминок?
- Да, поручик. Все готовы? Отлично. Идём на поиски суккубов. Отвечай нам, бодрый Дерсу Узала, в какой стороне искать их следы?
- У суккубов здесь большой город. Днём там совершенно безопасно. Все живут нормальной жизнью - работают, торгуют, играют в кости. Довольно милый городок, между прочим... Мы иногда выходим сюда по делам или отдохнуть в кабачке. Готовят там славно, и никаких сложностей с внешним видом. Будь ты чёрт или человек, вампир или рыцарь, оборотень или купец, да кто угодно - здесь все равны, всем всё можно. Но вот ночью...
- Строевым шагом - марш! - скомандовал я. - Держите оружие наготове. Поручик, извините, что перебил, - рассказ продолжите в дороге. Попрошу всех слушать повнимательнее, сегодня я не склонен недооценивать врага. Особенно это касается тебя, Бульдозер! Помни, что рыцарская булава - плохая защита от игривых глазок...
- Но хорошее радикальное средство, если от души приложить ей между левым и правым! - наставительно дополнила Луна. Она обменялась с Лией многозначительными взглядами, и подружки ловко взяли нас под локотки. - Мы вам в этом охотно поможем, господа мужчины...
Брумель лишь иронически хмыкнул, потом продолжил начатый рассказ:
- Ночью всё население города волшебным образом изменяется. Люди превращаются в суккубов - страшных демонов Чёрной Любви. Устоять против искушения невозможно: и женщины и мужчины падают в зовущие объятия, а в конце безумно сладострастной ночи - умирают. Суккуб одаряет своих жертв самой жаркой любовью, высасывая взамен их жизнь.
- Кошмар какой... - поёжились наши подруги. Мы с Бульдозером незаметно перепихнулись локтями. В этой стране не всегда всё так страшно, как рассказывают. В смысле того, что мы, конечно, ни-ни... Однако если уж дойдёт до дела, то ещё посмотрим, кто кого умотает в постели! Мужчинам свойственно преувеличивать собственные силы, также как женщинам объем собственных достоинств. Между нами говоря, ужасно хочется взглянуть на этих самых суккубов поближе... Войти, так сказать, в тесный контакт и выяснить, где прячут маленькую принцессу Ольгу. Брумель вёл нас по хорошо протоптанной тропе. Вскоре мы вообще вышли на большой тракт. По нему катили телеги, гружённые товаром, сновали путники и пилигримы, попадалась явная нечисть, но никаких эксцессов не наблюдалось. Я так понял, что торговая дорога считалась "ничейной" территорией. Даже закадычные враги вели себя мирненько, не пытаясь всадить супротивнику осиновый кол в задницу. Город показался сразу за холмом, мы и устать-то толком не успели. Местечко, конечно, странное. Крепостной стены нет. Значит, ни от кого не защищаются и ни с кем не воюют. Дома добротные, деревянных не видно, в основном каменные, кругом такие уютные фонтанчики, беседочки, лавочки. Народу полно, никто никого не боится, друг от друга не шарахается, всё очень мирно. Рукоять Меча Без Имени холодная. Ровным счётом ничто не предвещает опасности. Как же мне это всё не нравится...

***


Поручик привёл нас в добротную харчевню, где после недолгих переговоров нам выделили две комнаты. Золото - везде золото, а у Лии всегда припрятана пара монет, на всякий случай. Прежде чем сесть за обед, было решено принять ванну, поэтому в одну из комнат притащили здоровенное корыто, а в другой стали накрывать стол. Наши дамы отправились мыться первыми. Жан снял латы и распахнул окно на улицу.
- Лорд Скиминок, как вы полагаете, до вечера мы её найдём?
- У нас нет выбора. Если всё в действительности обстоит так, как нас предупреждали, то... Эй, Брумель! А в какое время происходит перевоплощение?
- После полуночи.
- Спасибо. Вот видишь, до двенадцати ночи мы обшариваем весь город, а потом быстренько линяем. Ночуем в лесу, если не уложимся в один день, наутро пойдём снова. Что ты на меня так смотришь?
- Милорд, - встревоженно напрягся Жан, - а почему здесь так тихо?
- И вправду, - спохватился Брумель, - могильная тишина, как в склепе.
Совершенно незаметно из харчевни исчезли все звуки. Шаги посетителей, голоса внизу, грохот посуды, перебранка поваров, даже жужжанье мух. Меч Без Имени нагревался. Я вытащил его из поясного кольца как раз в тот момент, когда дверь в нашу комнатку снесло мощным ударом. На пороге толпились закованные в добротные латы черти. Спрашивать, зачем они пришли или как нашли нас, было бы глупо. Почти в ту же минуту к раскрытому окну со двора приставили лестницу и над подоконником показалась голова первого нападающего. Тоже в шлеме, без забрала, с пятачком, красным от боевого азарта.
- За веру, царя и отечество! - грозно взревел я, стараясь вложить в свой голос побольше истерических нот. Врагу надо давить на психику.
Мой меч располосовал кирасу первому, кто был поблизости. Бульдозер тоже решил поизображать берсерка. С воплем обездоленного бизона он сорвал с себя кольчужную рубашку, связал рукава узлом и, перехватив подол поудобнее, вмазал импровизированным "кистенём" в лоб тому гаду, что лез в окно. Очень похоже на то, как домохозяйка в кухне бьёт полотенцем вконец обнаглевшую муху. Эффект тот же! Только "полотенце" из железных кольчужных колец даёт более совершенный результат. Стёкла так и брызнули! По-моему, тот тип улетел вместе с лестницей. Уж слишком крепко он за неё держался... Дорога как память? Не волнуйся, с ней же и похоронят. Брумель, схватив вилы, поддержал меня с фланга. Следом пошёл трусливый рыцарь, хотя трусом его уже давно не назовёшь, это я так, по привычке... Втроём мы вырвались из комнаты, мгновенно оказались в кольце врагов. Эх! Давненько я не участвовал в трактирных драках... Вот, значит, в чём причина внезапной тишины. Все завсегдатаи харчевни стояли в углу у очага, прижатые к стене шестью рослыми чертями с чёрными трезубцами. Люцифер идёт по следу до победного конца...
- Жан! Освободи заложников! Поручик, прикройте мне спину, я хочу пошалить.
Бульдозер страшным ударом ноги свалил с лестницы двоих, шагнул на перила и прыгнул на люстру. Это было похоже на популярный трюк из ковбойских фильмов. Он перелетел через весь зал, но... Крюк не выдержал! И тяжеленная люстра на двести свечей, и бедный Жан рухнули вниз. Мой оруженосец сломал головой стол, застряв в нём вверх ногами, но зато люстра честно придавила пятерых рогатых террористов. Хмельное упоение махаловкой окончательно овладело Мечом Без Имени. Меня понесло! Я уже лет сто не дрался с таким самозабвением. Тяжеловооружённые черти, толкаясь между дубовых столов с длинными вилами, были куда как более неповоротливы. Их оказалось ещё не менее десятка, они преследовали меня с упорством маньяков, а я вертелся, ворча, как кофейник, и размахивая длинным мечом, словно лёгонькой мухобойкой. Кованые доспехи вспарывались с лёгкостью бумажных. Хвостатый Брумель сцепился с бугаем, удерживающим заложников. Народ понял, что настал его час! Там были какие-то люди, гномы, пара вурдалачков и, кажется, даже один гоблин. Так вот, вся эта кодла похватала скамьи, повытаскивала засапожные ножи, повыуживала из карманов кастеты и рьяно ринулась нам на помощь. Шум, толчея, суматоха! Все всех бьют, посуда летает, как НЛО в фантастических боевиках, табуреты ломаются о шлемы, хозяин харчевни, едва не плача, лупит кого ни попадя двуручным половником. Его можно понять, тут одного убытку - на два года работы, а ведь платить никто не собирается, хотя весело всем! Да... расслабились от души.
Когда всё помещение было очищено от рыцарей Люцифера и победа улыбалась усталым героям, мы толпой потребовали вина, дабы достойно отметить битву при Ватерлоо. Бульдозер пришёл в себя, ему положили мокрую тряпочку на макушку, но даже под ней объём огромной шишки читался очень отчётливо. Я, счастливым взглядом обводя достойное общество, поднял первый тост и... Словно вспышка света прорезала моё затуманенное боевым пылом сознание - Луна?! Лия?! Где вы?


Сейчас читают про: