double arrow

ИСТОРИЯ РОССИИ С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН ДО НАШИХ ДНЕЙ 40 страница


Уложенная комиссия и ее крах. В 1767 г. Екатерина II, как и ее предшественники, предприняла очередную попытку создать новое Уложение, новый свод законов. Он должен был заменить Уложение 1649 г., учесть новые указы и манифесты, отразить изменившуюся жизнь страны.


Глава 5. Россия во второй половине XVIII в.

В отличие от прежних правителей Екатерина II перенесла этот вопрос на практическую почву. Для разработки нового Уложения она решила созвать депутатов от разных сословий и разных мест России. Сам этот факт имел для самодержавной России огромное значение.

Вскоре в Москву, где открылось собрание, съехались более 500 депутатов. Больше всего в так называемой Уложенной комиссии было представителей городов, на втором месте стояло дворянство.

Своих выборных представителей прислали государственные крестьяне, поволжские народы России, татары и башкиры. Кроме того, там были депутаты от Сената, Синода, коллегий. Лишь бесправное крепостное крестьянство и духовенство, которому по мысли организаторов комиссии не пристало заниматься «мирскими делами», были выключены из состава этого собрания.

Императрица собственноручно написала «Наказ» для депутатов, которым они обязаны руководствоваться в своей работе. Для того времени это был замечательный документ. Екатерина показала в нем, что она недаром изучала сочинения французских просветителей. «Наказ» преимущественно основан на трудах Монтескье. Понятия «добро» и «честность» вынесены в нем на первый план. Там говорилось о необходимости видеть «граждан России» «охраняемых законами» и провозглашалось равенство всех перед этими законами. Как гром среди ясного неба для русского дворянства прозвучали слова императрицы о необходимости «богатым удручать меньшее их стяжание имеющих» (т. е. богатым щадить бедных). Больше того, в «Наказе» Екатерина II давала рекомендации помещикам так облагать податями и повинностями крестьян, чтобы это не наносило ущерба их хозяйствам и не вело к разорению государства в целом. Она вновь возвращалась к крестьянскому вопросу.

Екатерина писала, что «вольность есть право все то делать, что законы дозволяют». «Россия, — торжественно возвещала она, — есть европейская держава». Тем самым Екатерина признавала, что Россия должна следовать образцам европейского общественного развития.

Конечно, императрица не затрагивала основ самодержавия и крепостного права. Не случайно в «Наказе» присутствовали слова: «Государь есть самодержавный». Неоднократно и в дальнейшем Екатерина II защищала самодержавие. Она считала, что в такой огромной стране, как Россия, возможна лишь сильная, централизованная власть, способная защитить страну и оградить ее от развала.

Екатерина II запретила в документах, идущих на ее имя как от государственных чиновников, так и от частных лиц, подписываться, как прежде, «раб» и «холоп». На первый взгляд то был незначительный факт. Но он показывал, что «век Просвещения» оказывал воздействие и на наше Отечество.

В ходе работы комиссии сразу же выявились непримиримые противоречия между сословиями. Депутаты приехали в Москву с наказами своих выборщиков. Дворянство требовало ужесточить сыск беглых крестьян и жаловалось на торговую конкуренцию со стороны купцов и предпринимателей. Депутаты городов, отражавшие интересы поднимающегося к жизни третьего сословия, наоборот, рассматривали сферу торговли как исклю-


Раздел III. Россия в Новое время

чительное право городских слоев, и в первую очередь купечества. Крестьяне жаловались на переход в частные руки и расхищение государственных земель, на нехватку земель для собственного хозяйствования. О том же говорилось в наказах депутатов от народов России.

Во время работы комиссии и обсуждения наказов в некоторых выступлениях прозвучало требование ликвидации крепостного права в стране, что вызвало резкую отповедь дворянских депутатов. Страсти накалялись, особенно когда комиссия перешла к обсуждению самих статей будущего свода законов. Работа затягивалась. Озабоченная Екатерина стала демонстрировать свое безразличие к работе комиссии. Скоро заседания были переведены в Петербург. Туда последовали не все депутаты. Представители от учреждений стали редко бывать на ее заседаниях, занимались своей текущей работой. Комиссия медленно умирала, и Екатерина II не собиралась ее оживлять. В связи с начавшейся войной с Турцией ее работа временно была приостановлена. Но в дальнейшем комиссия так и не собралась. Не увенчалась успехом первая робкая попытка просвещенной государыни с помощью выборного органа обновить российские законы, так как выяснилось, что, с одной стороны, слишком сильны были противоречия в обществе, а с другой — в комиссии зазвучали слова, стали высказываться идеи, представлявшие опасность и для дворянских привилегий, и для самодержавного строя. Они грозили взорвать всю существующую систему. Императрица отступила.

§ 2. Расцвет дворянской империи

Среди новшеств, введенных Екатериной II, следует назвать и либерализацию в области издания книг и журналов, ослабление цензуры, дозволение большей свободы слова. Для безгласного ранее самодержавного государства это пусть небольшой, но все-таки цивилизационный шаг вперед. В конце 60 — начале 70-х гг. появилось немало новых изданий. Некоторые из них организовала сама императрица. Они были вполне благонамеренными; публицистика, сатира и юмор в них не затрагивали устоев жизни в России, хотя порой недостатки и даже пороки русской жизни высмеивались весьма язвительно.

Другие журнальные издания стали учреждаться первыми российскими просветителями, интеллигентами. В них развертывалась острая критика крепостничества, ставился вопрос и об отсталости политического самодержавного строя России. Многое говорилось намеками, которые люди схватывали на лету. Таким просветителем и первым независимым издателем стал Н.И. Новиков со своим журналом «Трутень». Кто был трутнем в стране? Тот, кто пользовался плодами труда других, а сам не работал, утверждалось на страницах журнала. Со временем в «Трутне» появились нападки и на саму Екатерину II, говорилось о ее неограниченном самолюбии, эгоизме. Такого просвещенная государыня стерпеть уже не могла. «Трутень» был закрыт. Новиков стал издавать другой журнал, где продолжал свои обличения, но его постигла та же участь.

Однако эти издания пробудили общественное мнение. Новые взгляды широко расходились по стране.


Глава 5. Россия во второй половине XVIII в.

Предпринимая попытки либерализации политической жизни, Екатерина II одновременно усиливала центральную власть. Она вновь возвысила роль генерал-прокурора, таким образом, более действенным стал контроль над чиновниками. В прежних правах был восстановлен Правительствующий Сенат и некоторые другие петровские учреждения.

Важным шагом в деле централизации управления стала ликвидация в 1763 г. гетманства Левобережной Украины. Постепенно автономная со времен Богдана Хмельницкого Украина во всех отношениях превратилась в одну из губерний Российской империи — Малороссию. Во главе ее встал генерал-губернатор. Им был назначен выдающийся полководец и энергичный государственный деятель П.А. Румянцев.

Усиливавшаяся централизация власти сочеталась со все нарастающей либерализацией в области экономики.

Правительство Екатерины прекрасно понимало, что стране необходимы экономические свободы, что сословные привилегии, монополии наносят вред, предоставляют выгоды узкому кругу лиц и подрывают прогресс страны в целом. Опять же здесь перед императрицей был пример Западной Европы, где передовые страны, освоившие принципы свободной рыночной экономики, систему конкуренции, свободного предпринимательства, быстрыми шагами шли вперед, преобразовывали жизнь своих граждан. В этом смысле Екатерина II стала продолжательницей разумных мер, которые предпринимались при Елизавете Петровне. Императрица объявила свободу на производство ситца — одной из самых популярных и модных в то время тканей — по всей стране. Был разрешен свободный вывоз хлеба за границу. Затем появились указы о полной свободе ремесленного производства в городах России и о возможности открывать ткацкие предприятия всем желающим.

В 70-е гг. правительство Екатерины II продолжило эту политику. Теперь любой человек в России, если у него имелись средства, мог свободно открыть предприятие в любой отрасли промышленности. Мелкие промыслы освобождались от всяких сборов. Получила поддержку местная легкая промышленность. Благоприятные условия создали для «мануфактур на дому» в сельской местности. Правительство делало все для того, чтобы заинтересовать людей в развитии производства, в насыщении рынка необходимыми товарами, увеличении выпуска продукции на экспорт.

Эти две взаимно дополнявшие друг друга линии — централизацию управления, превращение империи в единое и неделимое целое и расширение свободы в области экономической деятельности — Екатерина продолжала и далее. Она считала, что сильная власть в огромной стране при разумном и просвещенном правителе лучше всего будет содействовать прогрессу России.

К началу 70-х гг. XVIII в. правительству Екатерины II удалось сделать жизнь в стране стабильной и спокойной. Осторожные, постепенные, но постоянно улучшающие жизнь разных сословий России меры стали себя оправдывать.

При этом, конечно, екатерининское правительство опиралось прежде всего на широкие круги дворянства, вельмож, армейскую верхушку и офи-


Раздел III. Россия в Новое время

церство, состоящее в основном из дворян. Они были основой трона, оплотом могущества и силы страны. И даже в области экономики дворянство с его огромными земельными владениями, крупным снабжением рынка сельскохозяйственными продуктами, сильными позициями в промышленности, в частности в винокурении, имело для страны большое значение.

Простой народ видел, как развиваются города: на базарах, в лавках становится больше нужных товаров, как все большее число людей улучшает условия своего труда и быта. Но старые законы, старые традиции не давали возможности всем идти в ногу со временем. Правительство здесь отставало от жизни. Вот с этим-то в первую очередь не мог примириться народ. Это проявилось в мощном народном восстании, предводителем которого стал донской казак Емельян Иванович Пугачев. Не случайно оно охватило страну именно в первой половине 70-х гг. XVIII в., когда, казалось, в России во всех отношениях стал ощущаться поворот к лучшему.

Восстание Пугачева. Мощным очагом недовольства политикой властей в 60-е гг. стал казачий Яик.

Со строительством Оренбурга и военной оборонительной полосы правительство начало стеснять казачьи вольности, подчинять казаков генерал-губернатору Оренбургского края, привлекать их к службе в войсках империи. Введение здесь монополии государства на ловлю рыбы и добычу соли больно ударило по материальным интересам яицких казаков. По жалобам казаков в край прибывают комиссии. Но положение не улучшается. Казаки, привыкшие к вольностям и свободам, не могли смириться с наступлением в их родных местах всевластия военных, чиновников и откупщиков, которые брали у государства на откуп рыбную ловлю и соледобычу,

В начале 70-х пу здесь появилась еще одна комиссия в сопровождении. военного отряда, которая подвергла суровым наказаниям недовольных казаков. Часть их была арестована. Начались допросы. Попытка казаков освободить своих товарищей кончилась расстрелом. В ответ яицкое казачье войско в 1772 г. подняло восстание. Присланный сюда отряд был уничтожен во главе с командиром. Начались расправы над казачьей верхушкой, вошедшей в сговор с властями, чиновниками.

Правительство привело на Яик новые войсковые соединения. Они и подавили сопротивление казаков. Многих из них сослали в Сибирь, били кнутом. Казачий круг ликвидировали.

Общую неспокойную обстановку в среде народных масс дополняли постоянно распространявшиеся слухи о чудесном спасении императора Петра III и о том, что он вот-вот придет и даст народу избавление от неволи, от помещиков и чиновников. Самозванцев ловили, били плетьми, ссылали на каторжные работы. Но слухи не утихали. Народ ждал избавителя. И он явился в лице Пугачева.

В начале 70-х гг. Пугачеву было 30 с небольшим лет. Это уже опытный, бывалый человек. Он в составе казачьего отряда храбро сражался в Семилетней войне, потом участвовал в русско-турецкой кампании. Из армии ушел по болезни и в свою часть больше не вернулся. Началась вольная жизнь, скитание по России. Он побывал у терских и яицких казаков, в По-


Глава 5. Россия во второй половине XVIII в.

волжье. Его, как дезертира, ловили и сажали в тюрьму. Несколько раз он бежал из заключения.

В пору своих скитаний Пугачев окунулся в гущу народной жизни, почувствовал тяжкое положение крепостных крестьян, работных людей. На Яике он воочию видел противостояние местного рядового казачества и властей, карателей, преданных властям старшин.

Пугачев был прекрасно осведомлен о слухах по поводу спасения Петра III и якобы его появления в народе. Человек неграмотный, но рисковый, смелый, склонный к авантюрным действиям, Пугачев решил выдать себя за покойного императора. С этой мыслью он и появился вторично среди яицких казаков весной 1773 г.

На дальнем хуторе на реке Яик он «открылся» казакам, объявив себя императором Петром III, утверждал, что счастливо избежал расправы со стороны своей жены Екатерины. Конечно, пришедшие на встречу с ним казаки тут же признали в нем беглого донского казака. Но поразмыслив, решили, что с Пугачевым они смогут поднять яицкое казачество на большой бунт, увлечь за собой всех обиженных и гонимых, добиться своих вольнолюбивых целей. Так зародилось мощное народное восстание.

Сначала его ядром стали недовольные яицкие казаки, которые хотели отплатить властям за все и вернуть свои вольности. Прослышав о народном царе, они двинулись к Пугачеву. С отрядом в несколько десятков человек он поднялся вверх по реке Яик, попытался взять сходу здешний центр — Яицкий городок, но тот устоял, и тогда Пугачев направился в сторону Оренбурга — главного города здешнего края.

Уже там, на Яике, Пугачев выпустил свой первый «царский Манифест», написанный одним из грамотных казаков. В «Манифесте» Пугачев «жаловал» казакам земли, воды, денежное жалованье, всякое довольствие. Это привлекло к нему новые толпы повстанцев. На пути к Оренбургу его отряд вырос до 2,5 тысяч человек. Со всех сторон шли яицкие казаки. Сюда же стекались бежавшие от хозяев крепостные крестьяне, а также недовольные башкиры, калмыки, казаки, татары, представители народов Поволжья.

Высланные против Пугачева небольшие правительственные отряды переходили на сторону самозванца. Солдаты связывали своих офицеров и выдавали их повстанцам. Стоявшие на его пути небольшие городки и крепости сдавались без боя.

Когда Пугачев подошел к Оренбургу, в его распоряжении была уже настоящая повстанческая армия. Ядром ее по-прежнему оставались казаки с их предводителями Иваном Чикой-Зарубиным, Андреем Овчинниковым и другими, но среди повстанцев появились и русские крестьяне. Позднее в пугачевскую армию влились отряды горнозаводских рабочих во главе с их представителями Хлопушей (Афанасием Соколовым) и Иваном Белоборо-довым. Вновь восстал башкирский край. На помощь Пугачеву подошла башкирская конница во главе с юным вождем Салаватом Юлаевым, появились под Оренбургом отряды татар, марийцев, калмыков. Войско Пугачева становилось многонациональным.

Первые попытки овладеть Оренбургом не удались. Пугачевцы приступили к осаде города. Высланные на выручку крепости правительственные


Раздел III. Россия в Новое время

части во главе с генералами один за другим были разбиты. Решающим моментом этих сражений стал переход солдат правительственных войск под знамена повстанцев.

Пугачев и его сподвижники хорошо выбрали время восстания, так как в разгаре была русско-турецкая война. Основная часть русских войск с наиболее талантливыми военачальниками находилась на турецком фронте: Россия прорывалась к черноморским берегам. Однако восставшим низам не было дела до большой российской политики. Они видели перед собой собственные жизненные интересы, которые вступили в противоречие с вековым стремлением России выйти к морям, разорвать международную экономическую изоляцию.

Под Оренбургом в период многомесячной осады повстанцы предприняли ряд мер по организации власти на захваченной территории и упорядочению своего войска.

Пугачев старался поставить дело по типу петербургского управления и петербургского двора. Но все это была пародия на столичные порядки, потому что действующими лицами были казаки, крестьяне, рабочие. Осенью 1773 г. была создана повстанческая Военная коллегия. Она стала единственным и универсальным органом восстания. Коллегия являлась военным штабом, заведовала снабжением и вооружением армии, была высшей распорядительной и судебной властью. Управлял ею лично самозванец. При нем состояли «придворные» — «князья» и «графы» — его соратники по борьбе, казаки и разных чинов люди. Большинство из них — неграмотные.

Здесь же, в здании коллегии, Пугачев часто вершил свой суд над захваченными в плен офицерами, начальниками сдавшихся крепостей, чиновниками, помещиками. Повстанцы установили на подвластных им землях жестокий террор. Своим противникам из высших слоев населения они не давали пощады. Как правило, разговор был короткий — либо виселица, либо «в воду». Но своих сторонников самозванец всячески «ласкал», награждал. Военная коллегия присваивала отличившимся в боях воинские звания, представляла их к наградам: это могли быть введенные повстанцами ордена и медали, денежные суммы, дорогие предметы быта и одежда, захваченные в бою или конфискованные у господ.

Пугачевцы прекрасно понимали важность письменной и устной пропаганды в защиту своих действий и планов. В рамках Военной коллегии действовала специальная канцелярия, где трудились перешедшие на сторону Пугачева грамотные и смышленые люди: духовные лица, офицеры. Со слов повстанческих вождей они писали указы, манифесты, «прелестные» агитационные грамоты. Официальные документы имели подписи и печати.

Пугачевские указы, манифесты и грамоты были короткими, но яркими агитационными документами. Они призывали всех «черных» людей к расправам над дворянами и чиновниками, обещали народу «землю» и «волю», провозглашали равенство людей всех национальностей и вер — и православных, и мусульман, и язычников. В них говорилось об освобождении от налогов и рекрутской повинности.


Глава 5. Россия во второй половине XVIII в.

В этих документах простые люди видели свои чаяния и мечты. Они уравнивали их в правах со всеми остальными, делали их людьми в полном смысле этого слова, а не «презренными рабами», лицами второго сорта. За это самоутверждение «чернь» была готова идти на бой и на смерть. В этом заключалась огромная сила движения.

Свою разношерстную армию Пугачев также пытался организовать по образцу регулярной. Она делилась на полки. Но одновременно ее боевыми единицами, как и в казачьих войсках, являлись сотни и десятки. Они создавались по национальному и социальному признаку. Были полки, состоящие из казаков, работных людей, крестьян. Отдельно формировались башкирские и татарские отряды. Каждый имел командиров из своей среды.

Позднее, когда повстанцы овладели уральскими заводами и рабочие стали поставлять им пушки, в армии Пугачева появилась артиллерия.

Управление в захваченных городках, крепостях, селах было организовано по типу казачьего круга. Там всеми делами заправляли выборные местными низами атаманы и старшины. Все они подчинялись пугачевской Военной коллегии.

Вместе с тем повстанческая армия, несмотря на все усилия ее вождей, так и не стала регулярной армией. Это были плохо организованные, слабо дисциплинированные отряды. Вооружение повстанцев являлось весьма примитивным — лук со стрелами, дубина, колья, рогатины, косы, вилы. Ружья были либо трофейные, либо те, что оказывались в руках у перешедших на сторону восставших. Конечно, лучше других были вооружены казаки — профессиональные воины — они имели ружья, сабли, пики.

Повстанцы основной упор в своих действиях и в своих программах делали на разрушение существующих порядков: ликвидацию крепостного права, всевластия чиновников, ненавистных налогов и насилий. Что они - предлагали взамен? По существу, тот же строй, только с переменой лиц. Место «злой царицы» Екатерины должен был занять «добрый император» «Петр Федорович», на место «злых вельмож» должны встать народные «князья», «графы», «фельдмаршалы».

Пугачевцы не выступали против частной собственности, они не затрагивали частной торговли. Повстанцы не собирались создавать какое-то другие общество. Они знали только общество, разделенное на господ и подневольных людей. Их методы управления и расправы были вполне под стать их разрушительным настроениям. Порядки, которые они устанавливали, отличались жестокостью по отношению к тем, кто не принадлежал к «черни». Тысячи казненных, разоренных людей всех сословий, издевательства и насилия сопутствовали продвижению победоносных повстанческих полков. Они сеяли страх и панику. В результате остальная часть общества в негодовании и ненависти сплачивалась вокруг официальных властей и правительственных войск, которые одни могли дать защиту и спасение от разбушевавшейся народной стихии.

Опыт пугачевского управления и его порядков показал, что неграмотные и полуграмотные люди, ослепленные к тому же ненавистью к своим врагам, не способны создать жизнеспособную модель иного строя, чем тот, в котором они родились, жили и боролись.


Раздел III. Россия в Новое время

Восстание охватывало все новые территории. Пугачев послал своих сподвижников поднимать против властей все новые и новые районы: Южный и Средний Урал, Западную Сибирь, Башкирию, Поволжье. Большинство работных людей уральских заводов организовали повстанческие отряды и направили под Оренбург к народному вождю пушки вместе с боеприпасами. На Среднем Урале отрядами командовал уральский рабочий, хорошо знавший артиллерийское дело, — Иван Белобородое. Под угрозой захвата оказалась столица Урала — Екатеринбург. Башкирские отряды во главе с Салаватом Юлаевым и направленные в Башкирию отряды Пугачева осадили Уфу. На Волге повстанцы овладели рядом городов и крепостей, в том числе Самарой.

К зиме 1773 г. царица и ее правительство осознали всю глубину опасности. В район восстания посылаются серьезные воинские соединения. Их возглавляет генерал-аншеф Александр Иванович Бибиков. Позднее Россия в спешном порядке заключает мир с Турцией и правительство направляет против повстанцев дополнительные войска во главе с боевыми и уже прославившимися генералами, в числе которых был и генерал-поручик Александр Васильевич Суворов. За голову Пугачева назначается высокая награда в 10 тысяч рублей.

Уже к весне 1774 г. меры, предпринятые правительством, дали результат. В нескольких сражениях регулярные войска берут верх над повстанцами. От них освобождают Поволжье, Белобородов терпит поражение под Екатеринбургом. В решающем сражении у крепости Татищевой основные силы Пугачева во главе с самим самозванцем были разгромлены наголову войсками Бибикова. Бой продолжался несколько часов.

Пугачев потерял только убитыми более тысячи человек. Многие попали в плен. Другие разбежались. С Пугачевым осталось повстанческое ядро — около 500 казаков. Собрав оставшиеся силы, Пугачев снимает осаду Оренбурга, но его вновь настигают правительственные войска и вновь побеждают.

Армия Пугачева перестает существовать. Одновременно полковник Михельсон громит под Уфой отряды Чики-Зарубина и освобождает от осады Уфу. Другие части вызволяют столицу яицкого казачества Яицкий городок. Многие сподвижники Пугачева попадают в плен, среди них — Чи-ка-Зарубин.

С отрядом оставшихся с ним казаков Пугачев появляется на Урале. Здесь он объединяет свои силы с конницей Салавата Юлаева.

Уральские заводы и башкирские селения с восторгом встречают народного царя. Его войско снова пополняется людьми. Он захватывает несколько заводов и селений, восстанавливает артиллерию. Но правительственные войска следуют за Пугачевым по пятам. Все стычки с ними заканчиваются поражениями повстанцев. Михельсон не дает Пугачеву где-либо остановиться, закрепиться, отдышаться. Он выживает его с Южного Урала и из Башкирии. Пугачев вновь теряет людей и артиллерию.

Теперь Пугачев стремится выйти на Волгу, в Казанский край, в районы помещичьего землевладения, рассчитывая на помощь местного крестьянства. Его появление на Волге вновь подняло волну повстанческого движе-


Глава 5. Россия во второй половине XVIII в.

ния. Теперь его главной силой стало поволжское крепостное крестьянство, народы Поволжья. Его войско вырастает до 20 тысяч человек. Но качество новой армии уже не то: кое-как вооруженные крестьяне, никогда и нигде не воевавшие, были ненадежной опорой, все меньше остается профессиональных воинов-казаков, разгромлены отряды уральских рабочих. В плен попал Белобородое и другие вожаки уральских отрядов.

При появлении Пугачева на Волге начались повсеместные восстания крепостного крестьянства. В эти дни манифесты Пугачева меняют свой тон. Они адресуются в основном крепостным крестьянам, зовут их на борьбу с помещиками. Крестьянство с восторгом откликается на эти призывы.

Неспособные противостоять регулярным войскам крестьяне обрушиваются на местных помещиков, начинают полыхать дворянские усадьбы. Крестьяне жестоко расправляются со своими господами и членами их семей, делят между собой их имущество, убивают чиновников. По данным историков, только в Поволжье крестьяне казнили до 3 тысяч местных дворян. В поволжских землях рушится десятилетиями устоявшаяся жизнь. Хаос, разрушение, пожарища сопровождают расправы.

В знак солидарности с поволжскими дворянами Екатерина II объявила себя «казанской помещицей», показав, что власть в борьбе с восстанием не отступит и пойдет до конца.

К Волге подтягиваются все новые войска. А в это время Пугачеву сдаются без боя многие поволжские города. Дворяне в страхе ожидают похода Пугачева на Москву, его появления в центре помещичьего землевладения России. Однако он поворачивает на юг.

В июле 1774 г. Пугачев врывается в Казань. Местное дворянство и гарнизон запираются в Казанском кремле. Но на выручку городу уже подходят полки Михельсона. В ожесточенном сражении за Казань, которое длится несколько дней, царские войска вновь берут верх.

Пугачев отошел от столицы края и продолжил движение к югу. Поволжские города продолжают открывать ему ворота. Его стремительное продвижение почти не встречает сопротивления: взяты Саранск, Саратов, Камышин, пала Пенза. Повсюду пугачевцы и местное население устраивают расправы над дворянами и администрацией, делят имущество, организуют местное казацкое управление. Но Пугачев не задерживается в этих городах. Михельсон идет за ним следом. Наконец он вновь настигает Пугачева под Царицыным. Здесь, на берегу Волги под Черным Яром в конце августа 1774 г. царские войска наголову разбивают казацко-крестьянскую рать. Огнем из пушек и ружей они буквально сметают с лица земли в ярости бросающихся на них почти безоружных повстанцев.

Пугачёвцы потеряли здесь тысячи человек убитыми и взятыми в плен. В который раз повстанческая армия перестала существовать. На четырех лодках самозванец переплыл Волгу и ушел на ее левую луговую сторону всего с тридцатью казаками. Это было все, что у него осталось после полутора лет побед и поражений.


Раздел III. Россия в Новое время

Пугачев стремился найти убежище в заволжских степях, в местных камышовых плавнях. Он хотел отсидеться там, набраться сил, а потом вновь разжечь пламя восстания.

В это время в ставку Михельсона прибыл Суворов. Все войска в этих местах переходили в его подчинение. Суворов тоже переправился на левый берег Волги и углубился в степь в поисках повстанцев.

Пугачев метался по степи, как затравленный зверь. Кольцо окружения сужалось. На его поиски шли отряды из Яицкого городка, Башкирии, мобилизована была калмыцкая конница.

На время Пугачев со своими сторонниками укрылся у раскольников на реке Малый Узень. Здесь у казацкой верхушки созрел заговор против своего вождя. Его выдачей властям они хотели искупить вину и спасти жизнь.

8 сентября 1774 г. Пугачев был схвачен и вскоре выдан властям. Конвойный отряд во главе с Суворовым повез мятежника в Симбирск, откуда после допросов его вместе со сподвижниками доставили в Москву. Там следствие продолжилось. Пыток при этом не применяли.

10 января 1775 г. Пугачев и его соратники были казнены на Болотной площади в Москве. Перед казнью Пугачев обратился к собравшейся толпе со словами «Прости, народ православный».

А по российским весям и градам, по Поволжью, Приуралью, Башкирии жестокой поступью шли армейские части, присланные на подавление всех очагов восстания. Каратели методически восстанавливали порядок в каждом городе, каждом селе, каждой деревне. Виселица, кнут, кандалы обрушились на Россию.


Сейчас читают про: