double arrow

Выдающиеся философы музыки


Boethius (Аниций Манлий
Торкват Северин Боэций)

Портрет Джозеффо Царлино

Для успешной работы в области философии музыки необходимо обладать и глубоким философским видением мира, и солидной подготовкой в области музыкознания. Ну а столь счастливое (и, разумеется, очень редкое) сочетание знаний и способностей во всей древней и средневековой истории человечества, помимо некоторых представителей пифагорейской и неопифагорейской школы, наблюдалось лишь у таких крупных мыслителей как Августин Аврелий, Джозеффо Царлино, Марен Мерсенн, философский трактат которого «Всеобщая гармония» («Traité de l’harmonie universelle») представляет собой образец «универсальной науки» XVII века, органичным образом синтезирующей в себе теорию музыки с фундаментальными открытиями экспериментального естествознания.

Благодатную почву для своего развития философия музыки нашла в мировоззренческой доктрине и основанной на ней эстетической концепции неоплатоников, к числу которых принадлежит и один из наиболее крупных философов музыки Северин Боэций, философские взгляды которого положили начало средневековому учению о трех взаимосвязанных «музыках», основанному на идее смежности между религиозными символами, душевными состояниями и различными музыкальными элементами.

Учёные музыканты Средних веков, в основном, компилировали античные (преимущественно пифагорейские) обобщения о музыке, причудливо соединяя их с христианской символикой и нумерологией. Среди них Магистр Ламберт (XIII в.), автор трактата, в котором он, придерживаясь традиции, идущей от Боэция и Исидора, продолжил разработку основных теоретических проблем музыки, связанных с её определением, классификацией и т. д. В своём трактате Ламберт восхваляет музыку, обосновывая её огромную пользу также и с точки зрения потребностей христианской жизни:

Польза же музыки велика, удивительна и очень совершенна (virtuosa), раз она осмелилась выйти за пределы церкви. Ведь ни одна наука не осмелилась выйти за пределы церкви; с ее помощью мы должны восхвалять и благословлять псалмопевца мира, исполняя в его честь новую песнь (canticum novum), как учили наши святые отцы-пророки. Ведь божественные богослужения, с помощью которых нас призывают к вечному прославлению, ежедневно совершаются с ее помощью. И по свидетельству Боэция, среди семи свободных искусств музыка занимает первое место, ничто не пребывает без нее. Говорят, что сам мир создан гармонией звуков и само небо развертывается под мелодию гармонии. Среди всех наук музыка является наиболее достойной похвалы, царственной, приятной, радостной, достойной любви, ведь она делает человека благоразумным, приятным, царственным, радостным, достойным любви.

— Магистр Ламберт. Трактат о музыке

Среди других средневековых теоретиков музыки, включавших в свои учебники пассажи условно «философского» характера: Аврелиан из Реоме, Ремигий Осерский, Регино Прюмский, Псевдо-Одон Клюнийский, Берно из Райхенау, Герман Расслабленный, Вильгельм из Хиршау, Арибо Схоластик, Адам Фульдский, Псевдо-Иоанн де Мурис (автор «Суммы музыки»).

В рамках космо-эстетической традиции мыслил музыку франко-фламандский теоретик музыки конца XIII — первой половины XIV веков Якоб Льежский — автор крупнейшего по масштабам в Средневековье трактата «Зеркало музыки» («Speculum musicae», около 1330). Развивая учение об интервалах, о системе церковных ладов и гексахордов, о формах многоголосной музыки, ритмике и нотации, Якоб Льежский наделяет музыкальное произведение статусом уровня в Иерархии Бытия и репрезентантой Космического Закона.

Владимир Фёдорович Одоевский.

В истории нового времени выстроить свою оригинальную «систему философии музыки» пытался князь Владимир Фёдорович Одоевский. Частично эта попытка была реализована им в трактатах «Опыт Теории Изящных Искусств, с особенным применением оной к Музыке» и «Гномы XIX столетия», но, к сожалению, оба эти труда В. Ф. Одоевский так до своего логического конца и не довёл.

Алексей Фёдорович Лосев

Выдающимся философом музыки был замечательный советский учёный Алексей Фёдорович Лосев, творческое наследие которого включает в себя большое количество ценных исследований в области эстетики, имеющих самое непосредственное отношение именно к проблемам философии музыки. Выразив глубинную сущность музыки очень ёмкой фразой: «жизнь Числа во Времени».

, А. Ф. Лосев на протяжении всей своей плодотворной научной деятельности твердо отстаивал принцип автономности феномена музыки от любых физических и психофизиологических явлений, как и вообще от любого вульгарно-материалистического натурализма.

Поскольку философия музыки касается также и наиболее концептуальных проблем музыковедения (общих закономерностей композиторского и исполнительского творчества, глубинных особенностей восприятия музыкальных произведений и т. д.), то вопросами, связанными с философией музыки, в той или иной степени занимались и ведущие советские музыковеды: Б. В. Асафьев, Г. Э. Конюс, Б. Л. Яворский. , В. А. Цуккерман, И. Я. Рыжкин, Л. А. Мазель.

Австрийский музыкальный критик XIX века, профессор теории, истории и эстетики музыки Венского университета, автор трактата «О музыкально-прекрасном», Э. Ганслик, исходя из идеалистической философии Иммануила Канта, считал музыку особой формой духовной деятельности, и на основании этой идейной посылки противопоставлял музыку всем другим видам искусства. Пытаясь объединить «эстетику чувства» и «эстетику числа», Ганслик задался целью создать «эстетику чувства числа».[21]


Сейчас читают про: