double arrow
Общее направление реформаторской деятельности П. А. Столыпина

Реформы

Новые тенденции в общественном движении

В этих условиях часть общественных деятелей различных направлений постепенно приходит к переоценке традиционных ценностей. Точкой отсчета в этой переоценке для них, как правило, являлась недавняя революция, исполненная жестокой, кровопролитной борьбы и не достигшая поставленных целей. Одних революция напугала, других утомила, третьих разочаровала. Старые политические и социально-экономические программы различных общественных движений стали казаться примитивными, наивными и невыполнимыми. Под гнетом этих впечатлений общественные деятели начинают размышлять о том, что, как правило, мало волновало интеллигентное русское общество: о Боге, о душе, о религии; начинают искать новые пути для воплощения в жизнь своих идеалов. Неизгладимый след в истории русской общественной мысли оставило течение в либеральной среде, заявившее о себе сборником статей «Вехи». В этом сборнике, вышедшем в 1909 г. под редакцией П. Б. Струве, приняли участие известные мыслители и общественные деятели — Н. А. Бердяев, С. Н. Булгаков, М. О. Гершензон и др. Они подвергли глубокому и тщательному анализу ту социальную общность, неотъемлемой частью которой сами являлись,— русскую интеллигенцию, ее идейную и психологическую сущность, ее общее мироощущение.

Результаты этого анализа были малоутешительны. «Веховцы» обличали присущий интеллигенции атеизм, писали о забвении ею высоких религиозных истин ради «уравнительной справедливости», констатировали полный разрыв между интеллигентским политизированным мышлением и глубинной духовной жизнью русского народа — того народа, который, совершенно не понимая его сущности, интеллигенция собиралась облагодетельствовать. Обвиняя интеллигенцию в «безответственности», в неспособности предвидеть результаты своей деятельности, «веховцы» в значительной степени возлагали на нее ответственность за трагедию российской революции.




Публикация «Вех» вызвала бурную полемику в печати — только в 1909 г. появилось более 200 статей, рецензий и разного рода откликов, в основном резко отрицательного характера. Ленин, в частности, назвал «Вехи» «энциклопедией либерального ренегатства». Свое несогласие с «Вехами» выразили и многие руководители либерального движения, в частности П. Н. Милюков. Однако огромный интерес, проявленный к этому изданию в русском обществе, убедительно свидетельствовал о том, насколько жизненно важные вопросы затронули его авторы.



В целом же разброд и шатания в политических партиях, поиски новых путей русским обществом — все это неизбежно ослабляло напор революционеров и оппозиции, их борьбу с правительством. Таким образом, Столыпин получил относительно благоприятные условия для проведения задуманных им реформ.

Главной задачей, которую ставил перед собой Столыпин-реформатор, было укрепление социальной базы существующего строя. Бурные события начала XX в. убедили его в том, что искренне преданное царской власти поместное дворянство уже не может в одиночку служить ей достаточно надежной опорой. С другой стороны, не оправдали себя и попытки власти опереться на общинное крестьянство, имея в виду его традиционную аполитичность и веру в «доброго царя». Мощное аграрное движение 1905—1906 гг. ясно показало, что основная масса крестьян безоговорочно поддержит власть только в том случае, если получит от нее казенные, удельные и, главное, помещичьи земли.

Идти на столь радикальное социально-экономическое переустройство России П. А. Столыпин не мог и не хотел. Он замыслил, оставив в неприкосновенности помещичье землевладение, ублаготворить наиболее зажиточную часть крестьянства за счет основной массы крестьян-общинников. Тем самым правительство как бы убивало одним выстрелом двух зайцев — сохраняло старую социальную опору в лице дворян-помещиков и создавало новую за счет «крепких хозяев».

Не последнюю роль в планах Столыпина играли надежды на то, что разрушение общины, появление хозяина-собственника благотворно скажется на хозяйственном развитии деревни, поможет ей поднять уровень производства, вырваться из рутины, характерной для общинного земледелия. Рассчитывал Столыпин и на то, что его реформы приведут к изменениям в народной психологии, воспитают уважение к частной собственности, привив тем самым иммунитет к революционной агитации.

Речь шла именно о реформах — Столыпин собирался провести в жизнь все преобразования, намеченные в правительственной программе, опубликованной 25 августа 1906 г. Причем наиболее важные из этих реформ были тесно связаны между собой — аграрная реформа должна была помочь оформлению «крепких хозяев» в сильную социальную группу; реформа местного самоуправления — предоставить им большие возможности для участия в работе земств; реформа средней и высшей школы — демократизировать систему образования в России, сделать ее более доступной для крестьянских детей.

Однако вследствие постоянной оппозиции правых в Государственном совете и царском окружении Столыпину удалось более или менее последовательно провести в жизнь лишь аграрную реформу — да и то лишь потому, что еще слишком свежи были воспоминания о погромах помещичьих усадеб и разделах имений между бунтующими крестьянами. К тому же предложенные Столыпиным преобразования в этой сфере практически никак не затрагивали помещичьих интересов. Дальнейшие же попытки развивать реформаторскую деятельность встречались верхами в штыки.

Особенное негодование реакционеров вызвал проект реформы местного самоуправления, в ходе которой предполагалось упразднить сословность выборов в земские органы, введя общий для всех слоев населения имущественный ценз. Тем самым Столыпин рассчитывал увеличить в земствах представительство «крепких хозяев». Помещики же восприняли этот шаг как подрыв своей власти и влияния на местах. Защитники их интересов в Государственном совете, по сути, блокировали столыпинский проект.






Сейчас читают про: