double arrow

В.И.Аннушкин 22 страница


***


- Как она?
- Спит. Я дала ей сильнодействующее лекарство и поставила компресс. Хороший сон, правильное питание, положительные эмоции да плюс отсутствие лекарей - вот и всё, что нужно вашей избраннице.
- Спасибо, Вероника...
Мы с ведьмочкой стояли в рубке управления полётом. Детей давно уложили, Лия с Бульдозером тоже пошли спать, Кролик и Тень летели впереди, перебирая романтические воспоминания детства, Тина и Туча были направлены моим оруженосцем на вербовку драконов для предстоящего сражения с Люцифером. Их это не особенно порадовало, но Жан проявил нужное красноречие, так что в конце концов дамы милостиво согласились. Тающий Город взял курс на Ристайл. Если Раюмсдаль меня опередил, то в столице бушует мятеж. Кришнаиты - ребятки деятельные, шутки шутить не станут. Я слишком хорошо помню короткие обоюдоострые ножи под названием "Зубы Кришны". Раз уж не успеваем предупредить короля, то, возможно, хоть повоюем на славу. У нас есть Локхайм, два боевых дракона, да и вся команда в сборе, рвёт удила в неуемной жажде деятельности. Люцифер решил подогнать войска - так мы его встретим!
- Милорд, а вы моего... Якобса видели?
- Видел.
- Не убили?
- Нет.
- Жаль...
- Чего жалеть, паренёк и так схлопотал пожизненное заключение.
- Гад он всё-таки... - задумчиво пожала плечами Вероника, - А у вас с Луной как?
- Плохо. Любим друг друга, но вместе быть не можем. Из-за этого сплошные разборки, она в меня даже стреляла. Промазала от избытка чувств.
- Ну почему все люди не могут быть счастливы?
- Риторический вопрос, подружка. Сказано же, пострадай на земле, порадуешься на небесах.
- Ясно... Тогда уж вам-то рай точно обеспечен. В три часа ночи мы сдали вахту Лии с Бульдозером. Я зашёл к детям, подоткнул им одеяла. Потом пошёл в комнату больной. Луна спала, разметавшись, но укутанная в шерстяной платок с компрессом на груди. Боже мой, ну что же нам делать? Я присел на коврик, привалившись спиной к её кровати, и уснул. На этот раз снов не было...
Меня разбудили на завтрак довольно поздно, часов в десять. Иван прыгал вокруг трусливого рыцаря, объясняя ему, как Джеки Чан изображает пьяного мастера. Луна ждала меня за столом, она выглядела не в пример лучше, хотя и бледноватой. Драконов пришлось отпустить, они и так намахались за ночь, долго поддерживать скорость, равную скорости Локхайма, не в их силах. Она, конечно, не как у реактивного самолёта, но всё равно довольно приличная. Расстояние от Вошнахауза до Ристайла всадник покрывает за неделю, а мы должны были попасть в столицу к обеду. Всё это время я провёл в праздной болтовне с ребятами, играх с детьми, смехе, шутках и... полной невозможности поговорить с Луной. Наёмница деликатно ускользала от любой попытки пооткровенничать на интересующую меня тему. Раньше она такой не была... В моей бедовой голове поселилась назойливая мысль о том, что она уже не так меня любит. Ровно к двум часам дня показались белокаменные стены Ристайла. Нас заметили, на башнях взвились флаги. Судя по всему, мы успели!
Я дал приказ Тающему Городу зависнуть в десятке метров над центральной площадью столицы. Все жители высыпали полюбоваться на возвращение Локхайма. Мы опустились чуть пониже и спустили трап. Прибыл Их Величество Плимутрок I с дочерью и зятем. Князь бросился по ступенькам вверх, не дожидаясь, пока я спущу ему маленькую принцессу. Ольга взвизгнула от восторга, повиснув на шее рыдающего отца. Народ ревел, исходя в овациях. Мои ребята кланялись, стоя у перил и посылая толпе воздушные поцелуи. Рыцари короля подхватили на руки князя, демонстрируя его народу, а Злобыня, в свою очередь, высоко поднял улыбающуюся Ольгу. Общее счастье Ристайла не знало границ! Плимутрок плясал, Лиона просто орала, временами заглушая всех. В этой суматохе только один человек мог не потерять голову - кардинал Калл. Именно он и был мне нужен. Пользуясь тем, что общее внимание уделялось спасённой принцессе, я тихо протолкнулся к свите кардинала и дёрнул его за рукав.
- Ваше высокопреосвященство, у меня срочное дело.
- Вы забываетесь, ландграф! К особе моего звания нужно подходить с поклонами, без оружия и...
- Речь идёт о мятеже еретиков против истинной веры! - быстро выдал я, зная его болезненную щепетильность в вопросах нарушения этикета. Суровое лицо кардинала мгновенно стало очень внимательным.
- Чем могу быть полезен, сын мой?
- Кришнаиты тайно проникли в город и готовят восстание с целью свержения истинной власти от Бога и установления ложной от Сатаны! Необходимо срочно мобилизовать все силы и выцепить их по городу до подхода армии принца Раюмсдаля.
- Храни нас Господь... - перекрестился его высокопреосвященство. Следующие пять минут он отдавал короткие приказы своим слугам. За что всегда уважал кардинала! Гвардия будет во всеоружии, площадь оцепят через несколько минут. - Я велел предупредить об опасности короля и князя. Что ещё необходимо сделать?
- Проверить всю эту толпу. Хари Кришны бреют головы, но оставляют хвостик на макушке. Необходимо поснимать шапки со всех. Кришнаитов вряд ли больше сотни, но вы лучше меня знаете, как опасны религиозные фанатики.
- Я сделаю всё, что вы просите. Скажите лишь, откуда у вас такие сведения?
- От Люцифера.
Впервые на моей памяти кардинал Калл несколько побледнел. Я вернулся на Локхайм. Иван держался за Луну, вся моя команда утопала в цветах и наверняка подзабыла о грядущих сражениях. Между тем изо всех переулков показались тяжеловооруженные латники с гербами Ристайла. Центральную площадь замкнули в железное кольцо. Следом за мной по трапу взобрался король Плимутрок, сопровождаемый двумя рыцарями и одним монахом.
- Опять заговор?
- Да, Ваше Величество. Кришнаиты подняли голову.
- Пустите меня, лорд Скиминок. Я буду говорить со своим народом.
Мы потеснились. Плимутрок вышел вперёд и с высоты Локхайма обратился к притихшим горожанам:
- Дети мои! Слушайте своего короля, ибо королевское слово незыблемо и нерушимо, вечно и верно, правильно и мудро...
- Короче, Ваше Величество, и по существу, пожалуйста! - шёпотом попросил я.
- Не мешай! - огрызнулся король. - Видишь, с людьми разговариваю... Я и так краток до предела. Дети мои! Враги скрываются среди нас. Недобитые Кришнаиты...
В тот же миг площадь забурлила, и сотня горожан, торговцев, ремесленников и крестьян сбросила головные уборы, обнажив перед всеми бритые головы с хвостиками.
- Хари Кришна!
Без жертв обойтись не удалось. Благодаря своевременным приказам кардинала, опыту гвардейцев и городской стражи, а также твёрдости горожан кришнаитов повязали в течение получаса. Но на площади в тот трагический день остались трупы двенадцати городских жителей, двух стражников, и ещё человек десять были здорово поранены кровавыми Зубами Кришны. Мне очень жаль... я считал себя виноватым, если бы мы прилетели хоть на день раньше, может быть... Я понимал, что обойтись без крови вообще вряд ли было возможно. Но...
Плимутрок отдал приказ немедленно готовить Ристайл к обороне. Весь вечер и всю ночь мне не удалось сомкнуть глаз. Лиона не отпускала от себя дочь и, безапелляционно забрав у меня Ивана, сюсюкалась с обоими детьми, счастливая донельзя. Злобыня сумел взять себя в руки и командовал на стенах, готовя городское ополчение. Перед лицом такой опасности, как битва с Раюмсдалем и Люцифером, поднялись все. Объединённые дружины ремесленных кварталов, купеческая охрана, гвардия короля, русские ратники и ближние вассалы сумели собрать в городе полуторатысячное войско. Вероника улетела за подмогой в Тихое Пристанище. Лия увела Луну в свою старую харчевню, ухаживая за наёмницей, как за больной сестрой. Бульдозер пропадал в гвардии, своей хвастливой трепотнёй готовя молодых рыцарей к предстоящему сражению. Что же касается меня, то я был вынужден сопровождать королеву Танитриэль, осматривающую свой вновь обретённый летающий город. Пока с нами были её наёмники, я не очень волновался, но постепенно королева разослала их с различными поручениями во все концы. В результате, когда она предложила мне выпить чашечку кофе, мы были уже совсем одни. Я лихорадочно выискивал причину увильнуть, не вышло... В памятном мне кабинетике ждал накрытый стол. Танитриэль была непривычно задумчива. Постепенно разговор вошёл в прежнее русло:
- Вы получили моё письмо?
- Да.
- Я очень благодарна вам за возвращение мне Локхайма. Теперь вы видите, что бывает, когда целым королевством управляет слабая женщина. Мне хотелось бы отблагодарить... - Танитриэль положила мне руки на плечи и попыталась поцеловать в губы. Я не ответил на поцелуй, она всё поняла. Невозмутимо сев в своё кресло, королева продолжила: - Мне бы хотелось посоветоваться с вами, как с человеком, принимающим такое участие в моей судьбе. Речь идёт о двух предложениях, сделанных мне в последние дни.
- Появились претенденты на руку и сердце? - прозорливо угадал я.
- В некотором смысле... Уже больше года за мной пытается ухаживать сэр Гейкельхард, магистр ордена Храма. Когда он узнал, что я потеряла Локхайм и нахожусь в гостях у короля Плимутрока, то сразу же сделал мне предложение.
- Что ж... Я видел его всего один раз, на День святого Скиминока. Он был в числе претендентов на Меч Без Имени. Не могу сказать ничего плохого, мне показалось, что это честный и благородный рыцарь. А кто второй?
- Сионский шляхтич пан Юлий.
- Кто?! - едва не подпрыгнул я. - И эта сволочь осмелилась припереться в Ристайл пред ясные очи короля Плимутрока?! Да большего мерзавца свет не видывал. Он же меняет цвет шкуры в зависимости от политической обстановки. Две-три недели назад, стакнувшись с Раюмсдалем, готовил восстание против короля. Нам с ребятами удалось этому помешать. Теперь небось строит из себя верного вассала. Давно он с вами заигрывает?
- В столице пан Юлий уже около недели, а предложение сделал вчера, как только узнал, что мне вернули Тающий Город, - нахмурилась Танитриэль. - Признаться, и мне он показался очень подозрительным. От него всегда так пахнет тухлыми яйцами, даже духи не заглушают резкости запаха...
- Точно, всё его благосостояние стояло на сероводороде. Газ пропитал пана насквозь.
- А ещё эта странная повязка на лбу...
- Она скрывает букву "С", что может обозначать: скотина, сутенер, самсунг, слюнтяй, сволочь, собака, симулянт... ну и так далее, перечислять весь список было бы слишком долго.
- Откуда вы знаете? - сощурилась Танитриэль.
- Эта буква нарисована Мечом Без Имени, - скромно признался я.
- Значит, ещё в какой-то мере и автограф, лорд Скиминок? - тонко улыбнулась королева.
Мы поболтали ещё на отвлечённые темы, потом в дверь постучали. Гвардеец королевы объявил о том, что меня очень ждут во дворце. Гонцы доложили о подходе неприятельской армии с северо-западной стороны. До рассвета оставалось порядка двух-трёх часов. Ладно, ещё одна бессонная ночь мне не в диковинку. Завтра... или уже сегодня - сражение с Раюмсдалем. Какая разница, если я погибну не очень выспавшимся? Опять вру... Теперь, когда Луна была рядом, когда она стояла за моим плечом, нуждалась во мне - ни капли не хотелось умирать. Наоборот! Жизнь только начинается... Я поспешил к королю. Меня ждал военный совет в лице Плимутрока I, князя Злобыни Никитича, моего верного Бульдозера и сурового кардинала.
- Присаживайся, ландграф. По нашим сведениям враг будет у ворот столицы часов в десять утра. Твой оруженосец ввёл нас в курс дела. Зная характер принца, я бы предположил, что он атакует сразу же. Кришнаитов мы обезвредили, возьмёмся и за остальных. Город готов к обороне, но мы хотим слышать твоё мнение, лорд Скиминок. Подскажи, как можно просто и быстро одолеть Люцифера?








***


Честно говоря, мы так ничего и не придумали. Меня это слегка напрягало, а остальные спокойненько положились на волю Божью, добрую сталь и мужскую дружбу. Средневековье, что возьмёшь... Живут как умеют, а уныние почитают грехом. В общем, когда наёмная армия принца Раюмсдаля показалась на расстоянии полёта стрелы, Ристайл стоял грозной твердыней, готовый дать отпор любому, кто посягнёт на его белые стены. Но принц, вопреки ожиданиям, не стал нападать сразу. Похоже, он многому научился и чего-то ждал. Мы также не спешили открывать свои карты, пусть помучается, гад. Полчаса спустя Их Величеству пришла в голову оригинальная идея: он велел поджечь на площади четыре тюка с соломой, облив их смолой. Несколько горожан добровольно обрили головы и, замотав себя оранжевыми тряпками, открыли ворота. Раюмсдаль клюнул... Над столицей клубился чёрный дым, а в воротах плясали натуральные "кришнаиты". Отряды наёмников пропустили вперёд конницу и радостным маршем устремились следом. Но когда до стен города оставалось шагов десять, из Ристайла вылетел отборный отряд королевской гвардии. Наёмники стушевались, и рыцари разметали их, словно кегли. Когда Раюмсдаль послал на помощь пехоту, наши красиво развернулись и дунули домой под защиту лучников, оставив поле боя усеянным обезображенными трупами. Принц ругался так, что даже мы его слышали, но вскоре нас отвлекли другие звуки - из-за леса показалась ужасная фигура бронзового Кришны!
- Батюшки! Это что же за идолище поганое? - поразился князь.
- Так вы не знакомы? Позвольте представить - это Кришна. Сделан из бронзы, два раза в год специальными ритуалами обретает способность дрыгаться, говорить, драться. Любит натуральные продукты, например коктейль из кислого молока с подсолнечным маслом. Понимает юмор, ценит хороший анекдот. Между прочим, метит в женихи к твоей Ольге.
- Да ты в уме ли, ландграф?!
- Я - да, а вот он... Пусть лучники не стреляют, надо попытаться его уговорить. - Но когда я пошёл на стену, меня остановил кардинал Калл.
- Сын мой, ты хочешь сразиться с этим порождением Сатаны?
- Да, а что делать, святой отец? Не молиться же...
- Слово Божье сильнее любого меча! - наставительно отметил кардинал и увязался за мной. Я влез на стену меж зубцов. Несмотря на долгую разлуку, бронзовый гигант узнал меня сразу.
- Скиминок! - зарычал он, ударяя себя в грудь, как самец гориллы. - Выходи, я хочу убить тебя!
- Надо же... Может, просто, поставишь в угол?
- Я тебя не забыл. Ты перед всеми ответишь за мой позор!
- Какой такой позор? - заинтересовались все. Кришна смутился и поменял тему:
- Я пришёл взять то, что моё по праву.
- Сожалею. Твоих слуг в городе уже нет. Они далеко, им там лучше, и возвращаться вряд ли захотят.
- Слуг везде много. Найду новых. Отдай мне принцессу.
- Ну, ты юморист... Ей от силы годика три, а тебе, старый пень? О душе пора подумать, а не о плотских утехах. Мала она ещё для сватовства.
- Не перечь богу! - загрохотал гигант, топая ногой. Земля задрожала. Я уже не знал, чем его ещё отвлечь, пока не произойдёт... не знаю что! Меч Без Имени был холоден. Странно... Именно сейчас я не вижу никакого выхода, кроме драки.
Меж тем на стену выбралась раздражённая Лиона:
- Это кто тут требует руки моей дочери?
- Я!
- Облезешь! - уперев руки в бока, твёрдо заявила непоколебимая мама принцессы. - Во-первых, ты рылом не вышел. Во-вторых, девочке не нужен муж с чугунными мозгами. В-третьих, у неё уже есть жених и нас всех он вполне устраивает. Миленький такой...
- Кто посмел?! - не на шутку обиделся бог.
- Сын ландграфа, лорд Скиминок-младший, - Лиона демонстративно повернулась задом и ушла вниз, в то время как я пытался переварить неожиданную помолвку моего Ивана. Да, мальчик делает успехи... Он породнился с королевским домом и в случае удачного брака может стать полновластным властелином Соединённого королевства. Интересно, сама идея женитьбы пришла в голову ему или ей?
- Я убью обоих, ландграф! Отдай мне принцессу Ольгу!
- Ты её не получишь!
- Кто же меня остановит, ты? - засмеялся бог.
- Я! - раздался столь же грохочущий голос слева от нас. Господи Боже, прости меня, я усомнился... Велика сила Твоя, крепка мощь, высоки помыслы, чудесны деяния. Я лишь маленький самоуверенный человечек в деснице твоей. Спасибо, рыцарям очень полезно время от времени получать уроки кротости и смирения...
Кардинал Калл стоял на коленях, смиренно читая молитву, горожане и враги замерли в оцепенении, а по чистому полю наперерез злобному Кришне скакал бронзовый гигант на бронзовом жеребце, и плащ его был скреплён пряжкой, изображающей то ли взрыв, то ли вывернутые корни деревьев, то ли осьминога...
- Скиминок... - вздохнули все.
- Святой Скиминок! - поправил кардинал.
Кришна обернулся к всаднику и, завывая, бросился в бой. Меня держали, потому что я изо всех сил рвался помочь своему прообразу. Если уж его высокопреосвященство оказался способен своими молитвами уговорить Господа дать жизнь бронзовой статуе, то почему я должен сидеть в крепости, пока мой двойник чистит морду моему же противнику? Битва бронзовых титанов впечатляла.
По силе они были равны. Крепость металла у обоих одинаковая. Грохот и лязг такой, что хоть уши затыкай. Сначала все молчали, потому как боялись. Потом народ осмелел. Стали кричать, своего подбадривать, а чужого осмеивать. Шумиха совершенно стадионная! Одна сторона скандирует: "Ски-ми-нок!", другая без устали орёт: "Кришна, Криш-на!" Противники лупили друг друга в хвост и в гриву. У моего двойника был изувечен щит, покусан конь, поцарапаны латы, а плащ порван на металлические лоскутки. Но и Кришне, конечно, досталось - нос вдавлен, подбородок расплющен, зубы почти все выбиты.
Бой закончился неожиданно для всех. На поле сражения рядом с драчунами заклубился чёрный дым, материализовавшийся в натруженную фигуру демона Хана. Бедный "строитель" был очень замотан, напряжён и зол. По-моему, его слегка трясло. Одним шлепком призрачной ладони он отправил обоих супротивников в дальний полёт, а потом повернулся к городу:
- Скиминок! Где ты, негодяй?!
Все, кто был на стене, молча обернулись в мою сторону. Я вздохнул и вновь полез на стену. Мы с демоном упёрлись взглядами друг в друга, нос к носу. Первым начал Хан:
- Дай мне работу!
- Сначала расскажи, как и что с неприступной крепостью для Зингельгофера?
- Всё сделано согласно указаниям госприёмки. Если не веришь, то пойдём, посмотришь сам.
- Без Кролика не полечу, - подумав, сообщил я. - Поверю на слово. Итак, какое поле деятельности мне распахать для тебя на сегодня?
- Я могу защищать плохих или уничтожать хороших. Плохих я уже защитил. Вели мне уничтожить этот город!
- А если я не велю?
- Тогда ты умрёшь! - торжественно захохотал демон. Его веселье поддержала армия Раюмсдаля робким хихиканьем в такт.
- Это очень весомый аргумент, - кивнул я и подмигнул князю. - Раз уж ты так настаиваешь - я согласен.
- Да? Ты всё-таки согласен?! - восторженно взревел Хан, наши на стене позатыкали уши.
- Но у меня есть одно условие.
- Какое?
- Ты приступишь к уничтожению города только после двухстороннего подписания отдельного договора. Я хочу, чтобы Ристайл был затоплен целиком, со всеми жителями...
- Да, повелитель.
- Но сделать это надо медленно, садистски, со вкусом и расстановкой...
- Да, мой господин! - едва не рыдал старый Хан, безмерно счастливый возможностью совершить такое извращённое злодеяние.
- Пока не затопишь - за другие дела не берёшься. Смотри, чтоб вода залила всё, по самые крыши. И главное - для пущего ужаса неотвратимой смерти делай, пожалуйста, скорбное и торжественное лицо...
- О да! Да, да, да, да...
- Где договор? - быстро напомнил я. Демон, дунул - и передо мной завис лист пергамента. Я проверил - написано как сказано. - Так, ещё один пунктик: приступаешь к работе, как только получаешь орудие труда.
- Всё, что ты захочешь! - Хан смотрел в сторону, надеясь спрятать хитрый взгляд старой лисы. Поправка появилась сразу же, подпись Хана стояла внизу. Я послюнявил большой палец и приложил. Оттиск загорелся красным, сойдёт...
- Теперь твоя душа принадлежит мне!!! - Демон от восторга запрыгал на одной ножке и начал бить в ладоши.
- Это точно, - грустно подтвердил я, - но ты получишь её только после выполнения задания.

- Оно будет исполнено, - развернулся Хан.
- Куда спешишь? Не торопись, дорога скользкая. Значит, так, город зальёшь морской водой, а воду будешь таскать десертной ложечкой. Жан, принеси!
Повисло гробовое молчание. Первыми не выдержали горожане. Лёгкие улыбки перешли в тихие смешки, а уже через пару минут стены едва не рушились от рокочущего хохота сотен счастливых людей. Демон смотрел на меня круглыми глазами, до него доходило медленнее.
- Залить... утопить... со вкусом... морской водой из десертной ложки...
- Ага... - едва выдохнул я, присев у зубца и задыхаясь от смеха.
- Ты... издеваешься надо мной!!!
- Ничего не знаю - договор подписан! Получи орудие труда и начинай.
Хохот грянул с новой силой. Побагровевший демон вырвал из рук подошедшего Бульдозера маленькую серебряную ложку, выкрикнул пару грязных ругательств на старотюркском и исчез. Армия Раюмсдаля подобралась, построжела, явно готовясь к штурму. Князь быстро привёл в чувство защитников, дав приказ пульнуть для затравки из большой катапульты. Здоровенная стрела толщиной в оглоблю с наконечником с мой локоть улетела ввысь, а рухнув, покалечила кого-то из пехоты врага. Наши грянули: "Ура!" Войска принца обиделись.
- Чего он ждёт, друже? - подошёл ко мне Злобыня.
- Должен появиться Люцифер. Они договорились о совместной атаке. О! Вон летит Вероника с Горгулией Таймс, сейчас узнаем самые свежие данные нашей контрразведки.
Но к нам свернула лишь юная ведьма, её наставница отправилась прямиком во дворец. Вероника спрыгнула с помела, промаршировала ко мне строевым шагом и по-военному коротко доложила:
- Люцифер с войском чертей будет здесь через пятнадцать минут. Мисс Горгулия намерена поговорить на эту тему с королём. Она срочно просит вас прибыть в резиденцию Его Величества.
- Иди, брат, - кивнул князь. - Мне людей бросать нельзя. Трусов здесь нет, не впервой смерти в глаза глядим, но и ты там... Придумай что, а?
Я похлопал его по плечу и, махнув оруженосцу, отправился во дворец. Вероника семенила следом.
- Слушай, Жан, до начала сражения ещё полно времени. Найди Лию, узнай у неё, как здоровье Луны.
- Слушаюсь, но... Милорд, вы так спокойны? Ведь мы-то знаем, что Люцифер - это такая сила... Вы настолько уверены в победе?
- Да. Понимаешь, мне есть что защищать. Теперь есть... - Он улыбнулся, поклонился и побежал. Эх, парень, если бы я сам так верил в себя, как показываю оруженосцам... Просто теперь я точно знаю, что уж если непременно приходится умирать, то это можно сделать достойно, без скулежа, уныния и истерик. Но вообще-то у меня всё равно другие планы...

***


- Вот такие дела, ландграф... Люцифер явится во всей красе и мощи, его войско обучено, хорошо вооружено и настроено на победу. На мою магию даже не рассчитывай - Тихое Пристанище в этой драке не участвует. Мы решили соблюдать нейтралитет. Впрочем, есть шанс договориться. По-моему, владыке Ада нужна только твоя голова. Взамен он готов пощадить город. Может, сдашься, а?
- Нет! - Король хлопнул ладонью по эфесу меча, - Это невозможно по одной простой причине.
- Я так вам дорог? - умилённо спросил я.
- Дело не в тебе, Скиминок. Просто я хочу подраться!
- Ну, спасибо вам, Ваше Величество...
- Да прекратите вы! - прикрикнула Горгулия Таймс. - У меня есть одно предложение. С наёмниками принца вы, может быть, как-нибудь управитесь сами, а вот разогнать чертей... Я бы предложила святую воду. Достаточно по капле на рыло,
- Надо лишь придумать, как их всех облить? - уточнил король.
- А Локхайм не подойдёт? - предложил я.
- Годится, - признали все. - Только надо попросить разрешения у королевы Танитриэль.
- И у кардинала. Нам ведь понадобится много вёдер святой воды.
- Зачем тебе много? - возмутилась ведьма.
- Но не буду же я капать из пипетки на каждого чёрта в отдельности!
- Тоже верно... Пока мы препирались, в дверь постучали, запыхавшийся стражник доложил о появлении на поле брани огромной армии чертей.
- Пошли! - скомандовал Плимутрок. - Кардинала я беру на себя, мисс Горгулия пускай договорится с Танитриэль, а ты, ландграф, возвращайся на стены. Для вас с Мечом ещё будет дело.
На этот счёт сомнений у меня не было. Война так война. По крайней мере, мы все вместе, рядом, враг не скрывает своего лица, друзья готовы к битве, пора! Наполненный здоровым боевым азартом, я вернулся на стену посмотреть, как разворачиваются для предстоящей атаки армии противника. Бульдозер, уже облачённый в полные доспехи, ждал меня с кольчугой в руках.
- С Луной всё в порядке, она даже хотела прийти к вам на стену, но Лия считает, что тут сквозняк и легко простудиться. Вам тоже надо одеться, милорд. Я знаю, что вы не любите доспехи, но... одна шальная стрела - и мне останется лишь молиться за вашу светлую душу.
- Ну её... не хочу! Будь рядом, если кто выстрелит, я за тебя спрячусь.
- Знаете что, лорд Скиминок! - неожиданно рявкнул трусливый рыцарь, безоговорочно напяливая на меня кольчужную рубашку. - Вы потом как хотите, но, если Лия после боя найдёт на вас больше чем две царапины, - она прибьёт меня сковородкой!
- К бою! К оружию! - раздалось вокруг. Войска принца двинулись к центральным воротам. Армия чертей огибала город, норовя взять нас в кольцо и ударить со всех сторон одновременно. Ристайл может не выдержать, слишком мало людей. Наши лучники старались вовсю. Враг наступал, теряя убитыми и ранеными. Злобыня ушёл готовить к вылазке дружину, мы с Бульдозером обороняли северную стену. Под нашим командованием пятьдесят стрелков залпами выкашивали целые ряды противника. Люди знали, что их ждёт в случае захвата столицы. Прибежал нарочный от короля доложить о боеготовности Тающего Города. Я собрался было идти, но в эту минуту голос Люцифера загремел на всё поле:
- Ландграф! Мы знаем, что ты здесь. Выходи и сразись со мной один на один, как мужчина с мужчиной!
- Не ходите, милорд, - тут же вцепился в мой воротник верный Бульдозер. - Не верьте Владыке Ада! Он не имеет ни совести, ни чести. Вас обманут!
- Ну что же ты, лорд Скиминок?! Выходи, или твоё имя будет навеки опозорено. Дерись, трус!
- Тьфу! Третий поединок за день! Ну вот зачем мне всё это надо?! - раздражённо бормотал я, спускаясь по ступенькам со стены к воротам. - До чего идиотские правила поведения в этом дубовом средневековье! Да в моём бы времени назвал бы кто меня трусом... стоя под окном с пятитысячной армией - разве ж я вылезу?! Ни за что! А вот тут иду себе...
- Остановитесь, милорд! - кричал трусливый рыцарь.
- И главное, ради чего? Ну, вот убьют меня сейчас, сгину я во цвете лет по причине невозможности нарушение традиций рыцарского этикета. Кому от этого тепло? Самое смешное... всем! Он умер как герой! И хоть бы один человек вышел, загородил дорогу и сказал решительное: "Нет!"
- Нет! - решительно сказал Бульдозер, загораживая мне дорогу. - Без лат никак нельзя! Это не по-рыцарски. Это вопиющее нарушение этикета, это неуважение к противнику, это пренебрежение к лучшим чувствам всех нас, это...
- Заткнись! - тонко взвизгнул я, едва удерживаясь от того, чтобы не задушить его. Нервы... Стянув через голову кольчугу, я швырнул её обомлевшему Жану и приказал страже меня выпустить. Уже выходя из ворот и обернувшись напоследок, я увидел Луну, державшую за руку Ивана. Она была очень бледной... - Ну, вот он я. Чего надо? - Мы с Люцифером стояли лицом к лицу между Ристайлом и откатившимся войском принца. Черти приостановили манёвры по охвату города, ожидая развязки грядущего поединка.
- Я пришёл за твоей душой!
- Попробуй отними. Лично мне она ещё очень пригодится.
- Ха! Ты подписал договор об уничтожении Ристайла, спустив на него демона-разрушителя. Твоя подлая душонка теперь навеки принадлежит мне! - захохотал владыка Ада.
- Ах, вот ты о чём... - Я тоже слегка улыбнулся. - Не буду спорить, как только, согласно договору, пенсионер Хан затопит город морской водой, - пожалуйста, забирай.
- А что, разве он ещё этого... не сделал? Словно в ответ на искреннее недоумение владыки, у стен заклубился дым и насупившийся демон вылил к створкам ворот первую десертную ложечку морской воды.
- Хм... - прикинул я, когда дым вновь рассеялся. - Он бегает до моря и обратно с приличной скоростью, коэффициент полезного действия в среднем примерно одна ложка в час. Значит, двадцать четыре в сутки. Если очень постарается, может догнать до тридцати. Ну что ж, такими темпами он затопит Ристайл где-нибудь...
- Ты издеваешься! - взвыл Люцифер. - Всё, моё терпение лопнуло! Будь ты проклят, Скиминок! Я убью тебя своими же руками...

***


Мне как-то разом поплохело. Могучая фигура Владыки Ада вдруг начала расти! Не прошло и минуты, как он возвышался над Ристайлом, словно слон над тортом. Мир замер в ужасе! Огромная нога поднялась и... Меня вынесло из-под удара какой-то непонятной силой, ещё миг - и раздавило бы в лепёшку, как зазевавшегося таракана.
- Вероника?
- Да, милорд. Садитесь быстрее, летим! Юная ведьма, рискуя жизнью, спасла меня от неминуемой гибели. Для такой туши удар Меча Без Имени слабее комариного укуса. Мы взмыли вверх. Увидев меня на метле, Люцифер расхохотался ещё громче:
- Не убегай, свирепый ландграф! Тут есть один наш общий знакомый. Он умрёт, если ты сбежишь.
Ряды чертей раздвинулись, и я увидел связанного... Брумеля! Так вот где он пропадал... в плену!
- Вероника, вперёд! Теперь я буду драться. Ворота Ристайла распахнулись. На врага вышла гордая гвардия Плимутрока. В синем небе показались два пятнышка, белое и чёрное. Это мои драконы, за ними ещё... Силы сравнялись. Юная ведьма проявила недюжинный талант пилота. Мы кружили вокруг носа Люцифера с бешеной скоростью. Куда девалась моя морская болезнь? Я дважды задевал Мечом Без Имени огромный пятачок. Люцифер ревел в бесплодных попытках поймать нас, а мы медленно и верно уводили его в сторону от поля битвы. Что было внизу, не знаю... Неожиданно мимо промелькнула зелёная молния, ударив Владыку Ада в висок. Локхайм! Тающий Город, управляемый твёрдой рукой, отважно стрелял по Люциферу изо всех орудий.
- Вероника! Доставь меня к рулю.
- Слушаюсь, лорд Скиминок!
На бушевавшую внизу баталию смотреть было некогда. Владыка Ада тоже сосредоточил свои усилия на ловле нас, не отвлекаясь на несущественные мелочи вроде войны. Он размахивал руками, бил в ладоши, пытаясь прихлопнуть нас, как назойливую муху. Я начинал думать, что мужик просто лопнет от злости... Ведьмочка сделала вираж, круто сбросив меня на мостовую. Я здорово хряснулся, перевернулся и встал на ноги, демонстрируя неизвестно кому, что так и было задумано. Вероника резко взмыла вверх, продолжая донимать Люцифера, пока я, прихрамывая, бежал в рубку управления. Взлетел вверх по ступенькам, рванул дверь и... ахнул! У голубого камня стояла Луна, а мой сын восхищённо подпрыгивал рядом.
- Так его, так! Ой, папа? А мы с тётей Луной Люцифера бьём. Сейчас как попали ему прямо в нос!
- Это ты, любимый? - мило удивилась наёмница.
- Это я, любимая! - попытавшись зарычать, я лишь спровоцировал её на поцелуй. Дальнейший разговор вёлся на пониженных тонах. - Почему вы здесь? Где гвардейцы королевы?
- Они дерутся на земле. Локхайм стоял без дела, а твой сын сказал мне, что знает, как он управляется. Монахи принесли три бочонка святой воды. Когда они ушли, мы подняли Локхайм.
- Вы его попросту свистнули! Слушай, улыбчивая, ты чему учишь ребёнка?
- Папа, это не она, это я!
- Не сомневайся, ты своё получишь! И не смей заступаться за Луну, когда я её ругаю!
- Не кричи на ребёнка!
- И ты не смей заступаться за Ивана, когда я его воспитываю.
"Угонщики" оглядели меня с некоторым снисхождением, так сочувственно вздохнув, что я едва не обиделся.
- Не считайте меня сумасшедшим! Здесь война. Женщинам и детям положено сидеть дома, а не заниматься конокрадством... тьфу! Воровать летающие города - неэтично!
- Ваня, папа прав?
- Прав.
- Тогда попроси его не заслонять обзор, а то не вижу, куда стреляю.
Владыка Ада, окончательно осатанев, начал плеваться длинными струями пламени. Пару раз нам удалось уйти, но на третий по Локхайму прошёлся огненный смерч. От жары полопались стёкла, во многих домах начался пожар.
- Вверх! - скомандовал я.
Бороться с огнём нашими силами было бесполезно. Снизу взмыл заботливый Кролик и, зацепившись за борт, предложил:
- Итите ко мне! Фам нелься стесь остафаться, сголите, как лостественские сфечки!
Спорить глупо. Я аккуратно пересадил на дракона Луну, передал ей на руки упирающегося Ивана и почти уже пересел сам... Что-то большое и тяжёлое со страшной силой ударило Кролика снизу в живот. Мой дракон разжал когти и без стона рухнул вниз.
- Не-е-ет!!!
Из-за клубов дыма я не видел, как они разбились. Внизу хохотал Люцифер, целя в Локхайм куском отломленной городской стены. Всё кончено... Значит, Ристайл захвачен. Иван... Луна... Внезапно в голове не осталось ни одной мысли. Всё вытеснилось невероятной болью потери. Мне и сейчас трудно об этом вспоминать, а уж тогда... Я начал понимать, что делаю, когда стоял у борта и вышибал Мечом Без Имени крышки у бочек со святой водой. Потом быстро пошёл в рубку, выровнял Тающий Город на одну линию с грудью Владыки Ада и дал полный газ! Когда до него дошло, что делаю, - было поздно. Локхайм врезался в огромную грудь Люцифера. Три бочонка святой воды выплеснулись на кожу негодяя. Дикий рёв потряс Вселенную. Но мне было всё равно. Я лежал в рубке управления с разбитой головой, Локхайм падал вниз, огонь раздувался ещё больше, а я пытался связно произнести два самых дорогих для меня имени. Потом настала темнота...
Я лежал в большой белой комнате, утопая в шёлковых подушках. Если это рай, то именно так он мне и представлялся. Тихо, светло, чисто, только ангелов не хватает. А вот и ангел! И точно такой, как изображали художники эпохи Возрождения. Весь в белом, кружевном, парящем, волосы тёмные с золотистым ореолом, а глаза ласковые...
- Любимый...
Ответить, что ли? Может, у них в раю такая интимная манера обращения и они всех новичков любимыми называют? Нет. Помолчу. Улыбнулась. Подожду, пока ещё чего-нибудь скажет.
- Ты не узнаёшь меня?
Да откуда же... Я отродясь ангелов не видел. Мне за мою грешную жизнь только чертей демонстрировали. До чести видеть святых, так сказать, не дозрел... Хотя, если задуматься, то ангел определённо кого-то напоминает. Но думать так тяжело и больно...
- Это же я - Луна! Узнай меня, пожалуйста! - Какая ещё луна? Планета такая, спутник Земли... А зачем мне её узнавать? Что-то с памятью моей стало... Может быть, согласиться, сделать вид, что узнал? Быстрее отпустят поиграть на арфе с другими душами. Ладно, покиваю...
- Узнал! Любимый мой, родной, единственный! Плачет... Поцеловал три раза. Ещё два. Хороший ангел попался. Сел рядом на кровать, гладит по плечу. Второй идёт. И этот весь в белом, крупный, с повязкой на голове.
- Как он?
- Уже лучше. Он узнал меня, Жан.
- Милорд, это я. Ваш верный...
Тоже заплакал. Сентиментальные они все и очень добрые. Сейчас я ему улыбнусь... А теперь ещё и покиваю, может, тоже поцелует? Нет... целовать не стал, упал на колени, схватил мою руку, прижался к ней колючей щекой и пуще прежнего заплакал. Третий идёт на цыпочках. Если и он пустит слезу - я же весь мокрый буду!
- Милорд, вот она я, пришла-таки... они не пускали, да кто ж меня удержит? Я им всё сказала... У, говорю, фашисты! Пустите меня, или я пройду к моему господину по вашим страшно изуродованным трупам! Одного пришлось стукнуть... Вот ноготь сломала о забрало. Вы бы встали поскорей да показали им всем, а?
Что несёт? Ну и ангелы пошли, один другого хлеще... Уже не знаю даже, как себя вести. Улыбаться? Покивать? А вдруг и этот в слёзы? "Любимый" больше никто не говорит, целовать тоже не хотят, чего ради стараться? Сплошные вопросы... О, опять ангел. Хватит, у меня уже три штуки есть. А может, это и не ангел вовсе? Волосы длинные и чёрные, глаза зелёные и горят, как у кошки. Следом за ней ещё два. Маленькие такие. Один повыше, другой совсем кроха. Головёнки светлые. Хорошенькие-е-е...
- Как он?
- Хорошо. Начал всех узнавать, - ответил тот, кто пришёл первым. Нравится он мне, гладит, целует, любимым называет.
- Мисс Горгулия сказала, что это сотрясение мозга после аварии. Он так сильно ударился головой о магический кристалл, что вполне мог впасть в серьёзную потерю памяти. Кардинал приказал служить мессы о его исцелении во всех церквах страны. Милорд обязательно поправится.
- Папа, вставай!
Маленький ангел смотрит мне прямо в глаза. Ничего не понимаю... Кого это он называет папой? А самый маленький ангелок даже не говорит ничего, погладил меня по щеке и молчит. Только бровушки вверх поднял и губёнки сжал - вот-вот заплачет...
- Папа!
Нет, я этого не вынесу! Сейчас как встану и... При первой же попытке оторвать голову от подушки мир померк. Я снова провалился в душную темноту, пахнущую гарью, наполненную криками людей, стонами умирающих, звоном оружия, диким рёвом боевых труб и липкой кровью на руках. Своей ли, чужой ли - какая разница... Огромный монстр с чудовищными рогами ломает стену города, а чуть в стороне кипит кровавая битва. По синему небу летит горящая крепость, пламя бьётся из окон домов, дым валит чёрными клубами - словно огненная колесница пронеслась в небесах и ударила монстра в грудь! Он упал на землю, корчась от боли, раздирая себя страшными когтями. Крепость отшвырнуло в сторону, она тяжело стукнулась о холм, переломала кучу деревьев и замерла, перевернувшись на бок. К ней бежали люди, кого-то вынесли на руках, потом снова темнота. Слабая вспышка света, лицо девушки с карими глазами... тишина.
- Скиминок... - Чей-то дивный голос пробивался из ниоткуда. Темноту раздвинула сияющая фигура прекрасной женщины. Вот её-то я узнал сразу - спутать Кэт с любой другой просто невозможно! Она - ходячее совершенство, богиня, отвечающая за Красоту, мой друг и бескорыстный заступник. Увидев её, я сразу всё вспомнил. Я - это Скиминок! В смысле, Скиминок - это я, вот она в чём соль. Полным титулом - лорд Скиминок, Ревнитель и Хранитель, Шагающий во Тьму, тринадцатый ландграф Меча Без Имени. Где-то очень далеко, в другом измерении, я был безработным художником, жил в красивом русском городке и всегда мечтал о чём-то таком высоком, захватывающем, таинственно-прекрасном. Мне выпало редкое счастье, судьба забросила меня в Срединное, или Соединённое, королевство. Меч Без Имени выбрал мою руку из тысячи других претендентов. Мы воевали с нечистой силой, останавливали зарвавшихся магов, спасали принцесс, обращали в бегство армии, находили друзей и наказывали врагов. Возможно, я был даже легендарным героем, для кого-то... Дело не в этом, а в том, что и на этот раз мы победили!







Сейчас читают про: