double arrow

Архидиакон Стефан - первый мученик за Христа


ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АРХИВ КИНОФОТОФОНОДОКУМЕНТОВ (ЦГА КФФД)

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АРХИВ КРАСНОЙ АРМИИ (ЦГАКА)

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ АРХИВ (ЦГЛА)

Христианство известно тем, что за время его существования образовалось большое количество легендарных и реальных защитников веры, которые были канонизированы и причислены к лику святых. Почти все святые и мученики приняли насильственную смерть от рук язычников или иноверцев.

Мученики занимают особое место в истории становления нашей Православной Церкви. Многие святые и учителя церковные говорят, что кровь мученическая - это семя, на котором возросло церковное древо.

Первым в ряду христианских мучеников стоит архидиакон из Иерусалима Стефан.

О смерти мученика Стефана нам известно куда больше, нежели о его рождении и жизни. По историческим сведениям, Стефан происходил из «эллинистов», так назывались евреи, жившие за пределами Иудеи и в которых чувствовалась влияние греческой культуры, доминировавшей в то время на территории Римской империи.

Бытует мнение, что Стефан приходился родственником Савлу – гонителю христиан, впоследствии апостолу Павлу. Савл, как известно, был роддом из города Таре, принадлежал к колену Вениаминов и родился в семье фарисеев, имел римское гражданство. Очевидно, что и Стефан принадлежал этому роду евреев и так же, как и Савл, имел римское гражданство.

Во всяком случаем, Стефан, как и Савл, родился 25 ноября 10 года до Р.Х. и воспитывался в семье вполне обеспеченного еврейского священника. С детства был любознательным мальчишкой, получил достойное образование, родным для него языком являлся греческий.

Основным источником сведений о Стефане является книга Деяний Апостолов, в других же книгах Нового Завета, он не упоминается. В Житиях упоминается, что Стефан отправился в странствие по Палестине и завязал знакомство с Иоанном Крестителем, а потом услышал проповеди Иисуса, что очень сильно увлекся ими, и это настолько не понравилось его отцу, правоверному иудею и Стефан был изгнан из отцовского дома. С этой поры Стефан странствовал за Иисусом и даже был с тем в момент казни, стоя в отдалении и беззвучно плача. Вообще, если верить Деяниям апостолов, казнь Иисуса оказала на Стефана такое воздействие, что свою дальнейшую жизнь он тесно связал с зарождающейся христианской церковью и с Иерусалимом.

После сошествия Святого Духа на апостолов Церковь стала быстро расти, и возникла необходимость заботиться о сиротах, вдовах и бедных вообще, принявших крещение. Двенадцать апостолов предложили христианам выделить семь достойных мужей для опеки нуждающихся. Святые Стефан, Прохор, Никанор, Тимон, Пармен, Филипп и Николай были посвящены во диаконов(что значит «помощники», «служители»), став ближайшими помощниками апостолов от двенадцати. Среди диаконов выделялся своей крепкой верой и даром слова молодой Стефан, называемый архидиаконом, т. е. первым диаконом, эту должность он занял по праву, поскольку по своей природе был миротворцем. В скором времени диаконы, кроме помощи бедным, стали принимать ближайшее участие в молитвах и богослужениях.




Стефан проповедовал в Иерусалиме слово Божие, подкрепляя истинность своих слов знамениями и чудесами. Успех его был очень большой, и это возбудило против него ненависть ревнителей закона Моисея — фарисеев. Они схватили его и повлекли в синедрион — высшее судилище у евреев. Здесь фарисеи представили ложных свидетелей, которые утверждали, что он в своих проповедях оскорбляет Бога и пророка Моисея. В свое оправдание святой Стефан изложил перед синедрионом историю еврейского народа, показывая на ярких примерах, как евреи всегда противились Богу и убивали посланных Им пророков. Члены синедриона, слушая его, все более разгорались гневом.

Стефана обвинили в том, что он богохульствовал в иудейском храме. Причем обвинителями оказались не иерусалимские евреи, а «эллинисты», то есть представители диаспоры, осевшие в Иерусалиме. Что же такого сказал Стефан, что его тут же потащили в суд? А он просто повторил слова Иисуса о храме, который тот обещал построить в три дня, и Стефан вдобавок еще пояснил, что речь идет о «нерукотворенном» храме, чем смертельно оскорбил иудеев, поскольку признал, что синагога - храм «рукотворенный».



В то время «рукотворенным» храмом было принято именовать языческие капища и идолов. Конечно, для христианина Стефана синагога была рукотворенным храмом хотя бы потому, что была возведена из камня. И он мог теперь сколько угодно доказывать, что имел в виду под «нерукотворенным» храмом «храм духа», - его слова, да еще произнесенные в синагоге, звучали святотатственно.

Стефан решил все мирно урегулировать. Он, как ученый человек, начал свою защиту с пересказа всей истории еврейского народа и дошел от Авраама до Соломона. Да еще попутно помянул пророка Исайю и его высказывание, что Всевышний не в рукотворенных храмах живет. Эффект от такой защиты был обратным. Стефана должны были признать виновным. Но это не значило, что его должны были казнить. Его могли просто изгнать из Иерусалима.

Тем более что случай со Стефаном был в ряду противостояния двух вер не первым и не последним. Многие христиане тайно завидовали богатству и мощи синагог, поскольку сами храмов еще не имели. Но Стефан, очевидно, впадал иногда в религиозный экстаз. И вот, стоя перед судом, он вдруг вскинул руки и стал всем рассказывать, что видит перед своими глазами: «Вот, я вижу небеса отверстые и Сына Человеческого, стоящего одесную Бога».

Этого было достаточно. Мало того, что он назвал синагогу капищем, попутно обвинил самих судей в убийстве Праведника (Иисуса), так еще и озвучил собственное нечестивое видение, то есть осквернил своими словами слух всех собравшихся. Суд не успел вынести никакого решения - ни справедливого, ни несправедливого. Толпа верующих, и до этого-то зажимавшая уши, чтобы не слушать Стефана, теперь взревела, схватила несчастного, выволокла прочь из храма и забила камнями в долине Иосафатовой за городом.

Хотя суд мог назначить таковую казнь, и это было явлением традиционным, но убийство Стефана было стихийным проявлением ненависти. Впрочем, ненавистью этой толпы умело управлял молодой человек, который еще не стал апостолом - некто Савл. Именно в сцене казни Стефана впервые и появляется в Новом Завете будущий апостол Павел - родственник, который, вероятно, весьма недолюбливал Стефана. Уж не Савл ли и был инициатором этого трагического судебного разбирательства?

Тело убитого Стефана оставили на месте казни, надеясь, что природа и дикие звери быстро сделают свое дело. Но тело и через день оставалось нетронутым, и это был признак праведности. При жизни со Стефаном дружил иудей Гамалиил, который понемногу присматривался к христианству. Узнав о смерти друга, он послал своих людей забрать его тело и похоронить на своей земле, не убоявшись даже обвинений в сочувствии христианам, на которых после этой казни обрушились гонения правоверных евреев.

Посланные за телом принесли мертвого Стефана, Гамалиил отнес друга в пещеру и положил его в гроб. Позже он принял христианскую веру и завещал похоронить себя рядом со Стефаном. В той же пещере удостоились погребения его друг Никодим, тайно исповедовавший христианство, и сын Гамалиила. Все это произошло в первом веке нашей эры. И только в пятом столетии набирающей силы христианской церкви срочно потребовались святые и мученики. Тут-то и вспомнили о Стефане, который по праву должен был занять среди них первое место.

Мощи св. Стефана были обретены почти через четыре века после его смерти, в 415 г. История их нахождения описана палестинским священником Лукианом в «Послании ко всем Церквам об открытии мощей мученика Стефана». Лукиан сообщает, что место погребения ему указал в ночных видениях Гамалиил, похоронивший Стефана на собственном земельном участке неподалёку от Иерусалима, в Кафар-Гамале («веси Гамалиила»). По рассказу Лукиана, при открытии могилы воздух наполнился благоуханием, словно в раю, и в округе исцелилось от болезней и одержимости 73 человека. Мощи были перенесены в Сионскую церковь в Иерусалиме, однако часть праха и несколько костей Лукиан передал находившемуся тогда в Палестине испанскому священнику Авиту, который отправил их, вместе с латинским переводом письма Лукиана, бражскому епископу Балхонию. Вёз реликвии Павел Орозий, возвращавшийся на запад после Диоспольского Собора 415 года, на котором рассматривались обвинения против Пелагия. Однако до Браги Орозий не добрался из-за шедшей тогда в Испании войны. В результате, часть привезённых Орозием реликвий оказалась на Менорке, часть - в североафриканском городе Узалисе, а впоследствии и в нескольких соседних городах.

Из «Послания ко всем Церквам» епископа Менорки Севера известно, что в начале февраля 417 или 418 г. Орозий высадился на этом острове, но не сумел перебраться в Испанию и был вынужден отправиться в Северную Африку, оставив реликвии в одном из меноркских храмов. Как следует из послания Севера, прибытие мощей на остров спровоцировало серьёзный конфликт между христианской и иудейской общинами, приведший, в частности, к сожжению местной синагоги. Результатом этих событий и обретённого патроната св. Стефана стало массовое обращение более чем пятисот иудеев. Независимо от того, насколько рассказ Севера соответствует действительности, в нём можно видеть свидетельство развития внутри культа св. Стефана (убитого, в отличие от большинства христианских мучеников, не римлянами, а иудеями) антисемитской составляющей.

Часть привезённых реликвий оказалась в 418 г. в североафриканском Узалисе, епископом которого был друг св. Августина Эводий. Прибытие мощей в город и последовавшие за этим многочисленные чудесные исцеления описаны в составленной по указанию Эводия книге «О Чудесах св. Стефана Первомученика». Раки с частичками мощей святого (memoriae) были со временем установлены и в соседних городах, в том числе в Карфагене и Гиппоне (425 г.). Августин, епископ гиппонский, когда-то настороженно относившийся к поклонению останкам мучеников[30], приветствовал и укреплял культ св. Стефана. По его настоянию записывались и делались общественным достоянием рассказы о чудесных исцелениях от мощей (т. н. libelli miraculorum; пример такого отчёта сохранён в одной из проповедей Августина). Августин посвятил ряд проповедей самому́ святому (Sermones 314—319) и чудесным исцелениям (Sermones 320—324); о чудесах от мощей святого рассказывается также в последней книге трактата «О Граде Божием». Археологические находки подтверждают широкое распространение культа первомученика в Северной Африке. Та небольшая часть мощей Стефана, которую Орозий увёз на запад, прославилась своей чудодейственностью больше, чем мощи, перенесённые в Сионскую церковь в Иерусалиме.

Часть остававшихся в Сионской церкви мощей св. Стефана была перевезена в 439 г. в Константинополь императрицей Евдокией, супругой Феодосия II, и помещена, возможно позднее, в церкви Св. Лаврентия, построенной сестрой императора Пульхерией. В самом Иерусалиме, на предполагаемом месте мученичества (за северными воротами города), Евдокией была построена базилика Св. Стефана, в которую также была перенесена часть реликвий. «Житиесв. Мелании младшей» также сообщает о принадлежавших этой святой мощах Стефана, которые она поместила в 438 г. в построенном ей мартирии наМасличной горе.

Многочисленные источники подтверждают быстрое и широкое распространение культа мощей св. Стефана. Среди мест поклонения мощам святого, упоминаемых в раннесредневековых источниках:

· Базилика Св. Лаврентия в Риме (Сан-Лоренцо-фуори-ле-Мура). Останки св. Стефана, лежащие вместе с мощами св. Лаврентия под алтарём этой церкви, были привезены из Константинополя папой Пелагием II в конце VI века.

· Анкона, где, согласно Августину, хранился локоть святого.

· Часовня Св. Стефана в Меце. Как сообщает Григорий Турский, в разрушенном гуннами в 451 г. городе лишь эта часовня осталась нетронутой благодаря заступничеству святого.

· В Испании: город Оссет рядом с Севильей; епископат Медина Сидония.

Помимо собственно мощей почитались и т. н. контактные реликвии, связанные со св. Стефаном. В разное время, в Сионской церкви в Иерусалиме, Арле,Флоренции, Соборе Парижской Богоматери и других местах демонстрировались камни, которыми был побит Стефан. Чудесные явления святого также приводили к возникновению новых реликвий. Одна из таких святынь — платок, освящённый явлением святого в Бордо — использовалась епископом этого города Бертрамом (ум. 585 г.) как источник контактных реликвий для новых церквей. Наконец, уже упомянутая книга «О Чудесах св. Стефана Первомученика» рассказывает о нерукотворном образе Стефана, изображающем победу святого над демоном.

Известно о нахождении мощей св. Стефана в следующих православных монастырях:

· в Крестовоздвиженской церкви на Ближних пещерах Киево-Печерской лавры (Украина) хранится большой палец правой руки святого Стефана. Он был привезён в монастырь в 1717 году из Нямецкого монастыря (Румыния) и первоначально хранился в Успенском соборе лавры. В XIX веке для него была изготовлена серебряная рака весом в 150 кг. На её крышке было изображение святого Стефана в полный рост, а на месте руки была помещена реликвия. Раку установили в Стефаниевском пределе Успенского собора. Сейчас эта рака находится в коллекции Национального Киево-Печерского историко-культурного заповедника. В 1990-е годы с неё сделана копия из кипариса, в которой и хранится теперь перст святого.

· в Серапионовой палате Троице-Сергиевой Лавры хранится десница первомученика (до локтя);

· в афонских монастырях Зограф, Ставроникита, Кастамонит хранятся небольшие частицы мощей.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: